А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ликвидаторы" (страница 19)

   Когда Наркошу вернули в лагерь, он едва стоял на ногах. Бойцу вкатили дозу транкла и бросили на матрас, пожелав побыстрее прийти в себя. Только Наркоша не слышал – вырубился и мирно спал, причмокивая разбитыми губами во сне.
   …Следующим утром Клеща вызвали на связь, а после разговора со штабом сержант вновь начал длинно и злобно материться – нервы сдавали и у него. Оказалось, к Илане приближается транспортный корабль, тот самый, на котором находится медицинский скутер. Только на деле главной целью транспортника была не доставка врачей или их оборудования, а выброска еще нескольких грузовых контейнеров – по одному на каждую «Метлу».
   Как выяснилось, информация, собранная четырьмя группами за первые дни пребывания на Илане и затем переданная в штаб, заинтересовала аналитиков и экспертов ГалаСоюза. «Наверху» приняли решение заняться планетой поплотнее.
   Зонд-командам предписывалось принять контейнеры с дополнительным грузом, готовиться к развертыванию геологических и научных площадок, которые должны появиться возле первых баз десанта.
   В ответ на это Клещ попытался объяснить, что Илана – планета с тяжелым характером, агрессивная, что людей осталось мало, да и у тех едет крыша, что вахты по охране периметра пришлось удлинить, а работать почти некому.
   Выслушав сержанта, его попросили не плакаться, а выполнять приказы командования. То есть принимать контейнер с оборудованием для платформы геологов.
   Как назло, именно в тот день над Иланой сгустились тучи, в воздухе повисла морось, из-за которой видимость резко упала. Клещ предупредил об этом экипаж транспортного корабля, предложил чуть отсрочить выброску груза, но аплодисментов не дождался. Навигатор ракетного скутера, которому предстояло выполнять отстрел контейнеров, ответил, что у него четыре лагеря, и если в каждом случае ждать, пока утихнет непогода, так от Иланы никогда в жизни не отойдешь.
   Выброску он сделал в условиях низкой облачности и довольно приличного дождя. Как и предчувствовал Клещ, контейнер грохнулся в «зеленку», за границами черного выжженного пятна. Это довело сержанта до белого каления. Он обрушил проклятия на пилота скутера, на что тот обиженно ответил: лучше так, чем на головы бойцов «сто семнадцатой». Мол, в условиях плохой видимости и ветра риск возрастает, это должно быть понятно и младенцу. Не мог же экипаж сбросить тяжелую «дуру» прямо на лагерь – сделал это аккуратно, чуть в сторону. Отклонение небольшое, всего-то десять-двадцать метров от черной зоны!
   Услышав такой пассаж, Клещ в ярости вырубил передатчик, принялся трясти кулаками, изрыгая проклятия.
   – Бараны в касках!!! – бесновался он. – Тупые бараны из бронетанковых войск! Одно дело пройти двадцать метров по асфальтовой улице! Или даже по Брику! Другое дело – пройти двадцать метров по джунглям Иланы! Не порожняком, а с грузом! И это на планете, где мы еще не видели животных четвертого уровня! Но первые три уровня только и мечтают о том, чтобы нас сожрать!!!
   От этого выплеска эмоций ничего не изменилось. Скутер ушел «окучивать» другие зонд-команды, а «Метле-117» оставалось только выполнять приказ командования. То есть не плакаться и прорубать ход к контейнеру с оборудованием для геологов.

   К тяжелой работе приступили после обеда, невзирая на дождь, который еще усилился. Чем дольше «Метла-117» находилась на Илане, тем проще бойцам было поверить, что людям противостоит живое существо. Живое существо, которое внимательно наблюдает за их стараниями, делает все возможное и невозможное, чтобы остановить дерзких чужаков.
   Свинцовые тучи накопили в себе столько влаги, что дальше ползти уже не могли. Казалось, они собрались не над всем лесом, а в том месте, где люди расчистили пространство под лагерь. Обосновавшись над территорией незваных гостей, «небесные бомбардировщики» обрушили вниз миллионы тяжелых капель.
   Увидев, что творится, Клещ приказал отключить шины электрозащиты – при таком ливне в два счета можно было самим нарваться на разряд или устроить короткое замыкание, после которого починить дизель-генератор и трансформатор смогли бы только профессиональные электрики. Тем более что мощные потоки воды смывали с площадки всех ползучих гостей – лучше, чем это сумели бы сделать люди.
   Очень быстро черная выжженная площадка исчезла под тонким слоем воды и пены, «сэндвич» стал похож на остров, расположенный посреди океана. Тем не менее семь бойцов во главе с Клещом спрыгнули вниз. Разгребая воду, медленно побрели к кромке зеленых джунглей – отыскивать чертов контейнер с грузом, до которого, как выразился пилот, было «всего-то двадцать метров».
   Сергей брел вслед за сержантом, стараясь не поскользнуться, а перед глазами волновалось и пузырилось мутное хлюпающее болото. Потоки воды уносили прочь тысячи, миллионы мелких насекомых – мертвую биомассу, способную послужить пищей тем, кто обитал в реках и океанах Иланы.
   Воронин медленно переставлял ноги, глядя в воду и размышляя о том, что все эти мелкие букашки еще недавно суетились и копошились, полные энергии, каких-то стремлений. Они лакомились дармовой пищей, перепадавшей от людей. Они жрали друг друга в борьбе за лучшие куски отстреленных лиан, агонизирующих змей, птиц и летучих мышей, сбитых системой защиты лагеря. Эти существа даже предположить не могли, что пройдет совсем немного времени – и бурный поток понесет их тела прочь. Игра окончена. Глуп тот, кто надеялся, будто у нее может получиться другой финал…
   Поднимая глаза к серому косматому небу, Сергей не мог не подумать, что люди, копошащиеся на Илане, чем-то очень похожи на эту мелкую биомассу, уже отборовшуюся и бессильно поплывшую прочь, повинуясь воле могучего потока.
   …Контейнер нашли довольно быстро, он действительно находился неподалеку от кромки леса. Однако, чтобы организовать транспортировку груза, необходимо было расчистить дорогу, и сержант поставил задачи каждому бойцу «Метлы-117».
   Сергею выпало дежурить на огневом рубеже – чуть впереди товарищей, которые начали валить вековые деревья, мешавшие свободно передвигаться от лагеря до ящика с грузом. Тут-то планета и показала людям, что не забыла о них. Более того, подготовила для непрошенных гостей новую ловушку.
   Конечно, это было дело случая. Просто так вышло, неудачно сложились в единое целое сразу несколько факторов… В момент взрыва одной из вакуумных бомб высокое дерево выворотило с корнями, но оно не упало вниз, повисло на «соседях», благо те росли очень часто. Зацепилось ветвями и застряло.
   Потом хлынул сильный ливень, все намокло, древесина стала скользкой, трение здорово ослабло. А затем пришли люди, которые вздумали расчищать себе путь, и для этого начали уничтожать некоторых великанов, используя лучи генераторов плазмы.
   Исполинский ствол, сохранявший неустойчивое равновесие только потому, что его подпирали другие деревья, в считаные секунды превратился в могучий таран. Это в обычных условиях деревья падают медленно, их какое-то время удерживает корневая система, не позволяя резко обрушиться вниз.
   Но в данном случае корни уже висели в воздухе, бессильными перепутавшимися змеями.
   – Берегись, Китаец! – успел крикнуть Ниндзя и сам отскочил в сторону.
   Его напарник не успел. Могучий ствол обрушился на бойца «сто семнадцатой», сначала сбил с ног длинными упругими ветвями, а потом обломанный полусгнивший сук с хрустом пригвоздил Китайца к мокрой траве. Кровь брызнула на листья, на стебли, и оттуда, невзирая на дождь, сразу же появились бело-серые слизни, каждый из которых норовил побыстрее добраться до открытой раны. Подгнивший ствол треснул, переломился, и вместе с древесной трухой на Китайца вывалились крупные черные муравьи. Они засуетились, вступили в бой с теми, кто подоспел раньше, и за полминуты тело пострадавшего покрылось разноцветным ковром мелких живых существ.
   – Клещ!!! – дико завопил Ниндзя, ладонью сгребая упрямых тварей, которые тут же лезли обратно. – Китаец тяжело ранен! На помощь!!!
   А сам, не дожидаясь, пока товарищи прибегут на зов, принялся выстрелами из гепла резать мокрую древесину, стремясь как можно быстрее вычленить кусок, придавивший друга. Только все это требовало времени, а Китаец стонал и хрипел – его, еще живого, растаскивали на мелкие кусочки все, кто успел к пиру. По крупицам отщипывали плоть, усиливая страдания. Ниндзя не мог одновременно и пилить дерево, и сбрасывать полчища мелких тварей.
   – Добей! Добей! – со стоном прохрипел Китаец, а пальцы дернулись к гранате.
   Дернулись и замерли – от взрыва погиб бы и друг.
   Товарищи бежали на помощь, как могли, но Ниндзя уже все просчитал – понял, каким будет финал для раненого, и принял решение.
   Никто не успел. Вспышка напалмовой гранаты поглотила и шевелящийся ковер мелких тварей, там, где был Китаец, и самого Черепашку…
   – Зачем он это сделал? – много позже спросил Сынок.
   Они сидели в жилой коробке. Побросав оружие. Бессильно свесив руки. Где-то над крышей тучи продолжали сбрасывать на лагерь людей бомбы-капли, мутные потоки уносили в океан останки тех, кто пытался сожрать Китайца, а бойцы «Метлы-117» никак не могли прийти в себя, не могли поверить в то, что случилось. Они потеряли еще двоих товарищей.
   – Зачем он это сделал?
   – Не мог стрелять в друга… – после долгого молчания ответил Отец. – Китаец просил: «Добей!» – а Ниндзя не смог. Только так… и себя, и его… Вместе… Для него это что-то меняло…
   – Зря! – не унимался Сынок. – Мог бы остаться в живых! Надо было просто бросить Китайца, уходить самому! Он же Ниндзя, а не самурай!
   Никто не отозвался. Не имело смысла обсуждать то, что не произошло. Черепашка Ниндзя принял другое решение, у него был свой взгляд на вещи.
   И только Сынок все не мог успокоиться.
   – Эх, если бы Китаец успел отскочить!
   – Вообще-то, он не китаец, а кореец, – вспомнив первый день в учебке, заметил Сергей.
   – Это важно?
   – По-моему, да.
   – Это что-то меняет?
   – Нет…
   Планета не только быстрее наступала на штыри-маркеры – с каждым днем она требовала с людей все бóльшую и бóльшую плату. Она торопилась расправиться со всеми чужаками, пока они не передумали, не исчезли.

   С «сущностью четвертого уровня» познакомились Клещ и Сынок при следующем выходе на расчистку дороги к контейнеру. Несмотря на потери, сержант не мог нарушить приказ штаба. Как сказал командир «Метлы-117», до тех пор пока в строю остался хотя бы один боец, они обязаны бороться…
   Теперь они не могли выделять на работы более пяти человек – трое, как и раньше, находились на охране лагеря. Дождь не прекращался, электрошины оставались обесточенными, и только за счет бдительности часовых можно было сохранить периметр в неприкосновенности.
   Действовали по схеме два плюс три. Как самый опытный, Клещ работал в паре, а другая маленькая группа состояла из трех бойцов. При этом один постоянно занимался сканированием джунглей – стоял с геплом, прикрывая товарищей.
   Они резали деревья, заваливая их так, чтобы не перегораживали дорогу к контейнеру. За каждый метр пространства приходилось драться с Иланой насмерть. Упавшие вековые стволы сжигали в черный пепел генераторами плазмы, выкашивали кусты и лианы. Прорабатывали и почву под ногами, укрытую тонким слоем воды. Дождь лил с неба, а навстречу поднимались клубы горячего пара – влага испарялась под огнем геплов. «Метла-117» не желала передвигаться по спутавшимся скользким корням и лианам, бойцы выжигали почву под ногами дочерна, создавая себе нормальную дорогу, на которой стопы не цеплялись на каждом шагу за всевозможные сюрпризы.
   К небу шел пар, скрывая все молочно-белыми клубами, сверху лил дождь, с треском падали деревья, а «сто семнадцатая» метр за метром продвигалась вперед. У зонд-команды получалось бы это быстрее, если бы требовалось прорубать узкий коридор, по которому мог пройти человек.
   Однако и без наставлений Клеща все понимали, что проход надо делать очень широким, дабы какая-нибудь местная нечисть не смогла неожиданно напасть на людей, таскающих грузы. Потому вместо узкой тропки прожигали огромную просеку, пытаясь прикинуть: сколько времени затратит Илана, чтобы превратить голую черную почву в зеленый ковер?
   …Клещ стоял на страже, охраняя спину Сынка, который резал деревья. Новое, ранее не виданное людьми животное соскочило сверху, откуда-то из перепутавшихся веток, из зеленого купола – под ноги бойцу-рубщику. Сержант краем глаза заметил врага, даже раньше, чем предупредил пси-сканер, но охраннику требовалось хотя бы полсекунды, чтоб развернуться и выстрелить, а «сущность четвертого уровня» уже бросилась в атаку.
   Сынок выстрелил, но промахнулся – слишком неожиданным и резким было нападение. И все, что он успел сделать, – шагнул вперед, прикрывая, как он думал, спину Клеща. Тот, по мнению Сынка, стоял лицом в другую сторону и не подозревал об опасности.
   Это не позволило сержанту выстрелить, товарищ просто блокировал линию огня – пусть из лучших побуждений, пытаясь спасти Клеща, – но блокировал… Командир «Метлы» стрелял на мгновение позже, чем требовалось. Сместившись вбок, он двумя плазменными пулями прошил неведомую тварь, но до того она все-таки успела зацепить Сынка. Мазнула мощной когтистой лапой по животу, и бронекожа, не рассчитанная на такую атаку, не выдержала.
   Вечная проблема, над которой бились конструкторы. Сделаешь защитный костюм полностью металлическим – человек не сможет в нем двигаться. Сделаешь многослойным, из нескольких рядов защитных пластин, – получится тяжелым, человек быстро устанет, таская на плечах непомерный груз.
   А сделаешь чуть более гибким, не столь массивным – всегда будет существовать опасность умереть во время встречи с сильным и быстрым хищником, способным когтями или зубами разорвать внутреннюю защитную кольчугу. Тут боец «Метлы» мог надеяться только на свою реакцию, на мощь генератора плазмы, на подсказку пси-сканера.
   Сынку всего этого не хватило.
   – Ко мне! – громко выкрикнул Клещ. – Сынок ранен!!!
   Дэл, Наркоша и Белоснежка, мигом забыв про работу, бросились к сержанту.
   Сынок хрипел. Из развороченной бронекожи, ставшей оранжевой, толчками вытекала кровь, смешивалась с потоками воды, лившейся сверху. Сквозь лицевую пластину было хорошо видно, что прикрытые веки Сынка дрожат.
   Сержант приподнял голову умиравшего. Тот открыл глаза.
   – Вот и сделал карьеру в ликвидаторах… – Сынок попытался улыбнуться, но получилось плохо, он только оскалил зубы. – Прав ты был, Клещ. Не потянул я…
   – Ты отличный мужик, Раймонд! – ответил командир «сто семнадцатой». – Отличный мужик…
   Сынок не услышал. Глаза остекленели, кривой оскал так и застыл на лице.
   …Они вытащили к своему «острову» и мертвого Сынка, и чертову тварь, убившую товарища. Копать могилу в хлюпающей грязи было невозможно, потому ликвидатора положили на край «сэндвича», закрыли куском прорезиненной ткани, чтоб дождь не тревожил того, кому настала пора обрести покой.
   Покончив с этим делом, Клещ спустился вниз – туда, где лежало животное, которое они так долго искали. «Сущность четвертого уровня». У зверя явно проглядывались черты обезьяны и кошки одновременно. Шкура – зелено-коричневая, с крупными пятнами неправильной формы. Явная маскировка под цвет местности. Вертикальные зрачки и втягивающиеся когти – типичные приметы семейства кошачьих. Только развитые пальцы передних конечностей напоминали обезьяньи – с их помощью хищник мог крепко хвататься за ветви деревьев. Зато задние лапы походили на кошачьи – с более широкими подушечками, со втягивающимися когтями. Хвост был типично обезьяньим – длинным и сильным, чтобы помогать при движении по стволам и веткам.
   «Обезьянорысь» – так Клещ назвал эту тварь. Как поняли люди, животное обитало наверху, в кронах деревьях. Возможно, ему не нравилось двигаться по земле, путаясь в лианах, проваливаясь в ямы, прикрытые полусгнившей листвой. Обезьянорысь приспособилась к местным условиям, поднялась на уровень выше – жила наверху, оттуда выслеживала добычу и обрушивалась на голову ничего не подозревающей жертве.
   Почему она решила поохотиться на человека? Просто мстила за то, что люди начали валить деревья, зацепили ее убежище, разорили дом? Не исключено. Или в период дождей, когда многие мелкие животные погибли, а прочие попрятались в норы и наглухо задраили входы, она не смогла найти еду? Рискнула атаковать более крупную добычу? И такое вероятно.
   …Клещ подготовил докладную записку о встрече с загадочным и опасным существом, приложил видеоматериалы и данные, накопленные бортовыми чипами бронекожи – и своей, и тех, кто стал свидетелем трагедии. Заархивировал все это и отправил отчет на спутник-ретранслятор, добавив в конец сообщения лаконичный комментарий: в составе «Метлы-117» осталось семь бойцов.
   – Она перебьет нас, – сказал Наркоша, когда сержант отключил станцию дальней связи. – Она перебьет нас всех. Это плата за вторжение…
   Воронин не сразу понял, что товарищ говорил не об обезьянорыси, нет. Под словом «она» подразумевалась Илана.
   Фразе не придали значения, и напрасно. Тревога поднялась ночью, началась она с громких криков Быкана и воя сирены. Сергей, лишь недавно сменившийся с дежурства и принявший транкл, вскочил с дурной головой, плохо соображая, что происходит. Мир вокруг раскачивался так, словно Воронин попал на огромную лодку. А снаружи все не смолкал ревун, и кто-то отчаянно матерился. В первую секунду Сергею подумалось: лагерь атакуют обезьянорыси. Или пауки. Или еще какая-нибудь хитрая нечисть, с которой люди пока не встречались.
   Оказалось, дело в другом. Быкан, заступивший на смену одновременно с Наркошей и Боксером, в какой-то момент повернулся посмотреть на товарищей – проконтролировать, все ли в порядке. И обнаружил, что Наркоши на посту нет! Деактивировав поле сигнальных мин, тот уходил из лагеря, и забрало его шлема было поднято!
   Увидев это, Быкан попытался вызвать товарища по радио, потом заорал, надеясь остановить безумца, накачавшегося «дурью». Но тот лишь прибавил ходу, а потом дико захохотал. Выбираясь на чистое место, за пределы «колючки», прокричал в ответ:
   – Она убьет нас всех! Так чего тянуть?!
   Узнав об этом, Клещ схватился за голову, принялся гнусно ругаться. До рассвета оставалось еще два часа, и в темноте в лес не пошли – командир запретил. Сидели на площадке, друг против друга, забыв про сон. Ждали, когда над чертовой планетой появится Толиман и можно будет двинуться в путь, на поиски Наркоши.
   Пошли втроем: Клещ, Дэл и Белоснежка. От усталости и недосыпания Сергей плохо соображал, веки налились такой тяжестью, что поднимать их было неприятно. Для каждого поворота зрачков влево или вправо требовалось затрачивать невероятно много сил.
   Несколько раз он падал, оступившись на склизких корнях. Падал в грязь, мечтая не двигаться, уснуть, но Клещ не позволял, заставлял подняться, идти дальше. Дэл держался чуть получше, хотя тоже не очень смотрел по сторонам, больше делал вид, что контролирует зеленку.
   Наркошу нашли случайно, просто наткнулись на него неподалеку от кромки леса – заметили яркое пятно в траве. Двигались в том направлении, которое указал Быкан, и вышли к нужному месту – туда, где лежал мертвец. Вернее, его оранжевый защитный костюм, в котором шевелился огромный клубок слизней и каких-то вертких тварей, здорово напоминавших пиявок.
   Дэл зачем-то пнул ногой пустой сапог Наркоши. Оттуда, почуяв неладное, резво выбежала маленькая змейка, юркнула в мокрую траву. Бронекожа павшего ликвидатора шевелилась, будто живая – внутри царила нездоровая суета. Озверевший Клещ перевел гепл в режим непрерывного огня, превратил оболочку в пепел и пар. А потом махнул рукой, давая знак: пошли обратно!
   …Долго копали могилу в хлюпающей грязи для Сынка, убитого обезьянорысью. Оказалось, под куском брезента, где лежало тело, неведомо откуда появились жуки и черви. Увидев это, сержант решил не плодить заразу.
   Сынка опустили в яму, заполненную водой, сверху забросали комьями жирной грязи. Это уже не казалось диким, смерть стала чем-то привычным. Тупо, механически втыкая лопату в чавкающую грязь, а потом наваливая ее на мертвого Сынка, Воронин думал о том, что Наркоша, наверное, был прав.
   Илана убьет их всех. Чуть раньше или чуть позже. Они допустили ошибку, высадившись здесь.

   Решение Клеща продолжить расчистку дороги к контейнеру показалось Сергею абсурдным. Сначала он хотел возразить, сказать, что сержант перепутал, здесь не армия, где сражаются до последнего человека, до последнего патрона, но потом передумал. Усталость, бессонница, шок от смертей товарищей выпили силы и энергию.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация