А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ликвидаторы" (страница 18)

   И вправду, тот осторожно подбирался поближе, но потом, видимо, вспомнив, что от людей беды ждать не приходится, осмелел, принялся стрелять длинным языком, поглощая муравьев.
   «Обнаружена сущность третьего уровня, – доложила система голосом Снежинки. – Будь осторожнее, милый…»
   Только в этот раз охота шла не на Сергея: «сущность третьего уровня», которую люди даже не успели разглядеть толком, свесилась с дерева на длинном хвосте, зубами подхватила истерично заверещавшего муравьеда и тут же скрылась наверху – там, где обосновался второй пласт живых тварей этого удивительного леса.
   – Недолго музыка играла, – резюмировал Ботаник. – Вот и нет нашего муравьеда…
   – Зато нажрался деликатеса перед смертью, – ухмыльнулся Быкан. – Тоже польза, оторвался напоследок.
   – Не отвлекаться! – рыкнул Клещ. – Дозорные!!! Видели, с какой скоростью атакует это хвостатое чмо, которое на деревьях?! Следить внимательнее! Не ровен час, в следующий раз свесится, чтоб откусить голову кому-нибудь из наших!
   Пошли дальше, стараясь контролировать все возможные зоны и направления атаки, но сделать это было не просто сложно, а чертовски сложно. По сути, крона любого дерева могла служить убежищем для хищников, живые лианы все время вылезали откуда-то из прелых листьев и кустарника, пытаясь зацепить и обвить кого-нибудь из людей, попробовать незваных гостей на вкус.
   А затем прокололся Сергей. Глупо прокололся. Он шел в арьергарде отряда, вместе с Сынком. В какой-то момент остановился и сделал пару шагов в сторону, заинтересовавшись: что за дряблый кусок широкой материи свешивается с огромного дерева?
   Он сам не понял, как все произошло. «Обнаружена сущность третьего уровня, – тревожно сообщила Снежанна. – Я молюсь за тебя…»
   И впрямь, пора было молиться, потому что Сергей висел в воздухе, спеленатый по рукам и ногам.
   – Помогите! – с трудом прохрипел он, чувствуя, что враг начал душить его.
   – Мать твою!!! – ругнулся Клещ, непонятно где. – Куда смотрел, болван?!
   Воронин уже не мог ответить: существо облепило его со всех сторон, сдавливало грудь сильнее и сильнее, лишая возможности сделать вдох.
   – Быстро! – скомандовал сержант. – Встали кругом! Я стреляю, ловите его на подставленные руки! Смотрите, чтобы башкой в грунт не воткнулся!
   «А ведь я вишу вниз головой…» – вдруг понял Сергей. До этого он все никак не мог сообразить, отчего ему так некомфортно. Оказывается, мерзкая тварь успела не только спеленать его, но и перевернула в воздухе.
   И тут Клещ выстрелил. Сергей не увидел этого, просто почувствовал: потому что ухнул вниз, да так стремительно, что душа ушла в пятки.
   …Потом его долго вынимали из агонизировавшего кокона: аккуратно резали тело растения-животного виброножами, стараясь не зацепить товарища.
   – Скажи спасибо, что это древесная анаконда, а не удав, – с улыбкой заявил Ботаник, когда Сергея освободили из плена и он смог подняться на ноги.
   – А мне какая разница?! – со злостью огрызнулся Воронин.
   – Э-э, брат! – Ботаник покровительственно похлопал его по плечу. – Большая разница! Удав действует силой. Проще говоря, обвивает жертву кольцами и в первые же секунды атаки пытается сломать хребет. Или шею. Если не получается – может и отпустить жертву, потому что быстро устает. У него взрывная энергия. Смог – убил. Не смог – отправился искать другую жертву.
   А вот анаконда… Она убивает совсем по-другому… Тело у нее с виду дряблое, мешковатое, зато внутренние мышцы очень хорошо развиты, способны долго держать усилие. Анаконда обволакивает жертву и медленно душит ее. Ты ведь с Земли, Белоснежка? Так вот, тамошняя анаконда способна убить даже взрослого каймана.
   Она обволакивает, не позволяет дышать, используя твою же слабость. Выдохнул грудью? Больше не вдохнешь, ибо сократились твои грудная клетка и легкие, анаконда зафиксировала тебя в новом положении. Вдохнул и выдохнул животом? Как выдохнешь – тут и следующую зону зафиксируют.
   Вот так, медленно и внимательно работая с жертвой, анаконда лишает ее возможности хоть каким-нибудь способом вдохнуть кислород. Агония может быть мучительной и долгой. К примеру, взрослого каймана анаконда убивает за полтора часа.
   Тебя поймала древесная анаконда, Белоснежка, и в этом счастье. Если б это был древесный удав – тебе бы уже сломали позвоночник и шею.
   – Так это растение или животное? – выслушав любопытный рассказ, уточнил Клещ.
   – И то и другое, – ответил Ботаник. – Зачем растению живая добыча? Только если оно плотоядное. А это уже не совсем дерево: симбиоз растения и хищника.
   – Вот дерьмо! – ругнулся сержант. – Поворачиваем обратно! Дэл, Быкан – в голову! Я и Сынок – замыкающие! Наркоша и Ботаник! В середину! Будете следить за Белоснежкой, чтоб не нырнул куда от шока!
   – Да я в порядке, Клещ! – смущенно пробормотал Сергей.
   – Двинули! – огрызнулся сержант. – В лагере будем разбираться, кто в порядке, а кто нет! Вперед! Внимательнее!!!

   В лагере, при тщательном осмотре, не обнаружили никаких повреждений защитного костюма. Бронекожа выдержала испытание древесной анакондой Иланы. Убедившись в этом, Клещ вздохнул с облегчением, однако от Сергея не отстал. Пострадавшего бойца загнали в «предбанник», на обеззараживание, после чего сержант чуть ли не пинком отправил Воронина внутрь жилого блока.
   Там он заставил Сергея стащить всю одежду под жизнерадостный гогот зевак, начавших заключать пари, будут ли Белоснежку «иметь во все дыры за езду на бронепоезде». Клещ разозлился, пообещал выгнать всех «на улицу», если не угомонятся. После этого стал осматривать синяки на теле пострадавшего бойца – анаконда хоть и не умела ломать кости одним мощным движением, как это делает удав, но все-таки оставила на теле Сергея фирменные знаки.
   И хотя Воронин не раз повторил, что чувствует себя нормально и у него ничего не болит, Клещ отстал только тогда, когда убедился, что кости не сломаны. После этого он махнул рукой и, немного подумав, пообещал, что в следующий раз сам переломает руки-ноги тем, кто в бронепоезде и в каске.
   А потом сел составлять график дежурств на ближайшую ночь, уже без учета Белоснежки. Это Сергея деморализовало больше всего: сколько он ни утверждал, что полностью работоспособен и готов делать все, как товарищи, сержант остался глух.
   Он отстранил Воронина от ночных дежурств на ближайшие сутки. Возможно, боялся какого-то шока после нападения анаконды, неадекватного поведения бойца…
   Так или иначе, своего решения командир не изменил, и Сергей, у которого абсолютно не было аппетита после приключений в джунглях, забился в палатку, подальше от всех. На душе было гадко – он чувствовал свою вину перед товарищами. И за то, что глупо прокололся, в результате чего пришлось раньше времени возвращаться в лагерь, и за то, что ночью будет спать, сколько вздумается, а кому-то придется тащить на себе повышенную нагрузку.
   Сергей, не раздумывая, принял транкл и, уткнувшись носом в стену пневмопалатки, натянул на голову одеяло. Лекарство подействовало быстро. Минут через пять-десять в мозгу что-то изменилось, мысли о встрече с анакондой перестали казаться такими важными, как раньше.
   Атаковали? Ну и что, зато благодаря Сергею обнаружили новую разновидность агрессивных хищников на Илане. Может, в будущем это спасет не одну человеческую жизнь. Он стал первым, кто встретил древесную анаконду, и теперь люди предупреждены об опасности. А кто предупрежден, тот вооружен.
   Чудом спасся? Но ведь спасся! История не знает сослагательного наклонения. Могла задушить и съесть, да, но ведь не задушила и не съела. А значит, все правильно, все идет как надо. Он продолжает двигаться по трудной дороге, на которой невозможно обойтись без ошибок. Главное – учиться, делать из них правильные выводы…
   Развить эту мысль дальше Сергей не успел – просто транкл не позволил, вырубил и тело, и мозг, погрузив в черную мглу, где не было ни стыда за ошибку, ни прочих ненужных переживаний.
   …Утро начали по привычной схеме: с уборки территории. Опять электрошины оказались покрыты толстым слоем мертвой плоти, гари, кусками хитиновых панцирей. Илана не желала учиться на собственных ошибках, бросала на штурм цитадели все новые и новые армии ползучих гадов, которые беспрекословно повиновались приказу и умирали на подступах к убежищу незваных гостей.
   Выполняли грязную и монотонную работу часа два – Клещ никому не давал спуску, раз за разом повторяя, что от чистоты предохранительных шин зависит порядок на территории лагеря. И в жилом помещении.
   Останки существ, пытавшихся подобраться поближе к людям, летели вниз, за пределы «сэндвича», и Отец мрачно пошутил, что скоро потребуется бульдозер – разгребать отвалы породы.
   Потом, во время завтрака, Клещ объявил: зонд-команда отправится в новую разведмиссию, потому что до сих пор не установлено, какие сущности четвертого уровня скрываются в лесу. Приборы утверждают, что животный мир Иланы состоит из четырех уровней, а разведчики пока встретили только представителей первых трех ступеней. «Непорядок это, – сказал сержант. – Так штаб у нас работу не примет…»
   А еще добавил, что в лагере останутся три человека, на охране периметра, все остальные идут в рейд. И назвал тех, кто дежурит: Черепашка Ниндзя, Китаец, Белоснежка.
   Сергей невольно покраснел, хоть и пытался сделать вид, что не происходит ничего необычного. На самом деле, он догадывался, почему Клещ решил оставить его, хорошего стрелка, в лагере: не простил за вчерашний прокол.
   Молча, доев концентрат, Воронин первым поднялся с места, пошел одеваться и заступать на дежурство – побыстрее, чтоб не видеть понимающих улыбочек бойцов «сто семнадцатой».
   Однако ему все равно припомнили вчерашнее, с шутками и прибаутками покидая территорию базы через специально подготовленный проход, со временно деактивированными минами и СВЧ-генераторами.
   Сергей поджал губы, молча проводил товарищей, силившихся коллективно изобрести оригинальную сказку про Белоснежку и семь древесных змеев. Щеки горели от стыда, крыть было нечем. В ту минуту Воронин еще не знал, что пройдет совсем немного времени и история с древесной анакондой забудется навсегда. Придет другое, новое, гораздо более страшное. Тогда никто из бойцов «Метлы-117» не подозревал, что коварная планета готова ринуться в решающую атаку.
   …Домой разведгруппа возвратилась гораздо раньше, чем планировал Клещ, – часа через полтора-два после выхода. И возвратилась не в полном составе.
   Слушая отрывистые реплики товарищей, Воронин от нервного напряжения кусал губы. Он уже понял, что Ботаник остался в джунглях навсегда, а Пастух пострадал так тяжело, что его несут на руках. Бегом. В надежде, что еще не поздно что-то сделать.
   Отряд показался на кромке леса, и Сергей мигом деактивировал мины на нужном направлении, вручную отключил СВЧ-генераторы. Сам сдвинулся поближе к точке входа, словно мог чем-то помочь товарищам. Краем глаза отметил: то же самое сделал и Ниндзя – покинул вершину треугольника, невольно сделал несколько шагов вбок.
   Быкан, Боксер, Дэл и Сынок бежали по черной выжженной земле, вцепившись в оранжевый костюм Пастуха, и сквозь головные телефоны было отлично слышно их хриплое дыхание. Группа огневой поддержки прикрывала их отступление. Последним из леса выскочил Клещ, припал на одно колено, поводя стволом гепла из стороны в сторону, дожидаясь, пока все прочие отойдут подальше.
   Когда они вломились в лагерь, Сергея чуть не вытошнило: на лицо Пастуха невозможно было смотреть. Казалось, голову несчастного облили концентрированной кислотой, в которой сгорели и кожа, и глаза. Наверное, и носоглотка, потому что Пастух хрипло втягивал воздух черным провалом рта.
   Клещ приказал уложить пострадавшего прямо на «сэндвич», сам разомкнул магнитные швы его бронекожи, потянул внутреннюю «молнию», принялся стаскивать защитный костюм, ничуть не заботясь о возможности заражения местными вирусами и бактериями.
   Ноги Пастуха судорожно подергивались, то и дело у него начинались конвульсии, и тогда Быкан с Боксером наваливались на руки товарища, невзирая на жуткие стоны пострадавшего.
   – Сердце не вытянет… – пробормотал Клещ. – Надо вызывать санитарный катер! Сынок! Дай мне канал с базой!!!
   Пока Сынок возился с радиостанцией дальнего действия, сержант успел ввести Пастуху антидот и антишок, чтобы раненый не мучился от жуткой боли. Только после этого Пастух затих, перестал рваться из крепких объятий Быкана и Боксера, а Клещ начал переговоры с центром.
   Впрочем, диалог оказался коротким и закончился тем, что командир «Метлы-117» в сердцах ударил кулаком по металлической коробке.
   – Вот дерьмо!!! – ругнулся он.
   И добавил множество неприятных слов в адрес службы обеспечения.
   – Что там? – осторожно уточнил Дэл. – Не хотят присылать?
   – Говорят, на орбите Иланы нет ни одного корабля! – Клещ сжал кулаки, лицо его потемнело от гнева. – Уроды! Выбросили нас и ушли! Все транспортные суда вернулись на базу – штатный режим! Нет на орбите ни одного маневрового скутера, только спутники-ретрансляторы информации! А сложность планеты учли, кретины?!
   И, не дожидаясь новых расспросов, он вернулся к Пастуху, который дышал все так же неровно, но хотя бы не стонал страшно, не бился в руках Боксера и Быкана.
   Пока сержант колдовал над раненым, товарищи объяснили тем, кто оставался в лагере, как все произошло в лесу.
   …Началось с Ботаника. Он шел в арьергарде, вместе с Пастухом. Какого черта ему вздумалось отстать, сместиться куда-то в сторону от направления движения группы? Теперь никто не сможет ответить на этот вопрос.
   Когда жутко закричал Ботаник, первым на это среагировал Пастух, который был неподалеку. Он ломанулся в джунгли, в том направлении, которое указал пси-сканер, и увидел леденящую кровь картину.
   Ботаник висел около самой земли, в огромной липкой паутине, а вокруг деловито сновал черный паук размером с крупную собаку. Гепл валялся в стороне, руки человека были плотно прихвачены толстыми клейкими нитями, так, что вытащить пистолет или вибронож не оставалось никакой возможности.
   Как Ботаник ухитрился вляпаться в паутину? Чего его понесло навстречу смерти? Разве поймешь? Может, просто заинтересовался новым представителем животного мира Иланы, да не рассчитал собственных сил.
   Увидев, что происходит, Пастух бросился на выручку, по радио предупредив товарищей об опасности. Однако мерзкая тварь, опутавшая сетями Ботаника, будто муху, успела челюстями вцепиться в жертву, примерно на уровне живота или груди. Тут Ботаник заорал во второй раз, да так дико и протяжно, что, как выразился Боксер, от этого можно было поседеть за пять секунд…
   Пастух прикончил хищника тремя выстрелами в тело – плазменные «пули» без труда разорвали хитиновые покровы, прошили жизненно важные органы, и мерзкое чудовище отвалилось вбок, дрыгая суставчатыми лапами.
   Конечно, боец «Метлы-117» бросился к липкой и очень прочной паутине, начал вырезать Ботаника из страшной ловушки. А тот вдруг попытался что-то сказать, тихо-тихо, товарищ не услышал. Губы шевелились, а звука не было.
   Пастух догадался: челюсти монстра повредили внутренние коммуникации бронекожи, связь отключилась. Услышать, о чем просит Ботаник, невозможно. Тут-то Пастух и совершил самую главную ошибку в жизни. Не спрашивая разрешения командира, он поднял забрало на шлеме Ботаника, а потом сдвинул и свою лицевую защитную пластину, надеясь уловить слова товарища без помощи радиосвязи.
   Именно в те секунды на площадку выскочили Клещ и Дэл. Они успели заметить все: и как, выпучив глаза, что-то пытался сказать Ботаник, и как наклонился к нему Пастух. Но тут умиравшего скрутил жуткий спазм, он сделал странное движение животом. Фонтан желтоватой слизи ударил изо рта, попал на лицо товарища, и тот повалился наземь, завопив от жуткой боли. А потом замолчал, перестал биться в траве – потерял сознание от шока. Бронекожа мигом приобрела апельсиновый оттенок.
   Ботаник умер почти сразу. Как сказал Клещ, у него не оставалось никаких шансов. Паук-убийца успел впрыснуть в тело жертвы огромную порцию желудочного сока, содержавшего кислоту. Этого было вполне достаточно, чтоб переварить человека – вместе с мясом, сосудами, тканями, костями.
   Эвакуировать умиравшего представлялось делом абсолютно бесполезным, ему не помог бы никакой антидот. Прошло лишь несколько минут, и из раны на животе – там, где челюсти монстра вскрыли защитную оболочку – потекли растворившиеся внутренности.
   Ботаника уже нельзя было взять ни за руку, ни за ногу – внутри оранжевого скафандра не осталось твердой субстанции, только полужидкая белковая масса, которую намеревался сожрать паук.
   Чуть дольше продержалась голова с дико расширенными зрачками, но потом, к ужасу людей, и она медленно провалилась куда-то в глубь бронекожи, в трясину желудочного сока…
   Услышав такие подробности, Сергей почувствовал, как почва уходит из-под ног. В глазах потемнело, он покачнулся и не грохнулся только потому, что помогла «клешня» Дэла, вцепившаяся в плечо. Бывший военный держался лучше других – видимо, сказывалась армейская подготовка, привычка видеть и тяжело раненных, и убитых. Остальные бойцы «плыли» ничуть не хуже, чем Воронин.
   …Пастух умер к полудню, так и не дождавшись транспортного корабля с медиками. Штаб, чуть помедлив, выслал судно с Ламура, но сердце несчастного остановилось раньше, чем спасатели вошли в систему Толимана. Не помогли средства из аптечки, тем более что Клещ не был врачом, он знал только самые простые вещи, как и все другие бойцы «сто семнадцатой».
   Сергей хорошо запомнил это: звезда стояла высоко над головой, а они копали могилу в черном, сожженном напалмом, грунте Иланы. Копали могилу, зная, что местные твари доберутся до погибшего товарища. Это лишь дело времени.
   Но такова судьба ликвидатора, закончившего жизненный путь – он становится частицей мира, где нашел свою смерть. Копая могилу, Сергей отстраненно думал о том, что, возможно, это и есть высшая справедливость: сражаться с планетой до последнего, а потом обрести в ней покой…

   Их осталось десять, и Клещ вновь уселся за расписание ночных дежурств – перекраивать его так, чтобы дать каждому бойцу время на отдых. Для этого пришлось увеличить длину смен до трех часов. Лишь при таком варианте удалось сохранить паузу в шесть часов между вахтами…
   Джунгли стали наступать на позиции людей еще быстрее. Теперь они поглощали около десяти метров расчищенного пространства в сутки – Сергей смог убедиться в этом собственными глазами, когда сержант взял его с собой, проверять положение штырей-маркеров на границе отвоеванной зоны.
   Сожженная напалмом Илана оправилась от шока, она быстро восстанавливала силы, раны затягивались с фантастической скоростью. Там, где еще недавно зияла черная проплешина, теперь поднялась густая трава. Там, где сутки-другие назад была трава, появились кусты. Самые дальние штыри исчезли в зеленой массе, они были оплетены лианами и «бобами» до верхних кончиков, побеги тянулись к небу, стремясь любой ценой опередить конкурентов в борьбе за свет Толимана.
   Корни и побеги уже переплелись в тугой упругий ковер, слегка шевелившийся и подрагивавший, когда на него наступал человек. Из травы торчали муравьиные кучи, по которым деловито сновали черные и рыжие насекомые, начисто игнорировавшие присутствие людей.
   Все свидетельствовало о том, что для победы над этим миром одной порции вакуумных бомб и одной проливки напалмом недостаточно. Надо прорабатывать почву глубже, на несколько метров, уничтожая все семена и корни, так, чтобы не уцелело ни одно местное растение.
   Клещ следил за наступлением «зеленого болота», хмурился, но вслух ничего не говорил. Все было понятно без слов: планета не желала сдаваться и медленно подбиралась к убежищу незваных гостей.
   От этого нервы были на пределе, и первым не выдержал Наркоша. Ближе к вечеру он самовольно оставил лагерь, с геплом подобрался к границам отвоеванной зоны, принялся выжигать непокорную растительность, поливая траву, кусты, лианы, муравейники широким нефокусированным лучом.
   При этом он страшно матерился, разговаривал с планетой, как с живым существом, и обещал показать ей, кто тут настоящий хозяин. Только вышло по-другому: показал Клещ.
   Сержант добрался до самовольщика, кипя от ярости. Несколько раз крепко приложил Наркошу кулаком, причем нерадивому бойцу не помог и защитный шлем: от ударов голова болталась внутри, как теннисный шарик. А Клещ проводил воспитательную работу, приговаривая, что в следующий раз закопает болвана в этом зеленом дерьме.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация