А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Влюблен до безумия" (страница 10)

   – Можно подумать, что кто-то неплохо поразвлекся, заматывая тебя в изоленту.
   Делейни освободила волосы от воротника куртки и подвергла Ника такому же осмотру, как он ее. Волосы зачесаны назад и собраны в хвост. Рукава голубой рабочей рубашки закатаны. Джинсы местами вытерты до белизны, ботинки в пыли.
   – Тебе сделали эту татуировку в тюрьме? – спросила Делейни, показывая на терновый венец.
   Ник не ответил, улыбка сбежала с его губ.
   Делейни не могла припомнить случая, когда бы ей удалось победить Ника в словесном поединке. Он всегда был быстрее и острее на язык. Но это было в прошлом, с той, прежней Делейни. Новая Делейни была нацелена на удачу.
   – За что тебя посадили? Показывал свои достоинства в общественном месте?
   – За то, что я задушил одну слишком умную рыжую, которая раньше была блондинкой. – Он сделал несколько шагов к Делейни и остановился так близко, что до него можно было дотронуться. – Дело того стоило.
   Делейни посмотрела на него и улыбнулась.
   – Сначала ты пытался заморочить ей голову, но не вышло?
   Делейни ожидала, что он рассердится. Она готова была услышать что-нибудь жесткое. Нечто такое, отчего она будет бросаться в бегство, едва завидев его джип. Но произошло иначе. Ник качнулся на пятках и усмехнулся.
   – Хороший удар.
   Он вдруг рассмеялся, и это был смех уверенного в себе мужчины. Мужчины, чью сексуальную ориентацию никому не придет в голову поставить под сомнение.
   Делейни не могла припомнить, когда она слышала его смех, – конечно, если не считать случаев, когда он смеялся над ней. Как в тот раз, когда на Хеллоуин мать нарядила ее в костюм Смерфа и Ник с приятелями ее высмеяли.
   Сегодняшний Ник обезоруживал.
   – Похоже, мы оба будем на свадьбе Луи.
   – Да. Кто бы мог подумать, что моя лучшая подруга выйдет замуж за сумасшедшего Луи Аллегреццу?
   Ник издал короткий смешок – казалось, вполне искренне.
   – Как идут дела в салоне?
   Вопрос застал Делейни врасплох.
   – Нормально. – Она насторожилась. Когда Ник в последний раз был с ней мил и любезен, она позволила ему раздеть ее донага, тогда как он сам оставался полностью одетым. – Мне не хватает только пары новых замков и нескольких засовов.
   – Зачем? Кто-нибудь пытался вломиться в дом?
   – Да нет. – Делейни опустила взгляд и стала смотреть на сложенные листки бумаги, выглядывающие из его нагрудного кармана. Куда угодно, лишь бы не в эти глаза, которые просвечивают тебя насквозь. – Но мне дали только один ключ от салона – значит, где-то еще существуют ключи. Я звонила слесарю, но он пока занят.
   Ник взялся за ручку двери и подергал ее. При этом он коснулся рукой бедра Делейни.
   – Вряд ли он освободится. Джерри – классный слесарь, но работает он ровно столько, чтобы заработать на плату за квартиру и выпивку. Пока у него не кончатся запасы виски, ты его не увидишь.
   – Ничего себе. – Делейни посмотрела на носки своих сапожек. – А в твой офис когда-нибудь залезали?
   – Никогда, но у меня стальные двери и засовы.
   – Наверное, мне придется сменить замки самой. – Делейни просто рассуждала вслух. – В конце концов, это должно быть не так уж трудно. Понадобится только отвертка и, наверное, дрель.
   Ник засмеялся, и на этот раз он явно смеялся над ней.
   – В ближайшее время я пришлю к тебе мастера.
   Делейни подняла взгляд – выше подбородка, выше чувственных губ, к холодным глазам. Ник держался слишком любезно, и она ему не доверяла.
   – С какой стати тебе делать это для меня?
   – Не доверяешь мне?
   – Нисколько.
   Он пожал плечами:
   – Через вентиляцию вор запросто может пробраться из твоего здания в мое.
   – Я так и знала, что ты предлагаешь помощь вовсе не по доброте душевной.
   Ник подался вперед и положил обе руки на стену поверх головы Делейни.
   – Ты очень хорошо меня знаешь.
   Его крупное тело заслонило солнце, но Делейни не желала поддаваться панике.
   – Во сколько мне это обойдется?
   В его глазах заплясали лукавые огоньки.
   – А что ты готова мне дать?
   Делейни было не по себе, но она не собиралась показывать Нику, что он ее пугает. Она вздернула подбородок.
   – Двадцать баксов.
   – Мало.
   Запертая между его руками, как в ловушке, она и дышала-то с трудом, ее губы отделяла от его губ тоненькая прослойка воздуха. Ник стоял так близко, что Делейни чувствовала аромат его крема после бритья. Ей пришлось отвернуться.
   – Сорок? – пролепетала она тоненьким голоском.
   – Не-а. – Ник коснулся указательным пальцем ее щеки и заставил посмотреть ему в глаза. – Мне не нужны твои деньги.
   – А что тебе нужно?
   Ник перевел взгляд на ее губы, и Делейни показалось, что он ее сейчас поцелует.
   – Я что-нибудь придумаю.
   Он оттолкнулся от стены и выпрямился. Глядя, как Ник скрывается за дверью соседнего здания, Делейни глубоко вздохнула. О том, что он придумает, она боялась даже гадать.
   На следующий день Делейни вывесила объявление, что тем, кто сделает химию или окраску, она бесплатно покроет лаком ногти. На это предложение никто не клюнул, но одну клиентку Делейни все же обслужила: уложила седые волосы миссис Вон в прическу в форме шлема. Лаверн Вон раньше преподавала в средней школе Трули, но когда ей перевалило далеко за семьдесят, ее отправили на пенсию.
   По-видимому, Ваннетта сдержала слово и порекомендовала Делейни своим друзьям. Миссис Вон заплатила десять долларов, пожелала получить скидку как пенсионер и потребовала бесплатный флакон лака для ногтей.
   В пятницу пришла еще одна подруга Ваннетгы, ей Делейни вымыла голову и сделала укладку. В субботу миссис Стоуксберри принесла в чистку два парика: один белый – для повседневной носки, другой черный, для особых случаев. Через три часа она их забрала и настояла на том, чтобы белый ей надели на голову.
   – У вас ведь есть скидка для пенсионеров? – спросила она, разглядывая себя в зеркало.
   – Да.
   Делейни вздохнула, удивляясь про себя, с какой стати она всех терпит: мать, седых старух и Ника. Особенно Ника. Ответ пришел к ней под звон кассового аппарата. Три миллиона долларов. За три миллиона она готова много чего потерпеть.
   Когда женщина ушла, Делейни закрыла салон раньше времени и пошла проведать своих друзей, Дьюка и Долорес. Собаки дрожали от возбуждения, прыгали и лизали ей щеки. «Наконец-то дружеские лица». Делейни прижалась к шее Дьюка, стараясь не расплакаться. Не удалось. Еще одна неудача. Вот и с салоном ничего не вышло. Делейни терпеть не могла завивать в мелкие кудряшки и укладывать с помощью лака «купола». Она просто ненавидела мыть и укладывать парики. Но больше всего ее угнетало, что она не может делать то, что любит. А Делейни любила делать обычных женщин необычными. Ей нравился звук работающего фена, запах краски и лосьонов. Ей нравилась жизнь, которую она вела до того, как приехала в Трули на похороны Генри. На прежнем месте у нее были друзья и работа, которую она любила.
   Семь месяцев и пятнадцать дней. Семь месяцев и пятнадцать дней – и она сможет уехать куда пожелает. Она выпрямилась и потянулась за собачьими поводками.
   Полчаса спустя Делейни вернулась с прогулки с собаками и заперла их в вольере. Она уже направлялась к машине, чтобы ехать домой, когда из дома вышла Гвен с наброшенным на плечи свитером из ангоры.
   – Может, останешься на обед?
   – Нет.
   – Мне жаль, что я так рано ушла с твоего приема.
   Делейни нащупала в кармане ключи от машины. Обычно она старалась держать язык за зубами, но в этот раз она была не в настроении сдерживаться.
   – Нет, мама, тебе не жаль.
   – Неправда, я об этом жалею! Почему ты так со мной разговариваешь?
   Делейни посмотрела на мать, на ее голубые глаза, аккуратно уложенные короткие светлые волосы.
   – Не знаю. – Делейни передумала и решила уйти от спора, который ей все равно не выиграть. – У меня был паршивый день. Если хочешь, я приду к тебе на обед завтра.
   – На завтра у меня другие планы.
   – Тогда в понедельник.
   Делейни села в машину, помахала матери рукой и уехала. Вернувшись домой, она сразу позвонила Лайзе.
   – У тебя сегодня свободен вечер? Мне нужно выпить. Возможно, даже напиться.
   – Луи сегодня допоздна работает, так что мы можем встретиться.
   – Тогда давай встретимся в «Хеннеси»? Сегодня там должны играть блюз.
   – Ладно, только боюсь, я уйду раньше, чем начнется музыка.
   Делейни это немного расстроило, но она привыкла оставаться в одиночестве. Поговорив с Лайзой, она приняла душ и переоделась в джинсы и свитер до пупка. Потом взбила волосы, нанесла макияж и надела ботинки «Доктор Мартенс» и кожаную куртку. До «Хеннеси» ей предстояло пройти три квартала. Когда она пришла, часы показывали половину седьмого и в баре было полно народу – люди возвращались с работы.
   «Хеннеси» был баром средних размеров, второй уровень смотрел на первый. Сегодня столики на обоих уровнях были сдвинуты потеснее, а на танцполе была установлена небольшая сцена. Сейчас бар сиял огнями, а танцпол пустовал. Но Делейни знала, что позже все изменится.
   Делейни заняла столик недалеко от барной стойки и заказала себе пиво. Вскоре появилась Лайза. Делейни взглянула на подругу и указала на ее конский хвостик.
   – Знаешь, я хочу тебя подстричь.
   – Ни за что. – Лайза заказала «миле лайт» и снова переключила внимание на подругу. – Помнишь, что ты сделала с Бриджит?
   – С какой еще Бриджит?
   – С куклой, которую мне подарила Столфус, моя прабабушка. Ты отрезала ее длинные золотистые кудряшки, и она стала похожей на Синди Лаупер. Я до сих пор переживаю.
   – Обещаю, что ты не будешь выглядеть как Синди Лаупер. И я даже подстригу тебя бесплатно.
   – Ладно, я подумаю. – Принесли пиво для Лайзы, и она сразу же расплатилась с официанткой. – Сегодня я заказала платья для подружек невесты. Когда доставят твое, тебе придется приехать ко мне домой на последнюю примерку.
   – Не буду ли я выглядеть как гид, который водит туристов по южной плантации?
   – Нет. Платье из бархата стрейч винного цвета. Очень простой силуэт, чтобы ты не отвлекала внимание от невесты.
   Делейни отпила из стакана и улыбнулась:
   – Я бы все равно не смогла. Но ты все-таки подумай насчет прически в такой важный день.
   – Возможно, я и разрешу тебе заплести мне косу или еще что-нибудь сделать. – Лайза сделала глоток. – Я уже заказала свадебный банкет в ресторане.
   Когда тема приготовлений к свадьбе была исчерпана, разговор перешел на предприятие Делейни.
   – Как сегодня прошел день в твоем салоне?
   – Хреново. Была одна клиентка, миссис Стоуксберри. Она принесла парик, и я его вымыла, как сбитого машиной пуделя.
   – Да уж, здорово.
   – И не говори.
   Лайза выпила еще пива, потом медленно сказала:
   – Не хочу еще больше портить тебе настроение, но сегодня я проезжала мимо салона Хелен. Кажется, у нее полно клиентов.
   Делейни нахмурилась и уставилась в свой стакан.
   – Мне надо что-то придумать, чтобы переманить её клиентов.
   – Делай что-нибудь бесплатно. Люди любят халяву.
   Делейни уже пыталась – покрывать ногти лаком.
   – Мне нужна реклама, – сказала она, мысленно обдумывая варианты.
   – Может, устроить какое-нибудь шоу в школе у Софи? Сделай несколько стрижек, чтобы девочки стали выглядеть лучше, тогда все остальные тоже захотят у тебя подстричься.
   – И их матерям придется привозить их ко мне.
   Делейни пила и размышляла о потенциальных возможностях.
   – Не поворачивайся. В бар вошли Уэс и Скутер Финли. – Лайза поднесла руку к щеке, заслоняя лицо. – Не смотри на них, а то подойдут.
   Делейни тоже заслонила лицо, но все-таки посмотрела сквозь пальцы.
   – Они все такие же уроды.
   – И такие же дураки, – сказала Лайза.
   Делейни заканчивала школу в один год с братьями Финли. Они не были двойняшками, просто одного из них несколько раз оставляли на второй год. Уэс и Скутер были почти альбиносами, разве что чуть-чуть темнее, с жутковатыми белесыми глазами.
   – Интересно, они по-прежнему считают, что девчонки на них западают?
   Лайза кивнула:
   – Похоже на то.
   Когда угроза миновала, Лайза опустила руку и показала на двух мужчин у стойки бара:
   – Как думаешь, плавки или боксеры?
   Делеини посмотрела на их рубашки с крупным красным логотипом, на прически и вынесла вердикт: плавки.
   – А вон тот, третий с краю?
   Мужчина был высокий, тощий как жердь, с идеальной стрижкой. По желтому свитеру, завязанному вокруг шеи, Делеини заключила, что он или приезжий, или очень храбрый. Ходить по улицам Трули в повязанном вокруг шеи свитере какого угодно цвета, не говоря уже о желтом, способен только очень храбрый мужчина.
   – Думаю, танга. Он очень смелый.
   Делейни отхлебнула пива и посмотрела на дверь.
   – Хлопковые или шелковые?
   – Шелковые. Теперь твоя очередь.
   И они стали смотреть на дверь, ожидая, когда в нее войдет их следующая жертва. Она, вернее, он, появилась меньше чем через минуту. Выглядел Томми Маркем так же хорошо, как Делейни помнилось. Он по-прежнему был скорее поджарый, чем мясистый, его каштановые волосы по-прежнему вились над ушами и у шеи, а когда его взгляд остановился на Делейни, он улыбнулся прежней обаятельной улыбкой своенравного мальчишки. Это была улыбка, за которую женщина способна простить почти все.
   – Ты мою жену просто бесишь, знаешь об этом? – сказал Томми, подойдя к их столику.
   Делейни с самым невинным видом посмотрела в голубые глаза Томми и приложила руку к груди.
   – Кто, я? – Было время, когда от одного взмаха его длинных ресниц у нее начинало трепыхаться сердечко. Сейчас она не смогла сдержать улыбку, однако с сердцем ничего не произошло. – Что я такого сделала?
   – Вернулась.
   «Это хорошо», – подумала Делейни. На протяжении их детских лет Хелен постоянно ее подкалывала, что очень бесило Делейни. Так что, если теперь они поменялись ролями, это только справедливо.
   – Так где же эта твоя гиря на цепи?
   Томми засмеялся и сел на свободный стул рядом с Делейни.
   – Она поехала с детьми в Шалли на свадьбу подруги. Они должны вернуться завтра.
   – А ты почему не поехал?
   – Мне утром на работу.
   Делейни посмотрела на подругу, которая беззвучно подавала ей знак: «Он женат», – и усмехнулась. Лайза могла не волноваться – она никогда не спит с женатыми мужчинами. Но Хелен-то об этом не знает, так что пусть понервничает.
   Положив трубку, Ник откатился в кресле от стола и посмотрел в окно: на его губах играла улыбка. Над ним под потолком жужжала люминесцентная лампа. Солнце село, и из окна на Ника смотрело его собственное отражение. Все складывается удачно. Три подрядчика готовы вместе с ним инвестировать в проект, и он уже ведет переговоры.
   Ник бросил карандаш на стол и взъерошил пальцами волосы. Когда его планы относительно Силвер-Крик станут известны, половина жителей Трули изойдет ядом от злости. А другой половине его план понравится.
   Когда Ник и Луи решили перевести компанию в Трули, они знали, что старшее поколение жителей города будет сопротивляться любому развитию и росту. Но эти люди постепенно вымирали, как Генри, и им на смену приходила совершенно новая прослойка яппи. Братья Аллегрецца, в зависимости от того, кто о них рассказывал, представали либо бизнесменами, либо варварами. Их либо любили, либо ненавидели. Впрочем, так было всегда.
   Ник встал и потянулся. Перед ним на столе лежали спецификации на поле для гольфа с девятью лунками и чертежи пятидесяти четырех кондоминиумов площадью две тысячи квадратных футов каждый. «Аллегрецца констракшн» должна сделать на них большие деньги. И это только первая стадия большого проекта. Вторая стадия должна принести еще больше – дома стоимостью миллион долларов будут построены в непосредственной близости от леса. Теперь Нику не хватало только сорока акров земли, которую ему завещал Генри. В июне он их получит.
   Ник улыбнулся, оглядев пустой офис. Свой первый миллион он заработал, строя все подряд, начиная от самых простых дешевых домов до шикарных особняков в Буазе, но лишние деньги мужчине никогда не помешают.
   Ник снял с вешалки куртку «бомбер» и направился к выходу. После того как он завершит свои планы по застройке Силвер-Крик, он подумает, что построить в Энджел-Бич. Возможно, он вообще ничего не будет там строить. Ник выключил свет и запер дверь. Его мотоцикл стоял рядом с «миатой» Делейни. Он поднял взгляд на зеленую дверь, освещенную слабой лампочкой. «Ну и дыра ее квартира».
   Он мог понять, почему Делейни уехала из дома матери. Сам он не мог провести рядом с Гвен и трех секунд – у него тут же возникало желание ее задушить. Но почему Делейни решила поселиться в такой дыре, он не понимал. Ник знал, что Генри оставил ей вполне приличное ежемесячное содержание, и она вполне может позволить себе жилье получше. Дверь такая хлипкая, что мужчина запросто может сорвать ее с петель.
   Ник действительно собирался сменить замки в ее салоне – когда у него будет время, – но сама Делейни не его забота. Его не волновало, где она живет и как одевается. Если ей нравится жить в конуре и носить вместо юбки полоску винила, которая едва прикрывает задницу, то это ее проблема. Ему плевать. Ник был уверен, что, если бы она не жила практически у него над головой, он бы почти не вспоминал о ее существовании.
   Ник оседлал «харлей». Если бы он увидел такую куцую виниловую юбчонку на любой другой женщине, ему бы это очень даже понравилось. Но когда он видел Делейни, обернутую пленкой, как какая-нибудь закуска из гастронома, ему хотелось развернуть пластик и откусить кусочек. Он пришел в полную боевую готовность за три секунды.
   Ник пяткой поднял опору мотоцикла и включил зажигание. Мотор заурчал, нарушая ночную тишину. Ника не волновало, что он возбудился от какой-то женщины, которую вовсе не собирался укладывать в постель. Его беспокоило, что он возбудился от этой конкретной женщины.
   Ник помчался по переулку, лишь слегка сбавив скорость на повороте на Первую улицу. Ему не сиделось на месте, и он не стал задерживаться дома – пробыл там ровно столько, сколько потребовалось, чтобы принять душ. Его нервировала тишина, и он сам не понимал почему. Ему нужно было на что-то отвлечься. В результате он оказался в баре «Хеннеси» с бутылкой пива в руке и Лонной Хоуэлл на коленях. Его столик смотрел на затемненный танцпол, по которому медленно передвигались пары, покачиваясь под чувственный ритм блюза, льющегося из динамиков. Луч света был направлен на музыкантов, стойка бара тоже была подсвечена, но в основном бар был темен, как грех, – наверное, чтобы можно было проворачивать грешные делишки.
   Ник не замышлял никакого конкретного греха, но ночь только начиналась, а Лонна была более чем доступна.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация