А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пересмешник" (страница 28)

   – Что вы здесь делаете?
   – Разве тебе не приходила моя записка? – с недоумением спросил я у него.
   – Пришла. Сегодня утром. Я сразу послал тебе ответ, что не смряугу с тобой встретиться, и попросил перенести встречу.
   – Я ничего не получал, – огорчился я.
   – Фиоссы бездельники! – прошипел он. – Тумряуан, вот они и не торопятся! Извини, старый брат по крови, но нам придется отложить встречу. Сын Луны собирает сегодня представителей всех прайдов. Назначен Круг Когтей.
   – Осенью? – изумился Талер, шмыгнув покрасневшим носом. – Но ведь он всегда проводится весной, в первую полную луну.
   – Бывают и исключения, мррой старый брат по крови, – было видно, что Мряшал спешит, но, оставаясь вежливым, продолжает беседу. – Мряуогие мрролодые юноши хотят уйти добровольцамрри. Кирусу нужны резервисты, чтобы защищать деревни и города от мряузанских провокаций. Сражаться имрреют право лишь мряужчины. В такой ситуации никто, даже главы прайдов, не смряуют им отказать. Ведь речь идет не о создании семряуи и браке, а о будущем Рапгара.
   – Мое дело тоже достаточно важное для меня, чтобы его откладывать. В этом есть и интерес мяурров.
   Я уверен, что любому другому Мряшал бы отказал. Но не нам, так как для него мы братья по крови. Мяурр учился в нашем университете, но на два курса младше. В то время он был достаточно слаб, неразвит и робок, не то, что сейчас, так что ему частенько доставалось от более сильных соперников. Однажды вся наша замечательная троица – я, Талер и Катарина обнаружили, что студенты из Маркальштука, вооруженные не только кулаками, но и палками, решили оттаскать молодого кота из враждебного учебного заведения за хвост, что было само по себе очень унизительно.
   Мы не дали Мряшала в обиду и устроили такую грандиозную драку, что попали в участок жандармерии (исключая Кат, которая потом нас оттуда вытаскивала). С тех пор, как мы, по словам Мряшала, смешали свою кровь с его, да еще и в бою, что для мяурров особенно ценно, я, Талер и Катарина стали ему чем-то вроде родственников, во всяком случае, это самое близкое значение в человеческих понятиях. Мяурры все воспринимают гораздо сложнее и с множеством недоступных для нашего понимания нюансов.
   – Поговорим по дороге, – Мряшал кивнул в сторону ожидающей его коляски.
   Талер оглушительно чихнул и принял еще две пилюли.
   – Что тебя заботит, Тиль? – спросил кот, когда экипаж тронулся.
   Я достал из внутреннего кармана пробирку, в которую вчера ночью пересыпал добытый у маленького народца порошок. Пробка была плотной, именно поэтому Мряшал не почувствовал запаха раньше.
   – Я знаю, что вы не одобряете, когда священные благовония для ваших служений Лунной кошке, используют в корыстных целях, – сказал я, протягивая ему наркотик.
   – Никому не нравится, когда извращают их религию, – прищурился кот, разглядывая пробирку. – Использовать часть священного древа, как наркотик – это верх цинизма, мррой брат. Откуда он у тебя?
   – Добыл в Яме. Не у продавца. Но мне нужно найти того, у кого эту порцию отобрали.
   – Наркомряун… это сложнее, чем научить скангера быть чистоплотным. Невозмряужно обнаружить крысу.
   – А торговца?
   – Проще, – подумав, ответил Мряшал. – Есть вероятность удачи.
   – Возможно, через продавца я выйду на покупателя.
   – Это твой личный интерес? Будь здоров, Талер.
   – Басибо, – прогундел тот, вытирая нос. – Избини. Тбоя шерсть… Чха!
   Кот понимающе кивнул. Он знал о проблеме моего друга. Эта аллергия Талера доконает. Я предупреждал его еще утром, когда он пришел на завтрак и решил ехать вместе со мной. Пусть теперь расплачивается за свою безрассудность.
   – Да, это мой личный интерес, – я покосился на пилюли в руках приятеля. – Талер, перестань глотать таблетки. Толку от них никакого, а здоровью они в таких количествах лишь повредят.
   Он проворчал что-то нелестное в адрес аптекаря ка-га и убрал порошки обратно.
   – Чем я смряуогу помочь? – мяурр с некоторым колебанием вернул мне пробирку.
   – Я надеялся, что ты наведешь меня или на продавцов, или на покупателей.
   – Только не я, – он покачал лохматой головой. – Извини, кровный брат, но эта информряуация не лежит в сфере мряуих интересов. Я занимаюсь политикой и обеспечением согласия мряужду семьями в мряуем прайде. Ну, и помогаю его главе, конечно. Тебе следует говорить с кем-нибудь из мряушурров.
   – Мышурров? – оживился Талер.
   – О да. Они следуют велениям Сына Луны. Когда у старика плохое настроение или болят зубы, он зовет свои когти. И тогда…
   Мряшал поднял лапу и показательно выпустил когти, каждый из которых по размеру и форме казался братом-близнецом клинка Анхель. А затем сжал пальцы. Очень красноречивый и понятный жест.
   – Никто из моего народа не любит, когда глумятся над нашей верой и наживаются на религии. Мряушурры редко щадят тех, кто смеет продавать священное дерево в качестве наркотика. Поэтому торговцев не так мряуного, как могло бы быть.
   – Но они есть.
   – Разумряуется, Талер. Всех крыс никто никогда не переловит.
   – Ты сможешь устроить мне встречу с одним из мышурров?
   – Они живут более обособленно, чем прайды. В Вольном городе. Это отдельная семряу… Сегодня они тоже будут присутствовать на Круге. Но позволение говорить с кем-нибудь из них ты можешь получить исключительно от старейшины прайда. Мряушурры стараются, как можно меньше общаться с инородцами.
   – Реально это устроить?
   Кот задумался, дернул левым ухом, спрятал лапы в рукавах парадной мантии, тихо вздохнул. Кончик его пушистого хвоста дернулся.
   – Попытаюсь, мррой старый кровный брат. Но ничего не буду обещать. А вот ты, Талер, с намряуи пойти не сможешь.
   – Это бочем-пчха! Бочему?! – возмутился тот.
   – Хотя бы поэтому. Ты выглядишь больным. И это когда я один. В помещении будет несколько сотен мряуих братьев. Что с тобой там случится, ведает лишь Лунная кошка. К томряу же на Круг Когтей допускаются лишь мряурры.
   – Эй, постой-ка! Что-то я не вижу у него усов, когтей и хвоста! – Талер ткнул пальцем в меня.
   – Тиль – особый случай, – сказал кот. – Он ожидает прихода Лунной кошки и гораздо ближе к мряуррам, чем сам считает. Тебя мряугут допустить на религиозный ритуал.
   – Надеюсь, старейшины не ожидают, что благодаря ему на испытании боявится ваша богиня? – скептически бросил Талер, прежде чем высморкался.
   – Послушай, – примиряющее сказал я несколько обиженному другу. – Тебе вовсе незачем страдать от аллергии. Дождись меня в моем доме. Полли накормит тебя до отвала. Разрешаю брать в Оружейной комнате все, что хочешь.
   – Незачем?! – обиделся он. – Бо твоему мне не хочетс… хоче… апчха! Мне не хочется увидеть настоящий Круг?!
   Он поворчал еще немного, скорее, для вида, потому что, наверное, уже представлял, как залезет в мой оружейный шкаф.

   Глава 16
   Круг Когтей

   Центральный храм Лунной кошки располагался среди мяуррских вишневых садов, окруженных со всех сторон жилыми кварталами. Весной, когда вишня начинала цвести, вход в сады открывали для всех желающих полюбоваться белопенными деревьями Спинотиса. Во все остальное время вход иноверцам на территорию, прилегающую к храму, был запрещен.
   Разумеется, некоторым нашим религиозным гражданам, в том числе и представителям духовенства, такая изоляция не нравилась, ее считали подозрительной и направленной исключительно против догматов Всеединого, но Князь приказал оставить мяурров в покое и дать им жить по своим законам. Религия котов, в отличие от того же солнца малозанцев или духов оганов, куда как мягче, спокойнее и терпимее. Она направлена внутрь себя, а не наружу, поэтому не стегает кнутами веры тех, кто не желает поклоняться Лунной кошке. Мяуррам, если ты не мяурр, все равно, в кого ты веришь и как молишься своим богам.
   Сады окружал высокий забор, ворота были кованные, с множеством изображенных на них фигур танцующих котов и кошек. Вход охраняли. Один из стражников, черный кот с белой подпалиной вокруг левого глаза, с удивлением посмотрел на меня и сказал Мряшалу:
   – Что здесь делает чэр?
   – Он со мряуной. И ему позволено пройти. Чэр – проводник Лунной кошки.
   Охранники с сомнением посмотрели на меня.
   – Просто покажи им. Так будет быстрее, – попросил меня Мряшал.
   Я с неохотой снял перчатки, продемонстрировав черные узоры на коже. Коты жадно уставились на них, и черный с некоторым колебанием сказал:
   – Я чту древние законы, где говорится об ожидающих Лунную кошку. Чэр мряожет войти в сад. Но разрешение на посещение храмруа и присутствия на ритуалах нашего народа придется просить у Сына Луны.
   – Я помню об этом, – с некоторым холодком в голосе ответил мой спутник и, сделав мне знак, чтобы я следовал за ним, прошел в ворота.
   Я двинулся вслед, на ходу натягивая на руку перчатку.
   – Не делай этого, – попросил меня Мряшал. – Сразу же возникнут вопросы. Пусть видят, кто ты.
   Мне совершенно не хотелось, чтобы все знали, что среди них казненный лучэр, жизнь которого катится к закату, словно летящий под откос паровоз. Но я счел его предложение достаточно разумным и оставил руки неприкрытыми, чувствуя себя так, словно разгуливаю нагишом на званном обеде, и на меня пялятся все приглашенные.
   Вишни стояли голые, серые и словно облитые ледяной водой. Над ними возвышался пирамидальный храм Лунной кошки. Он был самым крупным, но не единственным в Рапгаре. Еще два храма, куда более скромных размеров, располагались на северном берегу, но не шли ни в какое сравнение со зданием, к которому я направлялся. Сложенная из глыб розового гранита, с арочными пролетами окон, с колоннами в форме кошачьих лап, пирамида довлела над всем Кошачьим приютом, и ее острый трехгранный профиль был отлично виден даже с северного берега.
   Я задрал голову, наблюдая, как с вершины здания взлетела голубиная стая, испуганная звуками тяжелого гонга.
   – Подожди мряуня, пожалуйста, здесь. Чтобы провести тебя внутрь, понадобится разрешение. Это мряуожет занять какое-то время.
   Он взметнул мантией лежащие на дорожке листья, поднялся по ступеням и скрылся в здании.
   – Если нас пропустят, я наконец-то удовлетворю свое любопытство, – произнес Стэфан. – Помню, я еще твоего деда подначивал хотя бы одним глазком взглянуть на Круг Когтей…
   – Зачем тебе это? – с некоторым недоумением спросил я, разглядывая барельефы, изображавшие множество кошек.
   – Из практического любопытства, мой мальчик. Несмотря на преклонный возраст, я все еще стараюсь узнавать что-то новое.
   Я недоверчиво хмыкнул. На мой взгляд, амнис и так знает все на свете.
   Мяурры в дверях храма, вооруженные ритуальными резными посохами, увенчанными стальными шипами и когтями, с интересом поглядывали на меня. Анхель нетерпеливо излучала эмоцию за эмоцией, в основном говорящие о крайней степени нетерпения и некоторой доле неодобрения, что я затеял весь этот сыр-бор ради Эрин.
   Маленькую площадь перед храмом то и дело неспешно пересекали прогуливающиеся кошки. Зверьки ничего не боялись и чувствовали себя как дома. Одна из них, черепахового окраса, проскользнула мимо меня, таща в пасти упитанную крысу, хвост которой волочился по земле.
   – Представляю, как разочарован шпик эр’Дви, – со злорадством произнес Стэфан. – Его, в отличие от тебя, задержали на входе.
   – Знаю, – вяло ответил я.
   Те же самые господа, от которых я смылся вчера, сегодня с утра хвостом сопровождали меня от самого моего дома. Я счел их неопасными и совершенно не досаждающими мне и выкинул из головы. Когда меня покинул Талер, один из соглядатаев увязался за ним, а второй остался со мной, лишь для того, чтобы отстать возле храма Лунной кошки.
   Вновь ударил гонг, его звон растекся по осеннему саду, всколыхнул голые ветви вишен и затих на очень высокой ноте, дрожа, словно потревоженная струна малозанского музыкального инструмента. Очень печальный звук, если подумать. Словно внезапно оборвалась чья-то жизнь.
   Мряшал вернулся минут через десять в сопровождении серо-полосатого мяурра с плоской мордой и зелеными глазами. Тот не счел нужным представляться, по встопорщенным усам и прижатым ушам было видно, что кот не слишком доволен сложившейся ситуацией.
   – Позвольте взглянуть на ваши руки, чэр, – сипло попросил он меня.
   Тон у него было невежливый и раздраженный. Я вопросительно взглянул на Мряшала, но тот сделал мне знак не обострять ситуацию.
   – Да. Хорошо. Вы мряужете пройти, чэр. Воля Лунной кошки выше законов мряурров.
   Он развернулся, поднялся по ступеням, что-то сказал охранникам и скрылся в храме.
   – Кто наступил ему на хвост?
   Мряшал закашлял, что у его племени означало смех:
   – Лучшая шутка за неделю, Тиль. Не обращай внимряуния. Он всегда такой.
   – А что за разговоры о воле Лунной кошки? – с подозрением произнес я. – Надеюсь, внутри меня не отправят на ритуальное заклание?
   – У мряурров есть закон, по которому ни один инородец не мряуожет быть на Круге Когтей. Он соблюдается. Но в то же времряу уже был нарушен больше пяти раз, пока прайды живут в Рапгаре. В книге мряолитв, которая досталась нам от первых, встретивших Лунную кошку, есть строки, где она молит своих неразумряуных детей быть чуткими к тем, кто стоит на пороге встречи с ней.
   Он сделал жест, приглашая меня подняться в храм.
   – Мы не в праве отказать, если только это не влечет опасность нашемру народу. К тому же наши священники считают, что, такие как ты, мряуогут привести богиню, а для нас это бесценно.
   – Чтобы ее привести следует умереть. Этого я делать не собираюсь. Во всяком случае, сегодня.
   – В независимости от твоей смерти ее благословение снизойдет на это святое мряуесто.
   Я перестал вникать в теологические представления мяурров, сочтя их сейчас не слишком важными для меня. Сразу после входа мы попали в огромный зал, купол которого уходил высоко вверх, здесь пахло лунным корнем и слышалось приглушенное пение. Прежде чем я успел рассмотреть в полумраке хоть что-то, Мряшал толкнул дверцу в стене и по извилистой лестнице привел меня в небольшую ложу, где с балкона открывался вид на зал.
   – Жди здесь. С тобой поговорят, когда найдут времряу. Я приду за тобой.
   Шурша мантией, он скрылся.
   В помещении, куда меня привели, была лишь маленькая деревянная скамеечка. Я сел, положил руки на перила балкона и стал смотреть вниз.
   Зал в форме эллипса, как я уже говорил, был огромным и, казалось, впитывающим в себя свет. Окна, находящиеся на дальней от меня стороне, по чьему-то приказу закрыли непроницаемыми для солнечных лучей щитами, и густой полумрак в помещении не могло разогнать пламя двух жаровен, что стояли по бокам от высокого, похожего на трон, резного кресла.
   Впрочем, все быстро изменилось, когда четыре десятка мяурров внесли в зал большие факелы на длинных бронзовых шестах. В полу оказались специальные пазы, куда воткнули шесты, и свет огня разогнал тьму в центре помещения. Стала видна площадка, приблизительно тридцати футов в диаметре, ограниченная белым меловым контуром. Ее, словно крылья, охватывали трибуны. Лишь первые ряды были прекрасно различимы, все остальные, уходящие к потолку, скрывались в полумраке. Судя по шорохам и шепотку, все места оказались заняты мяуррами, и я не сомневался, что сегодня здесь собралось все взрослое мужское население Кошачьего приюта.
   Среди тех, кого я мог увидеть на достаточно хорошо освещенных трибунах, была совершенно разношерстная публика в буквальном и переносном смысле слова. Каждый прайд, каждая семья этого племени отличается друг от друга по множеству внешних признаков. Разные морды: узкие и широкие, плоские и вытянутые, похожие на тигриные или львиные, или еще на два десятка других представителей дикого кошачьего племени, населяющего наш мир. Разная шерсть: пушистые, короткошерстные, черные, белые, рыжие, полосатые, пятнистые. Разная длина и форма хвостов, лап и ушей. Все эти признаки говорили знающему человеку о родословной мяурра и его принадлежности к определенной семье и прайду.
   Я худо-бедно мог понять с представителем какого прайда общаюсь, но что касается семей – был полным профаном. В каждом прайде их не меньше пятидесяти, и запомнить такое многообразие признаков… Нет. Не скажу, что невозможно, но просто это не самое важное в моей жизни.
   Двое котов в золотых мантиях щедро сыпанули в жаровни лунного порошка, который тут же превратился в охряный дым и начал расползаться по помещению. Острый запах восточных пряностей, и без того сильный, показался мне едким и даже невыносимым. На мое счастье, дым не являлся наркотиком, во всяком случае, для лучэров. А вот если вколоть растворенный в воде порошок прямиком себе в вену, то «улететь» от этой дряни способен даже такой невосприимчивый к запрещенным веществам народ, как Дети Мух, как нас привыкли называть ненавистники из человеческой среды.
   Судя по тому, как много кидали порошка в огонь для ритуальных воскурений в честь Двухвостой кошки, у мяурров его было в достатке. Отсюда следовало, что всегда найдется ворюга, готовый рискнуть собственной шкурой, подставиться под острые когти и стянуть унцию бесценной для наркоторговцев дряни.
   Ударили в гонг. Его звук достиг наивысшей точки, отражаясь от потолка и стен певучим «ом-м-м-м», и когда он стих, шепотки и шевеление на трибунах прекратились. Двое все тех же мяуров в золотых мантиях под руки подвели к креслу третьего. Он был очень старым, сгорбленным, еле волочащим ноги, с седой, словно выгоревшей на солнце шерстью, большими ушами с кисточками, как у рыси, и облезлым, похожим на осеннюю безлистную ветку, хвостом.
   Старик с трудом уселся, положив лапы на подлокотники, выпустил грозные когти, впившиеся в мягкую древесину, и, медленно подняв голову, оглядел трибуны.
   Сын Луны, самый старый, самый мудрый кот, которого выбирают из шести старейшин прайдов и который определяет политику и поведение своего народа.
   Почти три минуты он рассматривал тех, кто пришел, а затем заговорил.
   Голос его, вопреки моим ожиданиям, оказался сильным и глубоким. Он с легкостью разносился по всему залу, и мяурры, подавшись вперед, внимали каждому слову. Я, в отличие от них, ничего не понимал. Язык мяурров – набор хриплых, мурлыкающих, шипящих грудных звуков. Родной язык уроженцев Спинотиса считается одним из самых сложных среди тех, кто населяет Рапгар. Знают его немногие, а учить почти никто не стремится – коты прекрасно изъясняются на всеобщем.
   Минуты четыре я терпел, затем не выдержал и прорычал задумавшемуся Стэфану:
   – Ты долго собираешься маяться от безделья?!
   – Прости! Отвлекся на разговор с Анхель, – оживился он и начал переводить с половины фразы, опуская стандартное «мряу» то и дело попадающее на букве «м»:
   – …они запятнали себя, запятнали свою семью, запятнали свой прайд и тех достойных мяурров, что несли ответственность за них, поручились честью за их доблесть, воспитывали и вкладывали знания. Это позор для нашего народа, когда вместо детей рождаются презренные мыши, которым не место среди гордых воинов!
   По рядам пробежал первый, одобрительный шепоток, впрочем, мгновенно стихший.
   – Как завещали нам великие предки, истинные потомки благородной Двухвостой кошки, лазающие по горячим скалам и охотящиеся на вепрей – гнилое яблоко следует без жалости выбрасывать. Ни я, ни старейшины, никто из моего народа – племени отважных воинов, не потерпит, чтобы преступивших хоть что-то связывало с настоящими мяуррами!
   Эти слова был встречены согласным ревом. Я уже подозревал, что случится дальше, и, неприятно скривив губы, снял шляпу, бросив ее на скамью рядом с собой.
   Вновь наступила оглушающая тишина, и через минуту мяурры в черном, с острыми посохами наперевес, ввели невысокого кота. На нем, к моему удивлению, не было никаких цепей. Он шел сам, без принуждения, с ровной спиной и высоко поднятой головой, с презрением покосился на тяжелую деревянную колоду, поставленную в центре круга.
   – Тебя обвиняют в том, что ты запятнал свою честь недозволенной работой, – прогудел Сын Луны.
   – Я не считаю ее таковой, – надменно ответил кот.
   Его ответ не понравился сидящим, и зловещий шепот был тому лучшим подтверждением.
   – Цирюльник! – выкрикнул толстый белый мяурр из первого ряда. – Это, по-твоему, достойно мяурра?! Мы воины, стражи, защитники, охотники, оружейники! Но не пекари, официанты, цирюльники и слуги! Это позор на твой прайд, Рмяул!
   Невысокий обвиняемый спокойно встретился взглядом с белым котом и негромко сказал:
   – Я не вижу позора в достойных профессиях, старейшина. Надеюсь, хоть кто-нибудь готов это понять.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация