А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убить легко" (страница 19)

   Глава 21
   О, почему вы гуляете в поле в перчатках?

   После нескольких минут напряженного разговора в машине умиротворяющая обстановка дома мисс Уэйнфлит подействовала на Бриджит расслабляюще.
   Хозяйка встретила ее с некоторым беспокойством, поспешив, однако, заверить, что рада приютить гостью, и дала понять, что сомнения ее вызваны совсем иными обстоятельствами.
   – Я думаю, это будет самым разумным решением, – сказал Люк. – Мы воспользуемся вашей добротой и гостеприимством, мисс Уэйнфлит. А я остановлюсь в «Беллс и Мотли». Будет лучше, если Бриджит останется под моим наблюдением, а не уедет в Лондон. В конце концов, не стоит забывать, что там случилось.
   – Вы имеете в виду Лавинию Пинкертон?
   – Да. Впрочем, вы, наверное, думаете, что в большом городе любому человеку намного безопасней, верно?
   Мисс Уэйнфлит кивнула, но потом заметила:
   – Вы думаете, что безопасность человека зависит от того, есть ли у кого-то намерение убить его?
   – Совершенно верно, но мы все под Богом ходим.
   Мисс Уэйнфлит задумчиво кивнула.
   – Как давно вы поняли, что… что Гордон – убийца, мисс Уэйнфлит? – спросила Бриджит.
   Мисс Уэйнфлит вздохнула:
   – Трудно сказать, моя дорогая. Где-то в глубине души я давно уже была уверена… Но делала все возможное, чтобы прогнать эти ужасные мысли! Поймите, я не хотела верить этому и внушала себе, что мои подозрения всего лишь плод больного воображения!
   – А вам когда-нибудь приходило в голову опасаться за свою жизнь? – спросил Люк прямо.
   Мисс Уэйнфлит задумалась:
   – Вы хотите сказать, что, знай Гордон о моих подозрениях, он нашел бы способ избавиться от меня?
   – Да.
   – О, конечно, я этого не исключала… Но старалась вести себя осторожно. Однако не думаю, что Гордон мог опасаться меня всерьез.
   – Почему?
   Мисс Уэйнфлит слегка покраснела.
   – Гордон просто не мог подумать, что я могу… причинить ему зло и выдать его.
   – Вы даже зашли столь далеко, что предупредили его? – спросил Люк.
   – Да, это правда. Я намекнула ему на то, что происходят странные вещи: со всяким, кто с ним повздорит, через короткое время происходит несчастный случай.
   – И что он вам на это сказал? – требовательно спросила Бриджит.
   По лицу мисс Уэйнфлит пробежала тень.
   – О, совсем не то, что я ожидала. Мне показалось, будто он… это невероятно!.. но будто бы он остался этим доволен… Он сказал: «Вы это тоже заметили?» И… распустил хвост, точно павлин…
   – Он явно не в своем уме, – заметил Люк.
   Мисс Уэйнфлит горячо согласилась с ним:
   – Да, в самом деле. Нельзя дать другого объяснения. Гордон не отвечает за свои поступки. – Она взяла Люка за руку. – Ведь его… его не повесят, правда?
   – Нет-нет. Скорее отправят в психиатрическую лечебницу.
   Мисс Уэйнфлит вздохнула и откинулась на спинку кресла.
   – Я так рада…
   Ее глаза остановились на Бриджит, которая, нахмурив брови, разглядывала ковер.
   – Но до этого еще далеко, – сказал Люк. – Судя по тому, что я слышал, полицейские, которые прибудут в Вичвуд, намерены отнестись к делу самым серьезным образом. Но не стоит забывать, что пока у нас нет улик.
   – Мы их получим, – заявила Бриджит.
   Мисс Уэйнфлит посмотрела на нее. Ее взгляд выражал нечто такое, что напомнило Люку о другом, уже виденном им ранее, к тому же не так давно. Он попытался напрячь память и вспомнить, где и когда он с ним столкнулся, но не смог.
   – Не стоит быть такой уверенной, моя дорогая, – с сомнением произнесла мисс Уэйнфлит. – Хотя не исключено, что вы правы.
   – Я съезжу в поместье на машине и привезу твои вещи, дорогая, – сказал Люк.
   – Я поеду с тобой, – встрепенулась Бриджит.
   – Лучше не надо.
   – И все же я поеду с тобой.
   – Не стоит опекать меня, словно ребенка, Бриджит, – сказал Люк раздраженно. – Я не нуждаюсь в твоем присмотре.
   – Я тоже считаю, Бриджит, что все обойдется. На машине… да еще средь бела дня… – вмешалась мисс Уэйнфлит.
   Бриджит сконфуженно рассмеялась:
   – Я становлюсь полной идиоткой. Вся эта история начинает действовать мне на нервы.
   – Мисс Уэйнфлит уже однажды служила мне ангелом-хранителем, провожая вечером домой, – улыбнулся Люк. – Сознайтесь, что это так, мисс! Я прав?
   Она с улыбкой призналась:
   – Видите ли, мистер Фицвильям, вы совершенно ни о чем не подозревали! Но если бы Гордон узнал, что на самом деле вы явились расследовать преступления, а не по какой-то другой причине, то вам бы несдобровать. Дорожка совсем безлюдная – так что всякое могло случиться!
   – Я готов ко всему, – мрачно изрек Люк. – Меня врасплох не застать, уверяю вас.
   – Но не забывайте, он очень хитер! – встревоженно напомнила мисс Уэйнфлит. – И намного умнее, чем вы себе представляете! Можно сказать, гениальный ум!
   – Я буду готов.
   – Мужчины храбры и бесстрашны, это так. Но их обмануть гораздо проще, чем женщину.
   – Это правда, – подтвердила Бриджит.
   – Серьезно, мисс Уэйнфлит, – сказал Люк, – вы действительно думаете, будто мне угрожает опасность? Считаете, что лорд Уитфилд постарается меня устранить?
   Мисс Уэйнфлит заколебалась.
   – Думаю, – сказала она наконец, – что главная опасность угрожает Бриджит. Она порвала помолвку с Гордоном, чем нанесла ему страшное оскорбление! Я считаю, что, покончив с Бриджит, он переключится на вас. Но несомненно, сначала возьмется за нее.
   Люк застонал:
   – Боже, как бы мне хотелось, чтобы ты покинула Англию… прямо сейчас… и немедленно, Бриджит.
   Девушка плотно сжала губы:
   – Я не собираюсь никуда уезжать.
   Мисс Уэйнфлит вздохнула:
   – Вы храброе создание, Бриджит. Я просто восхищаюсь вами.
   – На моем месте вы поступили бы точно так же.
   – Возможно.
   – Это касается нас обоих – Люка и меня! – с вызовом заявила Бриджит, провожая Люка до двери.
   – Я позвоню тебе из гостиницы, когда вырвусь живым из львиного логова, – сказал Люк.
   – Да, пожалуйста.
   – Моя милая, не волнуйся так за меня. Даже самый матерый убийца нуждается во времени, чтобы подготовиться! Заверяю тебя, нам ничто не угрожает в течение двух-трех ближайших дней. Сам суперинтендант Баттл прибывает сегодня из Лондона. И тогда Вичвуд окажется под неусыпным наблюдением.
   – Ну, тогда все в порядке, и нам не нужно разыгрывать трагедию!
   Люк положил руку на плечо Бриджит и, нахмурившись, сказал:
   – Мой ангел, ты должна пообещать не делать ничего опрометчивого!
   – Я прошу тебя о том же, Люк!
   Он сжал ее плечо, потом сел в машину и уехал.
   Бриджит вернулась в гостиную. Мисс Уэйнфлит несколько суетливо, в свойственной старым девам манере, принялась хлопотать вокруг гостьи.
   – Дорогая, ваша комната еще не совсем готова. Эмили сейчас там прибирается. Вы знаете, что я хочу вам предложить? Чашечку чудесного, душистого чая! Это именно то, что вам нужно после стольких тревог и волнений.
   – Вы так добры, мисс Уэйнфлит, но мне правда ничего не хочется.
   Бриджит не отказалась бы от чего-нибудь покрепче, например коктейля с джином, но такой способ восстановления сил – как она справедливо полагала – здесь вряд ли мог быть предложен. Чай же она вообще не любила. От него ее начинало мутить. Мисс Уэйнфлит, напротив, была уверена, что крепкий чай именно то, что нужно молодой особе. Она поспешила из комнаты и возвратилась минут пять спустя. Ее лицо сияло – на подносе стояли две изящные чашки саксонского фарфора, наполненные дымящимся, ароматным чаем.
   – Настоящий «Лапсанг сушонг»[11], – с гордостью объявила мисс Уэйнфлит.
   Бриджит, которая не любила китайский чай еще больше индийского, слабо улыбнулась.
   В следующий момент в дверях появилась Эмили, низенькая, неуклюжего вида девица.
   – Простите, мисс… вы сказали, кружевные наволочки?
   Мисс Уэйнфлит поспешно покинула комнату, и Бриджит, воспользовавшись этим, вылила свой чай в окно, едва не обварив бедного Пуха, который сидел на клумбе под окном.
   Приняв извинения Бриджит, Пух прыгнул на подоконник, потом в комнату прямо на плечи Бриджит и замурлыкал.
   – Какой красивый котик, – восхитилась Бриджит, погладив его по спинке.
   Пух выгнул хвост и еще громче запел свою песню от удовольствия.
   – Очаровательный, – повторила Бриджит, почесав его за ушком.
   В следующий момент в комнату вошла мисс Уэйнфлит.
   – О боже! – воскликнула она. – Пух сразу же проникся к вам любовью, надо же. Он всегда такой сдержанный! Осторожней с его ушком, дорогая, в последнее время оно у него постоянно болит.
   Но ее предупреждение опоздало. Рука Бриджит задела больное ухо, Пух зашипел на нее и с обиженным видом отпрыгнул в сторону.
   – О боже, он вас поцарапал? – воскликнула мисс Уэйнфлит.
   – Да нет, не успел, – сказала Бриджит.
   Мисс Уэйнфлит, казалось, была слегка разочарована. Бриджит торопливо спросила:
   – Интересно, сколько времени пробудет там Люк?
   – Не волнуйтесь, моя дорогая. Я уверена, мистер Фицвильям способен постоять за себя.
   – О, Люк очень храбрый.
   В этот момент зазвонил телефон. Бриджит бросилась к аппарату.
   – Алло? Это ты, Бриджит? – послышался в трубке голос Люка. – Я уже в гостинице. Ты сможешь обойтись без своих вещей до ленча? Я немного задержусь, только что приехал Баттл, ты понимаешь, о ком я говорю…
   – Суперинтендант из Скотленд-Ярда?
   – Да. И он хочет сразу же поговорить со мной.
   – У меня все в порядке. Привезешь вещи после ленча и расскажешь, что он обо всем этом думает.
   – Хорошо. Пока, моя милая.
   – Пока.
   Бриджит положила трубку на место и вернулась к разговору с мисс Уэйнфлит.
   Потом она несколько раз зевнула. Усталость брала верх над возбуждением.
   Мисс Уэйнфлит заметила это:
   – Вы устали, моя дорогая. Вам лучше прилечь, хотя нет, возможно, не стоить делать этого перед ленчем. Я как раз собиралась отнести кое-какие старые платья одной женщине – она живет отсюда неподалеку. Мы могли бы совершить с вами очаровательную прогулку по полям, вы не против? У нас еще есть время до ленча.
   Бриджит охотно согласилась.
   Они вышли через заднюю калитку. Мисс Уэйнфлит надела соломенную шляпку и, к большому изумлению Бриджит, перчатки.
   «Можно подумать, мы собираемся прогуляться по Бонд-стрит!»[12] – подумала она.
   Мисс Уэйнфлит весело болтала о местных новостях. Они миновали два поля, пересекли утоптанную тропинку и направились по дорожке, ведущей через небольшую рощицу. День выдался жарким, и Бриджит обрадовалась, оказавшись в тени деревьев.
   Мисс Уэйнфлит предложила присесть и немного отдохнуть.
   – Слишком душно, вы не находите, дорогая? – спросила она. – Наверное, будет гроза.
   Бриджит полусонно согласилась с ней. Откинулась на траву – ее глаза почти сомкнулись, – и в ее памяти неожиданно всплыли строчки полузабытых стихов:

О, почему вы гуляете в поле в перчатках,
Толстая, белокурая женщина, которую не любит никто?

   Однако это не совсем так. Мисс Уэйнфлит не толстая. Она попыталась изменить слова, чтобы они подходили к случаю:

О, почему вы гуляете в поле в перчатках,
Худая, седая женщина, которую не любит никто?

   Мисс Уэйнфлит прервала ее размышления:
   – Вы совсем засыпаете, моя дорогая?
   Эти слова были сказана будничным, заботливым тоном, но что-то в голосе мисс Уэйнфлит заставило Бриджит разомкнуть ресницы.
   Спутница склонилась над ней. В ее глазах угадывалось какое-то странное нетерпение. Она облизала губы и повторила:
   – Вы почти спите, не правда ли?
   Теперь не могло быть ошибки в многозначительности ее тона. И тут в мозгу Бриджит мелькнула молния – страшная догадка обожгла ее сознание, одновременно вызвав досаду на собственную глупость!
   Она уже начала догадываться, в чем дело, но это были одни только смутные подозрения. Бриджит пыталась убедиться в их правоте, однако ни на минуту не задумывалась, что опасность может угрожать и ей самой. Она старалась подавить свои тяжелые мысли. К тому же никак не могла подумать, что это случится так скоро. «Дура, трижды круглая дура!» В ее голове пронеслось: «Чай… в чае что-то было. Но она не знает, что я его не пила. Это мой шанс! Интересно, что она туда подсыпала? Яд? Или просто сонный порошок? Она ждет, чтобы я уснула, – это несомненно!»
   Бриджит позволила векам снова сомкнуться. И, стараясь говорить как можно естественней, пробормотала:
   – Да, ужасно хочется спать… Просто смешно! Никогда в жизни так не хотелось…
   Мисс Уэйнфлит ласково кивнула в ответ.
   Бриджит следила за ней через смеженные ресницы.
   «По крайней мере, я всегда смогу с ней сладить, – подумала она. – У меня крепкие руки, а она просто костлявая старая кошка… но прежде я должна заставить ее говорить…»
   Мисс Уэйнфлит улыбалась. Но теперь эта улыбка казалась зловещей, почти дьявольской.
   «Как она похожа на козу, – подумала Бриджит. – Господи! Настоящая коза! Символ зла! Теперь мне понятно почему! Я была права, совершенно права в своих невероятных подозрениях! „У ада нет страшнее фурии, чем женщины отвергнутой…“ Вот с чего все началось… и куда зашло».
   – Я не знаю, что со мной такое… – пробормотала Бриджит. На этот раз в ее голосе звучало явное беспокойство. – Я чувствую себя как-то странно… очень странно!
   Мисс Уэйнфлит быстро огляделась по сторонам. Место выглядело совершенно пустынным. Слишком далеко от городка, чтобы можно было услышать крики, – и никаких жилых домов поблизости. Она принялась разворачивать пакет, который несла с собой. В нем, как полагала Бриджит, была завернута старая одежда. Так и есть. Бумага была отброшена в сторону, и показалась мягкая, шерстяная ткань.
   Руки в перчатках продолжали теребить сверток.

О, почему ты гуляешь в поле в перчатках?

   Действительно – почему? Почему в перчатках?
   Ну конечно же! Конечно же! Все прекрасно спланировано заранее!
   Обертка упала на землю. Мисс Уэйнфлит осторожно извлекла из ткани нож, стараясь держать его так, чтобы не стереть с него прежних отпечатков пальцев – лорда Уитфилда, оставленных им на рукоятке в гостиной его поместья.
   «У мавританского ножа острое как бритва лезвие», – вспомнила Бриджит слова лорда. И почувствовала легкую тошноту. Она должна притворяться. Да, должна заставить эту женщину говорить, эту худую, седую женщину, которую никто не любил. Это будет нетрудно… совсем нетрудно. Потому что она наверняка сгорает от желания поговорить о себе… И единственный человек, которому она может все выложить, – это Бриджит, которая все равно замолчит навсегда.
   – Зачем вам… этот… нож? – слабым голосом пролепетала Бриджит.
   И тогда мисс Уэйнфлит рассмеялась.
   Это был ужасный смех, мягкий, проникновенный и вместе с тем совершенно нечеловеческий.
   – Это для вас, Бриджит. Для вас! Я ненавижу вас уже давно.
   – Потому что я хотела выйти замуж за Гордона Уитфилда?
   Мисс Уэйнфлит кивнула:
   – Вы умны! Вы чертовски умны! Видите ли, ваша смерть будет решающей уликой против него. Вас обнаружат здесь с перерезанным его ножом горлом, с отпечатками его пальцев на рукоятке! Как здорово я все придумала, попросив Гордона показать мне этот нож сегодня утром! Потом я выкрала его и положила к себе в сумочку, завернув в носовой платок, пока вы были наверху. Это же так просто! Все всегда выходило так же просто! Я с трудом могла в это поверить!
   – Это потому… – с трудом пробормотала Бриджит, продолжая притворяться обессиленной, – что вы… вы дьявольски умны…
   Мисс Уэйнфлит снова рассмеялась своим жутким смехом.
   – Да, у меня всегда была голова на плечах, даже в молодости! – с гордостью заявила она. – Но мне ничего не позволяли… Я была вынуждена оставаться дома… и ничего не делать. Потом появился Гордон – сын простого торговца обувью, но я знала – его ждет большое будущее! Я знала – он пойдет далеко. Но он бросил меня! Из-за дурацкой истории с канарейкой…
   Она сделала руками странный жест, словно скручивала что-то.
   И снова волна тошноты подступила к горлу Бриджит.
   – Гордон посмел бросить меня – дочь полковника Уэйнфлита! Я поклялась отомстить ему за это сполна! Я все ночи думала о своей мести… А потом моя семья разорилась. Дом наш пришлось продать. И это он купил его! Как я ненавидела его тогда! Но я никогда не выказывала своих чувств, девушек из хороших семей учили сдерживать чувства и держаться достойно – это очень ценное качество. Я всегда считала, что происхождение неизбежно сказывается.
   Она на минуту замолчала. Бриджит следила за ней, затаив дыхание и боясь пропустить хотя бы слово.
   – Я очень долго думала, как отомстить Гордону, – продолжила мисс Уэйнфлит. – Вначале решила просто убить его. Вот тогда и начала читать книги по криминалистике – втайне от всех – в библиотеке. И должна вам заметить, обнаружила в них массу полезного для себя. Например, дверь в комнату Эми я закрыла снаружи, а ключ вставила изнутри с помощью пинцета, после того как поменяла бутылки. Как она храпела, эта несносная девчонка, точно пьяный матрос!
   Она помолчала.
   – Так о чем это я?
   Талант Бриджит, с помощью которого она сумела очаровать лорда Уитфилда и который заключался в ее исключительном умении слушать, пришелся сейчас как нельзя кстати. Хотя Гонория Уэйнфлит и была сумасшедшей, убийцей-маньяком, но ничто человеческое не было ей чуждо – ей страстно хотелось поговорить о себе. И ее желание Бриджит могла удовлетворить вполне.
   – Поначалу вы хотели убить его… – подсказала она, как бы приглашая продолжить беседу.
   – Ах да, но меня эта мысль не удовлетворила… слишком просто, тут нужно было придумать что-нибудь более изощренное. И тогда у меня возникла идея: он должен пострадать за множество преступлений, которых не совершал. Он должен стать серийным убийцей! Его должны повесить за мои преступления! Или на худой конец упрятать в сумасшедший дом… Что даже еще лучше!
   Она засмеялась своим леденящим душу смехом. Ее глаза блестели, зрачки расширились, когда она перевела взгляд на свою жертву.
   – Как я уже сказала, я прочла много книг о преступлениях, тщательно отбирала своих жертв – поначалу Гордона не должны были заподозрить. Вы понимаете, – ее голос стал глубже, – убивая, я чувствовала наслаждение… Препротивная, вечно спорившая женщина Лидия Хортон. Она смела покровительственно относиться ко мне. А однажды повела себя со мной как со старой служанкой! Я так обрадовалась, когда Гордон поссорился с ней. Одним ударом убить двух зайцев, подумала я тогда. Я развлекалась, когда сидела рядом с постелью Лидии и подсыпала ей мышьяк в чай, а потом говорила сиделке, будто мисс Хортон жалуется на горечь винограда, посланного ей лордом Уитфилдом! Жаль, что эта глупая женщина ни разу не повторила мои слова.
   А потом последовали другие! Как только я узнавала, что кто-то обижал Гордона или смеялся над ним, тут же подстраивала несчастный случай! Это было так просто! А он был невероятным дураком! Я сумела внушить Гордону, что он представляет собой нечто особенное! Что любой, кто осмеливается идти против него, будет наказан. И он с такой легкостью в это поверил. Бедняга Гордон, он готов поверить во что угодно! Святая простота!
   Бриджит вспомнила, как сама не раз говорила Люку: «Гордон! Да он легко поверит во что угодно!»
   Легко? И в самом деле, как легко! Бедный, самовлюбленный, доверчивый Гордон!
   Но она должна узнать все до конца! Легко? Это тоже легко. Ведь она столько лет работала секретарем и умела, осторожно подбадривая клиентов, заставлять их выкладывать о себе все. А этой женщине, как никому другому, необходимо выговориться, похвастаться собственной хитростью и умом!
   – Но как вам удалось все это? Я даже представить себе не могу, – пробормотала Бриджит.
   – О, это довольно легко! Просто нужно все хорошенько организовать! Когда Эми выставили из поместья, я сразу же взяла ее к себе в служанки. Я подумала, что идея с краской для шляпок подходит как нельзя лучше, а запертая изнутри дверь оставляла меня вне всяких подозрений. Разумеется, я всегда оставалась вне подозрений, поскольку у меня не имелось никаких мотивов. Как можно кого-то подозревать в преступлении, если у него нет мотива! С Картером тоже все вышло до смешного просто – он брел домой в густом тумане, пьяный, а я подкараулила его на мостике и лишь слегка подтолкнула. Вы знаете, я очень сильная. Правда, правда.
   Она немного помолчала и снова хохотнула своим ужасным смешком.
   – Меня это так забавляло! Никогда не забуду лица Томми, когда я столкнула его с подоконника. Он ни сном ни духом ничего не подозревал…
   Наклонившись к Бриджит, она доверительным тоном сказала:
   – Знаете, люди на самом деле страшно глупы! Я раньше этого как-то не осознавала.
   – Просто вы… вы необычайно умны, – еле слышным голосом отозвалась Бриджит.
   – Да-да… возможно, вы правы.
   – А доктор Хамблби? Наверное, с ним было труднее всего?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация