А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ликвидаторы" (страница 4)

   Что-то прояснилось в мозгу у Воронина. Он начал лучше понимать, куда попал, но до конца разобраться так и не успел.
   – Подъезжаем! Подъезжаем! – зашелестело где-то впереди.
   Слово, будто ветер, полетело по рядам, выдувая все мысли, заставляя забыть про разговоры. Они приближались к тренинг-базе ликвидаторов, и «автобус» сбросил скорость. Тяжеленные ворота с лязгом распахнулись. Сергей забыл про собеседников, переместился поближе к окну: хотелось разглядеть буквы над въездом.
   – Я стреляю, следовательно, я существую… – шепотом прочитал кто-то, но Воронин услышал и тут же вспомнил, что точно такой же лозунг видел в «лавке» у Хазифа Гюльная.
   А ворота-челюсти позади бронированного монстра захлопнулись, теперь машина медленно ползла между ежами с намотанной колючей проволокой, между трехметровыми мачтами, на которых были установлены электроразрядники. «Не пытайтесь преодолеть зону до внешнего периметра! – пугали таблички, развернутые надписями к внутренней территории, скрытой за вторым забором. – Остановитесь и ждите сотрудника охраны! Работают сканеры пси-поля!!! Разрядники активированы!!!»
   – Добро пожаловать в ад, парни… – мрачно изрек кто-то из новичков.

   Система, привычная к перевариванию людского материала, заглотнула их, потащила, проталкивая от одного узла до другого. Сергей на какое-то время превратился в бездумную букашку, неспособную думать собственной головой. Букашку, мечтающую только об одном – чтобы вся эта приемная канитель закончилась. Чтоб побыстрее наступила какая-то определенность. И тишина. Хоть ненадолго.
   Кроме их «автобуса», на площадке приемника находился еще один, точно такой же. Всего из бронемонстров выгрузилось около двух десятков новобранцев, и всех их тут же направили в блок санобработки. Там заставили раздеться догола, врачи придирчиво проверили кожу и волосяные покровы на предмет какой-нибудь неприятной живности, после чего новичков прогнали цепочкой через систему из нескольких связанных между собой помещений.
   Порошок на кожу, в глаза, в нос – из воздуховодов, расположенных в потолке и на стенах. С кашлем и чиханием – под горячий душ, который с трудом можно вынести, не заорать от боли. И не поймешь, что лучше – стоять в клубах мелкодисперсного антисептика или вот так вот, корчиться под обжигающими струями, смывая пену. Оттуда – в следующую комнату, почти в рай. Всего-то бактерицидные лампы, расположенные и на полу, и на стенах, и на потолке.
   Вот и конец этой карусели: выдают новую одежду, сильно напоминающую военную форму. Пятнистые штаны, майки защитного цвета. Толстые сапоги. Ну и хорошо, значит, финиш входного контроля…
   Пока одевались, один из соседей, здоровенный парень, постарше Воронина, неловко махнул рукой, натягивая майку, – мазнул Сергея по лицу.
   – Полегче!!! – окрысился Воронин, вложив в это слово и злость, и напряжение, накопившиеся за последние часы.
   – Тю! – сосед обернулся, удивленно замер, так до конца и не надев майку, посмотрел на Сергея. – Вот недотрога! Белоснежка какая-то!
   Загоготали сразу несколько человек, но Воронин предпочел не связываться, не хотелось начинать свою жизнь на новом месте с конфликта. Тем более что здоровяк, который его зацепил, действительно сделал это не нарочно – стоял боком к товарищу и просто неудачно махнул рукой.
   Пока проходили санобработку и одевались, Воронина больше заботило другое. Он убедился, что парни из «автобуса» не ошиблись: среди новобранцев находились и зэки, и бывшие военные. Первых было нетрудно узнать по многочисленным татуировкам, украшавшим тело, а вторых – по шрамам, ранее скрытым под одеждой.
   Вот, например, тот, что зацепил ладонью – точно из армии, причем с боевым прошлым. Уж больно длинные шрамы на боку и на спине – такие, скорее всего, могли оставить осколки, если где-то неподалеку разорвался снаряд. Или мина.
   …Подумав об этом, Воронин немного по-другому посмотрел на высокого соседа, который одевался рядом. И тут же заметил еще один маленький шрам на плече – подобие звездочки. От пули?!
   Додумать мысль не дали.
   – Выходи на построение! – приказал офицер с нарукавной повязкой «Дежурный приемника».
   Новобранцы гурьбой вывалили из санблока, щурясь от света Проксимы.
   – На плац! В шеренгу становись!
   Они выстроились неровной цепочкой, даже не потрудившись поменяться местами, чтоб получилось по росту, хотя этому учат не то что в армии – на уроках физкультуры в средней школе. Офицер недовольно поморщился, но перестраивать новобранцев не стал, повернулся к подбежавшему сержанту, и они обменялись несколькими фразами.
   – Господи, пить-то как хочется, – довольно громко сказал один из товарищей по несчастью, стоявший по правую руку от Сергея, через два-три человека.
   Проксима действительно жарила прилично, а после блока санобработки, наглотавшись порошка, и Воронин не отказался бы от стаканчика воды.
   – Ты хочешь пить, я хочу ссать – не дадим друг другу подохнуть! – насмешливо ответил кто-то, и несколько человек жизнерадостно загоготали.
   – Разговорчики в строю! – повернувшись к новобранцам, гаркнул офицер. – Так, парни! Все, отдых закончен! Смирно! С этой минуты вы вливаетесь в отряд ликвидаторов, на полный срок, в соответствии с подписанными контрактами. Вашей начальной подготовкой займется сержант Клещ!
   Крепыш, стоявший рядом с офицером, шагнул вперед, молча поклонился новичкам. Сергей повнимательнее посмотрел на него. Плотный, невысокий, бровей почти нет. Кожа какая-то толстая, «дубовая», словно у моржа или бегемота – по крайней мере, такое впечатление создавалось на первый взгляд. А еще Сергей отметил для себя, что Клещ очень крепко стоит на ногах – расставив их чуть шире, чем необходимо для равновесия. От этого возникало ощущение, что уронить сержанта, столкнуть его с места – невозможно.
   – Отныне он – ваш царь и бог, все вопросы с командованием следует решать через него. Далее! Увольнения вам пока запрещены. Как потом – решит сержант. И не пытайтесь бежать отсюда, парни! Суд короткий, приговор только один – смертная казнь! Я предупредил, а два раза тут не повторяют!
   Офицер сурово оглядел притихших новичков, полуобернулся к Клещу:
   – Приступайте, сержант!
   Тот козырнул, сделал три шага вперед, а дежурный по приемнику удалился, оставив их друг с другом.
   Клещ прочистил горло.
   – Это новая жизнь, парни! Сегодня вы начинаете с чистого листа. Не важно, кем вы были раньше, забудьте об этом. Вернее, можете хранить в себе, коли хочется, но вытаскивайте на свет пореже. Ни к чему! Теперь мы все, я и вы – единое целое. Семья! Мы – зонд-команда ликвидаторов, и наш позывной «Метла-117». А философия ликвидатора проста, как два галацента: пока я стреляю, я – существую!!!
   «И вновь эта фраза, только в другой интерпретации, – подумал Сергей. – Видно, ликвидаторы придают ей какое-то особое значение…»
   – На территории базы на вас не распространяются никакие гражданские законы, вам не может быть предъявлено обвинение за ранее совершенные преступления. Во время выполнения работы на планетах ни один гражданский чиновник или полицейский не имеет права приказывать вам – вы слушаете только лидера зонд-команды!
   Воронин облизал пересохшие губы – Проксима жарила весьма прилично, но Клещ, кажется, не испытывал никакого дискомфорта.
   – С этой минуты тренинг-база ликвидаторов берет вас на полное обеспечение. Ваша главная задача: делать на отлично порученную работу. Сначала – учиться, затем – применять полученные знания на практике. Обо всем остальном позаботится командование. Итак, парни, пришла новая эра. Для начала мы будем знакомиться, при этом каждый из вас получит новое короткое имя. Позывной.
   Что-то тоскливо заныло внутри. Сергей поморщился, но постарался сделать это так, чтобы Клещ не заметил. А тот продолжал:
   – Во время общения внутри зонд-команды вы будете использовать только позывной! Итак!
   Он шагнул вперед, к новичку, который стоял самым крайним справа в цепочке. Тот растерянно хлопнул глазами, вытаращился на Клеща.
   – Когда старший по званию обращается к тебе, необходимо встать по стойке «смирно» и громко представиться, добавляя к обращению «сэр». Понял?
   – Да, сэр!
   – У нас, как и в армии, не существует слов «нет, сэр» и «да, сэр», есть «Никак нет, сэр» и «Так точно, сэр». Попробуем еще раз! Понял?!
   – Так точно, сэр! Мое имя – Кшиштоф Борац, я родом с Земли, из Европы. Из маленького местечка…
   – Отставить! Почему такой странный говор? Из деревни? Коров пас? Теперь ты Пастух!
   Клещ шагнул к следующему, глянул на перебитый нос, на прижатые уши и спросил сам:
   – Боксер?
   – Так точно, сэр!
   – Ясно, можешь не представляться. Боксер он и есть Боксер, сразу видно.
   И вновь шаг вбок, к следующему новичку.
   – Вацлав Малецкий, сэр! Выпускник кадетского корпуса Ламура! Я лучший стрелок нашего курса, имею несколько грамот от командования…
   – Пальцун ты, а не лучший стрелок! – хмуро ответил Клещ. – На деле покажешь, на что способен…
   Воронин саркастически улыбнулся, слушая, как быстро сержант навешивает «бирки» новобранцам. У Клеща уходило по двадцать-тридцать секунд на каждого.
   – Ба! – сказал командир «Метлы-117», остановившись напротив очередного новичка, очень маленького азиата. – Да это Черепашка Ниндзя какая-то! Заметано!
   И шагнул к следующему.
   – Кастет, сэр! – гаркнул тот. И тут же добавил, словно в объяснение: – Мое погоняло…
   – Сидел? – оглядев пальцы и предплечья в наколках, уточнил сержант.
   – Две ходки, сэр!
   – Здесь ты начинаешь заново, Кастет! – недобро сощурился Клещ. – Помни, что наказание только одно – смертная казнь! Дальше бежать некуда!
   И тут новобранец, стоявший между Кастетом и Сергеем Ворониным, странно дернулся.
   – В чем дело, рядовой?! – угрожающе рыкнул Клещ, сконцентрировав внимание на провинившемся. – Не знаем, как надо в строю себя вести?!
   – Мошка какая-то укусила! – пожаловался тот. – Маленькая, сволочь, даже не разглядишь, но больно…
   – Мошка… – передразнил Клещ. – Ботаник, мать твою!
   И замер напротив Сергея.
   – Сергей Воронин, сэр! – отчеканил тот.
   – К нему уже прилипло погоняло, – расплылся в улыбке Кастет. – Белоснежка…
   Загоготали несколько человек. Видимо, их веселило все происходящее. Сержант заложил руки за спину, полуобернулся к бывшему зэку.
   – Последний раз напоминаю: обращаясь к командиру подразделения, необходимо добавлять слово «сэр» в конце фразы!
   – Так точно, сэр! – Кастет вытянулся по стойке «смирно».
   Сержант посмотрел на Сергея.
   – Белоснежка? Ну-ну! Да мне без разницы, прилипло – уже не отлепишь!
   Воронин поджал губы – от обиды и злости. В эту минуту он записал по галочке на личные счета Клеща и Кастета, а также здоровяка-солдата, что мазнул по его губам в «санитарке» и потом обозвал Белоснежкой.
   Следующим в строю стоял светловолосый парень, которого провожали жена и дочь.
   – Ирвин Сигурвинсон, сэр! – представился тот.
   Против обыкновения, сержант задержался.
   – Ты, что ли, подписал контракт ради денег на операцию дочери?
   Видимо, Рэндал что-то сообщил дежурному офицеру, а тот – Клещу, и командир «Метлы-117» счел нужным разобраться в вопросе.
   – Так точно, сэр! – Ирвин отвечал кратко, не вдаваясь в подробности.
   Он по-прежнему не хотел, чтобы кто-то лез ему в душу.
   Что-то человеческое промелькнуло во взгляде Клеща – Сергей успел заметить.
   – Ты все правильно сделал, рядовой! – негромко сказал сержант. – Не дрейфь, деньги обязательно переведут на счет жены, с этим здесь не кидают. Может, уже перевели. Операция скоро?
   – Срочно надо, – голос Ирвина дрогнул, выдавая истинное состояние новичка. – Завтра…
   – Понял! – Клещ поскреб себя пальцами по затылку. – Вообще-то, в первые недели обучения контакт с внешним миром не допускается. Но я похлопочу, чтоб для тебя сделали исключение. Завтра к вечеру или послезавтра. Если дело выгорит, сможешь с КПП позвонить через стационарный коммуникатор. Узнаешь, как там дела. И все, баста! После этого – никаких исключений, ты один из нас!
   – Спасибо, сэр!
   – Ты все правильно сделал. Поступил, как мужик, Отец.
   И Клещ шагнул к следующему новичку, остановился. Но тот не видел подошедшего, смотрел сквозь сержанта. Тогда командир «Метлы-117» ткнул его пальцем в грудь.
   – Ты?! Почему не представляешься?
   – Виноват, сэр! Задумался, не заметил, как вы подошли!
   – Ясно! Можешь не представляться, Слепой!
   – Раймонд Фандель, сэр! – старательно проорал следующий. – Я хочу сделать карьеру в отряде ликвидаторов и стать сержантом! У меня отличные данные и высокий IQ, сэр!
   У Клеща отвисла челюсть.
   – Высокий IQ?! Карьера в ликвидаторах?! – оторопело переспросил он. А потом подобрался, вспомнив, что за ним наблюдают два десятка человек. – Служи хорошо, а время все расставит по местам, Сынок!
   – Я – Дэл, сэр! – представился очередной новобранец, тот самый вояка, что мазнул Сергея рукой по губам. – Дэл! Я просто жму кнопку и стираю врага с игрового поля.
   «От английского слова delete, – понял Сергей. – Дебил какой-то. Стираю с игрового поля… Компьютерная игра тебе, что ли?»
   – Служил? – чуть прищурившись, поинтересовался Клещ.
   – Так точно, сэр! Мобильные силы первой армии Солнечной! Оператор комплекса огневой поддержки десанта!
   Воронин не выдержал, чуть повернул голову – еще раз посмотреть на человека, из-за которого получил столь гадкое прозвище. Сергей знал, что такое комплекс огневой поддержки десанта – не один раз видел на экране. Косилка еще та: два спаренных шестиствольных пулемета класса «Вулкан». Друзья Сергея говорили, что машина просто жуткая – пуля из нее обладает такой массой, скоростью и силой инерции, что отрывает конечность бойца, если попадает в любую точку руки или ноги. Правозащитники даже поднимали вопрос в галапарламенте о запрете этого оружия. А что толку, если повстанцы всех мастей используют? Неужто армия откажется?!
   Выходит, Дэл обслуживал такую косилку.
   «Нажимаю кнопку и стираю с игрового поля…» Шрамы у него действительно боевые, наверняка, противник в отместку лупил из артиллерии или минометов по комплексу огневой поддержки…
   – Сработаемся, Дэл! – одобрительно произнес Клещ. – А к нам чего подался?
   Тот замялся.
   – Ладно, потом, в личной беседе, – понял сержант и шагнул дальше.
   Следующим стоял еще один азиат, но уже не такого маленького роста, как Черепашка Ниндзя.
   – Китаец! – вынес приговор сержант, не дожидаясь, пока тот представится.
   – Я кореец, сэр!
   – Не препятствую! Но для команды ты – Китаец!
   Тот ничего не ответил, лишь недобро посмотрел на сержанта. Но Клещу было абсолютно фиолетово.
   – Почему глаза мутные? – резко спросил он у следующего. – Наркоша?
   – Завязал… сэр!
   И ни слова больше, шаг влево.
   – Опс! – сержант уважительно оглядел бицепсы, грудные мышцы, выпиравшие из-под майки. – Ну, ты здоров, приятель! Быкан!
   Сергей уже обливался пóтом, как и его соседи. Утешало то, что до конца строя Клещу оставалось всего два или три человека. Интереса к процессу знакомства не осталось вовсе, Воронин слушал диалоги вполуха, пропуская часть информации мимо сознания.
   – Уолтер Смит, сэр! Я стихи пишу, на досуге. Хотите, прочту?
   – Отставить! К нам зачем подался?
   – А как же?! Романтика, сэр! Новые планеты, польза для человечества!
   – Тьфу! – Клещ не удержался, сплюнул на плац. Потом, опомнившись и сообразив, что это кощунство, быстро растер плевок подошвой сапога. – Романтика?! Нет здесь никакой романтики, Поэт! И досуга не будет!!!
   Воронин поморщился. Нет здесь романтики. Нет здесь ничего хорошего, только дебил-сержант, которому нравится унижать новичков. Небось сам дегенерат с тремя классами за плечами, вот и радуется, что получил власть над людьми. Нет здесь романтики. Нет справедливости. Дали б кусок тени…
   – Чем недоволен, рядовой? – Клещ был в самом конце шеренги.
   – Всем доволен, сэр!
   – По жизни, что ль, такое лицо? Хмурый!
   «Ну, спасибо тебе, Хазиф Гюльнай! Вернусь, обязательно навещу твою лавку. Разбить у тебя нечего, да. Так извини, придется разбить твою рожу. И зубы пересчитать…»
   – …децл не сообразил, сэр!
   – Децл!
   …
   – Мосол!
   Раздав последнюю кликуху – высокому худощавому парню в наколках, очень жилистому, – сержант вернулся на исходную позицию, перед строем. Сергей оживился: все шло к тому, что знакомство заканчивается, и они, наконец, смогут покинуть раскаленный плац.
   – Итак, парни! – у Клеща, однако, были другие планы. – Мы познакомились! Конечно, лучше я вас узнаю в процессе совместных тренировок. Сейчас «Метла-117» состоит из девятнадцати человек, считая меня. Через два месяца, к концу обучения, останется пятнадцать – ровно столько, сколько положено по штатному расписанию.
   – А остальные куда денутся? – не выдержал кто-то с другого фланга, стоявший вдалеке от Сергея.
   Клещ как-то гнусно ухмыльнулся – так показалось Воронину.
   – Остальные отсеются. Естественным путем.
   Прозвучало это как-то неприятно, даже жутко. Вдруг расхотелось спать, потянуло узнать все подробности, но сержант словно почувствовал это.
   – Вы все увидите позднее, – добавил он. – Сами! А пока сделаем перерыв, на обустройство в лагере.
   – Можно еще вопрос, сэр?
   – Можно Машку за ляжку! – огрызнулся Клещ. – Так не обращаются! Разрешите вопрос, сэр!
   – Разрешите еще вопрос, сэр?
   – Разрешаю!
   – Так мы все-таки армия? Что-то я не пойму. Форма военная, дисциплина – военная, отношение к людям…
   – Отношение к людям – нормальное! – отрезал Клещ, не позволив новобранцу договорить до конца. – Так надо, чтоб вы быстрее выбросили из башки гражданскую дурь и включились в работу на полную катушку. У нас всего два месяца на подготовку к реальным операциям, это не так много, как думается поначалу.
   Теперь отвечаю на вопрос: у нас не армия! Армия воюет против сущностей пятого уровня, а головная боль ликвидаторов – первые четыре! Непонятно? Поясняю, только очень кратко. Есть такой прибор: сканер пси-полей, в просторечии – пси-сканер. Он делит все живые существа на уровни, от простейших до самых сложных. Человек – сущность пятого уровня. Прочая живность раскидывается по уровням, от первого до четвертого.
   Армия воюет против сущностей пятого уровня – бандитов, отщепенцев, бунтарей, при этом военные игнорируют остальной живой мир, это не их сфера ответственности. Низшие четыре уровня – забота ликвидаторов. Мы первыми приходим на новые планеты, где нет людей или существ, равных человеку по классификации пси-сканера.
   Мы, зонд-команды, изучаем новые миры, собираем информацию об их пригодности для колонизации, об опасностях, существующих на планетах. Мы расчищаем территорию, готовим платформы для геологов, которые придут исследовать недра. Мы оцениваем риск, геологи – полезные ископаемые. На базе их и нашей информации ГалаСоюз принимает решение о начале освоения.
   Если есть нечто полезное для Союза и риск в разумных пределах – планета будет колонизирована. Отряды тотальной зачистки уничтожат джунгли на нужной территории, поставят системы защиты от диких животных. Появятся озера с бактериями, вырабатывающими кислород, чтобы люди могли свободно дышать. Появятся электростанции. Дороги. Дома. Привычная нам растительность.
   Но это все – лишь в том случае, если на базе информации зонд-команд эксперты придут к выводу, что колонизация возможна. Сплошь и рядом встречаются миры, где весьма агрессивны флора и фауна. Риск велик, значит, велики затраты на освоение. Коэффициент привлекательности финансовых инвестиций в планету резко падает, даже несмотря на хорошие запасы полезных ископаемых.
   Воронин усмехнулся. Оказывается, сержант Клещ способен говорить много и связно, почти как профессор в колледже ТОНП. Откуда только слова такие мудреные знает?
   – Короче, парни, мы – часть системы, которая ведет предпродажную подготовку планеты, делает из нее конфетку в красивой обертке. При этом нужно многое уметь, чтобы планета не сожрала тебя, не оставила только скорлупу – бронекожу ликвидатора. Чтобы уцелеть, надо многому научиться. Начинаем – завтра. А теперь – вольно! Стартуем с простого, с заселения в казарму и обеда. За мной!
   «Вот теперь изучу специальность на практике», – вспомнив о колледже, подумал Воронин. Хмуро поплелся за товарищами. Злило то, что из всех новичков он получил самое обидное прозвище.

   Казарма, в которой разместили зонд-команду «Метла-117», представляла собой двухэтажное здание из серых бетонных блоков. На первом этаже располагались душ и санузел, а также двадцать маленьких клетушек, размером примерно три на три метра. Этого как раз хватало для койки, табуретки, тумбочки, откидного столика и небольшого вертикального шкафчика.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация