А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убить легко" (страница 11)

   Глава 12
   Обмен ударами

   Игра в теннис после полудня удалась. Лорд Уитфилд пребывал в прекрасном настроении, с огромным удовольствием выполнял роль хозяина и часто шутил. Игроков всего было восемь: лорд Уитфилд, Бриджит, Люк, Рози Хамблби, мистер Эббот, доктор Томас, майор Хортон и Хэтти Джонс, дочь управляющего банком мистера Джонса.
   Во втором сете Люк играл в паре с Бриджит против лорда Уитфилда и Рози Хамблби. Рози оказалась хорошим игроком с сильными, точными ударами – она не раз принимала участие в соревнованиях графства. Девушка то и дело исправляла промахи лорда, и Бриджит с Люком, не особенно опытные игроки, надеялись хотя бы на ничью. Они сыграли уже три партии, когда Люк почувствовал себя в ударе, и они с Бриджит повели в счете пять – три.
   И тут Люк заметил, что лорд Уитфилд стал нервничать. Он возмущался из-за каждого спорного мяча и, несмотря на возражения Рози, заявлял, что мяч ушел за площадку, одним словом, вел себя как капризный ребенок. Они играли решающий сет, когда Бриджит ухитрилась упустить простую подачу и вслед за этим допустить грубую ошибку, подав мяч мимо площадки. Счет сравнялся. Следующая подача шла на среднюю линию, и Люк, приготовившийся взять ее, столкнулся со своей партнершей. После чего Бриджит снова подала мяч мимо площадки, и они проиграли.
   – Простите, сегодня я не в форме, – извинилась партнерша Люка.
   Это вполне походило на правду. Бриджит била изо всей силы и как попало, словом, делала все невпопад. Сет закончился победой лорда Уитфилда и Рози Хамблби со счетом восемь – шесть.
   Быстро обсудили состав игроков для следующей партии. Партнером Рози стал мистер Эббот против доктора Томаса и мисс Джонс.
   Лорд Уитфилд присел, отер пот со лба и удовлетворенно улыбнулся. Хорошее настроение снова вернулось к нему. Он завел разговор с майором Хортоном о серии статей в одной из своих газет.
   – Покажите мне ваш огород, – попросил Люк Бриджит.
   – Почему огород? – удивилась она.
   – Что-то мне захотелось капусты прямо с грядки.
   – Может, зеленого горошка?
   – Еще лучше.
   От теннисного корта они направились к окруженному изгородью огороду. В этот субботний день здесь никого не было. Под яркими лучами солнца все здесь выглядело на редкость мирно и спокойно.
   – Вот вам горошек, – сказала Бриджит.
   Но Люк даже не взглянул на него.
   – Какого черта вы поддавались им в этом сете? – сказал он.
   Брови девушки взлетели вверх.
   – Прошу прощения. Я сегодня не в форме, к тому же вообще плохо играю в теннис.
   – Но не до такой же степени! Даже ребенок не сделал бы такой дурацкой подачи! И куда вы так лупили – все время за площадку!
   – Да просто я никудышная спортсменка, – спокойно ответила Бриджит. – Если бы я умела играть получше, то постаралась бы, чтобы мои промахи выглядели более правдоподобными! Но как только я пыталась послать мяч чуть-чуть за площадку, он попадал на линию, так что пришлось бить с запасом.
   – Итак, вы признаетесь?
   – Ну да, мой дорогой Ватсон.
   – Но за каким чертом вам это понадобилось?
   – По-моему, это очевидно – Гордон не любит проигрывать.
   – А я? Думаете, я люблю?
   – Боюсь, дорогой мой Люк, это не одно и то же.
   – Может, объясните поподробней?
   – Если хотите. Со своим кормильцем не ссорятся. А Гордон как раз и есть мой кормилец. А вы – нет.
   Люк судорожно глотнул воздух, потом его словно прорвало:
   – Почему вы так упорно стремитесь выйти замуж за этого нелепого коротышку? Зачем вам это надо?
   – Затем, что в качестве его секретаря я получаю шесть фунтов в неделю, а став его женой, буду иметь в своем распоряжении сотни тысяч, не говоря уже о жемчугах, бриллиантах, нарядах и прочих выгодах замужнего положения!
   – Но у вас появятся и определенные обязанности!
   – Не стоит воспринимать все так мелодраматично в этой жизни, – холодно сказала Бриджит. – Если вы воображаете Гордона в роли влюбленного мужа, то глубоко заблуждаетесь! Поймите, Гордон так и не вырос. Он остался мальчиком, которому нужна заботливая мамочка. К несчастью, своей матери он лишился, когда ему было всего четыре года. Сейчас ему нужна женщина, которая опекала бы его, выслушивала его жалобы, вселяла уверенность в собственные силы и выслушивала бесконечные разглагольствования о себе самом!
   – А у вас злой язык!
   – Я не тешу себя сказками, если вы это имеете в виду. Я – молодая женщина, достаточно образованная, придерживающаяся современных взглядов, но без денег. И я намерена вести честную жизнь – мои обязанности в качестве жены Гордона не слишком будут отличаться от нынешних, как его секретаря. Сомневаюсь, чтобы уже через год он вспомнил о необходимости поцеловать меня перед сном. Различие только в жалованье.
   Бледный от злости, Люк посмотрел на нее. Бриджит насмешливо продолжила:
   – Ну что же вы молчите, мистер Фицвильям? Ведь вы же до смешного старомодны. Почему бы вам не укорить меня доводом о том, что, дескать, продаю себя за деньги!
   – Вы хладнокровная, маленькая чертовка! – не выдержал Люк.
   – Все лучше, чем быть маленькой дурочкой!
   – Неужели?
   – Я в этом совершенно уверена.
   – Почему вы так категоричны? – фыркнул Люк.
   – Я знаю, что такое любить мужчину! Вы не были знакомы с Джонни Корнишем? Так вот, три года назад я была с ним помолвлена. Я обожала его, любила, как говорится, безумно, до боли в сердце! А он бросил меня и женился на премиленькой пухлой вдовушке с северным акцентом и доходом в тридцать тысяч в год! Подобные вещи хорошо лечат от излишнего романтизма, вы не находите?
   – Такое случается, – пробормотал Люк.
   – Вот со мной и случилось…
   Между ними установилось неловкое молчание. Бриджит первая нарушила его, сказав:
   – Надеюсь, теперь вам понятно, что вы не имели права говорить со мной в подобном тоне. Вы живете в доме Гордона, а отзываться плохо о хозяине – дурной тон!
   – Теперь и вы приводите старомодные доводы, – с трудом сдерживая гнев, сказал Люк.
   Бриджит вспыхнула:
   – Зато это правда!
   – Нет. К тому же у меня есть право!
   – Что за чушь!
   Люк посмотрел на нее. Ее лицо исказилось, словно от физической боли.
   – У меня есть право, – повторил он. – Потому что я люблю вас… Люблю, как вы сказали, безумно, до боли в сердце!
   Она отшатнулась от него.
   – Вы…
   – Что, смешно? Тут есть над чем посмеяться! Я приехал сюда по делу, и вдруг из-за угла дома появляетесь вы… и на меня словно наслали заклятие. Вы только что упомянули про сказку, так вот, я словно попал в нее! Вы околдовали меня! Кажется, укажи вы на меня пальцем и скажи: «Стань лягушкой!» – и я тут же выпучу глаза, примусь квакать и запрыгаю.
   Он приблизился к ней на шаг.
   – Я безумно люблю вас, Бриджит Конвей. Так что не ждите, что я буду радоваться вашему браку с этим толстопузым, напыщенным ничтожеством, который, проигрывая в теннис, выходит из себя!
   – Как же, по-вашему, я должна поступить?
   – Выйти замуж за меня! Не сомневаюсь, что подобная перспектива насмешит вас до колик в животе.
   – Это точно!
   – Отлично, по крайней мере мы выяснили отношения… Пожалуй, пора вернуться на теннисный корт, как вы считаете? Может, на этот раз вы подыщете мне партнершу, с которой я мог бы выиграть?
   – Надо же, – сказала Бриджит. – Теперь я вижу, что вы капризны не меньше лорда Уитфилда!
   Неожиданно Люк схватил ее за плечи:
   – У вас, черт побери, ужасно злой язык, Бриджит!
   – Боюсь, что, несмотря на всю страсть ко мне, я не очень-то вам нравлюсь!
   – По-моему, вы совсем мне не нравитесь.
   Бриджит внимательно посмотрела на Люка, потом сказала:
   – Наверняка, возвращаясь с Востока домой, вы мечтали о том, чтобы жениться и начать тихую, спокойную жизнь, не так ли?
   – Да.
   – Но не с такой девушкой, как я?
   – Боже упаси.
   – Вы правы. И я знаю, кто бы вам подошел.
   – Вы, как всегда, проницательны, дорогая моя Бриджит.
   – Я словно вижу ее – это очаровательная девушка… настоящая англичанка… обожающая сельскую жизнь и собак… Вы представляли ее себе в твидовой юбке, подталкивающей туфелькой ветки в костер.
   – Вы нарисовали очаровательную картину!
   – Еще бы. Ну что, возвращаемся на корт? Вы можете сыграть с Рози Хамблби. Она отлично играет, и вы наверняка выиграете с ней в паре.
   – Будучи старомодным, я вынужден оставить последнее слово за дамой.
   И снова оба помолчали.
   Затем Люк медленно отпустил плечи Бриджит. Оба чувствовали себя неловко, словно между ними осталось что-то недосказанное.
   Потом Бриджит резко повернулась и первой зашагала к корту. Только что закончился очередной сет, и Рози отказалась играть снова.
   – Двух сетов с меня вполне достаточно, – запротестовала она.
   Однако Бриджит продолжала настаивать:
   – Я устала и не хочу играть. Вы с мистером Фицвильямом можете сыграть против мисс Джонс и майора Хортона.
   Рози оставалась непреклонной, и в конце концов партию сыграли четверо мужчин. Затем все пили чай.
   Лорд Уитфилд завел разговор с доктором Томасом, долго и с пафосом описывая свой недавний визит в лабораторию Веллермана и Крейца.
   – Я хотел лично вникнуть в суть последних научных открытий, – пылко объяснял он. – Ведь я несу ответственность за то, что пишут мои газеты. Я очень близко принимаю это к сердцу. Мы живем в век научных открытий. И наука должна шире проникать в массы.
   – Научные знания могут оказаться достаточно опасной штукой, – слегка пожав плечами, сказал доктор Томас.
   – Овладеть наукой – вот наша цель! – продолжал твердить свое лорд Уитфилд. – Люди с научным складом ума – это…
   – Мыслящие пробирки, – мрачно продолжила Бриджит.
   – Я был потрясен, – продолжал лорд Уитфилд. – Веллерман сам мне все показал. Я просил, чтобы он приставил ко мне кого-нибудь из своих сотрудников, но он настоял на своем.
   – Ну, это понятно, – заметил Люк.
   Лорд Уитфилд выглядел польщенным.
   – И он мне в доходчивой и простой форме все объяснил: культуры микробов… сыворотка… общий принцип работы. К тому же он согласился написать в нашу газету статью, которая откроет научную серию.
   Мисс Анструтер неожиданно встряла в разговор:
   – Кажется, они используют для опытов морских свинок… как жестоко. Хотя все же лучше, чем собак и кошек.
   – Тех, кто ставит опыты на собаках, надо расстреливать, – хрипло заявил майор Хортон.
   – Никто и не сомневался, что вы, майор, цените собачью жизнь выше человеческой, – съязвил Эббот.
   – Еще бы! – воскликнул майор. – В отличие от людей собаки никогда вас не предадут. Да и злого слова от них не услышишь.
   – Однако их злые зубы могут впиться вам в ногу, – возразил мистер Эббот. – Разве я не прав, Хортон?
   – Собаки превосходно разбираются в людях, – огрызнулся майор.
   – Одна из ваших зверюг чуть не цапнула меня на прошлой неделе, – объявил Эббот. – Что вы на это скажете?
   – То же самое, что сказал!
   Бриджит тактично вмешалась в спор:
   – Может, сыграем еще в теннис?
   Сыграли пару сетов. Когда Рози стала прощаться, Люк подошел к ней.
   – Я провожу вас домой, – сказал он. – Поднесу ракетку, ведь вы не на машине?
   – Нет. Но здесь недалеко.
   – Мне хочется прогуляться.
   Люк взял ее ракетку и теннисные туфли, и они молча направились по дорожке. Рози обронила пару ничего не значащих фраз. Люк коротко что-то ответил, но девушка словно не замечала его.
   К тому времени как они подошли к ее калитке, Люк расплылся в улыбке.
   – Ну вот, теперь мне гораздо лучше, – сказал он.
   – А вам было плохо?
   – Очень мило, что вы сделали вид, будто не заметили этого. У вас, очевидно, дар разгонять дурное настроение. У меня такое чувство, будто я вышел из мрачной тени на яркое солнце.
   – Так оно и есть. Когда мы уходили из поместья, солнце закрывали тучи, а теперь оно снова выглянуло.
   – Да, как в прямом, так и в переносном смысле. Жизнь все-таки прекрасна.
   – Ну, разумеется.
   – Мисс Хамблби, могу я позволить себе некоторую дерзость?
   – О, я уверена, что вы не можете быть дерзким.
   – Не будьте столь уверены. Просто я хотел сказать, что доктору Томасу чертовски повезло!
   Девушка вспыхнула и улыбнулась.
   – Значит, вы уже слышали? – спросила она.
   – А разве это секрет? Тогда прошу прощения.
   – О, здесь ничего нельзя держать в секрете! – сокрушенно заметила Рози.
   – Значит, это правда, что вы помолвлены?
   Она кивнула:
   – Совсем недавно. Мы еще официально не объявляли об этом. Понимаете, папа был против и… не совсем прилично заявлять о помолвке сразу после его смерти.
   – Отец не одобрял ваш выбор?
   – Не то чтобы не одобрял открыто. Но давал это почувствовать.
   – Считал, что вы еще слишком молоды? – мягко спросил Люк.
   – Так он говорил.
   – Но вы считаете, что за этим крылось что-то еще? – осторожно добавил он.
   Медленно и неохотно девушка кивнула:
   – Да. Боюсь, папа просто невзлюбил Джоффри.
   – Между ними часто вспыхивали ссоры?
   – Изредка… Папа вообще относился к доктору Томасу с предубеждением.
   – Видимо, он очень дорожил вами и не допускал мысли остаться без вас?
   Рози согласилась и с этим доводом, однако Люк чувствовал какую-то недоговоренность.
   – Значит, все было значительно серьезней? – спросил он. – Отец не желал видеть доктора Томаса вашим мужем?
   – Понимаете, папа и Джоффри так не похожи, что это не могло не вызвать разногласий. Джоффри вел себя очень терпеливо и деликатно, но, осознавая, что отец его не любит, все сильнее замыкался в себе. Так что папа, в сущности, не знал его хорошо.
   – Да, с предубеждениями нелегко бороться! – вздохнул Люк.
   – К тому же беспочвенными!
   – Ваш отец не называл причины?
   – О нет. Понимаете, ему просто нечего было сказать. Джоффри ему просто не нравился.
   – «Я не люблю вас, доктор Фелл, а почему – не могу сказать!» – процитировал Люк.
   – Именно так.
   – И он не приводил сколь-нибудь убедительных причин? Ведь ваш Джоффри не пьяница и не заядлый игрок на скачках?
   – Конечно нет. Джоффри даже понятия не имеет, кто выиграл дерби.
   – Забавно, – сказал Люк, – но я готов поклясться, что видел вашего доктора Томаса в Эпсоме в День дерби.
   На мгновение Люк забеспокоился. Ему ведь могут напомнить, что в тот день он только что прибыл в Англию. Но Рози, ничего не заподозрив, сразу же ответила на его вопрос:
   – Вы думаете, что видели Джоффри на дерби? Вряд ли. Он не мог там находиться, поскольку почти весь день провел в Эшвуде, где принимал тяжелые роды.
   – Ну и память у вас!
   Рози рассмеялась:
   – Я запомнила это, поскольку новорожденной дали имя Джуби – в честь фаворита!
   Люк кивнул.
   – В любом случае, – продолжила Рози, – Джоффри никогда не ездит на скачки. Считает, что там ужасно скучно.
   Потом совсем другим тоном девушка спросила:
   – Вы не зайдете? Маме будет приятно познакомиться с вами.
   – Вы уверены?
   Рози провела его в комнату, где царил печальный полумрак. В кресле, сгорбившись, сидела мать Рози.
   – Мама, это мистер Фицвильям.
   Миссис Хамблби пошевелилась и протянула Люку руку. Роза неслышно вышла из комнаты.
   – Рада познакомиться с вами, мистер Фицвильям. Рози говорила мне, что ваши друзья когда-то знали моего мужа.
   – Да, миссис Хамблби. – Люку было неприятно повторять эту ложь овдовевшей женщине. Но другого выхода не было.
   – Жаль, что вы так и не повидались с ним, – сказала миссис Хамблби. – Это был замечательный человек и прекрасный доктор. Он вылечил многих безнадежно больных исключительно благодаря силе своего духа и личному обаянию.
   – С тех пор как я приехал, я слышал о нем много хорошего, – мягко сказал Люк.
   Он не мог видеть выражения лица миссис Хамблби. Голос ее звучал монотонно, без эмоций, но было ясно, что женщина пытается сдерживать свои чувства.
   Неожиданно она сказала:
   – Мир полон зла, мистер Фицвильям. Вы это знаете?
   Люк был слегка поражен.
   – Да, возможно, вы правы.
   Но она настаивала:
   – Нет, вы должны это знать! Вокруг так много зла… Нужно быть готовым сразиться с ним! Джон был готов. Он знал. Он стоял на стороне добра.
   – Не сомневаюсь, – мягко ответил Люк.
   – Он знал, что зло обитает и здесь, у нас, – сказала мисс Хамблби.
   Внезапно она разразилась рыданиями.
   – Мне очень жаль… – пробормотал Люк и замолчал.
   Она взяла себя в руки так же быстро, как и потеряла над собой контроль.
   – Вы должны извинить меня, – сказала она и протянула руку. Люк пожал ее. – Заходите навестить нас, пока вы здесь, – пригласила она. – Рози будет рада. Вы ей очень нравитесь.
   – И она мне тоже. Мне кажется, миссис Хамблби, ваша дочь – самая очаровательная девушка, каких я только встречал за последнее время.
   – Она такая заботливая дочь.
   – Доктор Томас – настоящий счастливчик!
   – Да. – Миссис Хамблби уронила руку. Ее голос дрогнул. – Я ничего не понимаю. Для меня все это так сложно…
   Люк оставил ее в полумраке гостиной.
   По дороге домой он обдумывал услышанное за сегодняшний день.
   Большую часть Дня дерби доктора Томаса не было в Вичвуде, он уезжал на своей машине. Вичвуд в тридцати пяти милях от Лондона. По словам Рози, он принимал тяжелые роды. Но так ли это? Впрочем, можно проверить. Мысли Люка вернулись к миссис Хамблби.
   Что она имела в виду, столь упорно утверждая, что вокруг так много зла?
   Может, она просто расстроена, поскольку еще не оправилась от шока, вызванного внезапной смертью мужа? Или за этими словами стояло нечто большее?
   Она что-то знает? Что-то такое, что стало известно доктору Хамблби незадолго до смерти?
   – Я должен в этом разобраться, – сказал себе Люк. – Просто обязан.
   И его мысли вернулись к стычке, произошедшей между ним и Бриджит.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация