А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ликвидаторы" (страница 20)

   Он равнодушно поднялся с места – была не его смена дежурить в лагере. Значит, на выход. Воронин взял бронекожу и начал влезать в нее – медленно, вяло, совсем не так, как в первые дни. Не так, как молодых и резвых учили на тренинг-базе. Теперь все изменилось, уже не походило на героическую сказку, которую когда-то раньше рисовало воображение.
   …Три часа он, как робот-автомат, валил деревья, сжигал огнем генератора плазмы сучья, кроны, стволы. Вытравливал черную полосу на пути к контейнеру и по сторонам, чтобы никакие обезьяны и кошки не сумели свалиться на голову, застать врасплох.
   Теперь бойцы зонд-команды могли работать только втроем, но от этого фронт работ не сократился, Клещ не рискнул сузить дорогу, которую прорубали через джунгли. Наоборот, после знакомства с обезьянорысью черную полосу еще больше расширили. Длина ее составляла всего тридцать-сорок метров, так, чтобы и позади контейнера появилось голое пространство, зато ширина просеки постепенно выросла с тридцати метров до пятидесяти. Клещ страховался от новых неприятностей.
   Около трех часов смена валила деревья, затем отступила к лагерю – вяло и апатично, будто люди пребывали во сне. Там Дэл, Отец и Белоснежка приняли дежурство, проще говоря, сели на ящики в вершинах треугольника базы, а вторая тройка, которая отдыхала, выдвинулась на борьбу с джунглями. Теперь дежурство по лагерю считалось отдыхом…
   К вечеру они сумели сделать то, что требовалось, – проложили широкую просеку до огромного металлического ящика.
   – На сегодня хватит! – решил сержант. – Отдыхаем…
   Только полноценного отдыха все равно не получилось. Шестеро бойцов – это лишь две тройки. Теперь им приходилось меняться на охране лагеря каждые три часа, даже ночью. А как поспишь в таких условиях?
   Если принять транкл, чтобы сразу вырубило, то заснуть можно за пять минут, нет проблем, зато потом, через три часа, не подняться. А ведь необходимо не просто подняться, надо следующие три часа стоять на вахте, внимательно наблюдая за всем периметром. Шины электрозащиты по-прежнему отключены из-за дождя…
   После транкла голова становится тяжелой, глаза закрываются сами, а тело не желает подчиняться приказам мозга – Сергей уже знал это. Транкл разрабатывали для того, чтобы позволить бойцу отдохнуть, полностью расслабиться. И это здорово, только препарат не выводится из организма за три часа, он не может прекратить действие по приказу сержанта…
   А если не принимать транкл, то уснуть не удавалось вовсе. Сергей покрутился с боку на бок, невольно перебирая в памяти события последних дней, только-только начал задремывать, а его уже хлопнул по плечу сержант. Мол, вставай, ваша смена…
   К утру вся шестерка бойцов «сто семнадцатой» напоминала команду зомби, передвигавшуюся на автопилоте: с красными глазами, налитыми свинцом веками, тяжелыми гудящими головами.
   Но Клещ не желал сдаваться. Он посадил всех на стимуляторы, объявив, что осталось совсем немного. Идет шестой день, на следующие сутки должен прибыть ракетный скутер, который привезет смену. На Илану десантируется другая зонд-команда для продолжения работ, а «сто семнадцатая» отправится на базу.
   Все приободрились – то ли от стимуляторов, то ли от хорошей новости. Тройка, свободная от дежурства, в которую входили Дэл, Отец и Белоснежка, отправилась к контейнеру.
   Они благополучно вскрыли ящик с грузом, вставили аккумуляторы в «пылесос», запустили двигатель. Эта установка была слишком тяжела, к счастью, волочь ее на себе не требовалось – мотор крутил колеса, следовало лишь палками-рычагами подправлять «черепаху» в нужную сторону. Они долго проводили неуклюжую машину по просеке, то и дело меняясь местами: один обязательно дежурил с геплом, прикрывая товарищей. За два часа докатили установку до нужной точки, слушая указания Клеща, который постоянно находился на связи по радио.
   Бросили «пылесос» по команде сержанта. Здесь, если верить оперативным планам штаба, будет создана вторая площадка, большего размера. На ней поселятся геологи. С нормальными пенобетонными домами. С горячим душем. С электрическим отоплением.
   Конечно, инженеры и ученые будут жить за колючей проволокой, почти не выходя наружу, за периметр. А возле «колючки» станут дежурить бойцы из другой «Метлы» или из отрядов тотальной зачистки.
   – Илана будет покорена, согласна она с этим или нет! – закончил Клещ.
   И, словно в ответ на его дерзкие речи, сверкнули первые молнии. К дождю добавилась гроза.
   Дэл, Отец и Белоснежка медленно побрели по «морю» в сторону просеки и открытого контейнера – теперь следовало начинать транспортировку арматуры.
   Они по-прежнему менялись: один дежурил с геплом, охраняя товарищей, двое других работали. В металлический ящик вошли Дэл и Отец, это и спасло Сергея.
   Он стоял чуть поодаль от черной пасти входа, стремясь контролировать взглядом все очищенное от деревьев пространство. Ветвистая молния, расколовшая небо, отпечаталась на сетчатке глаз голубыми светящимися нитями.
   Сергею показалось, будто она ударила точно в контейнер. Дэл, копавшийся у входа, рухнул как подкошенный. Что произошло с Отцом, Воронин не разглядел – тот был где-то внутри.
   – Клещ! – заорал Сергей, вмиг забыв об усталости и апатии. – Здесь Белоснежка! Молния ударила в ангар! Молния! Мне нужна помощь! Срочно!!!
   Его никто не слышал – эфир не ответил. Разряд электричества создал такое мощное электромагнитное поле, что радиоволны погасли в нем, будто утонули в болоте.
   Забыв про всех диких животных, Сергей бросился вперед, упал на колени возле пострадавшего товарища.
   – Дэл! – он приподнял голову бывшего военного, потряс за плечи. – Дэл?!
   Тот открыл глаза.
   – Я в порядке, – пробормотал он. – Только ноги… Мои ноги… Где мои ноги?
   Сергей с ужасом посмотрел вниз.
   – Они на месте, Дэл!
   – Ты врешь. Врешь. Не могу пошевелить… Почему я их не чувствую?
   – Молния ударила! – Сергей все понял. – Дэл, не переживай! Это сейчас пройдет! Это нервный шок! Просто в контейнер ударила молния! Ты сядь, вот так! Руки чувствуешь? Молодец! Возьми гепл! Следи за лесом, хорошо? И по бокам – тоже! Я посмотрю, что с Отцом…
   Тот лежал в глубине контейнера, на груде металлических стержней. Ирвин был без сознания, но дышал. Увидев это, Сергей всхлипнул – с плеч свалилась гора. Воронин подхватил Отца, потащил его к выходу, туда, где сидел их товарищ.
   – Как ноги? – спросил он Дэла. – Не отошли?!
   – Нет пока. Я их не чувствую, совсем не чувствую.
   – Ничего-ничего! – затараторил Сергей бодро-фальшивым тоном. – Вон Отец так вовсе отрубился, без сознания лежит. Но дышит! Дышит! Ничего! Прорвемся! Сейчас попробую вызвать Клеща!
   Он вновь активировал систему связи, задав максимальную мощность сигнала.
   – Клещ! Сержант! Здесь Белоснежка! Нужна помощь! У меня двое раненых! Молния ударила в контейнер!
   И вновь никто не отозвался.
   – Гроза… – невнятно пробормотал Дэл. – Связи нет…
   Воронин выхватил пистолет, резким щелчком загнал в него сигнальную обойму, выпустил все десять световых патронов в небо. Наклонил голову, прислушиваясь. Ничего. Ничего, кроме шелеста дождя. Поставил вторую обойму, поднял ствол. Яркие стрелы пронзили тучи… Опять без результата.
   – Дэл, – извиняющимся голосом произнес Сергей, приняв решение. – Дэл, двоих мне не утащить. И тебя одного я не утащу, прости. Ты гораздо тяжелее Отца. Понимаешь? Я его кое-как себе на спину… Постараюсь допереть до базы, приведу наших. Ладно? Ты уж продержись тут, совсем немного. Полчасика… Я приведу Клеща, Быкана, Боксера… Хорошо?
   – Давай! – кусая губы, сказал тот. – Давай, все правильно! Черт! Сам пошел бы, да ног не чувствую…
   – И не надо! Ты просто сиди, с геплом! Только никого к себе не подпускай, следи за лесом! А мы поможем… Мы – сейчас…
   Он присел, с трудом взвалил на спину Отца, медленно, шатаясь, побрел по просеке. Молния ударила в крону дерева, стоявшего неподалеку – Сергей равнодушно посмотрел на огненный факел и опустил глаза: выбирал место, куда поставить ногу, чтобы не поскользнуться. Он чувствовал, что если упадет, то встать будет очень трудно. И без того двигался лишь благодаря стимулятору.
   Когда подходил к краю леса, уже готовился выйти на залитую водой площадку, вдруг померещилось, будто в кронах деревьев появились две или три зелено-коричневые тени. Померещилось или нет? Может, вправду обезьянорыси? Сергей не стал разбираться, выпустил туда два десятка плазменных «пуль» и потащил Отца дальше.
   Когда выбрался на проплешину, где надо было брести по щиколотку в воде, уже не видел, что творится перед глазами. Брел в мутную пелену, наобум, механически переставляя ноги. Очнулся оттого, что кто-то тряс за плечо, орал в ухо. Воронин с трудом приподнял веки. Боксер.
   – Что случилось?! Где Дэл?!
   – Там, – промямлил Сергей. – Молния ударила. Связь пропала. Там он. Ранен. Возле контейнера…
   Боксер все понял, резвыми скачками умчался в лес, пропал за стеной дождя. Сергей побрел дальше, не глядя вперед, просто надеясь, что база окажется именно там, куда он движется. Если только Илана не придумала какую-нибудь новую шутку…
   А потом на пути возникли Клещ и Быкан – два серых призрака, вынырнувшие из дождя.
   – Дэл возле контейнера… – качаясь от усталости, пробормотал Сергей. – Молния ударила. Ноги парализовало. Боксер туда побежал…
   – Быкан, помоги Белоснежке, забери тело! – скомандовал Клещ. – Я к Боксеру!
   «Какое же это тело? – хотел сказать Воронин. – Это не тело, это живой Отец… Просто без сознания…»
   Он не произнес этого вслух, только подумал. Ткнулся лбом в спину Быкана, стал оседать вниз. И, кажется, до лагеря тот дотащил обоих.
   …Очнулся Сергей в «коробке». Открыл глаза – и сразу понял, где находится. Вспомнил, что было. Приподнялся. На ящиках сидели Клещ, Быкан и Отец.
   – А где Дэл? – спросил Сергей. – Где Боксер?
   – Не нашел я их… – глухо отозвался сержант. – Нет возле контейнера никого. И внутри нет. И следов нет. Чертов дождь… Искал… два часа искал… Стрелял… Звал… Никто не откликнулся, не вышел…
   Сергей поднялся с матраса, расширившимися глазами посмотрел на товарищей.
   – Как же так? – растерянно спросил он. – Дэл… Возле контейнера… Я его оставил… У него гепл в руках! Я Отца потащил, он сознание потерял… А Дэл обещал… обещал дождаться!
   Клещ не ответил, только сжал кулаки, отвернулся к стене. Зато подошел Отец, присел на корточки, стиснул пальцы Сергея.
   – Спасибо. Я твой должник…
   Посидели молча, глядя в пол.
   – Пошли еще искать? – предложил Быкан.
   – Хоть бы чертов дождь утих! – грохнув кулаком по стене, отозвался сержант.
   Они все-таки ушли, вдвоем. Клещ и Быкан. При этом Быкан слегка прихрамывал на левую ногу. Сержант обратил на это внимание, но самый сильный боец «Метлы-117» только пренебрежительно махнул рукой. Так, мол, ерунда. Ногу наколол… В суете, когда надо было побыстрее одеться и бежать на помощь товарищам, выскочил в тамбур без сапог. Укололся обо что-то. Побаливает. Ерунда.
   Они ушли вдвоем, оставив на базе Отца и Белоснежку. У первого, хоть обморок и прошел, довольно прилично кружилась голова. Второй, пока тащил пострадавшего товарища, выплеснул все силы. Даже те резервы, что пробудились с помощью стимуляторов.
   Словно по просьбе Клеща, прекратился дождь – мощная гроза оказалась финальным аккордом трехдневной вакханалии природы. Сержант и его спутник отправились на поиски, когда тучи на небе начали расползаться по сторонам. С деревьев еще капало, но в лагере, на открытом месте, буйство Иланы уже прекратилось. Вода потихоньку уходила в почву, оставляя на поверхности полужидкую грязь…
   Отец и Белоснежка выбрались из коробки наружу, уселись на ящики, рядом, глядя в ту сторону, куда ушли Клещ и Быкан. О защите периметра уже не думали, на такие мелочи им теперь было просто наплевать.
   Клещ и Быкан вернулись обратно через два часа, причем сержант тянул высокого и тяжелого спутника на себе – подставив Быкану плечо. Тот сильно хромал на левую ногу, скрежетал зубами. Изредка, не выдержав, постанывал.
   Едва добрались до лагеря, командир «сто семнадцатой» затащил Быкана внутрь спального помещения, игнорируя необходимость проводить бактерицидную обработку. Стянул со спутника сапоги и костюм, стал внимательно обследовать распухшую ногу.
   – Как, говоришь, дело было? – угрюмо спросил он. – Торопился? Выскочил в тамбур без сапог? Наколол там ногу?
   – Да… – прошептал Быкан, на круглом лице которого выступили капли пота.
   Клещ молча поднялся, взял гепл, пошел обследовать тамбур.
   Сергей и Отец остались возле хрипло дышавшего товарища. Они с ужасом посмотрели друг на друга, догадавшись, какая мысль пришла в голову командиру.
   – Дерьмо! Никого там нет! – ругнулся Клещ, вернувшись в жилое помещение. – Уползла, сволочь!
   – Кто? – глупо переспросил Отец.
   – Ядовитая сороконожка. Или тарантул. Или скорпион. Или еще какая-то гадость!
   Быкан застонал. Видимо, боль была очень сильной.
   – Клещ, – жалобно пробормотал он. – Я умру?
   – А вот хрен!!! – разозлился сержант. – И не думай об этом! Сейчас тебе антидот вколю, а потом защитный костюм надену! Всем надеть костюмы! Завтра прибудет катер, до этого момента находиться только в бронекоже! Давай, Быкан, подставляй вену!
   – Спасибо… – пробормотал тот, успокоившись, будто маленький ребенок, которому пообещали, что страшная болезнь сразу же отступит, надо только съесть ложку сладкого сиропа.

   Последнюю ночь не спали вовсе, втроем сидели на ящиках, по углам базы. Клещ запретил входить в жилой блок без защитного костюма – после печальных событий с Быканом там требовалось проводить комплексную очистку и обеззараживание, а не только обработку бактерицидными лампами.
   Собственно, они и не дежурили в полном смысле этого слова, просто сидели на ящиках, кемарили, иногда стряхивая забытье – теперь охранять было некого, кроме их же самих да Быкана, изредка постанывавшего от боли.
   На ночь сержант ввел раненому еще одну порцию антидота, но, как догадывался Сергей, это подействует не больше, чем прежний курс лечения.
   Воронин сидел на ящике, то проваливаясь в забытье, то с трудом раздирая глаза, чтобы посмотреть вокруг. Из них троих более-менее прилично держался только Клещ – сидел ровно, кажется, даже следил за вверенным сектором. Или делал вид, что следит, но тогда хорошо притворялся.
   Отец, чтобы не уснуть и не сойти с ума, разговаривал с дочерью. В наушниках то и дело раздавалось его невнятное бормотание – он пел Кристинке какие-то песни, читал стихи, потом рассказывал сказки. Клещ, обычно строгий к нарушению установленных правил, в этот раз не реагировал, вел себя так, будто с его подчиненным ничего необычного не происходит.
   Плясали на электрошинах голубые искры разрядов – теперь, когда дождь прекратился, вновь активировали силовой контур защиты. Мелкие твари, появившиеся невесть откуда, снова пытались взять лагерь штурмом и умирали на первом рубеже обороны.
   Глядя на искры, Сергей меланхолично думал, что переоценил число жертв среди ползучей нечисти. Во время ливня погибли только те, кто не успел хорошо спрятаться. Все прочие, едва Илана утихомирилась, вернулись к любимому делу – поиску пищи. В том числе и на территории лагеря людей.
   К середине ночи стало особенно тяжело – время остановилось, и Сергей понял, что до утра не дотянет. Ненадолго развлек Клещ, который приполз из своего угла, посидел рядом с Быканом, что-то проверяя. Потом в наушниках послышался его голос:
   – Плохи дела. Я ввел Быкану новую порцию антидота, но это не помогает. Пришлось колоть обезболивающее и транкл. Чтобы не мучился до утра, как-нибудь уснул…
   – Ясно… – буркнул в ответ Воронин.
   Ему было почти безразлично. И смерть Быкана, и его собственная смерть уже не казались чем-то экстраординарным. Наоборот, теперь такой финал воспринимался как нечто естественное и неизбежное. Илана перехватила инициативу у людей, измотала противника и выбирала момент для последнего удара.
   Наверное, Отцу тоже было безразлично. Он вообще никак не откликнулся на реплику сержанта. Только перестал петь.
   Чтобы не сойти с ума, Сергей включил аудиокристалл, на котором был записан голос Снежинки.
   – Думай обо мне… Я жду тебя, Сереженька… Я молюсь за тебя… Ты вернешься… Ты обязательно вернешься… Вернешься ко мне, если только захочешь…
   Воронин слушал и никак не мог поверить, что это не галлюцинация. Разве где-то есть другие планеты, населенные людьми? С большими городами? С асфальтовыми дорогами? С квартирами, в которых горячая ванна и окна со стеклами вместо изолирующих металлических сеток? С парками и лесами, где можно безбоязненно гулять с девушкой, без бронекожи и гепла?!
   Нет, все это не может быть правдой. Есть только «сэндвич», на котором хрипит умирающий Быкан. Есть грязевое поле вокруг базы людей. Но это грязевое поле лучше, чем зеленка, где ждут пауки, обезьянорыси и прочая нечисть. Ждут Клеща. Ждут Отца. Ждут Белоснежку. Ждут, чтобы сожрать.
   Голос Снежанны служил маяком в другую страну, волшебную и прекрасную, только Сергей никак не мог поверить, что другая страна – не сон, не галлюцинация.
   Какая-то крылатая тварь выскочила из тени, стремительно понеслась к лагерю людей, освещаемая прожекторами. Воронин выстрелил дважды, не поднимая гепл с колен – просто развернул дуло и выстрелил. Почти не целясь. Со второго раза попал.
   – Угу, – проронил Клещ.
   Видимо, так он отреагировал на меткий выстрел. А может, бормотнул сам с собой? Сергей не стал уточнять.
   …Над горизонтом появился Толиман, но они не поднялись, продолжали сидеть на ящиках. Потом, когда чуть посветлело, стало видно, что почва подсохла, вода ушла вниз, вокруг базы уже не было жуткого грязевого болота.
   Завозился на своем месте Клещ, сполз на поверхность планеты. Лопаткой стал поправлять могилу Сынка.
   – Зачем? – коротко спросил Воронин.
   Говорить длинными фразами не хотелось. Не было ни сил, ни желания.
   – Он меня своим телом закрыл, – буркнул сержант.
   Словно это объясняло все. Не просто объясняло, а отменяло законы Иланы, где каждое умершее существо обязано служить обедом для сотен или тысяч живых…
   Воронин не стал спорить, ему было безразлично. Потом Клещ бросил лопату, добрался до Быкана, долго слушал его дыхание. Сергей не задавал вопросов. Отец тоже. Клещ ничего не сказал, уполз на свой ящик.
   Воронин, прекратив бороться, провалился в какое-то забытье, где мозг не мог отличить вымышленное от реального. Там Снежанна шла по лесу, обнимая за шею обезьянорысь. Трепала пятнистую зелено-коричневую шкуру, а дикая зверюга довольно жмурилась, выпускала когти и мурлыкала.
   – Осторожнее! Она способна убить человека!!! – хотел крикнуть Сергей, только сам он висел в липкой паутине, не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой.
   Более того, паук, увидев, что человек пытается кричать, заботливо налепил на его рот лист какого-то вонючего растения, а потом, вместо того чтобы впустить в тело жертвы желудочный сок, вдруг принялся трясти за плечо. Изо всех сил, так, что паутина закачалась. От этого стало дурно, появились позывы рвоты.
   – Вставай!!! – Сергей открыл глаза, с трудом понимая, что происходит.
   Вокруг сновали какие-то незнакомые люди в чистой бронекоже. Быстро бегали – Сергей сразу это отметил. В «Метле-117» уже несколько дней никто не мог так резво передвигаться, даже на стимуляторах…
   – Вставай! – прокричал тот же человек. – Вашего раненого мы эвакуируем! Вставай! Иди! Скутер ждет!!!
   Скутер ждет. Сергей с трудом поднялся, перед глазами поплыли разноцветные круги, но все же он увидел, как четверо бойцов несут Быкана к ракетному кораблику, зависшему неподалеку.
   – А вы кто? – спросил Воронин, все еще не веря в то, что видит собственными глазами.
   – «Метла-119»! – крикнул в ответ ликвидатор. – Прибыли вам на смену! Давай, жми, парень!
   Быкана осторожно погрузили внутрь десантного отсека. Туда же запрыгнул Клещ, принял Отца, который никак не мог влезть на пандус. Ирвина подтолкнули, и боец «сто семнадцатой» повалился на металлическую палубу, даже не делая попытки встать.
   «Меня… Меня подождите!» – хотел закричать Сергей, но горло вдруг пересохло от страха. Что, если его забыли?! Сейчас улетят без него?! В другой мир?! Туда, где асфальтовые дороги?! Красивые города?! Туда, где ждет Снежинка?!
   Позабыв об усталости, он побежал к скутеру, неровно, петляя, словно завсегдатай бара. С размаху ударился грудью о металлическую преграду, вцепился в поручни. Кажется, Клещ потащил его за загривок, а кто-то еще подтолкнул сзади, за ноги. Сергей влетел в полутемную утробу, проехал немного по полу и успокоился возле Отца. Финальный рывок выжал из организма последние силы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация