А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убить легко" (страница 14)

   Мисс Пинкертон? Тут все в пределах возможного. У Хортона есть машина, я сам ее видел. В тот день он уезжал из Вичвуда, предположительно на дерби. Вполне возможно. Неужели Хортон и есть тот самый хладнокровный убийца? Хотел бы я знать…»
   Люк тупо уставился в пространство. Его брови сошлись в задумчивости на переносице.
   «Убийца один из них… Не думаю, что это Эллсворти, но все может быть! Он самый очевидный подозреваемый! Меньше всего для этого подходит Томас, если бы не способ убийства Хамблби. Заражение крови со всей определенностью указывает на врача! Но это мог быть и Эббот. И хотя улик против него даже меньше, чем против остальных, я все же могу представить его в роли убийцы… Да, он подходит в тех случаях, в которых не годятся остальные. Но это мог быть и Хортон! Многие годы унижаемый женой и осознающий собственное ничтожество… Да, мог! Но мисс Уэйнфлит так не считает, а она далеко не дура, к тому же хорошо знает Вичвуд и его обитателей…
   Кого же она подозревает – Эббота или Томаса? Это должен быть кто-то из них двоих… И если мне удастся найти к ней правильный подход, то, возможно, я получу ответ.
   Но ведь она может ошибаться. И нет способа доказать ее правоту – как это доказала мисс Пинкертон. Побольше улик – вот что мне нужно. Если бы произошло еще одно убийство… только одно… тогда бы я знал…»
   Люк в ужасе оборвал себя.
   – О боже! – выдохнул он. – Да чего же я хочу – еще одного убийства?..

   Глава 15
   Недостойное поведение шофера

   В кабачке «Семь звезд» Люк опорожнил пинту пива и почувствовал себя как-то неловко. С полдюжины глаз пристально следили за каждым его движением, оживленные разговоры сразу же смолкли при его появлении. Люк обронил несколько обычных фраз о видах на урожай, о погоде и о предстоящих футбольных матчах, но никто из посетителей не поддержал разговора.
   За стойкой стояла привлекательная девушка с темными волосами и ярким румянцем на щеках – видимо, это и была мисс Люси Картер. Люк отвесил ей несколько комплиментов, которые были приняты с явным удовольствием. Мисс Картер глуповато захихикала и сказала:
   – Да бросьте вы! Я уверена, что вы мне просто льстите!
   Было ясно, что она привыкла к вниманию клиентов и отвечает чисто механически.
   Люк, чувствуя, что оставаться здесь дольше нет смысла, допил пиво и покинул кабачок.
   Он шел по дорожке вдоль реки и остановился у того места, где берега соединял пешеходный мостик. Внезапно Люк услышал позади себя пьяный, дребезжащий голос:
   – Да, сэр, именно здесь и свалился старина Гарри.
   Люк обернулся и увидел пьянчужку, одного из тех, кого он успел заметить в кабачке. Там он особо упорно отмалчивался, когда Люк пытался заговорить о погоде и будущем урожае.
   – Свалился прямо в тину… прямехонько в тину. – Старик явно наслаждался ролью гида, который показывал место ужасного происшествия. – И свернул себе шею.
   – Все-таки странно, как он умудрился тут упасть, – сказал Люк.
   – Так он же был того… подвыпивши, – словно оправдывая Картера, сказал старик.
   – Да, но, должно быть, он ходил здесь пьяным много раз?
   – Почти каждый вечер, – согласился его собеседник. – И всякий раз под мухой.
   – А может, его просто кто-то столкнул, – словно невзначай, заметил Люк.
   – Может, и столкнул, – согласился пьянчужка. – Только не знаю, кому могло это понадобиться, – добавил он.
   – Ну, нажил себе, например, парочку врагов? – предположил Люк. – Он ведь на чем свет поносил всех, когда бывал пьян, верно?
   – Не приведи господь было его слушать! Только ругался Гарри не со зла. Нет, не со зла. Но кто же станет сталкивать человека с моста, когда тот пьян?
   Люк не стал оспаривать это утверждение. Столкнуть с моста пьяного не могло быть воспринято иначе, чем вопиющее злодейство. Старик, казалось, был даже шокирован этой мыслью.
   – Да, – протянул Люк. – Печальная вышла история.
   – Для его половины не такая уж и печальная, – заявил старик. – Что-то не заметил, чтобы они с Люси больно убивались по нему.
   – Может, есть кто-то еще, кто порадовался его смерти? – осторожно спросил Люк.
   Старик как-то неопределенно ответил:
   – Может, и есть. Только Гарри не делал никому вреда… нет, не делал.
   После этой эпитафии по покойному они расстались.
   Люк направил свои стопы к старинной усадьбе. Библиотека помещалась в двух передних комнатах. Люк миновал их и вошел в дверь с табличкой «Музей». Здесь он двигался от витрины к витрине с малоинтересными экспонатами. Несколько римских гончарных изделий и монет. Разные диковинки южных морей, малайский тюрбан. Индийские божки с надписью: «Дар майора Хортона», вместе с большим, зловещего вида Буддой и ящичком с сомнительного происхождения – якобы египетским – бисером.
   Люк вернулся обратно в холл. Здесь никого не было. Он бесшумно поднялся по лестнице. На втором этаже оказалась комната, полная нераспечатанных бандеролей с журналами и книгами, и еще одна – с разного рода научной литературой.
   Люк поднялся этажом выше. Здесь он обнаружил комнаты, полные всякого старого хлама. Побитые молью чучела птиц, за что их и убрали из музея, стопки рваных журналов, и комната с полками, заполненными детской и вышедшей из моды художественной литературой.
   Люк подошел к окну. Должно быть, именно здесь Томми Пирс и мыл стекла, весело напевая незатейливую песенку, когда услышал шаги по лестнице.
   Кто-то вошел в комнату. Томми решил продемонстрировать свое усердие – далеко высунувшись из окна и натирая стекло с удвоенной энергией. И затем этот «кто-то» подошел к нему и, продолжая разговаривать, вдруг резким движением столкнул паренька.
   Люк снова спустился в холл, где немного постоял раздумывая. Никто не видел, как он вошел, как поднимался по лестнице.
   – Кто угодно мог это сделать! – пробормотал он. – Нет ничего проще!
   Он услышал шаги, приближающиеся со стороны библиотеки. Совесть его была чиста, и Люк не опасался быть здесь замеченным. Если бы он не хотел, чтобы его видели, то с легкостью укрылся бы за дверью в музей.
   Со стопкой книг из библиотеки вышла мисс Уэйнфлит. Она натягивала перчатки. Казалось, пожилая леди была погружена в свои мысли. Заметив Люка, она явно обрадовалась.
   – О, мистер Фицвильям, вы осматривали музей? Боюсь, там не так много интересного. Лорд Уитфилд говорит, что нам необходимо пополнить экспозицию новыми, интересными образцами.
   – Вот как?
   – Да, чем-нибудь современным. Как в лондонском Музее науки. Он предлагает выставить модель аэроплана и локомотива и еще какого-нибудь прибора, относящегося к химии.
   – Это, вероятно, оживило бы экспозицию.
   – Да, я не считаю, что нам надо заниматься исключительно прошлым, как по-вашему?
   – Пожалуй, вы правы.
   – Можно добавить экспонаты, связанные с рациональным питанием – с калориями, разными витаминами. Лорд Уитфилд живо интересуется деятельностью компании «Грейтер фитнес».
   – Да, он упоминал об этом.
   – Это как раз в духе времени, правда? Лорд Уитфилд рассказывал мне о своем посещении Института Веллермана, где он видел разных микробов и культуры бактерий! Еще он рассказывал о москитах, летаргическом сне и каких-то глистах – у меня прямо мурашки заходили по коже. Но чего я боялась, сама не совсем поняла.
   – Возможно, лорд Уитфилд тоже не совсем понял, – успокоил ее Люк. – Уверен, он все перепутал. У вас, мисс Уэйнфлит, куда более ясная голова.
   – Приятно слышать это от вас, мистер Фицвильям, – степенно ответила мисс Уэйнфлит. – Однако, боюсь, женщины мыслят не столь глубоко, как мужчины.
   Люк едва подавил в себе желание продолжить критику умственных способностей лорда Уитфилда. Вместо этого он сказал:
   – Я заглянул в ваш музей, а потом поднялся наверх – посмотреть на окна третьего этажа.
   – Вы хотите сказать, откуда свалился Томми… – Мисс Уэйнфлит поежилась. – Это ужасно.
   – Да, не слишком приятное воспоминание. Знаете, я почти час убил на разговоры с миссис Черч – теткой Эми, на редкость неприятная особа!
   – Согласна с вами.
   – Я был вынужден говорить с ней в резком тоне, – сказал Люк. – Смешно, но, кажется, она приняла меня за важную особу из полиции.
   Заметив, что мисс Уэйнфлит изменилась в лице, Люк замолчал.
   – О, мистер Фицвильям, вы полагаете, что с ней стоило беседовать? – спросила она.
   – Я и сам не знаю, – ответил Люк. – Думаю, моего разоблачения все равно не избежать. История с написанием книги никуда больше не годится – я не могу и дальше прикрываться ею. Кроме того, мне необходимо было задать несколько вопросов, имеющих прямое отношение к делу.
   Мисс Уэйнфлит покачала головой. Ее лицо по-прежнему выражало беспокойство.
   – Понимаете, в таком месте, как наше, все новости распространяются очень быстро.
   – Вы хотите сказать, что теперь, завидев меня на улице, все станут говорить: «Вот идет переодетый полицейский»? Думаю, теперь это не имеет значения. Возможно, так я больше что-либо узнаю.
   – Я думала не об этом, – выдохнула мисс Уэйнфлит. – Я подумала… что теперь о вашем расследовании узнает убийца и догадается, что вы идете по его следу.
   – Видимо, да, – медленно ответил Люк.
   – Но разве вы не понимаете, как это опасно! – взволнованно воскликнула мисс Уэйнфлит.
   Люк наконец понял ее беспокойство.
   – Вы думаете, что убийца станет охотиться за мной?
   – Да.
   – Смешно. Никогда об этом не задумывался! Что ж, тем лучше. Он лишь подыграет мне.
   – По-моему, – порывисто сказала мисс Уэйнфлит, – вы не даете себе отчета в его проницательности. Он умен и осторожен! К тому же не забывайте – у убийцы огромный опыт… может, даже больший, чем мы думаем.
   – Да, – задумчиво промолвил Люк, – возможно, вы правы.
   – О, как мне это не нравится! – воскликнула мисс Уэйнфлит.
   – Не стоит так беспокоиться, – мягко сказал Люк. – Уверяю вас, я буду как можно осторожнее. Знаете, я сузил круг подозреваемых до минимума. И у меня сложилось некое представление о том, кто может быть убийцей…
   Она пристально посмотрела на Люка.
   Приблизившись к ней, Люк понизил голос до шепота:
   – Мисс Уэйнфлит, если я спрошу вас, кого из двоих вы считаете более подходящим на роль убийцы – доктора Томаса или мистера Эббота, – что вы мне ответите?
   – О…
   Мисс Уэйнфлит приложила руку к груди и отшатнулась назад. В ее глазах мелькнуло непонятное Люку выражение. В них читалось беспокойство и нечто другое, весьма странное, чему он не нашел объяснения.
   – Я ничего не могу вам сказать… – Мисс Уэйнфлит отвернулась и то ли вздохнула, то ли всхлипнула.
   Люку пришлось смириться с поражением.
   – Вы идете домой? – спросил он.
   – Нет, я собираюсь отнести эти книги миссис Хамблби. Это как раз по дороге в поместье, так что часть пути мы можем пройти вместе.
   – Это замечательно, – сказал Люк.
   Они спустились с крыльца и свернули налево, к зеленой окраине городка. Люк оглянулся на величавые черты здания, из которого они только что вышли.
   – Должно быть, при вашем отце это был замечательный дом, – сказал он.
   – О да. И мы были так счастливы в нем. Я благодарна хотя бы за то, что его не снесли. Ведь так много старых домов уничтожено.
   – Да. И это очень грустно.
   – К тому же новые не так хорошо строят.
   – Боюсь, им не простоять так долго.
   – Хотя, разумеется, – продолжила мисс Уэйнфлит, – новые дома гораздо удобнее. Их легче и дешевле содержать в порядке. В них нет таких длинных коридоров, где постоянно дуют сквозняки.
   Люк согласился с ней.
   Когда они подошли к воротам дома Хамблби, мисс Уэйнфлит немного помолчала, потом сказала:
   – Такой замечательный вечер. Если вы не против, я пройдусь с вами еще немного. Люблю гулять на свежем воздухе.
   Слегка удивленный, Люк вежливо выразил свое согласие. Хотя вечер трудно было назвать замечательным. Дул резкий, порывистый ветер, остервенело трепавший листья на деревьях. «Того и гляди, начнется гроза», – подумал он.
   Однако мисс Уэйнфлит, придерживая шляпу одной рукой и слегка задыхаясь от ходьбы, была явно довольна прогулкой.
   Дорога оказалась совершенно безлюдной, поскольку они прошли к дому лорда Уитфилда коротким путем – не по главной улице, а по боковой дорожке, которая вела к одним из задних ворот поместья «Эш». На них не было такого кружевного орнамента, как на главном входе, зато столбы украшали два тяжелых, зубчатых ананаса. Почему именно ананасы, Люк так и не понял! Он решил, что лорд Уитфилд счел этот плод отличительным признаком знатности и хорошего вкуса.
   Когда они приблизились к воротам парка, то услышали чьи-то сердитые голоса. Моментом позже перед их глазами возник лорд Уитфилд, бранившийся с молодым человеком в шоферской униформе.
   – Вы уволены! – кричал лорд. – Вы слышите? Я вас увольняю!
   – Простите меня, хозяин… ведь это в первый раз.
   – Нет, я не стану прощать подобного безобразия! Взять мою машину! Мою машину… да еще и напиться… да-да, напиться. И не смейте отрицать этого! Я ясно дал понять, что не потерплю у себя в поместье пьянства, беспутства и наглости!
   Хотя шофер и не был так уж пьян, однако выпитого хватило, чтобы у парня развязался язык:
   – Не потерплю того, не потерплю сего, старый вы ублюдок! Ваше имение! Думаете, мы не знаем, что ваш отец держал обувную лавку! Да можно просто со смеху лопнуть, глядя, как вы пыжитесь и распускаете крылья, словно петух! Да кто вы такой, черт вас побери? И чем вы лучше меня, хотел бы я знать?
   Лорд Уитфилд побагровел:
   – Как вы смеете разговаривать со мной в подобном тоне?
   Молодой человек с угрожающим видом шагнул вперед.
   – Если бы вы не были таким плюгавым, толстопузым недомерком, я дал бы вам по шее, ей-богу!
   Лорд Уитфилд поспешно отступил назад, споткнулся о корень и со всего маху сел на землю.
   Люк подошел поближе и грубо крикнул шоферу:
   – Убирайся отсюда! И немедленно!
   Тот, похоже, пришел в себя. Теперь он выглядел испуганным.
   – Прошу прощения, сэр. Сам не знаю, что на меня накатило… честное слово.
   – Пара лишних стаканов – вот что, – сказал Люк.
   Он помог лорду Уитфилду встать на ноги.
   – Я… я очень извиняюсь, хозяин… – бормотал шофер, запинаясь.
   – Вы еще пожалеете об этом, Риверс, – дрожащим от гнева голосом произнес лорд Уитфилд.
   Парень немного потоптался на месте и медленно побрел прочь.
   – Какая наглость! – взорвался лорд Уитфилд. – И это мне! Сметь говорить мне такое! Он непременно за это поплатится! Никакого уважения… никакой благодарности… и это после того, что я сделал для этих людей… Он имел приличное жалованье… все удобства… узаконенная пенсия… Какая неблагодарность… просто черная!
   Он задохнулся от негодования, потом заметил мисс Уэйнфлит, которая молча стояла рядом.
   – Это вы, Гонория! Мне очень жаль, что вы стали свидетельницей сей безобразной сцены. Выражения этого человека…
   – Боюсь, лорд Уитфилд, он был не совсем в себе, – примирительным тоном сказала мисс Уэйнфлит.
   – Да он был пьян!
   – Просто выпил немного лишнего, – заметил Люк.
   – Хотите знать, что он сделал? – Лорд Уитфилд перевел взгляд с Люка на мисс Уэйнфлит. – Взял мою машину – мою машину! Думал, я не скоро вернусь! Бриджит отвезла меня в Лайн на двухместном автомобиле. Этот тип имел наглость катать девицу… кажется, Люси Картер! На моей машине!
   – Весьма недостойный поступок, – мягко заметила мисс Уэйнфлит.
   Лорд Уитфилд, похоже, слегка успокоился.
   – Да-да, именно недостойный.
   – Но я уверена, он пожалеет об этом.
   – Уж я об этом позабочусь!
   – Вы же его уволили, – напомнила мисс Уэйнфлит.
   Лорд Уитфилд покачал головой:
   – Попомните мои слова, этот парень плохо кончит. – Он расправил плечи. – Идемте в дом, Гонория, и выпьем по рюмочке шерри.
   – Благодарю вас, лорд Уитфилд, но я должна отнести эти книги миссис Хамблби. Доброй ночи, мистер Фицвильям. Теперь с вами ничего не случится.
   Она с улыбкой кивнула ему и быстро ушла. Ее поведение так живо напомнило Люку няньку, которая привела ребенка на праздник, что у него вспыхнула поразившая его мысль. Возможно ли, чтобы мисс Уэйнфлит провожала его только затем, чтобы от кого-то обезопасить. Мысль показалась ему совершенно нелепой, но… все может быть.
   Размышления Люка прервал голос лорда Уитфилда.
   – Очень талантливая женщина эта Гонория Уэйнфлит.
   – Совершенно с вами согласен.
   Лорд направился к дому. Он двигался несколько скованно, осторожно потирая рукой ушибленные ягодицы. Неожиданно он захихикал:
   – А ведь когда-то давно я был помолвлен с Гонорией. Тогда она была хорошенькой и веселой девушкой… и не такой тощей, как сейчас. Теперь даже странно вспоминать об этом. Ее родители заправляли здесь всем.
   – Вот как?
   Лорд Уитфилд пустился в воспоминания:
   – Да-да, таким был старый полковник Уэйнфлит. Перед ним все вытягивались в струнку и брали под козырек. Полковник был человеком старой закалки и горд, как сам Люцифер.
   Он снова захихикал.
   – А какой вышел скандал, когда Гонория объявила родителям о нашей помолвке! Она называла себя радикалом! И вполне искренне. Выступала против сословных различий. Очень серьезная девушка.
   – Значит, ее семья погубила вашу любовь?
   Лорд Уитфилд почесал нос.
   – Ну… не совсем так. На самом деле мы с ней немного повздорили из-за одного пустяка. Из-за ее чертовой канарейки… одной из тех птичек, что постоянно щебечут… Я никогда терпеть их не мог… а тут такая скверная история… свернутая шея. Не слишком приятно вспоминать об этом. Лучше забыть! – Он встряхнул плечами, словно человек, пытающийся сбросить груз неприятных воспоминаний. Потом отрывисто заметил: – Не думаю, что она простила меня. Что ж, это вполне понятно…
   – А мне кажется, она вас давно простила, – сказал Люк.
   – Вы так думаете? – оживился лорд Уитфилд. – Я был бы рад. Знаете, я очень уважаю Гонорию. Она необыкновенно умная женщина и настоящая леди! Даже в наши дни, что все еще имеет значение… Она так ловко управляется с библиотекой…
   Он поднял глаза, и голос его изменился.
   – Ага, – произнес лорд Уитфилд. – Вот и Бриджит.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация