А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ликвидаторы" (страница 22)


   …Вот улица, где жила Кэролайн Райт. В тот день Сергей приехал сюда на такси, которое пахло гнилыми овощами. Да, еще и торговался с водителем, чтобы сбросить цену. Вот же были времена… Тогда в кармане у него не набиралось и сотни галафунтов, но он был уверен, что это не проблема, все самое интересное ждет впереди. Он сумеет стать хозяином жизни, раздобудет и деньги, и все прочее, необходимое солидному человеку.
   Теперь у него в банке такой счет, что могут позавидовать многие бизнесмены. Он готов, не торгуясь, ехать на такси хоть на другой конец города. Или, даже, кататься по кругу. А потом заплатить по тарифу, да еще оставить чаевые. Вот только нет твердой уверенности, что все впереди, потому что слишком много дорогого и важного осталось позади, в прошлом. И уже другими глазами приходится смотреть в будущее – совсем не так, как это делал студент третьего курса…
   Тогда он дошел до дома Кэрол, постоял в толпе, а потом развернулся… куда направился потом? Ах, да, вот на ту улицу, где зеваки собрались перед витриной магазина, глядя на экран стереовизора.
   Все точно! А потом, когда его узнали в лицо, побежал по улице, свернул в переулок. Вой полицейской сирены заставил свернуть еще раз, перебежать дорогу. Затем на глаза попался еще один переулок. Бинго! Вот и «лавка», где он повстречал Хазифа Гюльная.
   Сергей толкнул знакомую дверь. «Динькнул» колокольчик, совсем как в тот раз… Внутри ничего не изменилось – пустая комната, надпись на стене. «Я стреляю, следовательно, я существую». Тогда, три месяца назад – почти бессмысленная для студента Воронина. Красивая глупость, не более. Теперь для Белоснежки, бойца зонд-команды «Метла-117», – не просто фраза, смысл жизни хомо плазмометус.
   Все было, как прежде, только из-за стойки поднялся другой человек – высокий, худощавый. Совсем не Хазиф. Сергей, по инерции сделавший несколько шагов вперед, замер, приоткрыв рот. Незнакомец внимательно посмотрел на гостя.
   – Ты не наш клиент, – после паузы вымолвил он.
   – В каком смысле? – не понял Сергей.
   – Тебе не нужен контракт на два года. Ты пришел сюда не за этим. Такое всегда видно по лицу. Одно дело, когда человеку некуда деться, тогда он бежит к нам, потому что это его последний шанс в жизни. У тебя другое лицо.
   – У меня лицо человека, который три месяца назад подписал контракт, – грустно пошутил Сергей. – Вот именно здесь, на этом вербовочном пункте. Только я вас не видел, раньше здесь работал Хазиф Гюльнай. Такой маленький улыбчивый человечек. Круглый и очень жизнерадостный. Наверное, вы его знаете, да? Он мне сказал: «Вернешься, Сергей, – заходи, поговорим, выпьем…» Я вернулся. Может, подскажете, где найти Хазифа?
   Худощавый вербовщик как-то странно посмотрел на Воронина, его лицо дрогнуло – будто у маленького ребенка, который потерял любимую игрушку. Потерял и не может найти. Воронину показалось, незнакомец мог и заплакать, только вовремя вспомнил, что давно уже не ребенок.
   Вербовщик шагнул к стойке, достал из встроенного шкафчика бутылку виски и два маленьких стакана.
   – Заходи, – сказал он. И подвинул стул гостю. – Посидим. Поговорим.
   Хозяин разлил жидкость по стаканчикам. Сергей ничего не понял.
   – Где Хазиф? – переспросил он.
   – Нет нашего Хазифа, – пряча глаза, ответил вербовщик. – Убили его. Около трех месяцев назад… В самом начале лета…
   Ноги не удержали Сергея, он свалился на стул.
   – Как же так? – беззвучно прошептал Воронин. – Как же так?!
   – Выпьем… – предложил вербовщик.
   Они осушили емкости, не чокаясь, не закусывая.
   – А вот так! – с трудом отдышавшись, сказал новый хозяин вербовочного пункта. – Убили его. Вечером. В пяти шагах отсюда. Подкараулили, когда закрыл «будку» и отправился домой. Позднее полиция допрашивала какую-то женщину, свидетельницу. Она издали видела, что Хазифа били четверо. Страшно лупили, бейсбольными битами. Кричал он жутко, а эти выродки забивали на мясо. Кости ломали, ребра, потом череп раскроили. Давай еще выпьем…
   Они снова приложились к обжигающей жидкости. Сергей не мог говорить. То, что он услышал от вербовщика, казалось невозможным.
   – Кричал он, бедняга. На помощь звал. Как же, один против четверых… Женщина, которая видела все это, сразу в переулок свернула, побежала на другую улицу, подальше от места расправы. Не хотела, чтоб и ее, как свидетеля. Вот так вот…
   Она вызвала полицию уже позднее, просто заметила патрульный экипаж, который ехал мимо. Остановила, отправила сюда. Только поздно было, не дышал наш Хазиф…
   Рассказчик часто-часто поморгал глазами, нервно сглотнул. Налил себе еще, выпил. Опять посидел, пытаясь восстановить дыхание.
   – Горько… Знаешь, мы с ним когда-то вместе начинали. У него отличная реакция. Он так стрелял, что ни один черт не мог подобраться к нашей «Метле».
   – «Метле»?! – Сергею показалось, что он ослышался.
   – Ну да, восемьдесят первой «Метле». Мы туда вместе пришли, глупыми «желторотиками». Давно… Он тогда еще не располнел, был маленьким, подвижным. Всегда шутил, нас подбадривал… Но он не только языком хорошо молол, Хазиф из гепла стрелял классно – я же говорю, реакция на движущуюся цель у него феноменальная. Однажды жизнь мне спас… Знаешь, сколько мы с ним вместе прошли? Не пересказать за вечер… Потом, на одной из планет, ему кроковольф ногу раздробил – ухватил зубами. То была первая встреча людей с кроками… Хазиф успел выстрелить, убил эту сволочь. Кости срослись плохо, регенератор не помог, вот и пошел Хазиф в вербовщики, хоть поначалу очень страдал, что больше не может с нами летать.
   А потом и меня зацепило, отравляющим газом с длинным периодом распада. Чистили мы одну гадкую планету, случайно накрыло нашу команду, сверху. С тех пор у меня одышка, тоже списали «на берег».
   – Хазиф был бойцом зонд-команды… – Сергей никак не мог переварить эту новость.
   – Отличным бойцом. Если б не нога, я уверен – он бы отбился от тех четверых отморозков. У него реакция… Да какая там реакция, если на тебя четверо с бейсбольными битами?!
   Вербовщик с горечью махнул рукой, налил себе еще.
   – А ведь мне он тоже спас жизнь… – растерянно пробормотал Воронин. – Как раз в начале лета…
   И тут молния прошила мозг! Сергей вдруг все понял. Хазиф Гюльнай спас его в начале лета. Умер тоже в начале лета. Сначала спас, а потом умер. В этом и дело…
   «Подними перегородку! – приказал Августо Эскудо. – Он все равно умрет! Но если ты не сделаешь, что требую, умрешь и ты!»
   «Ну что за времена, – ответил Хазиф. – Каждый день обещают убить… Что за времена…»
   Вербовщик не поднял перегородку из бронестекла, не позволил застрелить Сергея. Спас его от смерти. И был зверски убит. Августо Эскудо сдержал слово.
   – Полиция, конечно, никого не нашла. Немножко помаялась, для вида, и закрыла дело. Вот так и не стало нашего Хазифа.
   – Вот, значит, какие новости! – Воронин поднялся, чувствуя, как кровь ударила в голову.
   То, что он стремился забыть, что гнал от себя прочь, вернулось. Вернулось по-другому, смертью Хазифа Гюльная, но все равно вернулось. И Сергей понял, что знает в СкайСити негодяя, который виновен во всем. В том, что Воронин больше не студент ТОНПа. В том, что на прошлой жизни поставлен жирный крест. В том, что умер хороший человек, Хазиф Гюльнай.
   За это должен ответить Августо Эскудо. Да! Только так, и никак иначе!
   – Брат! – обдумав все, Сергей обратился к вербовщику. – Помоги, пожалуйста! Это не ради меня, ради Хазифа! Он спас мне жизнь, и я – его должник. Кажется, я знаю, кто убил нашего друга. Помоги мне найти лейтенанта полиции Августо Эскудо! Адрес, мне нужен только его адрес!
   – Не проблема, – вербовщик, хоть и выпил немало, соображал вполне нормально. И сомнений у него не возникло. – Ради Хазифа я готов не только адрес поискать…
   Он вытащил из-под стойки портативную консоль, развернул дисплей.
   – Сейчас пробьем запрос через нашу центральную базу. У ликвидаторов архивы не хуже, чем у спецслужб… Лейтенант… Эскудо… Августо… Немного подождем… Этот?
   С экрана на Сергея смотрел тот самый человек с холодными рыбьими глазами, который, без колебаний, поднимал пистолет и нажимал на спусковой крючок, метясь в голову и сердце жертве.
   Жертве?! Как бы не так! Тогда Сергея спас маленький жизнерадостный «лавочник» с отменной реакцией. Теперь настал черед возвращать долги!
   – Этот!!! – Воронин произнес слово таким мрачным тоном, что вербовщик крякнул.
   – Вот его адрес. Слушай, может, тебе оружие нужно? Лейтенант полиции все-таки… Он опасен.
   – Знаю, – недобро улыбнувшись, ответил Сергей. – Знаю, он стрелял в меня, пытался убить. Я знаю, как он опасен.
   – Тогда не лезь к нему с голыми руками.
   Воронин чуть помедлил, размышляя.
   – Ты прав. Пожалуй, надо вернуться на базу, кое-что взять…
   – Погоди! – худощавый засуетился, вытащил коммуникатор.
   – Рэндал! Ты далеко от меня? Нет, не новобранец, но наш человек! Наш, из ликвидаторов! Мой добрый друг! Рэндал, заверни сюда, старина! Сергею нужно срочно попасть на базу, подбрось хорошего человека! Да, спасибо. Ждем.
   …Они прошли к выходу той же дорогой, которой однажды шли с Хазифом Гюльнаем.
   – Будь осторожен, Серж! – сказал напоследок вербовщик. – Вернуть долг – дело хорошее, правильное. Но… но будь осторожен… с полицией…
   Сергей мотнул головой, давая понять, что слышал. Уже из автобуса махнул рукой на прощание. Он был сосредоточен и угрюм: обдумывал, как проделать все получше…

   Миновав КПП, Воронин побежал к казарме, погруженный в свои мысли, и только возле нее, наткнувшись на незнакомого бойца, затормозил, опомнился, с досады махнул рукой. Теперь его дом в другом месте.
   Сергей, прыгая через ступеньки, влетел на второй этаж жилого комплекса для старослужащих. Обратил внимание, что комната Ирвина Сигурвинсона открыта, но времени тратить не стал, дернул дверь к себе, подскочил к сейфу, быстро набрал код.
   Пистолет… И патроны. Бронебойные? Или разрывные? И те и другие! По две обоймы. Нет, разрывных лучше взять три. Правильно, мало ли как все повернется. Обоймы в разные карманы джинсов, чтобы не выпирали. Так, пистолет под брючный ремень, спереди…
   – Ты чего? – настороженно спросил от дверей Отец.
   Сергей вздрогнул от неожиданности, запахнул полы куртки, прикрывая оружие, размещенное у живота.
   – Ничего! – Он фальшиво улыбнулся, попытался перевести разговор на другое. – Все в порядке! А ты почему здесь? Разве ты не с семьей? Не с женой и дочерью? Как они?
   – Жена в порядке. И Кристинка – тоже, – Ирвин отвечал как-то механически, «рентгеновским» взглядом пытаясь пробуравить куртку товарища. – У них все нормально. Операция прошла успешно, об этом я раньше говорил. Дочка поправилась, теперь ей, слава богу, ничего не угрожает.
   – А чего вернулся так рано? – Воронин хотел, чтобы фраза прозвучала нейтрально, но, кажется, нотка досады промелькнула в голосе, и Отец это почувствовал.
   – Хочу заявление на отпуск написать, – прищурившись, ответил Сигурвинсон. Теперь его зрачки спрятались под ресницами, стало невозможно понять, о чем он думает. – Вот, опытные люди надоумили, что после боевого задания мы имеем право на краткосрочный отпуск. Я и вернулся, узнал у дежурного форму рапорта, сел писать… А тут… ты…
   Ирвин недвусмысленно посмотрел на сейф с оружием.
   – Отлично! – Сергей похлопал Отца по плечу, бочком протиснулся в коридор мимо товарища. – Отлично, молодец! Пиши! Тебе надо. Отпуск. Жена и дочь. Все правильно. Я побежал. Пока!
   – Стой, Серж! – крикнул вслед Ирвин. – Что-то случилось?!
   – Нет-нет! – Воронин отрицательно помахал рукой, даже поморщился, всем видом показывая, что это неправильная идея, у него все в порядке. – Извини, брат, я тороплюсь. Увидимся вечером. Удачи с рапортом!
   Сигурвинсон почесал затылок, вернулся в свою комнату. Посмотрел на лист бумаги, на котором была аккуратно выписана только шапка документа. Подошел к окну, постоял, прикусив губу. Серж Воронин бежал в сторону КПП, на ходу поправляя куртку, чтобы пистолет не выпирал. Чтобы не заметили на контрольном посту. Впрочем, они не станут проверять тщательно, обыскивать – не новичок идет.
   – Дурак, а если все-таки найдут? – задумчиво сказал Ирвин. – Дурак? Что-то случилось…
   Он поморщился, нервно кусая губы. Принял решение. Шагнул к сейфу, быстро вытащил пистолет и две обоймы с разрывными пулями, спрятал оружие на животе, точно так же, как сделал товарищ. Набросил на плечи куртку, чуть потянул вверх молнию, проверил, чтобы ствол не выпирал.
   И побежал к контрольно-пропускному пункту следом за Ворониным, стараясь держаться так, чтобы Сергей не заметил хвост.
   …Тачку удалось поймать без труда, Сергей только вышел на оживленную трассу, проходившую неподалеку от базы, а дальше – дело техники и денег. Теперь он мог не мелочиться и платить так, чтобы любой водитель согласился подвезти до города. И не просто до города, а до той улицы, которая необходима пассажиру.
   Высаживаться на улице, где жил Августо Эскудо, Воронин не стал. Мститель понимал, что полиция не сможет арестовать его за преступления, даже если докажет, что именно он стрелял в лейтенанта. Тем не менее делать глупости Сергей не собирался – покинул машину на соседней улице, не спеша прогулялся пешком, отыскал нужный дом.
   Августо Эскудо изменил его жизнь. В один день все полетело под откос – тогда, когда лейтенант с пистолетом гонялся за Ворониным, ни о чем не спрашивая, просто собираясь застрелить, как паршивую собачонку. С этого момента для Сергея началась новая история. И в этой, иной реальности, он встретил Снежанну. Может, в другом случае Сергей сказал бы полицейскому спасибо за то, что все получилось так. Если бы не трупы Марка, Анжелы, Леона и Кэролайн. Если бы Хазифа Гюльная не забили бейсбольными битами.
   …Небольшой трехэтажный дом, с одним-единственным подъездом. Там все было просто – квартира налево от лестницы, квартира направо от лестницы, никаких загадок. Зная номер Августо Эскудо, Сергей быстро разобрался по указателю, на каком этаже живет лейтенант, а потом, мельком глянув на окна, установил, что полицейский уже дома. В кухне горел свет.
   Сергей отошел за угол, остановился в небольшом скверике, делая вид, будто наблюдает, как играют дети. Сместившись чуть в сторону, за кусты – так, чтобы с улицы никто из прохожих не мог разглядеть его – быстро вытащил пистолет из-за пояса, вставил обойму с разрывными патронами, передернул затвор. Положил оружие в карман куртки, не спеша, прогулочным шагом, направился к подъезду.
   Самое главное – никого не встретить по дороге. Чтобы потом никто не опознал в лицо. Тихо и спокойно добраться до квартиры… Тьфу, черт! Какая разница, запомнит кто-то в лицо или нет?! Вот, дурацких фильмов насмотрелся. Самое главное, чтобы Августо открыл дверь на звонок, не спрашивая, кто заявился!
   Лейтенант действительно открыл дверь, не задавая вопросов. С чего бы это? Никого не боится? Даже не поинтересовался, кто звонит, просто щелкнул пультом дистанционного управления, снимая блокировку замка, и пошел на кухню как ни в чем не бывало.
   Выстрелить в спину Воронин не мог. Ему нужно было объяснить – почему и за что убивает грязного копа. Ему нужно было задать несколько вопросов.
   – Эй! – тихо позвал Сергей, и лишь тогда Эскудо обернулся.
   Лицо его вмиг изменилось, зрачки расширились. Августо побледнел и попятился, наткнулся на стол. Бутылка пива свалилась вниз, с печальным звоном расползлась по полу грудой мокрых осколков.
   – Вижу, узнал, – сказал Воронин и радостно оскалился. Поднял пистолет, контролируя движения полицейского. – Значит, мне не придется долго объяснять, за что умираешь. А ты умрешь, Эскудо! Если не объяснишь, почему стрелял в меня, даже без пригово…
   И тут что-то обрушилось на плечи Сергея сзади, да причем с такой силой, что он не удержал равновесия, сделал неверный шаг вперед. Рука ослабела. Пистолет выскользнул из пальцев, ударился об пол, но звук получился каким-то странным, глухим, будто проходил через вату. Воронин медленно осел вниз. Все, что находилось вокруг, завертелось с сумасшедшей скоростью, а потом исчезло. Пришла черная пустота.
   …Ему показалось, что забытье продолжалось совсем недолго, только один миг, но, когда открыл глаза, сразу понял: это не так. Теперь Сергей сидел на той же кухне, на стуле, руки были вывернуты за спину. Кто-то возился с ними, пытаясь потуже стянуть ремнем или веревкой.
   – Зря ты, Августо, – прогудел над ухом незнакомый голос. – Не трать время, не надо связывать. После такого он не встанет, не побежит, я тебе отвечаю! Это профессиональный способ выключить жертву, из арсенала спецназа. После удара в нижнюю часть шеи в глазах все двоится, нервные импульсы проходят плохо, руки «едут» совсем не туда и не так, как хочет их хозяин. Гы-гы-гы. Только спецназовцы бьют прикладом, а я – бейсбольной битой. Легонько. Гы-гы-гы.
   «Бейсбольной битой, – вяло подумал Сергей. – Хазифа Гюльная тоже убивали бейсбольной битой…»
   – А здорово он тебя напугал, да?! – веселился незнакомец. – Я следом за ним вошел, видел, как глаза у тебя на лоб полезли. Вон, даже пиво грохнул…
   – Еще бы, – хрипло отозвался лейтенант, обходя Воронина и усаживаясь на стул перед пленником. – Ждал тебя, открыл дверь на звонок. Спокойно пошел на кухню, а потом обернулся – за спиной этот молокосос с пистолетом!
   – Что-то он лепетал такое, будто вы давно знакомы. Ты его знаешь?
   – Конечно!!! И ты его знаешь, Бен! Это последний из той пятерки, которую мы убирали в начале лета! Ну, помнишь?! Ракетный скутер на Тизелле!
   – Вау! – Бен вышел из-за спины Сергея, остановился, внимательно разглядывая добычу, – плотный, лысый человек, в возрасте где-то под сорок, с тяжелым подбородком и кустистыми бровями. – Вау! Сколько мы пытались до него добраться! Искали, искали! А тут вон как все просто! Сам пришел! Не зря говорится: на ловца и зверь бежит!
   – Значит, – промямлил Сергей, – все-таки я был прав. Это вы убили наших ребят, из колледжа.
   Язык повиновался с трудом, чтобы выговорить слова, приходилось прилагать невероятные усилия.
   – Мы, дорогой, мы! И тебя убьем… – Бен уселся на стул, открыл бутылку пива, жадно приложился к ней.
   – За что вы их? – не унимался Воронин.
   – А тебе не все ли равно?! – удивился бандит. Видимо, он был старшим в этой паре, потому что Августо Эскудо молчал. Сидел на стуле и молчал. – Ты бы лучше не дурацкие вопросы задавал, а умолял пощадить… Маму пожалеть. Все такое…
   – За что вы их? – упрямо повторил Сергей. – Это из-за матового кольца, которое нашел Леон?
   Бандит и полицейский переглянулись.
   – Видишь, – после короткого замешательства сказал Эскудо. – Я же говорил, надо чистить хвосты до конца. А ты еще сомневался.
   – Да, Августо, признаю – ты был прав. Он догадался.
   – Из-за одного кольца? – Сергею очень хотелось знать правду. Пусть даже в такую минуту. – Скажите! Все равно я у вас в руках! Из-за кольца?! И Леону пальцы отрубили из-за этой безделушки?
   – Ничего себе «безделушка»… – забывшись, проговорил Эскудо. – Эта мелочь могла открыть всем дорогу туда, куда проникаем только мы…
   Впрочем, он тут же осекся, посмотрел на Бена. Тот поморщился.
   – Ладно, чего не сказать? Все равно через пять минут сдохнет, пусть узнает – за что. В общем, так, малой. Дело не в одном этом кольце. Хотя корешу твоему пальцы пришлось резать из-за кольца, да. Застряло оно на руке, а надо было снять, обязательно, чтобы у полиции не осталось правильной ниточки, за которую можно потянуть и распутать весь клубок.
   Ты хочешь знать правду? Ну ладно, слушай. Там, на Тизелле, когда-то существовала мощная цивилизация, покруче, чем наша. Куда ушли чужие и зачем – мы не знаем. Да, честно говоря, нам и неинтересно. Что ты смотришь такими беременными глазами, парень? Ты хотел знать все? Вот и слушай!
   Короче, эта цивилизация ушла. От них осталась только Дверь. Именно так – с большой буквы. Дверь! Я не знаю, куда выводит Дверь. В другую галактику. Или в параллельную реальность. Да по хрену! Важно то, что можно открыть Дверь, как обычную створку в квартире, и шагнуть за порог. А там, с другой стороны – неизвестный мир. Только в нем нет чужаков, которые все это построили. Мы точно знаем. Если б они там были, давно настучали бы нам по шее и выбросили обратно, пинком под зад.
   Ты спросишь, а кто там есть? Отвечаю: там есть аборигены, тупые, как помесь курицы и кенгуру. Но у этих аборигенов имеются очень красивые ювелирные побрякушки. Догадываешься, о чем речь? Вот о тех самых матовых кольцах, браслетах, чашах… Мы открыли новый бизнес, который приносит баснословные прибыли. Мы меняемся с чужаками, баш на баш. Примерно так же, как в древние века европейцы облапошивали доверчивых индейцев. Отдавали огненную воду, стеклянные бусы, гребешки для волос, а взамен получали шкуры дорогих пушных зверей, золото, драгоценные камни.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация