А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убить легко" (страница 8)

   Глава 9
   Разговор с миссис Пирс

   В маленькой лавке на Хай-стрит Люк приобрел пачку сигарет и свежий выпуск местной еженедельной газеты, обеспечивавшей лорду Уитфилду существенную долю его доходов. Раскрыв газету на странице с результатами футбольных матчей, Люк изобразил громкое разочарование по поводу потери ста двадцати фунтов на тотализаторе. Миссис Пирс тут же выразила свое сожаление джентльмену, пояснив, что подобное нередко случается и с ее мужем. Завязав таким образом дружеские отношения, Люк спокойно приступил к беседе.
   – Мистер Пирс очень интересуется футболом, он большой любитель, – заявила его вторая половина. – Первым делом он отыскивает эту страницу. И замечу вам, частенько расстраивается, хотя я всегда говорю, что не могут же все выигрывать. Кому удача, а кому нет.
   Люк искренне согласился с таким мнением и осторожно развил мысль, выразив сожаление, что, дескать, беда не приходит одна.
   – Ох, и не говорите, сэр. Мне ли этого не знать, – вздохнула миссис Пирс. – Когда у женщины шестеро детей, из которых двое умерли, ей хорошо известно, что такое, как вы изволили выразиться, беда.
   – Да, да, конечно… – закивал Люк. – И вы потеряли двоих детей?
   – Последнего всего лишь месяц назад, – с каким-то скорбным удовлетворением сообщила миссис Пирс.
   – Господи, как это печально!
   – Печально – не то слово, сэр. Удар, настоящий удар! Я едва не лишилась рассудка, когда мне сказали об этом. Никогда не думала, что с Томми такое может случиться. Вы знаете, когда мальчишка доставляет так много огорчений другим, как-то даже в голову не приходит, что беда может случиться и с ним самим. Он не то что моя малютка Джейн – та была сущим ангелочком. Все говорили, что ей не жить – больно она хороша была. Что правда, то правда. Господь прибрал ее к себе…
   Выразив искреннее сочувствие собеседнице, Люк попытался повернуть разговор от «ангелочка» Джейн к куда менее ангельскому Томми.
   – Значит, ваш сын умер совсем недавно? – спросил он. – Несчастный случай?
   – Да-да, такой случай, сэр. Мыл окно в старой усадьбе, где теперь библиотека, и, должно быть, потерял равновесие. Упал с самого верхнего этажа.
   И миссис Пирс пустилась в подробное описание гибели Томми.
   – А никто не говорил, – как бы невзначай закинул удочку Люк, – что видел Томми приплясывающим на подоконнике?
   Миссис Пирс заявила, что мальчишки всегда мальчишки. И поведение Томми всегда сердило майора – весьма раздражительного джентльмена.
   – Майора Хортона?
   – Да, сэр, джентльмена с бульдогами. После несчастного случая он обмолвился, будто бы видел нашего Томми, когда тот выделывал свои выкрутасы. Видимо, бедный мальчик внезапно чего-то испугался, раз потерял равновесие и упал. Неукротимость духа – вот в чем была беда Томми. Ох уж и намучилась я с ним! Но ведь мальчик просто озорничал. Подростки в его возрасте частенько бывают несносными. Но Томми не был злым мальчиком и не чинил зла людям, я-то знаю…
   – Уверен, это так. Но ведь взрослые, миссис Пирс, порой забывают, что они тоже были детьми и любили проказничать.
   Миссис Пирс вздохнула:
   – Золотые слова, сэр. Некоторые джентльмены, не буду называть их имена, должны пожалеть, что обошлись с моим мальчиком слишком сурово – им не стоило относиться так серьезно к невинным шалостям.
   – Томми, видимо, разыгрывал своих хозяев, а? – с понимающей улыбкой спросил Люк.
   Миссис Пирс тут же оживилась:
   – Он просто любил передразнивать других, только и всего. Вы бы со смеху покатились, если бы увидели, как он изображал мистера Эллсворти в его антикварной лавке, уговаривающего покупателя приобрести что-нибудь редкое. Или как мистер Хоббс, наш церковный староста, собирает пожертвования. А как-то раз в усадьбе он изобразил их светлость перед двумя садовниками. Они просто помирали со смеху, а тут возьми незаметно да и подойди он сам. Ну, как и следовало ожидать, Томми уволили – и правильно сделали. Но их светлость не держали зла на Томми и помогли найти другое место.
   – Однако другие были не столь великодушны, – констатировал Люк.
   – Люди есть люди. Не хочу называть имен, сэр, но никогда бы не подумала такого о мистере Эбботе. Он всегда сама любезность и любит пошутить.
   – Томми шутил и над ним?
   – О нет, – возразила миссис Пирс. – Я уверена, что мальчик не замышлял против него ничего дурного… просто он был слишком любознателен. Кроме того, если бумаги личные и не для постороннего глаза, то не следует оставлять их на столе без присмотра, вот что я вам скажу.
   – Вы совершенно правы, – подтвердил Люк. – Личные бумаги в конторе адвоката должны храниться в сейфе.
   – Вот именно, сэр! И мистер Пирс со мной согласен. Томми не успел даже толком ничего прочесть.
   – А что это были за бумаги? Завещание? – спросил Люк.
   Он рассудил, и, возможно, справедливо, что этот вопрос поставит миссис Пирс в затруднительное положение и заставит прикусить язык. Но, к своему удивлению, он получил столь же прямой ответ:
   – О нет, сэр. Ничего подобного! Ничего особо серьезного! Чье-то личное письмо – от дамы, но Томми даже не успел прочесть ее имени. Так что мистер Эббот сделал из мухи слона, вот что я вам скажу!
   – Видимо, мистер Эббот человек вспыльчивый, – заметил Люк.
   – Возможно, хотя он обычно такой обходительный и любит хорошую шутку, с ним всегда приятно поговорить. Правда, я слышала от других, что он на дух не переносит, когда ему перечат. Поговаривают, будто мистер Эббот и доктор Хамблби, как раз перед смертью бедного джентльмена, были прямо-таки на ножах. Думаю, сейчас мистеру Эбботу неприятно об этом вспоминать. Кому хочется поминать всуе покойного – его ведь теперь не воротишь!
   – Вы, безусловно, правы! – Люк с серьезным видом покачал головой. Потом продолжил: – Надо же, какое совпадение: недоброе слово доктору Хамблби – и он умирает, грубое обращение с вашим Томми – и мальчик выпадает из окна. Мне кажется, эти два случая должны научить кое-чему мистера Эббота и быть поосторожней в выражениях.
   – А Гарри Картер – тот, что держал «Семь звезд», – сказала миссис Пирс, – всего за неделю до того, как утоп, в пух и прах разругался с мистером Эбботом. Но никто не винит в этом адвоката. Первым ссору затеял Картер – пришел пьяный к дому мистера Эббота и стал во всю глотку выкрикивать оскорбления в его адрес. Бедная миссис Картер, намучилась она с ним… Смерть мужа стала для нее настоящим избавлением.
   – У него, кажется, осталась еще и дочь?
   – О да… – вздохнула миссис Пирс. – Однако не люблю я сплетен…
   Подобное замечание прозвучало неожиданно, но многообещающе. Люк с нетерпением ожидал, что она скажет дальше.
   – Не думаю, что тут есть что-то, кроме слухов. Но Люси Картер – девушка видная, и кабы не разница в положении, то никто бы не удивился. Но пошли слухи, от них никуда не деться, особенно после того, как Картер, сквернословя на всю округу, притащился пьяный к дому мистера Эббота.
   Несколько сбивчивая речь собеседницы привела Люка в замешательство.
   – Похоже, мистер Эббот из тех, кто не пропустит мимо ни одной хорошенькой девушки? – обронил он.
   – Зачастую джентльмены не имеют в виду ничего плохого – всего лишь несколько комплиментов, – возразила миссис Пирс. – Но в таком местечке, как наше, на все сразу обращают внимание. В этом тихом омуте только и ждут чего-нибудь скандального.
   – У вас здесь очаровательно. Так спокойно, ничем не испорчено! – похвалил Люк.
   – Приезжие художники все так говорят, но мне кажется, что мы тут отстаем от времени. У нас нет ни одного приметного здания. В Этвейле, например, много новых домов – с зелеными крышами и цветными стеклами в окнах.
   Люк слегка дернул плечами.
   – Но ведь тут недавно построено общественное здание, – заметил он.
   – Говорят, оно очень красивое, – без особого энтузиазма признала миссис Пирс. – Конечно, его светлость старается на благо Вичвуда. Он желает всем столько добра, и мы это знаем.
   – И ведь все его усилия, кажется, увенчиваются успехом? – спросил Люк, улыбаясь.
   – Пожалуй что так, сэр. Ведь он не настоящий дворянин – не то что мисс Уэйнфлит или, к примеру, мисс Конвей. Отец лорда Уитфилда держал обувную лавку всего в нескольких домах отсюда. Моя мать прекрасно помнит, как в ней прислуживал еще сам Гордон Регг. Понятное дело, он теперь «его светлость» – человек уважаемый и богатый, но ведь это не одно и то же, сэр?
   – Видимо, нет, – согласился Люк.
   – Простите, что говорю об этом, сэр, – извинилась миссис Пирс. – Я знаю, вы живете в его поместье и пишете книгу. Но вы ведь кузен мисс Бриджит, а это совсем другое дело. Мы будем очень рады, когда она снова станет хозяйкой поместья «Эш».
   – Уверен, что так и будет, – отозвался Люк без особого восторга.
   Он вдруг заторопился расплатиться за сигареты и газету. А про себя подумал: «Какое мне дело. Нельзя впутывать в мое расследование ничего личного! Черт возьми, я здесь, чтобы выявить преступника. Какая мне разница, за кого выходит эта черноволосая ведьма…»
   Он медленно шел по улице, с трудом отодвинув в своих мыслях Бриджит на задний план.
   – А теперь, – сказал он сам себе, – Эббот. Что мы имеем против Эббота? Я увязал его с тремя жертвами. Он поссорился с доктором Хамблби, разругался с Картером и выставил из конторы Томми Пирса. И теперь все трое мертвы. А что делать с Эми Гиббс? Интересно, какое еще личное письмо видел этот чертов мальчишка? Знал ли он, от кого оно? Или нет? Он мог и не сказать об этом матери. Но допустим, знал. Допустим, Эббот решил, что ему следует заткнуть рот. Такое вполне возможно! Но не слишком-то убедительно!
   Люк ускорил шаг, глядя по сторонам с непонятно откуда взявшимся раздражением.
   – Чертов поселок! Он начинает действовать мне на нервы. С виду мирный и приветливый – рай да и только! – и вдруг откуда-то целая полоса насильственных смертей. Или я схожу с ума? Или это Лавиния Пинкертон была сумасшедшей? Ведь, в конце концов, все могло оказаться простым совпадением – и смерть Хамблби, и все остальное…
   Он оглянулся на Хай-стрит, и ощущение нереальности окружающего вдруг охватило его…
   – Такого не бывает… – пробормотал Люк.
   Потом он поднял глаза на мрачный, извилистый хребет Эш – и чувство нереальности мгновенно исчезло. Хребет Эш был реальностью – он хранил память о странном и таинственном, о колдовстве и жестокости, о забытой жажде крови и злых обычаях…
   И тут Люк замер. По склону холма двигались две фигуры. Он сразу же узнал в них Бриджит и Эллсворти. Склонив голову к Бриджит, молодой человек энергично жестикулировал своими вызывающими отвращение руками. Парочка походила на привидения. Казалось, они двигались совершенно бесшумно, словно летели по воздуху. Черные волосы девушки разметал ветер, делая ее похожей на ведьму, совсем как в их первую встречу.
   – Заколдован, – пробормотал Люк себе под нос. – Я заколдован.
   И застыл на месте.
   «Кто же снимет это заклятье? – сокрушенно подумал он. – Боюсь, никто».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация