А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убить легко" (страница 9)

   Глава 10
   Рози Хамблби

   Легкий звук шагов позади заставил Люка резко обернуться. Перед ним стояла девушка, необыкновенно красивая, с вьющимися каштановыми волосами и застенчивыми темно-голубыми глазами. Она покраснела и с легким замешательством спросила:
   – Вы мистер Фицвильям, верно?
   – Да, это я…
   – А я – Рози Хамблби. Бриджит говорила мне, что вы знакомы с друзьями моего отца.
   Люк почувствовал, что краснеет под своим восточным загаром.
   – Ну, это было довольно давно, – смущенно пробормотал он. – Они… э… знали его еще молодым человеком… до того, как он женился.
   Рози Хамблби выглядела слегка разочарованной, но продолжила:
   – Я слышала, вы пишете книгу?
   – Да. Пока собираю материал – о всяких местных суевериях… что-то в этом роде.
   – Наверное, это безумно интересно?
   – Не исключено, что книга выйдет довольно скучной, – усмехнулся Люк.
   – О нет. Уверена, что это не так.
   Люк улыбнулся девушке, а сам подумал: «Нашему доктору Томасу здорово повезло».
   – Знаете, – сказал он, – есть люди, которые даже из самой захватывающей истории могут сотворить нечто совершенно унылое. Боюсь, я из их числа.
   – Это почему же?
   – Сам не знаю. Просто у меня растет подобное убеждение на свой счет.
   – А вдруг вы из тех людей, которые совершенно банальную историю превращают в нечто захватывающее! – воскликнула Рози Хамблби.
   – Приятно слышать добрые слова, – сказал Люк. – Спасибо.
   Рози Хамблби улыбнулась, потом спросила:
   – А сами вы верите в суеверия и всякое такое?
   – Трудно сказать. Но это не столь важно. Ведь можно интересоваться какими-то вещами, не веря в них.
   – Может, вы и правы, – с сомнением произнесла девушка.
   – А вы сами суеверны?
   – Н-нет, кажется. Но я считаю, что всякое бывает, иногда это наплывает как волны.
   – Волны?
   – Да, то полоса удач, то неудач. Понимаете, мне кажется, что над Вичвудом в последнее время как бы повисло дурное заклятие. Умер мой отец, мисс Пинкертон задавил автомобиль, а Томми выпал из окна. Мне… Я уже начинаю ненавидеть это место… и должна уехать отсюда куда-нибудь подальше!
   Девушка выглядела взволнованной.
   Люк задумчиво посмотрел на нее:
   – Значит, у вас возникли дурные предчувствия?
   – О, я понимаю, что это глупо. Но ведь папа умер так неожиданно… – Рози поежилась. – А потом мисс Пинкертон, она говорила…
   Девушка запнулась.
   – Что она говорила? Насколько я успел узнать, это была очень милая пожилая леди, она напомнила мне мою тетю.
   – А, так вы ее знали? – Лицо девушки просияло. – Я просто обожала мисс Пинкертон, она была преданным другом отца! Но иногда мне казалось, будто она похожа, как говорят шотландцы, на «вещунью».
   – Почему?
   – Потому что – это так странно – она все время тревожилась за жизнь отца. Она предостерегала и меня. В первую очередь от несчастных случаев. А в тот день, перед тем как уехать в Лондон, вела себя так странно, словно была не в себе. Вы знаете, мистер Фицвильям, мне кажется, что мисс Пинкертон и вправду обладала шестым чувством. Она предчувствовала, что с ней случится беда… как и с моим отцом. Такие вещи меня просто пугают!
   Девушка на шаг приблизилась к Люку.
   – Бывает, что некоторые люди могут предвидеть будущее, – заметил Люк. – В этом вовсе нет ничего сверхъестественного.
   – Вы правы. Я тоже так думаю, просто у большинства людей такие способности отсутствуют. И все равно меня это сильно тревожит…
   – Вы не должны тревожиться, – мягко сказал Люк. – Помните, что плохое уже позади. Не надо все время думать о прошлом – от этого не будет проку. Жить нужно будущим.
   – Я знаю, но видите ли… – Рози заколебалась. – Имеются некоторые обстоятельства… ваша кузина…
   – Моя кузина? Бриджит?
   – Да. Мисс Пинкертон тревожилась и насчет нее, особенно в последнее время. Она всегда спрашивала меня… По-моему, она за нее тоже боялась.
   Люк резко повернулся и некоторое время не отводил глаз от склона хребта. Неопределенное чувство страха внезапно охватило его. Бриджит – там, с этим мерзким типом, у которого такие отвратительные, цвета разлагающейся плоти руки! Бред, полный бред! Эллсворти – просто безобидный дилетант, для него антикварная лавка просто игра.
   Рози, словно подслушав мысли Люка, спросила:
   – Вам нравится мистер Эллсворти?
   – Определенно нет.
   – Джоффри… доктору Томасу он тоже не нравится.
   – А вам самой?
   – Да, мне кажется, он ужасный человек. – Она придвинулась немного ближе. – О нем много сплетничают. Мне говорили, будто Эллсворти со своими друзьями из Лондона – кошмарного вида типами – отправлял на Ведьмином лугу какой-то таинственный ритуал. А Томми Пирс был у них чем-то вроде служки.
   – Томми? – переспросил Люк.
   – Его вырядили в стихарь и красную рясу.
   – Когда это было?
   – О, не так давно, по-моему, в марте.
   – Похоже, что Томми принимал участие во всем, что только происходило здесь.
   – Он был жутко любопытен, – сказала Рози. – Постоянно хотел знать, что и где происходит.
   – И под конец узнал чуть больше, чем следовало, – мрачно заключил Люк.
   Рози приняла его слова за истину:
   – Томми был несносным мальчишкой. Отрывал крылья осам и дразнил собак.
   – Пожалуй, о нем вряд ли кто-либо пожалел, верно?
   – Вы правы. Хотя для его матери смерть Томми стала страшным ударом.
   – Насколько я понял, у нее в утешение осталось еще четверо? Эта женщина очень словоохотлива.
   – Я бы сказала, даже слишком.
   – Стоило мне купить у нее пачку сигарет, как она выложила мне всю подноготную о жителях Вичвуда.
   – Это самый большой недостаток в таком месте, как наше. Все обо всех всё знают, – сокрушенно заметила Рози.
   – О нет, – запротестовал Люк.
   Рози вопросительно взглянула на собеседника.
   – Ни один человек не может знать о другом все до конца, – сказал он многозначительно.
   Девушка стала серьезной и немного поежилась.
   – Да, – согласилась она. – Вы правы.
   – Даже о самых близких и дорогих, – добавил Люк.
   – Даже о… – Она запнулась. – Я с вами согласна, но прошу вас, не надо больше говорить такие страшные вещи, мистер Фицвильям.
   – Вас это пугает?
   Она медленно покачала головой, потом резко встрепенулась:
   – Мне пора идти. Если вам нечем станет заняться и у вас будет время, навестите нас. Мама будет рада вас видеть. Ведь вы знакомы с давнишними друзьями моего отца.
   Рози повернулась и медленно побрела по дороге. Голова ее была опущена, словно под тяжестью невеселых мыслей.
   Люк стоял и смотрел ей вслед. Волна жалости неожиданно нахлынула на него. Ему захотелось уберечь и защитить эту славную девушку.
   Но от кого? Задав себе этот вопрос, он рассердился. Да, Рози Хамблби недавно потеряла отца, но у нее есть мать и молодой человек, с которым она помолвлена. И он способен постоять за нее. Так чем же он, Люк Фицвильям, может быть ей полезен?
   «Я становлюсь сентиментальным. Во мне проснулся дух мужчины-защитника! Того самого – процветавшего в Викторианскую эпоху, ставшего еще сильнее при Эдуарде и до сих пор подающего признаки жизни, несмотря на жалобы лорда Уитфилда на „суету и суматошность современной жизни“! Как бы там ни было, мне нравится эта девушка. Она слишком хороша для доктора Томаса – холодного и самодовольного типа».
   Шагая к хребту Эш, он вспомнил прощальную улыбку доктора на пороге своего дома. Определенно она была насмешливой! И даже самодовольной!
   Звук шагов прервал раздраженные мысли Люка. Он увидел мистера Эллсворти, спускавшегося с холма по тропинке и внимательно смотревшего под ноги. Выражение лица антиквара, который улыбался каким-то своим мыслям, не понравилось Люку. Эллсворти не просто шел, он пританцовывал, словно в голове у него звучала бравурная музыка. Его губы скривились в самодовольной ухмылке, лукавой и неприятной.
   Люк остановился, и Эллсворти едва не налетел на него, остановившись буквально в последний момент. Бегающие, недобрые глазки уставились на Люка, которого он узнал лишь несколько секунд спустя. Потом – если только Люку это не причудилось – лицо антиквара преобразилось. Если минуту назад он походил на пританцовывавшего злого сатира, то теперь перед ним стоял манерный, самодовольный молодой человек.
   – О, мистер Фицвильям! Доброе утро.
   – Доброе утро, – отозвался Люк. – Любуетесь красотами природы?
   Длинные бледные руки Эллсворти взметнулись.
   – О нет, нет, – возразил он. – Господи помилуй. Терпеть не могу природу. Это просто грубая, лишенная всякого воображения крестьянка! Я всегда полагал, что нельзя полностью наслаждаться жизнью, пока не поставишь природу на место.
   – И как вы намерены это сделать?
   – О, есть способы! – заявил Эллсворти. – В таком чудном провинциальном местечке, как это, найдутся и более изысканные развлечения – нужно только обладать фантазией. Я доволен жизнью, мистер Фицвильям.
   – Я тоже, – обронил Люк.
   – Mens sana in corpore sano, – вежливо-иронически изрек Эллсворти. – Уверен, к вам это относится в полной мере.
   – Далеко не всегда, – возразил Люк.
   – Мой дорогой друг, быть разумным человеком – невероятно скучно. Для человека с некоторыми отклонениями и завихрениями жизнь открывается в новом свете, под совершенно неожиданным углом…
   – Косым взглядом прокаженного, – заметил Люк.
   – О, превосходно, просто превосходно! Весьма остроумно! Знаете, в этом что-то есть. Весьма любопытная точка зрения. Но не стану вас больше задерживать. У всех нас свои дела. Привычку трудиться внушили нам еще со школьной скамьи!
   – Да. – Поклонившись, Люк пошел дальше.
   «Кажется, у меня разыгралось воображение, – подумал он. – Этот парень просто кичливый осел – и ничего более».
   Но какое-то непонятное беспокойство заставило его ускорить шаги. Эта странная, самодовольная ухмылка на лице Эллсворти… Или Люку лишь показалось? А та перемена в настроении, произошедшая с ним при виде Люка? Как это понимать?
   И со все нарастающей тревогой он подумал: «Где Бриджит? Все ли с ней в порядке? Ведь они шли вдвоем, а возвращался он один».
   Люк прибавил шаг. Пока он беседовал с Рози Хамблби, ярко светило солнце, но теперь оно скрылось за тучей. Небо стало темным и мрачным, ветер налетал резкими, сильными порывами. Люку показалось, будто он переступил из обычной, повседневной жизни в странный, загадочный мир, ядовитые пары которого окутали его с самого приезда в Вичвуд.
   Тропинка свернула в сторону, и Люк вышел на большую поляну, поросшую зеленой травой, – ту самую, которую ему показывали снизу и которую, как он теперь знал, называли Ведьминым лугом. Именно здесь, если верить преданиям, ведьмы устраивали шабаш на Хэллоуин и в Вальпургиеву ночь.
   Но уже в следующий момент Люк облегченно вздохнул.
   Бриджит была здесь. Она сидела, прислонившись спиной к утесу, обхватив руками голову.
   Люк быстро подошел к ней.
   Мягко пружинящая трава под ногами выглядела неестественно яркой.
   – Бриджит! – окликнул он.
   Она медленно подняла голову. Выражение ее лица поразило Люка. Девушка словно вернулась из какого-то далекого странствия и теперь с трудом привыкала к реальному миру.
   – Послушайте… с вами… с вами… все в порядке? – встревожился Люк.
   Прошла пара минут, прежде чем Бриджит ответила, словно она еще не совсем распрощалась с тем далеким миром, который никак не желал отпускать ее. Люк чувствовал, что его слова не сразу достигли сознания Бриджит.
   – Разумеется, в порядке. А что могло со мной случиться? – Ее голос прозвучал резко, почти неприязненно.
   Люк смущенно улыбнулся:
   – Будь я проклят, если знаю. Мне вдруг стало страшно за вас.
   – Почему?
   – Видимо, я живу сейчас в какой-то загадочной атмосфере. Стоит не видеть вас час или два, как мне начинает мерещиться, что ваш окровавленный труп скоро обнаружат в канаве. Словно в какой-нибудь трагедии или детективном романе…
   – Героини в книгах никогда не гибнут, – возразила Бриджит.
   – Да, но…
   Люк запнулся, и как раз вовремя.
   – Что вы хотели сказать?
   – Да так, ничего.
   Слава богу, он вовремя прикусил язык. Не мог же он взять и ляпнуть красивой девушке: «Но вы же не героиня». А Бриджит продолжила:
   – Их похищают, сажают под замок, оставляют умирать от зловонных испарений или томиться в тюремных камерах. Всегда подвергают опасностям, но они никогда не погибают.
   – И даже не тают в воздухе, – добавил Люк, потом спросил: – Значит, это и есть Ведьмин луг?
   – Да.
   Он взглянул на нее и добродушно заметил:
   – Вам только метлы не хватает.
   – Спасибо за комплимент. Мистер Эллсворти сказал мне то же самое.
   – Я с ним только что встретился, – буркнул Люк.
   – И разговаривали?
   – Да, мне показалось, что он намеревался вывести меня из себя.
   – И ему это удалось?
   – У него слишком примитивные методы. – Люк помолчал, но потом продолжил: – Странный он человек. Сначала кажется, что у него в голове какая-то каша, а потом вдруг начинаешь задумываться, не прячется ли за этим нечто более серьезное.
   Бриджит подняла на него глаза:
   – Значит, вы тоже это почувствовали?
   – Вы согласны со мной?
   – Да.
   Люк ждал, что она скажет дальше.
   – В нем есть что-то странное, – продолжила Бриджит. – Знаете, я тут думала… Всю эту ночь не смыкала глаз, размышляла… Понимаете, если среди наших жителей есть убийца, то я должна знать – кто он! Ведь я живу здесь и всех знаю. Я долго думала и пришла к выводу: если убийца существует на самом деле, то он определенно сумасшедший.
   Припомнив слова доктора Томаса, Люк спросил:
   – Итак, вы не считаете, что убийца может быть таким же нормальным, как вы или я?
   – Во всяком случае, не этот убийца. Насколько я себе представляю, он должен быть ненормальным. Эти мысли, как видите, привели меня прямо к Эллсворти. Из всех местных обитателей он один явно ненормален. Во всяком случае, он очень странный, и этого нельзя не заметить!
   – Таких, как он, – с сомнением произнес Люк, – дилетантов и позеров, хоть пруд пруди, но они совершенно безвредны.
   – Вы правы. Но мне кажется, что тут кроется что-то еще. И потом, у него такие мерзкие руки.
   – Вы заметили? Забавно, и я тоже!
   – Не просто бледные, а какие-то мертвенно-зеленые.
   – Вы это верно подметили. И все же нельзя заподозрить человека в убийстве лишь на том основании, что у него странный оттенок кожи.
   – Разумеется, нет. Нам нужны доказательства!
   – Доказательства?! – воскликнул Люк. – Именно этого-то пустяка нам и не хватает. Наш убийца крайне осторожен. Он осторожный сумасшедший!
   – Я только хотела помочь, – промолвила Бриджит.
   – Вы имеете в виду Эллсворти?
   – Да. Я подумала, что смогу разобраться в нем прежде вас. Так что я положила начало.
   – Расскажите.
   – Значит, так. У него что-то вроде небольшого круга избранных – компания мерзких типов. Время от времени они наезжают сюда из Лондона и устраивают настоящие гульбища.
   – Вы хотите сказать – непотребные оргии?
   – Не знаю, как насчет непотребных, но оргии – это точно. Хотя все это звучит по-детски глупо.
   – Видимо, они поклоняются дьяволу и исполняют непристойные танцы.
   – Что-то в этом роде. И очевидно, испытывают огромное удовольствие.
   – Могу кое-что добавить, – сказал Люк. – Томми Пирс также принимал участие в отправлении этих ритуалов. Он у них был вроде служки, и его наряжали в красную мантию.
   – Значит, Томми знал о гульбищах?
   – Да. Возможно, в этом и причина его смерти.
   – Думаете, он проговорился?
   – Да, или прибег к мелкому вымогательству.
   – Я понимаю, что все это выглядит фантастично, – задумчиво произнесла Бриджит, – но и не невероятно, если иметь в виду таких людей, как Эллсворти.
   – Согласен. Тогда обвинение становится возможным, вместо того чтобы выглядеть полным абсурдом!
   – Теперь у нас есть связь между двумя жертвами: Томми и Эми Гиббс.
   – А как быть с доктором Хамблби и хозяином кабака?
   – Пока никак.
   – С Картером – никак. Но я могу представить себе мотив для устранения Хамблби. Он был врачом и вполне мог быть осведомленным о психическом состоянии Эллсворти.
   – Может, вы и правы.
   Бриджит рассмеялась:
   – Сегодня утром я здорово позабавилась. Похоже, я неплохая актриса и у меня определенно есть талант внушения. Когда я рассказала Эллсворти о том, что одна из моих прапрабабок чудом избежала костра, будучи обвиненной в колдовстве, мои акции резко пошли в гору. Похоже, меня пригласят принять участие в самых ближайших празднествах.
   – Бриджит, бога ради, будьте осторожны.
   Она удивленно посмотрела на Люка. Он встал.
   – Я только что виделся с дочерью доктора Хамблби. Мы говорили с ней о мисс Пинкертон. Рози сказала мне, что пожилая леди очень тревожилась за вас.
   Бриджит так и застыла на месте.
   – Что? Мисс Пинкертон… тревожилась… за меня?
   – Так мне сказала Рози Хамблби.
   – Рози?
   – Да.
   – Что еще она вам поведала?
   – Ничего.
   – Вы уверены?
   – Совершенно уверен.
   Повисла пауза, потом Бриджит сказала:
   – Понятно.
   – Мисс Пинкертон тревожилась за доктора Хамблби – и он умер. А теперь я узнал, что она беспокоилась и о вас…
   Бриджит рассмеялась. Она порывисто поднялась и встряхнула головой так, что длинные черные волосы взметнулись веером вокруг ее головы.
   – Не тревожьтесь за меня, – сказала она. – Дьявол не дает своих в обиду.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация