А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ликвидаторы" (страница 25)

   …Потом двинулись по радиусу, стараясь не приближаться к Двери, и отыскали второй пост прикрытия – благодаря пси-сканерам, которые все же смогли разглядеть цели среди массивных камней.
   – Обнаружены сущности пятого уровня, – предупредила Снежинка. – Будь осторожнее, милый…
   В этот раз работали в два ствола, подобравшись к бандитам почти вплотную: сдвоенным залпом «завалили» и того, что контролировал подходы к Двери с северо-востока, и отдыхавшего.
   – Взмок я… – честно признал Ирвин. – Взмок от всего этого, хоть выжимай…
   Сергей не ответил – обыскивал мертвеца, прошитого плазменной «пулей». Потом выпрямился, махнул рукой, показывая товарищу: пора идти.
   Теперь они направились к центру воображаемого круга – туда, где, по мнению Воронина, находилась Дверь.
   – Не стреляйте! – крик резанул по ушам. Высокий, какой-то бабий. – Пожалуйста, не стреляйте!!! Не убивайте! Я торговец, а не солдат!
   Невысокий чужак, очень полный, с объемистым животом, завалился на песок, закрывая голову руками и глупо дрыгая ногами. Ирвин передумал стрелять, опустил гепл. Потом тряхнул головой, будто что-то отбрасывая от себя. Мельком глянув на Сергея, упрямо сжал губы, поднял оружие.
   – Не стреляйте!!! – контрабандист съежился в комок, закрыл глаза от ужаса.
   – Стой! – приказал товарищу Воронин. И обратился к трясущемуся пленнику. – Ты кто? Отвечай! Быстро!
   – Мустафа. Не убивайте. Я торговец…
   – Где Дверь?! – Сергей угрожающе ткнул стволом гепла в жирный подбородок. – Ну?!
   – Там! – Мустафа махнул рукой, указывая направление. – Зайдете в коридор, на развилке надо идти по проходу, где голова! Человек-лев! В конце, после зала – Дверь! Я не вру! Мамой клянусь!
   – Около нее есть охранник?! Быстрее!
   – Да! Один! Крайтон! Не убивайте! Я вам пригожусь!
   – Связать бы его… – Воронин в задумчивости огляделся.
   – Серж, не повторяй мою ошибку! – возразил Ирвин. – Надо мочить всех!
   – Неа, – не согласился Сергей, – этого можно оставить. Он, действительно, не солдат, а торговец, самый безобидный из всех. Посмотри, Отец, у него даже оружия нет! Черт, что за бандиты? Хоть бы у одного были наручники!
   – Зачем им наручники, Белоснежка?! Они живых свидетелей не оставляли, сам говорил, всех до единого убирали. Зачем им наручники?
   – И то правда. Чем бы его связать?
   – Металлической проволокой! Той, на которой кабель радиолокационной станции висел!
   – Бинго! Охраняй его!
   Сергей вырезал довольно приличную бухту гибкого провода, вернулся, долго и старательно обматывал руки жалобно стонущего Мустафы, потом взялся за ноги. Критически оглядев работу, сбегал за новым куском, прошелся по рукам вторым слоем.
   – И не вздумай бежать! – грозно прорычал Ирвин. – Я бы тебя сразу убил, да друг не позволяет! Но если попытаешься удрать от нас – точно убью!!! Лежи и жди!!!
   Мустафа притих, даже дышать перестал.
   …Когда осторожно вошли в знакомый Сергею коридорчик, последний из врагов сам напомнил о себе. Да так, что чуть было не закончил суетной путь Воронина. Спасло лишь то, что Сергей, который двигался спереди, прижимаясь спиной к стене, угодил ногой в трещину и потерял равновесие – нырнул.
   Пуля чиркнула по шлему, и это повергло Воронина в шок. Боли не было, просто он вдруг понял, как близко прошла смерть, и руки затряслись сами по себе.
   – Погоди, Белоснежка! Дай я… – Ирвин перескочил на другую сторону коридора, притаился за выступом. – Этот баран воюет с нами так, будто мы тоже вооружены огнестрельными карабинами!
   Отец покрутил регуляторы гепла, сначала выставил непрерывный режим стрельбы, а потом – нефокусированный огонь, широким лучом. Затем чуть выдвинул ствол генератора плазмы вперед, потянул спусковой крючок, даже не особо целясь в тот выступ, за которым прятался последний из бандитов.
   Дикий крик донесся сквозь рев пламени, но Ирвин выждал еще пять-десять секунд, невзирая на то что вопль захлебнулся.
   Потом они аккуратно, держа геплы перед собой, наготове, подошли к нише в стене, где прятался часовой. Тревоги оказались напрасными: обгоревший скелет стоял на коленях, ткнувшись черепом в камень.
   – Сущность пятого уровня не обнаружена, – философски изрек Ирвин. Посмотрел на товарища. – Минус восемь. Все. Ну, Белоснежка? Вперед? Проверим, как там, за Дверью?
   – Боязно что-то… – отозвался Воронин.
   – Ну, тогда оставайся, прикрывай мою спину! – развеселился Отец. – Или вернись к скутеру, жди там!
   – Ха-ха-ха! – огрызнулся Сергей, подтягиваясь поближе к переходу.
   …Они сбросили металлические блокираторы, фиксировавшие Дверь так, чтобы с противоположной стороны ее невозможно было открыть. Потянули тяжелую створку на себя, с опаской заглянули.
   Первыми откликнулись анализаторы атмосферы: среда неагрессивная, кислородо-азотная, содержание кислорода – около двадцати пяти процентов, дышать можно.
   – Еще бы, – пробурчал Сергей. – Ежу понятно, что дышать можно. Ведь контрабандисты лазали сюда без защитных костюмов!
   Ирвин и Сергей переступили порог, с интересом и опаской оглядывая мир, в котором оказались.
   Они стояли на невысоком холме, у подножия которого начиналось огромное зеленое поле. Синее небо над головой. Незнакомые деревья-свечи вдалеке за речкой. Глаза сразу же зацепились за какие-то большие полупрозрачные шары, которые плавно и неспешно двигались над кронами. Или катились по ним?
   – Обнаружены сущности четвертого-пятого уровня, – пропела Снежинка. – Я молюсь за тебя, Сереженька…
   – Так четвертого или пятого? – кисло пробурчал Воронин, отлично понимая, что Снежанна ни в чем не виновата.
   Просто аналитическая машина не могла точно идентифицировать уровень существ, которые приближались к людям.
   Существо. Приближалось только одно существо. Все прочие замерли у подножия холма, наверх поскакал лишь один абориген. Получеловек-полукенгуру.
   – Не нравится мне это, – пробормотал Ирвин и поднял гепл.
   – Не стреляй! – тихо ответил Сергей. – Не надо убивать, здесь не Илана. Вспомни, что говорил Бен. Они не воюют, они меняются…
   Когда абориген скачками приблизился, стало понятно, что ростом он ниже людей – где-то около полутора метров. Местный житель что-то прочирикал на своем языке и поднял в руках небольшую сумочку, в которой лежало несколько браслетов и колец из уже знакомого Сергею прозрачно-матового металла.
   – Что это он? – не понял Ирвин.
   – Это их торговец, – объяснил Сергей. – Принес свой товар. Похоже, он не видит разницы между нами и теми, кто приходил раньше. Для него все едино: что мы, что Мустафа. Лишь бы обмен делали…
   – Быстро они появились. Мы только через порог, а тут уже целая группа. И товар приготовлен.
   – Наверное, они все время тут дежурят. Им ведь запрещено проходить в мир людей. Значит, надо ждать у Двери, кто первым прибежит – тот и сорвет куш.
   – А на что менялись Мустафа и прочие? – полюбопытствовал Ирвин. – Колечко-то очень красивое. Я бы взял жене…
   Абориген, видно, почувствовал интерес человека. Затрещал, зачирикал активнее, протянул маленькую ручку к виброножу.
   – Нож? – понял Отец. – Ты просишь нож?
   Абориген ответил сумасшедшей трелью свистящих и чирикающих звуков.
   – Не надо, Ирвин! – остановил Сергей. – Это чужой мир, не делай глупостей. Не знаю, отдавали ли торговцы Бена оружие, но мы этого делать не станем! Нельзя нести кровь и смерть в эту реальность. Конечно, это не пистолет, но и вибронож – опасная штука. Возможно, он даст преимущество кому-то одному над всеми прочими. Это море крови, Ирвин, вспомни историю человечества.
   – Да… – со вздохом согласился Сигурвинсон, пряча оружие.
   Местный житель понял, что люди передумали, и выдал новую трель – теперь звуки стали другими, протяжными, жалобными. Даже не зная чужого языка, Ирвин и Сергей поняли, что меняла пришел в отчаяние.
   Потом он вдруг полез в сумочку с драгоценностями, порылся где-то в глубине, извлек на свет миниатюрную чашу из серебристо-матового металла. Видимо, хотел оставить ее напоследок, но теперь пошел ва-банк. Стараясь привлечь внимание людей резкими звуками, налил внутрь жидкость из небольшого сосуда, снятого с пояса. Тряхнул. На стенках чаши, но не снаружи и не внутри – где-то в глубине – начали переливаться радужные шлейфы. Очень красиво и необычно. Оба человека замерли в восхищении.
   Абориген сделал два скачка вперед, ухватился за пистолет Ирвина, предлагая людям забрать чашу.
   – Нет! – Сергей сделал резкий отталкивающий жест ладонью. – Нет! Уходим, Отец! Скорее!
   Они попятились назад, к каменному сооружению, из которого вышли, а меняла принялся гневно махать ручками и быстро-быстро щебетать. Видимо, он не привык к такому финалу встречи, знал, что обмен должен состояться обязательно.
   Только теперь наступили другие времена. Бойцы «Метлы-117» налегли на Дверь, захлопнули ее, потом зафиксировали засовы. Постояли, привалившись спинами к тяжелой створке, пытаясь прийти в себя.
   – Вот это да… – только и сказал Воронин.
   – А чаша красивая. – После долгой паузы Ирвин горько вздохнул, заговорил о том, о чем думал: – Я бы с удовольствием поменялся… Жене такой роскошный подарок!
   – Я бы тоже поменялся, – честно признал Сергей. – Отвез бы Снежинке. Только нельзя нам, брат! Нельзя так… с оружием…
   – Да… – еще раз вздохнул Ирвин. – Нельзя… Что делать-то будем?
   – Надо выходить на связь с Ламуром.
   – А может, ну это все на фиг, а? Взорвем стены возле Двери, похороним переход к черту, под грудой камней?
   – Нельзя, – подумав, Сергей поморщился, отрицательно помотал головой. – Плохое решение. А вдруг потом кто-то найдет? Какая-нибудь новая банда, «черные кладоискатели»? И что? Опять туда пойдет оружие в обмен на драгоценности? А здесь будут убивать любого, кто случайно оказался рядом с Дверью? Там кровь, тут кровь? Нет, Ирвин, плохой это путь! Тем более у нас взрывчатки нет. Придется выходить на связь.
   – Как? – поинтересовался Отец. – Скутер в десяти километрах отсюда. Наши встроенные переговорники предназначены для тактической связи.
   – Передатчик! – воскликнул Сергей. – У контрабандистов должен быть передатчик! Они как-то получали указания от Бена, докладывали ему обстановку!
   – Надо спросить этого… толстого… если он не сбежал!!!
   Только теперь оба приятеля вспомнили про Мустафу, ринулись наружу, но их тревоги были напрасны. Торговец лежал на площадке и жалобно скулил. Он, конечно, попытался уползти – это было видно по следам на песке. Только ничего не вышло – со связанными руками и ногами пленник сумел продвинуться лишь на пару десятков метров.
   – Рация!!! – угрожающе прорычал Воронин, потрясая геплом. – Говори! Где рация?! Где ваш передатчик?!
   – Там… – Мустафа в испуге втянул голову в плечи. – Там, в зале… где статуя человека-льва…
   Сергей метнулся назад, только теперь побежал по коридору не до конца, свернул в знакомый зал. Знакомый зал, где когда-то, в другой жизни, они остались вдвоем с Кэрол, намереваясь весело провести время. А девушка остановила партнера: мол, не могу, на нас смотрят. Эх, Кэрри, права ты была, все верно почувствовала…
   Сергей выдернул брезентовый мешок из ниши, с радостным воплем выскочил наружу. Быстро развернул антенну, проверил заряд аккумуляторов, взялся за настройку: выставил режим мультипередачи, выбрал волну оперативного дежурного сектора, полицейскую волну, экстренную волну ликвидаторов, на которую всегда были настроены приемники родной базы.
   – Внимание всем! Внимание всем! Вызываю оперативного дежурного созвездия Центавра! Вызываю спецслужбы ГалаСоюза! Вызываю дежурного базы ликвидаторов на Ламуре! Всем! Всем! Всем! Просьба: продублировать эту информацию, довести ее до сведения оперативного штаба Галактического Союза!
   На связи Сергей Воронин, зонд-команда «Метла-117», передача идет с поверхности Тизеллы! Мною, а также Ирвином Сигурвинсоном, бойцом «Метлы-117», обнаружена Дверь в параллельный мир, населенный сущностями четвертого-пятого уровней. Тьфу ты! Вот привычка! Обнаружен мир, населенный существами, по уровню развития близкими к людям! Всем! Всем! Всем! Просим срочно выслать на Тизеллу армейские подразделения для установления жесткого контроля над переходом в иной мир! Ждем сотрудников спецслужб и служб безопасности ГалаСоюза! Даем радиомаяк, чтобы вы зафиксировали наше местоположение…
   – «Метла-117»! – пробился в эфир чей-то насмешливо-удивленный голос. – Вы, часом, не пьяны?!
   – Никак нет, сэр! Передаем код подтверждения наших полномочий! Просим как можно быстрее прислать войсковые подразделения, установить контроль над переходом! Нас всего двое, долго мы Дверь не удержим!
   Где-то далеко в небе Тизеллы появился огненный росчерк – он прошел снизу, от песчаной пустыни, а исчез за облаками.
   – Это Сандро, – негромко сказал Ирвин. – Не дождался, сволочь! Наверное, слушал полицейскую волну и теперь решил дать деру.
   – Ну и черт с ним! – отмахнулся Сергей. Он пытался разобраться в хаосе голосов, загудевших в эфире, будто растревоженный рой пчел. – Улетел – его проблемы. Значит, решил, что заработал достаточно. Мы теперь и без него вернемся. Если только нам поверят.
   – «Метла-117», – зазвучал в эфире другой голос, резкий и властный. – Почему вы говорите, что долго не удержите переход? Есть вероятность вторжения в наш мир из параллельной реальности?!
   – Никак нет, сэр, – Сергей вдруг почувствовал, что смертельно устал. От борьбы. От крови. От людской тупости. – Дверь в иной мир находилась под контролем группы контрабандистов. Банда из десяти человек уничтожена. Но нас только двое! Мы даем маркер-наводку на нескольких служебных волнах. Сэр, если армия опоздает, а какие-то террористические или преступные группировки прибудут раньше, с автоматами и гранатометами, нас тут просто раздавят…
   – Все понял! – перебил властный голос. – Я оперативный дежурный ГалаСоюза, генерал-майор Дьячков, беру дело под личный контроль! Через пять минут с Ламура стартуют корабли с десантом на борту! «Метла-117», как поняли? К вам идет спецназ! Продержаться надо всего полтора часа! Никого не подпускайте к каналу перехода! Любой ценой!
   – Вас поняли, сэр! – Сергей улыбнулся, почувствовав, что гора свалилась с плеч. – Полтора часа продержимся. Обязательно продержимся…
   Они и вправду продержались. Поделили окружающее пространство на два сектора ответственности по сто восемьдесят градусов. Заняли позиции, как их учил сержант Клещ. Лучший учитель из тех, что доводилось встречать Сергею Воронину.
   А потом с неба в пустыню упали огненные стрелы – на посадку шли боевые корабли с эмблемами ГалаСоюза.
   Воронин отбросил гепл, завалился на спину, счастливо улыбаясь.
   – Ну, вот и все, Отец! – радостно крикнул он. – Все!!! Дальше – не наша забота!
   Сергей вдруг почувствовал, как сильно истосковался по Снежинке, как хочет забыть обо всех проблемах, остаться наедине с девчонкой, у которой красивые ямочки на щеках, когда она улыбается…

   Перелет до Цикады показался Сергею более длинным и утомительным, чем все предшествующие процедуры. Возможно, это произошло потому, что он истратил остатки сил на сотрудников ГалаБезопасности, тщательно фиксировавших показания бойцов «Метлы-117» – на диктофоны и видео. Воронина три раза заставили повторить все сначала – «от печки» – с того самого дня, когда ракетный скутер, ведомый Марком Заммером, случайно оказался вблизи Двери.
   Впрочем, эту часть показаний Сергей готов был терпеливо повторять снова и снова, лишь бы с него сняли обвинение в убийстве четырех друзей. Хоть теперь он, ликвидатор Воронин, и не подчинялся гражданским законам, все равно носить на себе позорное клеймо не хотелось. Он рассказал про кольцо, которое случайно нашел Леон Бертьен, и про то, какова была расплата за это. Про Августо Эскудо и Хазифа Гюльная, про контракт с зонд-командой ликвидаторов, спасший ему жизнь, и про четырех отморозков с бейсбольными битами. Про бизнес Бена и торговца Мустафу, про Дверь и аборигенов из параллельной вселенной.
   Потом, видя, что ему не очень верят, предъявил полиции и спецслужбам дрожащего Мустафу, готового выложить все как на духу – от начала до конца, с любыми подробностями. А еще чуть позднее Ирвин и Сергей открыли Дверь, чтобы скептически настроенные сотрудники элитных ведомств могли убедиться во всем собственными глазами. Оба бойца «сто семнадцатой» ухмылялись, глядя, как отвисли челюсти экспертов.
   Наконец, все это закончилось, и Сергей отправился туда, куда должен был отправиться сразу после Иланы. В отпуск. На Цикаду. К Снежанне. Он с трудом пережил часы ожидания – дорогу до третьей планеты системы Толимана. Под конец, ничуть не стесняясь, метался по грузовому отсеку, сжав кулаки. Просто не мог больше ждать.
   Знакомый космодром встретил тишиной, совсем как в тот раз, когда «Метла-117» высадилась на Цикаде почти в полном составе. Тогда их было четырнадцать…
   Сергей очень торопился к Снежинке, но все же не мог не свернуть в сторону, сделать небольшой крюк.
   …Черное поле, на котором «Метла-117» приняла страшный бой, так и осталось черным. Это казалось невероятным. Глядя на сожженную землю, Сергей не верил собственным глазам. На Илане трава поднималась за сутки, и это после обработки напалмом. А здесь, на соседней планете системы Толимана? Сколько же дней прошло с тех пор? Сергей попытался сосчитать и вдруг понял, что не может этого сделать. Он был уверен: с тех пор прошли не дни – минула вечность.
   Это случилось очень давно… «Сто семнадцатая» покинула Цикаду, оставив две могилы на городском кладбище. Кастета. И Пальцуна.
   «Счастливые… У них хотя бы есть могилы…» – сказал тогда Клещ.
   В отличие от Поэта. От Дэла. От Наркоши. От Ботаника. От Боксера. От Пастуха. От Черепашки Ниндзя… От…
   Сергею стало страшно. Он помнил каждого из своих – помнил! Здесь, на Цикаде, совсем недавно, они были живыми. Совсем недавно. Вечность назад.
   Воронин побрел в сторону города. Он не хотел думать о прошлом. Он не мог не думать. Здесь, на Цикаде, слишком многое связано с живой «Метлой». С живой! Тогда никто из них не знал, что за ад ждет впереди…
   Знакомая площадь, где танцевала королева бала. Бала в честь спасения города. В их честь, «Метлы-117». Здесь он впервые увидел Снежанну. Увидел и влюбился по уши.
   Знакомая площадь. Знакомый дом. Снежинка на крыльце…
   Он остановился в десяти шагах, выжидающе глядя на девушку. Она замерла на пороге и смотрела на него, недоверчиво, странно. Странно? Может, испуганно?
   – Ты не рада, Снежинка? – тихо спросил Сергей.
   И тогда стена рухнула, одним прыжком девушка преодолела крыльцо и ступени, бросилась на шею, повисла.
   – Дурак! Дурак… Сереженька, какой ты глупый! – Она плакала, шептала, целовала. Все сразу. – Дурак! Я ведь… Я ждала… Не полетела на Ламур, в колледж. До последнего верила, что ты вернешься! Я знала, что ты вернешься! И ты вернулся!
   – Я вернулся! – сказал он и поцеловал ее мокрые глаза. – Прости, немного задержался по дороге…
   Снежинка совсем потеряла голову, принялась целовать его в щеки и лоб, в глаза и губы. Не стесняясь слез. Потом немного успокоилась, повисла на шее, прижалась к нему, замерла.
   – Господи, какая я счастливая! – прошептала она. – Ты вернулся…
   – Угу. – Вдруг перехватило горло, и Сергей не смог сказать ничего другого.
   – У тебя глаза изменились, – Снежанна отодвинулась назад, взяла его лицо в ладони. – Совсем другие глаза. Я сначала, когда тебя увидела, даже немного испугалась. Вроде мой Сережка, а глаза другие!
   – Плохие? – грустно пошутил Воронин, целуя ее в висок.
   – Нет. Усталые. Печальные. Такие бывают у бездомной собаки. Всего-то десять дней прошло, а ты изменился…
   – Десять дней? – Сергей не поверил.
   – Да. Я считала. Каждый из них тянулся, будто вечность, особенно последние. Ты ведь говорил, что на неделю уходите. Ой, что же мы стоим у крыльца, Сережа?! Пойдем в дом, расскажешь, как там ваши? Сержант Клещ?! Ребята?! Все хорошо?! Знаешь, жители Цикады часто вспоминают вашу команду! Многие женщины и до сих пор в церковь ходят, свечки ставят, за ваше здоровье…
   Она осеклась, отшатнулась, увидев, как изменились его глаза.
   А губы – не родные. Непослушные. Деревянные. Никак не могут произнести то, что нужно.
   – Поздно, Снежинка.
   – Как поздно? Что поздно? – Она не поняла.
   – Они… – Голос глухой, чужой. Будто не он, Сергей, говорит. Кто-то другой. – Они все… все остались там… На Илане… Только Клещ и… и… я и… Отец…
   Он не выдержал, закрыл глаза. Слезы сами побежали из-под ресниц, против воли. Сергей прикусил губу, пытаясь сдержаться. Хотел вернуться к Снежанне сильным, уверенным в себе. Не получилось.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация