А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ликвидаторы" (страница 7)

   А затем вдруг очнулся от забытья. Оказалось, на койке сидел Боксер, который теребил его за ногу.
   – Ты молодец, – сказал Боксер, убедившись, что Сергей очнулся и слышит его. – Хорошо держался. Говорят, стимулятор – жутко неприятная штука. Не знаю, каково вам пришлось, но со стороны это выглядело рвотно. Ты – мужик, хорошо держался, не заорал. Наши зауважали. А Кастет… Понтов много, но поплыл быстро, боль не вынес. Сломался, короче.
   Сергей не отозвался.
   – Ты, это… не переживай, Белоснежка! Мы тут все обсудили: не надо нам в команде лагерной дури. Служить будем вместе, может, придется спину друг другу прикрывать. Нам сильные люди нужны. Короче, завязали мы с играми Кастета! Встанешь, все по-другому будет. А пока лежи, отдыхай, ни о чем не думай. Все нормально!
   «Ну и давно пора!» – хотел ответить Сергей, да сил не оставалось вовсе. Он просто провалился в черный омут, в котором не было снов.

   Размышляя над тем, как тщательно проработана каждая мелочь в снаряжении бойца зонд-команды, Сергей приходил к выводу, что это все – не гениальное предвидение инженеров-конструкторов, а накопленный зонд-командами опыт. Горький опыт…
   Взять хотя бы бронекожу. К концу первого месяца обучения бойцов «Метлы-117» уже отправляли на тренинги в полном снаряжении, и Воронин отлично знал возможности бронированной «скорлупы» – маленького защитного домика, внутри которого обитала «сущность пятого уровня» – человек.
   Бронекожа. Подбирается индивидуально каждому бойцу зонд-команды. Состоит из нескольких слоев сталесиликона, армированного сверхпрочными волокнами-нитями полимерного материала, чрезвычайно устойчивого к растяжениям. Разорвать оболочку очень сложно, Клещ показывал на полигоне: два бронетранспортера тащили ткань из таких волокон в разные стороны, нити вытягивались, упруго вибрировали, не желая уступать табунам лошадей, скрытым под капотами БТРов десанта.
   Кроме того, внутренний слой костюма состоял из металлических чешуек, точно таких же, как в сапогах, с которыми бронекожа сращивалась в единое целое. Голову защищал прочный шлем из керамостали, с прозрачной лицевой пластиной. При опущенном «забрале» можно было дышать только через внутреннюю систему регенерации кислорода, в таком режиме боец зонд-команды оказывался полностью изолированным от внешней агрессивной среды. На стекло шлема лазером проецировалась карта местности, на которой, благодаря активной работе пси-сканера, размечались цели.
   Существа пятого уровня имели на карте зеленую окраску, а все прочие, первого-четвертого уровней – от желтой до рубиновой, в зависимости от степени опасности.
   Сама бронекожа умела мимикрировать под цвет местности, хотя Клещ честно предупредил всех, что на такую защиту особо полагаться не следует. Агрессивные живые существа на чужих планетах используют для поиска жертв не только глаза, но и слух, обоняние. И еще черт знает что, нематериальное, благодаря чему звери ухитряются засечь человека – с включенным режимом «хамелеон», неподвижного, дышащего через регенератор, то есть не распространяющего во внешнюю среду запах добычи. «Хищник вас учует, не сомневайтесь…» – говорил Клещ.
   Особое впечатление на Воронина произвело то, что бронекожа умела резко менять окраску на ярко-оранжевую, причем делала это самостоятельно, подчиняясь команде микрочипа – экспресс-анализатора, который контролировал и целостность оболочки, и состояние человека, находящегося внутри. Стоило только «сущности пятого уровня» получить ранение, окрас бронекожи мгновенно менялся – с тем, чтобы пострадавшего можно было сразу заметить с воздуха: хоть на ледовом поле, хоть в песчаной пустыне, хоть в буйно-зеленых джунглях.
   Кто-то возрадовался: мол, как здорово все продумано, даже если получишь травму и потеряешь сознание, техника сделает все возможное, чтобы тебя легче было найти и эвакуировать из опасной зоны.
   На это Клещ только иронически усмехнулся, а потом, чуть поколебавшись, добавил, что зонд-команды действуют на планетах изолированно от средств технической поддержки, в том числе вертолетов и ракетных катеров, а потому надеяться на помощь с воздуха не стоит. Лучше рассчитывать на себя и на членов своей «Метлы», а многие опытные бойцы выключают «апельсиновую» функцию оболочки.
   Сергей внимательно слушал, мелочи имели огромное значение. Из них выстраивалась общая картина, помогавшая более точно понять, в какое дерьмо он влип.
   «Пси-сканер – разговорное название, – пояснял военный медик на другом тренинге. – На самом деле, это сканер пси-полей, тепловых и электромагнитных. Он реагирует на мозговое излучение, на мыслительную активность, на движение тепловых и электромагнитных пятен, а на базе полученной информации распознает цели. При этом делит их на пять уровней сущностей. Высший уровень – это человек или существа, аналогичные ему… Однако таковых люди в космосе пока не встретили. Сколько планет освоили, но «братьев по разуму» не обнаружили. Мы по-прежнему одиноки во вселенной, но это, пожалуй, и к лучшему…»
   Воронин все тщательно запоминал. Наверное, это давалось ему даже проще, чем многим соратникам по «Метле-117». Все-таки он был студентом колледжа технологий освоения новых планет, и то, чему учили на базе ликвидаторов, в какой-то части пересекалось с тем, что ему довелось узнать в ТОНПе. Только теперь Сергей осваивал науку не в теории, а на практике.
   …На основании принятой условной классификации, пси-сканер делил все, что движется и может представлять опасность, на пять уровней сущностей.
   Первый уровень – хилые зачатки сознательной деятельности, пусть и за счет врожденных инстинктов. К такой ступени чаще всего относятся простейшие черви или нечто близкое им по нервной организации.
   Второй уровень – более развитые существа, такие, например, как пауки, способные плести сети и поджидать добычу, пресмыкающиеся, способные гипнотизировать жертву.
   Третий уровень чаще всего ассоциируется с животными, обладающими сложной нервной организацией, значительными степенями свободы при выборе пути развития, комплексными механизмами адаптации к изменению условий внешней среды.
   – Типичный пример – млекопитающие, – добавил инструктор, заметив, что половина «Метлы» ничего не поняла из такой формулировки.
   Четвертый уровень – еще более сложные существа, по уровню мозговой деятельности стоящие почти вровень с человеком. Дабы не вгонять слушателей в ступор жуткими научными описаниями, медик просто объяснил, что к четвертому уровню относятся, например, человекоподобные обезьяны и дельфины. А после паузы еще добавил, что сканер пси-полей относит к сущностям четвертого уровня и спившихся, деградировавших дебилов.
   – Хотя это, конечно, кощунство, – тут же высказал свое мнение инструктор. – Ставить на одну ступень дельфинов и спившихся дегенератов – неправильно. Но ведь классификация условна, это не догма, разработанная один раз и на века. На неосвоенных планетах вам придется встретиться с существами «переходных» уровней, и, возможно, пси-сканер будет тормозить, пытаясь корректно классифицировать их… Чужие миры полны загадок, неизведанных форм жизни. Попадаются удивительные симбиозы флоры и фауны, и вы неизбежно столкнетесь с таким, чего до вас не видел никто…
   «Чем дальше, тем веселее, – мрачно думал Сергей. – Судя по тому, как нас готовят и вооружают, после этих встреч не очень много шансов остаться в живых…»
   Теперь их не только одевали в бронекожу, но и подробно объясняли, показывали, как следует управляться с тем снаряжением, что должно было помочь бойцам «Метлы» выигрывать схватки у диких, агрессивных «сущностей».
   Гранаты. Всего шесть штук. Три – напалмовые, с помощью которых можно расчистить площадку в джунглях, выжечь муравейник гигантских тварей, искренне уверенных, что любое движущееся существо – корм для растущих личинок. Осколочные гранаты – две штуки, по типу обыкновенных армейских, с радиусом сплошного поражения целей – двадцать-тридцать метров.
   – В этой зоне кусками металла будет посечено и обездвижено все, – объяснял Клещ. – Кроме очень крупных хищников с твердым панцирем, способным выдержать и пулю двенадцати миллиметров.
   Одна световая граната, чтобы ослепить противника в случае необходимости. Или подать товарищам сигнал, сверхъярким маяком указывая собственную позицию.
   Кроме гепла, с которым бойцов зонд-команды начали знакомить со второй недели занятий, на вооружении находился бесшумный пистолет калибра девять миллиметров. К нему в комплекте шли патроны четырех типов. Зажигательные – с красными насечками на гильзе. Сигнальные – с желтыми насечками. Бронебойные – черные. Разрывные – синие.
   – Не путайте! – наставлял Клещ. – Заучите цвет насечек так, чтобы ночью вскочить и спросонья оттарабанить лучше, чем собственные день и месяц рождения!
   Вибронож, размерами напоминающий десантный клинок. Он работал от спрятанного в рукоять аккумулятора. Когда втыкаешь такой нож в тело жертвы, лезвие само начинает плясать – быстро-быстро дергается взад-вперед, расширяя рану до смертельно опасной.
   Две фляги. Одна – встроенная под бронекожу сзади, в районе поясницы. Ее требовалось наполнять водой до «старта», а пить – через трубочку. Вторая – обычная, крепящаяся в брезентовом чехле к ремню. Также у каждого бойца был свой электрофильтр для очистки воды: две хитрые посеребренные пластинки, питавшиеся от батарей гепла, через специальный интерфейсный разъем на прикладе оружия. К фильтру прилагались универсальные обеззараживающие таблетки, однако Клещ несколько раз повторил, что воду чужих планет лучше не использовать, пусть и дважды очищенную – фильтром и таблетками. Мол, это опасно, никто не знает, что за микрофлора в той воде, универсальные средства могут не сработать. Не повезет – придется тогда после возвращения домой надолго ложиться в стационар, извлекать планарий, кишечных паразитов. Если, конечно, хватит здоровья дотянуть до родной планеты, до госпиталя, что совсем никто не обещает…
   Кроме того, в походном рюкзачке обязательно находился питательный концентрат: несколько твердых плиток со вкусом хлеба и ветчины, с полным набором витаминов, одной плитки хватало на пять-шесть часов.
   Особого внимания заслуживала индивидуальная аптечка. В нее включались:
   – антишок – препарат, который начисто отшибает боль. Как сказал Клещ, «если не повезет, и у вас что-нибудь откусят»;
   – антидот – универсальное средство, нейтрализующее укус ядовитого насекомого или змеи (конечно, сержант не мог не порадовать и тут: помогает не всегда, сами понимаете, то и дело приходится сталкиваться с новыми типами ядов…);
   – стимулятор – на случай, если необходимо выплеснуть всю внутреннюю энергию на коротком интервале времени. Например, если придется удирать от погони, взвалив на спину пострадавшего товарища. Однако такое средство надо применять очень грамотно – после всплеска энергии неизбежно наступает упадок сил, хочется лежать пластом, трудно двинуть рукой или ногой. Не дай бог в таком состоянии оказаться в джунглях, среди хищников.
   – А еще будет транкл, – закончил Клещ. – Только сейчас у вас в аптечках «дури» нет. Это комбинированное средство, транквилизатор-антидепрессант, от нервов, от головы. Предназначено для планет с особо тяжелыми условиями. И для ветеранов. Пока справитесь, ничего. Ну, а если кто потом сядет на «колеса» – пристрелю!!!
   При этом сержант недвусмысленно посмотрел на Наркошу.
   Кроме того, в аптечке находился перевязочный пакет, что, в общем-то, было глупостью, как показалось Сергею. Если появится открытая рана, а кругом агрессивная среда с чужими бактериями, которые попадут в кровь, то каковы шансы не отбросить копыта? Спрашивать вслух Воронин не стал.
   Довершал картину фонарик, способный не только светить в темноте, но и работать в режиме электроразрядника. Видимо, это на случай, когда у бойца уже не останется никакого оружия – тогда можно остановить нападающего хищника шоковым импульсом.
   Вот только Сергей никак не мог представить себе ситуацию, при которой боец зонд-команды израсходует весь свой немалый арсенал, но останется жив – так, чтоб пугать голубыми искрами какого-нибудь ящера или саблезубого тигра…
   Смешно. И грустно.
   Он все-таки не удержался и задал сержанту вопрос, который вновь и вновь приходил на ум после анализа технической оснащенности бойца зонд-команды: почему в «Метле-117» только один опытный ликвидатор? Только сам Клещ? Не лучше ли было формировать группу из новичков и ветеранов, разбавляя молодость бóльшими порциями опыта? Так ведь проще выжить им всем…
   Клещ невесело усмехнулся. Ответил не сразу, но ответил.
   – Опытные бойцы ценятся на вес золота, – сказал сержант. – Они нужны в отрядах тотальной зачистки, которые нельзя формировать из новичков, слишком велики были бы потери. Нам ведь, зонд-командам, проще: неделю-другую потусовались на планете, разведку провели и отвалили домой. А им, в отрядах зачистки? Им приходится подолгу оставаться на планетах, выбранных для колонизации. До полного уничтожения агрессивной флоры и фауны!
   Воронин покачал головой.
   – Этому нас в ТОНПе не учили… сэр… – честно сказал он.
   – А ты как думал? – улыбка Клеща получилась кривой, болезненной. – По телевизору не обо всем рассказывают, цензура. Ты считал, колонизация планет начинается с создания искусственных озер с бактериями, насыщающими воздух кислородом? С адаптации и высадки милых сердцу березок и кленов на новых почвах? С развертывания панелей солнечных батарей и укладки асфальтовых полос хайвэев?
   Хрена с два! Это не афишируется, но колонизация диких планет начинается с того, что туда приходим мы, ликвидаторы! Сначала – зонд-команды. Потом – инженеры и геологи под охраной наших бойцов. А затем, если правительство ГалаСоюза принимает решение о ценности данного мира, приходят отряды тотальной зачистки!
   А по-другому не бывает, нет. Тот же СкайСити, в котором расположен колледж ТОНП, построен на костях первых отрядов ликвидаторов. Знаешь, сколько наших легло здесь, вокруг? Ламур был планетой с очень агрессивной средой, и за колонизацию пришлось заплатить высокую цену. Очень высокую. Такая вот горькая проза жизни, рядовой Белоснежка…

   Хмурый сломался после тренинга по обустройству базового лагеря на планете с агрессивной средой. Нельзя сказать, что инструкторы полигона проявили жестокость по отношению к новичкам – площадку для лагеря зонд-команды пришлось создавать на полигоне, где из-под земли не лезли ядовитые пауки, на голову не падали шипокрылы и рой мошек-вампиров не вился около бойцов «Метлы-117».
   Скорее всего, Хмурый сломался оттого, что более четко начал представлять себе, какая «теплая встреча» их ожидает в будущем – там, на планетах, где придется работать. Видимо, эта картина привела его в такое отчаяние, что он решился на побег, в первую же ночь после тренинга…
   А методика обустройства лагеря действительно поразила воображение, даже тех, кто почти не обладал таковым. Все же на теоретических занятиях это выглядело по-другому, не столь угрожающе.
   Начали, как говорится, от печки. Офицер задал стартовые условия: полное боевое снаряжение бойцов, замкнутый цикл работы бронекожи, высадка зонд-команды на чужую планету произведена, контейнер с техническим оборудованием и грузами принят, «Метла-117» начинает действовать по схеме «агрессивная среда».
   – Дэл, Пальцун, Мосол – охранение! – приказал Клещ, едва только офицер контроля нажал кнопку секундомера, готовясь замерять показатели команды. – Остальные, за мной!
   Вскрыли переднюю стену грузового контейнера, первым делом выволокли три здоровенные стальные пластины, которые растащили треугольником вокруг места развертывания лагеря. Дэл, Пальцун и Мосол встали на эти «островки» металла. Любой из «Метлы-117» уже знал из теоретических курсов, для чего так делается: дабы часового не поразили снизу, в подошву – ни ядовитым жалом какого-нибудь пресмыкающегося, ни отравленным шипом не в меру агрессивного растения. Как гласит присказка опытных ликвидаторов, на подошвы сапог надейся, но про дополнительную защиту не забывай. Особенно, если неподвижно стоишь на одном месте…
   Из теории Сергей знал, что лагерь ликвидаторов не похож на обычный лагерь – он создается в виде равностороннего треугольника, именно потому часовых было трое. Каждый из них отвечал за сектор обзора в сто двадцать градусов.
   Кстати, именно по этой причине любая зонд-команда состояла из пятнадцати человек. Ровно пять смен по три бойца в каждой. Два часа на посту, охраняя лагерь, затем – восемь часов на работу, сон, отдых. Потом опять – два часа на посту. Такая методика была признана наиболее эффективной при действиях зонд-команд. И, опять же, родилась она не в головах теоретиков, а была выработана с потом и кровью, в чужих мирах, не встречавших людей хлебом-солью.
   …Убедившись, что трое часовых заняли места, сержант вернулся к грузовому контейнеру. Хрипя и задыхаясь от напряжения, все вместе выкатили из темной утробы огромный «пылесос» на колесах. На самом деле штуку эту называли пылесосом только между собой, на разговорном сленге. В документах она именовалась совсем по-другому. Что-то вроде «Установка комплексного формирования твердой площадки из полимербетона». Как-то так, Сергей не помнил точно.
   – Начали! – прорычал Клещ, ни на миг не забывавший, что офицер следит за показаниями секундомера.
   Генераторы плазмы в режим непрерывного огня: выжечь поле под будущим лагерем. Землю – до черного пепла. Песок – в стекловидную массу. Сверху – пройтись напалмовыми гранатами, вытравливая ту живность, что еще могла скрываться под верхним слоем, ожидая, когда придет черед полакомиться свежей человечинкой.
   Затем, резво передвигаясь по еще теплому спекшемуся грунту, приступили к заливке первого слоя полимербетона. Включили «пылесос», который ничего не всасывал, наоборот, выдавал быстротвердеющую пену, обладавшую способностью резко увеличиваться в объеме, едва она оказывалась на воздухе.
   – Штыри! – крикнул сержант. – Боксер, Быкан, Пастух, Слепой, Хмурый! Тащите штыри, живо! Белоснежка!!! Ты варишь! Отец!!! Туда же!
   Сергей без лишних вопросов схватил переносной сварочный аппарат, полез на упругую, пока еще пружинящую поверхность, которая, до конца не застыв, прогибалась под ногами. Он старался двигаться быстро, но аккуратно – если корка полимербетона прорвется, нога провалится внутрь, как в болото. И там намертво схватится, ибо чертова субстанция твердеет очень быстро.
   – Китаец и Ниндзя! Укладывать ровно и аккуратно! Ячейки делать поменьше, не филонить!!!
   Два самых легких бойца зонд-команды резво бросились исполнять команду, принялись растаскивать толстые металлические прутья. Один укладывал их вдоль, другой – поперек, создавая ту самую решетчатую структуру, которая должна была придать полимербетону дополнительную прочность. А заодно, кроме этого, не допустить, чтобы какая-нибудь хищная пасть прогрызла дыру и снизу добралась до людей.
   Сергей включил фильтр лицевой маски, помня о том, что яркая дуга сварки чертовски опасна для глаз: ошибешься сдуру, так не просто «зайчиков» словишь, еще и зрительные нервы выжжешь. Тогда точно попадешь в число отсеявшихся «по естественным причинам».
   Со сварочным аппаратом Воронин управлялся быстро и ловко – так, словно всю жизнь занимался тем, что варил на стройках металл. Чуть поодаль работал Отец, у которого это получалось еще круче: он безостановочно двигался от одной точки соединения стальных прутьев до следующей, оставляя после себя монолитную конструкцию.
   – Принажали!!! – потребовал Клещ, которому показалось, что «Метла-117» не укладывается в норматив. – Резвее, парни!!!
   Пот застилал глаза, Сергей пытался двигаться с той же скоростью, что Отец, но при этом не пропускать ни одного узла. Это здесь, на Ламуре, можно схалтурить. На другой планете любая ошибка может обернуться гибелью товарища, а то и всего отряда.
   Никто не задыхался от перенапряжения, не страдал от жара Проксимы – благотворно сказались месячные тренинги Клеща. Бойцы зонд-команды, как заведенные лоси, носились взад и вперед: к контейнеру, за стержнями, и обратно. Наваливали их на край полимербетонного треугольника, откуда Ниндзя и Китаец растаскивали дальше, укладывали как положено. Оба азиата, хоть и были небольшого роста, отличались невероятной выносливостью, могли работать без пауз и отдыха, не жалуясь, не снижая темпа ни на минуту. А Клещ хорошо изучил сильные стороны каждого.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация