А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ликвидаторы" (страница 14)

   Они разом, по команде сержанта, прекратили стрельбу, чуть приподняли головы, напряженно вглядываясь в то, что происходит за линией смерти, которую на краю городка провел Клещ.
   Ни-че-го. Там, дальше, не происходило ничего. Там было черное молчаливое поле. Ни травинки. Ни кустика. Ни жучка. Ни букашки. Только черные хлопья пепла, падающие сверху, как снег. Взлетающие над планетой вновь от любого дуновения ветра.
   Клещ прищурился. Замер, прислушиваясь. Ближе к лесу, там, где располагался арьергард атакующего стада, еще происходило какое-то движение. Выжившие обожженные смертники катались по полю. Их стоны разносились над мертвым полем. Над планетой, впавшей в шок от мощи оружия, которое находилось в руках у «Метлы-117».
   Сержант помедлил, вглядываясь в деревья на краю леса.
   – Зонд-команда, отбой! – наконец, сказал он, поднимаясь на ноги.
   Клещ забросил на плечо гепл, поднял автоматический карабин и медленно двинулся вперед, прислушиваясь к звукам, доносившимся из леса. Но тревога оказалась напрасной – те, кто выжил, растворились в чаще. У них не было мыслей атаковать город второй раз, шок от стены адского пламени оказался таким, что уцелевшие каторжники, все до единого, в панике побежали обратно.
   Сержант деактивировал магнитный шов защитного шлема, стащил его с головы, бросил в траву. Вытер пот, пошел вперед – с пригорка вниз. Туда, где лежал Кастет. Постоял возле бойца своей команды, потом присел, пощупал пульс.
   Сергей Воронин, поднявшийся на ноги, видел: Клещ только безнадежно махнул рукой.
   – Как я и думал, – сказал командир «Метлы-117». – Без шансов…
   Сержант вытащил из-за пояса рацию, нажал кнопку вызова.
   – Макферсон! – позвал он. – Лейтенант Макферсон! На связи «Метла-117», сержант Клещ. У нас порядок. Те, что выжили, повернули назад, к космодрому. Думаю, они во второй раз попытаются прорваться к кораблям. Работай…
   Сергей стащил шлем, пошел вперед, как во сне. Черные хлопья валились вниз, от этого стало трудно дышать. Сожженное поле вдруг поплыло перед глазами, руки затряслись.
   – Что? – голос Клеща пробился откуда-то из пелены мути. – Нет, в город никто не прорвался. Ни одна сволочь, будь спокоен…
   И тут Сергея начало тошнить. Он перегнулся в поясе, шатаясь из стороны в сторону, и давился, давился, давился. Спазмы были страшными. Потом упал набок, без сил.
   Позднее, когда вкололи транкл, узнал, что блевала бóльшая часть команды. Всех «пробил отходняк», и тут началось. Выдержали лишь опытные солдаты, вроде Клеща или Дэла, а также, как ни странно, Китаец и Ниндзя.
   Потом Сергей долго лежал на траве, тупо глядя в небо, не чувствуя времени и собственного тела. Сверху все падал черный снег…
   Когда немного пришел в себя, узнал последние новости. Оказалось, Клещ все точно просчитал: от безысходности выжившие зэки попытались еще раз штурмовать космодром, но к кораблям не пробились, потеряли самых упрямых и сильных, а оставшееся стадо – лишенное воли, испуганное – устремилось обратно на рудники.
   Каторжники сообразили, что единственный способ выжить в этой заварухе – вернуться в подземные блоки. Лечь на пол, закрыть голову руками и молить бога, чтоб озверевшие солдаты внутренних войск били сильно, но не оставили в камерах мешки хрипящего мяса.
   Через три или четыре часа – Сергей не знал точно, когда именно, – с неба упали огненные стрелы, с грохотом и воем унеслись к космодрому. Потом солдаты внутренних войск оцепили город. Убедившись, что там все в порядке, жители не пострадали и уже разбирают завалы, «вэвэшники» плотной цепью двинулись в сторону лагеря и рудников – прочесывали дороги, леса, лужайки.
   Но до этого Клещ бродил по сожженному полю с пистолетом в руке, иногда выпуская пули в тех, кто еще стонал или шевелился. Сергей видел.
   – Зачем? – спросил он, когда сержант покинул пепельную равнину, вернулся к своим, сидевшим на пригорке. – Зачем так жестоко?
   – Жестоко?! – Клещ с удивлением посмотрел на Воронина. Потом хмыкнул. – Когда у человека сильные ожоги, в крови появляется много токсинов. Это продукты распада. Если ожог небольшой по площади – организм может справиться с отравлением и раной. Если повреждено более десяти или двадцати процентов кожи – иммунная система отказывает, печень и почки уже не справляются с очисткой крови. Тогда больному могут облегчить страдания только медики с помощью искусственной очистки крови. Думаешь, им будут делать гемофильтрацию?
   Клещ махнул рукой, указывая на черное поле. Гемофильтрация… Воронин и слова-то такого не слышал. Конечно, он догадался, о чем говорил сержант, отрицательно помотал головой. Сергей знал ответ: ради каторжников-смертников, да еще совершивших вооруженный побег и вырезавших охрану, никто не потащит на Цикаду дорогостоящее оборудование. Или бригады медиков. Значит, умирать им в страданиях.
   Гемофильтрация… Интересно, откуда сержант знает такие мудреные вещи?
   Тот будто угадал мысли бойца, ответил:
   – Как-то раз друга у меня обожгло… сильно… во время боевой операции… С тех пор и запомнил слово, крепко запомнил…
   Воронин понимающе кивнул, посмотрел на черное поле, где уже никто не стонал, не корчился от боли.
   – Это не жестокость, нет, – добавил Клещ. – Они бы умерли за несколько дней, в страшных муках. Я избавил от долгой и трудной агонии, от страданий, вот и все. Видит бог, я не хотел этих жертв. Но по-другому наступавших было уже не остановить…
   Он поднялся на ноги, хлопнул молодого товарища по плечу.
   – Клещ! – позвал вслед Воронин. – Кем ты был до прихода в зонд-команду?
   Сержант постоял, не оборачиваясь, играя виброножом.
   – В спецназе служил… – нехотя бросил он. – Это прошлое, далекое прошлое.
   …Пальцуна и Кастета хоронили за городом, на общем кладбище, где было на удивление много могил. Видимо, Цикада не хотела сдаваться людям без боя, то и дело забирая с них все новую плату.
   На похоронах собралось огромное количество людей. Сергею показалось: пришел весь город. Могилы павших ликвидаторов забросали цветами: по мере того как двигалась вперед цепочка жителей Цикады, пришедших попрощаться со своими спасителями, над погибшими бойцами вырастали два холма. Синие, красные, желтые, белые – знакомые и незнакомые цветы все падали и падали на могилы, а в горле стоял комок.
   – Счастливые… – тихо сказал сержант. – По крайней мере, у них есть могилы… Пальцуна и Кастета будут помнить… Так везет далеко не каждому из нас…
   Отдав последнюю дань павшим, никто из жителей не расходился. Наоборот, они собирались вокруг живых членов зонд-команды, и это море становилось все больше и больше. Женщины плакали и обнимали бойцов «сто семнадцатой», мужчины были сдержаннее – стискивали руки, хлопали по плечам, но благодарили абсолютно искренне.
   Маркус Родони не отходил от Клеща, и, хотя все осталось позади, руки губернатора по-прежнему тряслись.
   – Спасибо, сержант! Низкий поклон вам, ребята! Господи, вот страху-то мы натерпелись! Слава богу, это позади! Позади! Сержант! Вечером на площади… Не знаю, как и сказать правильно. Старейшины города хотят объявить праздник. Сегодня вечером, на городской площади. В вашу честь. Мы надеемся, что ваша команда, все герои-солдаты, не откажутся прийти…
   – Какой же праздник? – угрюмо перебил Клещ. – Мы потеряли двоих товарищей…
   – Но… – губернатор смешался, приложил пальцы к виску, принялся нервно тереть его. – Я понимаю. Трагедия. Смерть. Но жители… Наши жители… Ценой двух жизней вы спасли город. Это счастье для людей, понимаете? Мы ведь уже прощались друг с другом… ГалаСоюз бросил нас, мы молились, надеясь только на чудо. И этим чудом стала ваша команда, сержант. Понимаете? Нет, наверное, вы не понимаете! Люди зовут вас не веселиться, просто хотят поблагодарить. Они действительно очень признательны вам, но пока находятся в шоке от пережитого… Просто не могут выразить… Пожалуйста, сержант, посмотрите на все произошедшее глазами жителей Цикады…
   В то время, положив цветы на могилу, к Быкану медленно приблизился пожилой мужчина, с белой головой. Он странно приволакивал левую ногу при каждом шаге. Этот обитатель Цикады тоже хотел пожать руку ликвидатора, а потом вдруг не удержался, обнял Быкана и заплакал.
   – У него здесь внучка на каникулах… – тихо сказал Маркус сержанту, но Сергей услышал. – Девятнадцать лет ей. Пять дней назад прилетела…
   А больше никаких пояснений не требовалось. И так было ясно, что сделали бы с девчонкой беглые каторжники, если б ворвались в город. Быкан стоял, смущенно переминаясь с ноги на ногу, краснея и не зная, как поступить. Сергей впервые видел этого здоровяка таким.
   – Ладно! – смягчившись, решил Клещ. – Мы будем вечером на площади, всем составом! Только… только нам бы до этого передохнуть чуток… Прийти в себя. Помыться… Да и со штабом связаться надо, доложить, как тут все вышло…

   Когда вечером появились на площади, показалось, на крохотном пятачке их ждал весь город. Бойцы «Метлы-117» во главе с Клещом смущенно пристроились возле стены крайнего дома: сразу стало неловко – местные жители принарядились ради такого случая, а у зонд-команды никакой цивильной одежды не было. Только майки и куртки защитного цвета да штаны со множеством карманов. В таких удобно «щеголять» на боевой операции, но не во время празднества.
   Однако уйти в тень им не позволили. Увидев гостей-спасителей, толпа со смехом проглотила их всех, закружила, потащила за собой. Вокруг Сергея замелькали радостные лица: мужские, женские. Воронину дали подержать на руках маленькую девочку с ярко-красным воздушным шаром, от этого внутри потеплело. Вскоре неловкость прошла – оказалось достаточно одного бокала вина. Легкого вина, так уверял хозяин лавочки, приговаривая, что изготовлено оно из местных одуванчиков.
   Выпив до дна, как требовали граждане, Сергей уже через несколько минут перестал зажиматься, почувствовал себя своим парнем на этом празднике. Тревоги и напряжение отступили. Горечь от гибели товарищей не прошла, конечно, нет, но теперь она жила внутри пополам с радостью за мир, который избежал страшной беды.
   Сергей с кем-то танцевал, с легкостью позволял обнимать и целовать себя, пил на брудершафт, фотографировался с незнакомыми парнями и девчонками, пожимал руки – кому по третьему разу, кому по десятому.
   Потом шумная людская река вынесла его к маленькой открытой лавочке, возле которой стояли Клещ и Дэл. Они усиленно заправлялись пивом.
   – А, Белоснежка! – заулыбался сержант, увидев своего бойца. – Ну-ка, отведай классное пиво из местных одуванчиков!
   Воронин хотел, было, сказать, что уже отведал вино из местных одуванчиков и от этого крыша уехала погулять, но Сергея решительно никто не собирался слушать. В руках вдруг появилась огромная кружка, а Дэл приобнял лапищей за плечи: давай, мол, салага!
   Воронин попробовал. На душе стало светлее. Потом Дэла потащила танцевать какая-то девчонка, и бывший военный оказался в центре круга на площади.
   Сергей, смеясь, чокнулся кружками с Клещом. Высокий Дэл и маленькая бойкая девушка – это действительно смотрелось забавно. Но боец «Метлы-117», кажется, не испытывал никаких комплексов. Наверное, партнерша ему по-настоящему нравилась.
   Зазвучала быстрая музыка, а Клещ наклонился к Сергею, обнял за плечи.
   – Он такой же, как я! – громко сказал сержант, перекрывая голос диджея, и покачнулся.
   Воронин понял, что к этой минуте Клещ успел заправиться не только пивом.
   – Он ведь был неплохим капралом! Он такой же, как я! – повторил сержант. – Ну, ты спрашивал, кем я был. Солдатом спецназа! А он – солдатом десанта! И вот, мы оба здесь!
   Воронин понимающе кивнул, улыбнулся командиру. Но того, кажется, пробило на откровенность от выпитого спиртного.
   – Знаешь, как это бывает? Убьешь в первый раз – внутренности наружу выворачиваются. Вот как сегодня у тебя. Потом убьешь второй раз. Третий. Не со зла. По приказу. А потом привыкаешь, это становится обычным делом.
   Сергей снова кивнул, чокнулся с Клещом, который решил еще приложиться к пиву.
   – Это становится привычным делом, и по ночам в сновидения уже не приходят те, кого ты убил. Сначала – трудно, да! Они будто собираются к тебе, все. Магнитом тянет? Стоят рядом и смотрят. Ничего плохого тебе не делают, просто смотрят. Вроде как, получается, ты живешь уже не только за себя, но и за них.
   Иногда бывает трудно, очень трудно. Их ведь много… У меня – много. У Дэла – много. Уже не понимаешь, где живые, где мертвые, что можно, что нельзя. Бывает, слетишь с катушек от всего этого. Где-то в кабаке бармен угощает тебя разбавленным пивом, а ты вдруг приходишь в ярость. Ты готов убить его, скота! Просто за то, что он разбавляет пиво водой и при этом улыбается тебе! Гнида… И уже трудно остановиться, потому что ты привык убивать по приказу. Тут надо убить без приказа, самому, но разница-то невелика! У многих ветеранов хотя бы раз съезжает крыша. А вот дальше – как повезет…
   Воронин вспомнил, как в первый день Дэл замялся, когда Клещ спросил, почему Дэл из армии пошел в ликвидаторы.
   – Один раз не сдержался, – гундосил в ухо Клещ. – Вот и конец твоей карьере! Осадил придурка, поставил его на место, но ведь закон есть закон. Стрелять можно только по приказу! А без приказа? Без приказа – это уже трибунал! Так хорошие солдаты оказываются у нас!
   Сержант посмотрел на Дэла, лихо отплясывавшего вместе с девчонкой. Воронин тоже посмотрел, потом хотел спросить про самого Клеща… Неужто с сержантом произошла такая же история?!
   – А здесь – не все так просто, – продолжал командир «сто семнадцатой». – Я поначалу думал: оттяну два года, замолю грехи… и назад! К своим! Начинал в девяносто второй «Метле», все считал дни, когда закончится контракт… Только это затягивает, страшно затягивает, Белоснежка! В армии такого нет! Пройдет немного времени, сам поймешь… Ты приходишь на планету, и с этой минуты ты на ней – Власть! Верховная! Абсолютная! С этой минуты ты решаешь: кому жить, кому умереть! Ты царь и бог для всего живого!
   Он глотнул пива и заставил Воронина сделать то же самое.
   – Но это иллюзия! Или правда? Я сам не знаю! Потому что на деле мы сражаемся не с другим миром, не с агрессивной средой! Мы сражаемся сами с собой! Каждый день! Не останавливаясь ни на минуту! Как только почувствуешь усталость, ты выпадешь из обоймы! Сделаешь неверный шаг по чужой планете. Не заметишь хищника, изготовившегося к броску. Но в этом и есть кайф! Ты – царь и бог для всего живого, но ты не на небе, ты среди тварей! Ты уязвим и смертен! И они не считают тебя богом, они считают тебя добычей! Понимаешь?! Добычей! Отсюда наш девиз: «Я стреляю, следовательно, я существую!!!» Пока ты силен, власть – твоя! Но как только дашь слабину – тут и конец! Потому ликвидаторы не доживают до пенсии…
   Видимо, Клещ уже здорово нагрузился спиртным, если начал задвигать такие крамольные мысли.
   – Но ты же русский, Белоснежка? Я помню, у тебя имя и фамилия русские! Твои предки придумали забавную игру – «русскую рулетку»! Мы все… все в нее играем…
   Клещ разразился сатанинским смехом, отступил назад с пустой кружкой.
   – Королева бала! Королева бала! Для наших гостей танцует королева бала, Снежанна Родони!
   «Снежанна, – подумал Сергей, переключаясь на другое. – Очень красивое и необычное имя…»
   Середина площади вмиг очистилась, люди уплотнились по краям, возле домов, оставив освещенное пространство высокой гибкой девушке, впорхнувшей в круг. Ее лицо закрывала серебристая маска, на теле была короткая туника, а сверху – полупрозрачные и невесомые ленты, которые извивались и взлетали вверх от ветра. От ветра? На площади? Сергей пригляделся: оказывается, ветер создавали искусственно, с помощью небольшого воздушного приборчика с длинным «хоботом», который направили в сторону танцовщицы.
   Прожектора над площадью померкли, зазвучала медленная завораживающая музыка, и танцовщица сделала первые шаги. Легкие ленты взлетели, а разноцветные игольчатые лучи заставили их переливаться всеми оттенками радуги. Краски менялись быстро, но плавно, без резких переходов, и уже спустя минуту Сергей верил, что перед ним не женщина – высшее существо. Фея страсти.
   Главное было не в цветах и красках. И даже не в чарующей музыке, которая набирала темп, звучала все быстрее. Главное заключалось в самой танцовщице, в ее ладном теле. Уже к середине этого представления Сергей, два с половиной месяца не знавший, что такое женщина, ошалел. Ему страстно захотелось обнять гибкую плясунью, и помешательство было настолько сильно, что он отвернулся, боясь обидеть гостеприимных жителей Цикады. Право слово, лучше бы они не устраивали таких шоу для бойцов «Метлы».
   Губернатору Маркусу Родони можно позавидовать, у него чертовски соблазнительная жена…
   – Королева бала! Кого же выберет королева бала?!
   Воронин саркастически усмехнулся, голодным взором впился в красотку, понимая, что в его глазах написано все.
   Жена губернатора медленно шла мимо людей, собравшихся на площади. Шла, шла, пока не остановилась против Сергея.
   – Ого! – хмыкнул Клещ и хлопнул своего бойца по плечу. – Вперед, Белоснежка! Не тушуйся и не подведи «сто семнадцатую»!
   В первую секунду Сергей отвесил челюсть, но все же собрался, взял девушку за протянутую руку, вместе с ней пошел в середину круга.
   …Теперь звучала медленная музыка, и, хотя Воронин неплохо танцевал, он чувствовал себя ужасно неловко.
   – Я сделала что-то не то? – улыбаясь, спросила Снежанна. – Ты не мечтал танцевать со мной? Почему держишься так далеко?
   У нее был красивый грудной голос. Когда она желала, то придавала ему такие нотки, что у Сергея все начинало вибрировать внутри. Девушка попробовала прижаться к партнеру. Воронин улыбнулся, пытаясь представить, как это выглядит со стороны. Ему совсем не хотелось обижать гостеприимного Маркуса.
   – Ты очаровательна, Снежанна! – поколебавшись, признал он. – Любоваться тобой во время танца – безумное наслаждение. Только я испытываю небольшие трудности… Чувствую себя скотиной… Ведь тут, на площади, твой муж.
   – Мой муж?! – Снежанна звонко рассмеялась. – Вот не знала, что я замужем!
   – Маркус Родони, – невольно краснея, ответил Сергей. – Я же слышал, когда тебя представляли перед танцем, назвали имя: Снежанна Родони!
   – А-а-а! – поняла девушка и снова весело рассмеялась. – Я гораздо моложе, чем ты думаешь! Маркус Родони – это мой отец!
   Она стащила с лица маску, отбросила ее в сторону. Тряхнула головой, расправляя длинные светлые волосы, чуть слежавшиеся под резинками крепления. У Снежанны оказались очень красивые голубые глаза. Губы были полными, но это не уродовало ее, а наоборот, еще больше заводило Сергея. Когда девушка сложила их трубочкой, чуть вытянула вперед, искоса поглядывая на партнера, он просто озверел от желания взять ее прямо тут, при всех, на площади.
   – Ну, как? – поинтересовалась танцовщица, но Сергей толком и не мог ответить.
   Просто вдруг понял: ни за что не отпустит ее от себя. Раз уж сама выбрала, оторвать его смогут только тягачом. Двумя тягачами, ибо еще один придется привязать к Снежанне.
   – Вау! – только и сказал он. – Дочь?! Это сильно меняет дело…
   А руки сами притянули гибкий стан, бесстыдно пробрались под воздушные шлейфы. Почему-то им, рукам, хотелось лежать не на материи, а на голой спине партнерши. Ну, или на тонкой тунике. Как промежуточный вариант на пути к цели.
   – Значит, – Снежанна отогнулась назад, дразня губами и заглядывая в глаза. – Ты не хотел танцевать с женой губернатора? А с дочерью – другое дело?
   – Еще бы!!! – Сергей уже немного пришел в себя, теперь не тормозил, как в первые минуты знакомства, и готов был отвечать на реплики партнерши. А отвечать он мог, слава богу, в колледже приходилось иметь дело не с одной острой на язык девчонкой. – С такой красавицей я готов танцевать хоть до утра! И даже больше!
   – Никак, всю жизнь? – насмешливо поинтересовалась Снежанна.
   Видимо, ей не раз приходилось слышать от мужчин признания в любви. Значит, надо поразить ее чем-то необычным.
   – Всю жизнь? А почему бы и нет, Снежинка?! – вдохновенно произнес Воронин. – Ты самая красивая девушка из всех, что я встречал!
   – Снежинка?
   – Позволь, я буду называть тебя так… У тебя очень красивое имя. И танцуешь ты восхитительно! Кружишься в воздухе, невесомая и легкая… Сводишь с ума и завораживаешь…
   – Поэтично, – наклонив голову, девушка искоса посмотрела на партнера. – Только снежинка холодная, а я – совсем нет.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация