А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Абсолютная война" (страница 13)

   Глава 13

   Они ходили по замку остаток дня. Выбирали, смотрели, сравнивали. Споров было немало, но Трол в них не участвовал. Он просто знал – как только увидит подходящее место, сразу это поймет. Без всяких споров.
   В какой-то момент он хотел устроиться на балке, над которой проходила еще одна балка. Ко второй можно было бы привязать страховочный леер, тогда он определенно мог бы встретиться только с двумя феями, причем выиграть время, потому что феи, несомненно, подставили бы себя под выстрелы Батара. Но отказался от этой идеи, когда понял, что на той же балке он должен будет разместить и Ибраила. А маг помешает ему, у него просто не хватит умения сохранять равновесие и понимать бой, чтобы аккуратно маневрировать, давая Тролу возможность поочередно сражаться с каждой из фей. Он даже подумал, что можно подвесить мага на веревке под собой, но тогда ему ни за что нельзя отступать… Кроме того, если феи умеют бросать какие-нибудь предметы, способные перерубить эту подвеску, жизнь мага завершилась бы печально, как бы хорошо Трол ни дрался. Поэтому он не решился даже высказывать свое соображение.
   Вторая идея заключалась в том, чтобы заставить фей принять бой в таком месте, где их можно было бы засыпать оставшимися стеклянными колбами. А самому, не угодив в облако магического холода, остаться в стороне. Но и эту мысль он вынужден был отбросить, потому что, как сказал Ибраил, феи тоже не дурочки. Если хотя бы одна из них почувствует, какой опасности они подвергаются, они просто вернутся в свой мир и позже вынырнут где-нибудь еще, где им будет удобнее. В общем, идея была неплохая, но слишком мало было шансов, что она сработает.
   Третье предложение подал Батар. Он посоветовал Тролу забиться в такую узкую щель, где его могла бы атаковать только одна из фей. А двух других можно было бы тревожить, стреляя с расстояния, оставаясь недосягаемыми для их мечей, например, через отдушины. Они искали, искали такое место… Но ничего подходящего не нашли. Тогда-то Трол, неожиданно для себя, и решился.
   – Попробуем кое-что для них приготовить, скомбинировав все самые толковые наши соображения, – объявил он.
   И указал на поворот двух коридоров, с нишей, выстроенной так, чтобы там можно было прятать раненых, в случае, если лучники противника поведут стрельбу с двух сторон. Это была неплохо обустроенная ниша, в ней даже поместилась бы кровать, небольшая тумба для книги Ублы, и, конечно, можно было развесить с полдесятка факелов, чтобы они светили атакующим в лицо и чтобы защищающийся в их свете видел чуть не каждое движение противника.
   В нишу перенесли кровать Ибраила, принесли факелы, массу свечей и книгу Ублы. Ибраил забрался за спину Трола, что-то пошептав перед этим, причем не самое лестное в адрес самонадеянных мальчишек, но Трол сделал вид, что не расслышал. Потом маг попробовал успокоиться и даже начал работать. Он полулежал с задумчивым видом, иногда рисовал в книге Ублы иероглифы, но Трол знал, что результат пока оставался плачевным.
   Тем временем его друзья тоже готовились. В середине обоих коридоров, отходящих от этого угла, установили решетки из нехилых бревнышек, которые невозможно было сразу разрубить, а за ними Батар, Роват и Крохан устроились с арбалетами, собрав чуть не со всего замка стрелы и болты. Разумеется, крестьяне помогали, как могли, но делали это без вдохновения. Каким-то образом, скорее всего, от Чивилем, они узнали, с каким противником собирается биться Трол, и уверенность в его победе не демонстрировали.
   Кроме того, под стенами, среди множества застывших статуй, бывших когда-то Псами, то и дело появлялись живые имперцы, которые пытались вытащить тела своих друзей, попутно осыпая замок стрелами. Но на новый штурм, как и предполагал Трол, они не решались. Видимо, их потери и в самом деле оказались чрезмерными.
   Вечером, когда уже и решетки были срублены, когда и Ибраил уснул, утомившись попытками вызнать из книги хоть что-то стоящее, Трол решил провести последний инструктаж. Начал он довольно грозно:
   – Значит так, – заговорил он, обращаясь к своим друзьям и полудюжине ополченцев Батара, которых решили использовать в этом бою, – вы не вмешиваетесь. Просто стреляете из луков, арбалетов и… ни в коем случае не вмешиваетесь. Даже если мы с Ибраилом будем погибать на ваших глазах, все равно сидите тихо. У вас будут шансы удрать после нашей смерти.
   Батар, который выглядел чуть более отдохнувшим, чем в прежние дни, решил высказаться:
   – Не будет у нас ни одного шанса. Без тебя, Трол, Псы сожрут нас и даже не подавятся косточками.
   – Полагаю, в данных условиях Батар прав. А следовательно, – промычал Роват так, чтобы его услышал и Крохан, который возился у другой решетки, – тебе следует оставить вмешательство в бой на наше усмотрение.
   Возражать тут следовало… тонко. Поэтому Трол походил по коридорам, зажатым теперь двумя решетками, накрепко вмазанными в кладку стен, и с таким частым плетением, что он едва видел в наступившей полутьме лица друзей по ту их сторону, набрал в легкие побольше воздуха и решил изменить формулировки.
   – Хорошо, будь по-вашему. Я дерусь один, а если вам покажется, что вы можете помочь, но только наверняка – милости прошу в драку. Но только – наверняка.
   – Вот так-то лучше, – прогудел Крохан. – Мы и сами, собственно говоря, с усами. Нечего тут э-э… геройствовать.
   Трол вздохнул, еще раз проверил, насколько решетки надежно перегородили оба прохода из его убежища, осмотрел крохотные лазы, сделанные так, чтобы в них можно было пролезть при крайней необходимости, и закрытые на довольно сложные деревянные запоры, и отправился в свою нишу.
   Она была глубокой и не очень высокой, но для того, чтобы размахнуться мечом, ее хватало. Выход из нее приходился против грубой, сплошной стены, едва освещенной факелами, которые горели под специально сделанным в нише дымоходом. Горели, кстати, хорошо, сама конструкция этого каменного кармана была похожа на камин, что и обеспечивало достаточную вытяжку.
   Когда свет за невидимыми из ниши окнами окончательно померк, Трол неожиданно пожалел, что так и не собрался сегодня толком выспаться. А сидеть ему теперь придется всю ночь… Может быть, несколько ночей подряд, без сна, ожидая противника. Впрочем, если дело затянется, он сумеет потренироваться, для этого места между обеими решетками хватало.
   Он тут же вспомнил пару трюков Рогатого, которые так и не выучил по-настоящему, и даже захотел их опробовать… Но отказался от этой идеи, не стоило ему выматываться перед предстоящей дракой. Тогда Трол стал обдумывать план боя.
   Он был примитивен, такого упрощенного поединка у Трола, кажется, еще не было. Ему следовало держаться в этой нише, не давая ни одному из противников прорваться за спину, чтобы Ибраил не погиб ненароком. Держаться со всем умением, которое сейчас Трол оценивал не очень высоко, держаться усилием воли… В которой он тоже был не вполне уверен.
   Эти мысли о собственной недостаточности показались Тролу сначала вполне разумными, потом он просто махнул на них рукой. Все, что он не успел сделать, уже не имело значения.
   Он только надеялся, действительно надеялся, что остальные, если он с Ибраилом сложат головы, сумеют уйти и останутся живы. Ведь за стенами замка осталось меньше сотни Псов, не так много, как вначале, хотя… Куда больше, чем нужно для того, чтобы вывести из замка жителей деревни.
   Нет, решил, наконец, Трол, лазы в решетках можно откинуть, а значит… Роват придет на помощь. И скорее всего, Батар с Кроханом тоже высунутся вперед. То, что они вмешаются, Трол, по зрелому размышлению, принял как данность. Они бросятся в бой, отлично понимая, что у них не будет против саджей ни единого шанса, что они умрут, может быть, так и не коснувшись своими мечами хотя бы их оружия… Не говоря уж о том, чтобы нанести даже самую незначительную рану.
   Это было печально, жалко было терять таких друзей. Но он сам выбрал эту тактику с замком, сам решил подзадержаться тут так долго, чтобы противник явился сюда, сам позволил развязать эту… абсолютную, как ему казалось, войну. Теперь хныкать было не о чем.
   Стена напротив была такой неровной, что свет факела отбивался от нее колышущимися переливами. Тогда Трол достал мечи Рогатого. Все три. Они, как всегда, оказались смазаны все той же гадостью, что разложила за несколько минут боя его прежние мечи – Синкопор и Клунг.
   Первое время, когда Трол только задумывал, как выманить противника в Дотимер, он пытался и с ними тренироваться. Когда заметил, что капли странной густой жидкости при сильных взмахах разлетаются, словно от мокрого веера, попробовал ее аккуратно стирать. Разумеется, это не принесло никакого результата, стоило ему разок опустить мечи в ножны, как ровный слой темной мази возникал снова. Похоже, у Рогатого все было предусмотрено, и в ножнах каким-то образом существовал почти бесконечный запас этой отравы. Отравы для клинков, для людей…
   А для фей? Хорошо бы, имперцы решили заплатить только трем из них. Не больше. Хотя, если принять во внимание их репутацию, неужели имперцы так боятся, что пошлют против Трола больше трех? Нет, вряд ли, значит, все может обернуться вполне удачно – появятся только три.
   – Трол, – позвал Ибраил, – прочитай, что тут у меня вышло.
   Оказалось, что маг уже некоторое время ждал, пока Трол вынырнет из своих мыслей. Трол подсел к магу и попробовал прочитать фойские иероглифы. Они оказались сложными, многоуровневыми и даже не очень аккуратными, вероятно, маг тоже нервничал, и это сказывалось на его каллиграфике. Трол покачал головой.
   – Ничего не выходит. Не могу понять.
   Маг сел, опершись спиной на подушку, и принялся читать.
   – Саджей можно вызывать только в количестве нечетного простого числа. Знаешь, один, три, пять, семь… Один раз вызвали пять фей, и они истребили целый город, с жителями числом более шести тысяч. Еще раз вызывали семь этих бойчих, но книга, похоже, сама не знает, для какой битвы. Как упоминал Роват, они всегда одерживали победу, хотя бывало, что некоторых из них удавалось ранить. В десятке случаев за всю полуторатысячелетнюю историю удалось убить по одной из фей. Но вот что интересно, если истребить весь отряд фей, тогда они… Они уйдут из этого мира навсегда. Вернее, не смогут к нам больше проникать. Понимаешь, – Ибраил возбужденно передернул плечами, – у них проходимость в наш мир односторонняя. Если фея или их отряд попадает к нам, они закрывают собой этот переход. Если они тут погибнут, то проход некому будет снова открыть… для остальных.
   – Отлично, – кивнул Трол.
   Это в самом деле было неплохо. Куда лучше, чем он мог надеяться. Это позволяло избавиться от этого страшного врага окончательно… Разумеется, если он победит.
   – Кажется, это сделано, чтобы фей нельзя было использовать друг против друга, как всех наемников, понимаешь? – медленно и задумчиво проговорил маг. – Да, на том, что коридор единственный, можно сыграть.
   – Обязательно, – Трол даже не стал разыгрывать чрезмерное воодушевление. – Что с их точками уязвимости?
   Ибраил осмотрел длинную, почти на треть страницы последнюю запись.
   – Об этом ни слова. Сожалею.
   – Ладно, не так уж и важно. – Трол вытащил клинки Рогатого, взвесил их в ладонях. – Все равно, я начну с ними бой, как с обычными противниками, а там уж как получится.
   – Может быть, тебе будет любопытно, как феи относятся к золоту… К плате за их мастерство. – Маг не дождался от Трола явного знака продолжать, но вычитал его интерес в сознании. – Тут что-то странное. Золото им нужно выплачивать сразу, как только саджи заканчивают бой. Они накрывают его своими плащами, и оно превращается… в глину. Похоже, они замещают золото глиной своего мира. С этой глиной пытались экспериментировать, чтобы определить ее свойства, но пока никому не удалось добиться ничего интересного. Да, еще книга говорит, что золото им нужно для рождения новых фей. Не знаю, как это происходит.
   – По-моему, для рождения новых фей нужно совсем другое, – хмыкнул Трол.
   Ибраил посмотрел на него.
   – Ты еще можешь шутить… Они как амазонки, мужчин либо используют на племя, либо убивают. У них, кажется, и не рождаются мальчики, только… сами феи. – Он всмотрелся в Трола со странным выражением на лице. – Ты, кажется, не боишься?
   – Мне нельзя бояться. Я боялся, когда затевал все это, а теперь…
   Ибраил отложил книгу Ублы на тумбу, перед свечой и чернильницей с кисточкой для фойского письма, и улегся удобнее. Все-таки он был очень плох. Лишь пытался крепиться, но до хорошего самочувствия ему было далеко.
   – Давно хотел спросить – как давно ты все это придумал?
   – Я стал… неплох после того, как часть воинского мастерства Рогатого перешла ко мне. И я им, кажется, овладел… Вот только побаиваюсь, что его темное и жестокое мастерство может вступить в противоречие с тем, что заложил в меня Учитель. – Трол отвел взгляд. – А можно и так сказать, настоящее мастерство как-то само проявляется во мне, когда бой достигает какой-то фазы… или ожесточения. И я побаиваюсь, что мои тренировки не усиливают это качество, а, наоборот, ослабляют его. – Он посмотрел на Ибраила и твердо договорил: – Значит так, вполне возможно, я никогда уже не стану сильнее, так чего же терять такую возможность, какая сложилась тут, в Дотимере?
   – Ну, Трол, ну… – Ибраил не находил слов, они все выветрились у него из головы. Но все-таки он был очень тренированным магом, поэтому сумел вернуть себе способность формулировать идеи и выразил, кажется, главное, что его раздражало во всей этой ситуации: – Ты даже от меня научился прятать свои мысли.
   – Научился, – согласился Трол. И чуть виновато улыбнулся. – Это как раз стало довольно просто, я разгадал те тропки, по которым ты бродишь в моем сознании… и проложил новые, в другой части. Если хочешь, я стал думать на других вибрациях. Это помогло.
   Внезапно под гулкими сводами обоих замковых коридоров прозвучал предостерегающий окрик. Трол выпрямился и стал привычными движениями вдеваться в сложную перевязь мечей Гевста. Он окончательно решился на это. Два по бокам, один скрытый – за спиной. Сейчас они показались ему не очень тяжелыми, скорее наоборот, слишком тонкими и гибкими, такими нужно делать удар хлестким…
   Крик был вызван тем, что от стены напротив ниши, где Трол сидел вместе с Ибраилом, медленно, как в дурном сне, отделялась полупрозрачная еще фигура. Это был Сынгар дРикос, стратег Запада.
   Ибраил чуть нервно, но уже привычно начал читать заклинание антимагии. Трол про себя повторял его слова. Но сейчас почти не обращал на них внимание. Заклятие, которое было так эффективно уже несколько раз, на этот раз не играло никакой роли. Он не мог бы сказать, откуда знает это, но ничуть в этом не сомневался.
   Сбоку ударили тяжелые арбалетные болты, они прошли в стороне от фигуры, выплывающей из каменной кладки, заметно изменив направление полета. Ударившись в стены, они расщепились, словно были сделаны не из прочного, выдержанного дерева, а из хрупкого тростника.
   – Так я и думал, – проговорил Трол почти спокойно, – простая транспортация.
   – Он вызывает фей, – прокричал кто-то справа, скорее всего, это был Роват. – Все-таки это будут саджи, Трол. Все-таки они!
   Он не успел договорить, как Сынгар уже окончил читать свое заклинание. Оно было на удивление тихим. И почти тотчас у самой стены, под самым боком Сынгара стала возникать еще одна фигура, затянутая в льняной черный комбинезон. У нее были все признаки точеного, изумительно тренированного женского тела.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация