А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пересмешник" (страница 17)

   Глава 10
   Данте

   – «Лугг и Хаувер» производит хорошие модели, но не уверен, что имеет смысл использовать их в предстоящей дуэли. Точность на большом расстоянии тебе не понадобится. Здесь лучше хорошая убойная сила. Возможно, подойдет что-то из короткостволов. Но точно не «И-грех». Кохетты не умеют делать нормальные пистолеты. Та дрянь, что они продают малозанцам, опасна для самих владельцев, а не для их противников. Возможно, тебе стоит остановить свой выбор на «Нарэхе» и…
   – Талер, заткнись пожалуйста! – попросил я его. – У меня от тебя сейчас голова взорвется. Ты совсем помешался на оружии.
   Он нервно облизал губы и осторожно сказал:
   – Я понимаю, что тебе тяжело, но хочу всего лишь помочь.
   – Мне не тяжело. Мне невыносимо. Ты уже больше часа без остановки перечисляешь модели и особенности каждого из существующих в мире пистолетов. Умоляю тебя – оставь это. Я целиком и полностью доверюсь твоему выбору в этом вопросе, мой друг. Для этого совершенно не обязательно рассказывать мне родословную каждого оружейника.
   На самом деле, настроение мое нельзя было назвать отличным. Как это говорится в Рапгаре – Талер подстрелил парочку подкинутых ему ворон. Разумеется, я не рассчитывал, что капитан Витнерс откажется от дуэли, и нисколько не боялся того, что должно было произойти. Истинному чэру не стоит бояться таких мелочей, как выяснение вопросов чести. Но я хотя бы рассчитывал на то, что вокруг нас не соберется толпа из богатых зевак. А именно это и случится по тому соглашению, что заключил старина Талер.
   Дуэль назначена на завтра, сразу после боев на Арене, и будет проходить в Доме Чести, а худшего места просто не найти. Все, что творится внутри, станет достоянием всех любопытных Рапгара. Витнерс решил устроить показательный спектакль, и наивный Талер, в отличие от меня, счел эту идею превосходной.
   – Думаю, это неплохая идея – свидетели. Никто не посмеет тебя потом обвинить, что ты ведешь нечестную игру.
   – Я не рад, что с помощью магии картинку происходящего увидят все желающие!
   – В этом есть свои плюсы. Когда ты победишь…
   – То есть ты уже априори считаешь меня победителем? – удивился я.
   – Ну… – он помялся. – Я на это надеюсь.
   – Осторожнее с надеждами, они приводят к разочарованиям, – сказал я, наматывая себе на ладонь желтый платок Эрин.
   Я часто думал об этой девушке. Не знаю, насколько был прав Владимир эр’Дви насчет нее и Колпаков, но мне вся эта история казалась полным бредом. Что-то здесь не сходилось. Я нюхом чуял какую-то фальшь.
   – Меня несколько беспокоят твои навыки, Пересмешник. Когда ты последний раз практиковался в стрельбе?
   – Вчера, – тут же, не думая, ответил я ему, и глазом не моргнув.
   Скажи я что-нибудь иное, и он точно испереживается за мою дальнейшую судьбу.
   – Ладно врать-то, – проворчал Талер и с тоской посмотрел на опустевшую тарелку, где совсем недавно лежала целая гора еды. – Слушай, можно еще кофе и сэндвич?
   Несмотря на свою худобу, мой приятель лопает так, словно у него вместо желудка бездонная дыра.
   – Конечно, – сказал я и позвал Шафью.
   Она пришла, как всегда, босиком, облаченная в ярко-желтое сари, с серебряными браслетами на запястьях и щиколотках, пахнущая ароматическими маслами своей далекой страны. Талер тут же плотоядно на нее уставился.
   – Попроси, пожалуйста, Полли накормить страждущего.
   – Конечно, саил, – она стрельнула на Талера темными, густо подведенными сурьмой глазами и вышла.
   – Как ты думаешь, полковник все-таки был прав?
   – У тебя просто мания какая-то, – усмехнулся я. – Будь она ревари, мне пришлось бы повысить ей жалованье. Я в жизни не видел, чтобы она держала в руке нож.
   Он разочарованно вздохнул и потер виски. Иногда мне кажется, что Талер вовсе не спит. Вот и сегодня он пришел в гости ни свет ни заря, подняв меня с постели. Кстати говоря – это еще одна причина, почему мое настроение нельзя назвать превосходным. Погода была не ах, и я собирался хорошенько выспаться.
   – Я навел справки, капитан семь раз входил туда, один раз вернулся ни с чем, пять раз дело закончилось трупами, один раз – его ранением. Так что, в отличие от тебя, Витнерс будет там чувствовать себя, как дьюгонь в озере.
   – Прекрасно понимаю.
   – Два пистолета у каждого. По шесть зарядов в барабане и еще шесть патронов дополнительно. Пули на твой выбор. Никаких Обликов, никаких Атрибутов, никакой магии.
   Вернулась Шафья с подносом, на котором стояла тарелка с яичницей, приготовленной с зелеными мидиями и лорскими травами, тосты с джемом, сыром «Парвэ» и яйцом, и полный кофейник. Талер степенно поблагодарил и не начинал есть, пока девушка не ушла. Все это время он пожирал ее восхищенным взглядом.
   Мы проговорили еще минут сорок, когда мой друг вспомнил об очередном важном деле и вскочил с места:
   – Увидимся завтра. На Арене. Катарина, кстати говоря, тоже будет. Спасибо за завтрак.
   – Постой, – попросил я его, сходил в кабинет и вернулся с подарком:
   – Твоя новая шляпа.
   – О! – обрадовался он. – В точности, как моя прошлая! Даже еще лучше! Спасибо.
   Довольный и сытый, он ушел, а я посидел в задумчивости еще с минуту, затем пошел в кабинет, обсудил со Стэфаном последние новости, убрал платок Эрин в стол и решил нанести визит в берлогу к старине Данте. Мы не виделись уже две недели, и я рассчитывал, что его пытливый ум хоть сколько-то поможет мне решить загадки. Обычно беседы с ним наводят меня на новые мысли.
   В Дубовом зале я встретился с Эстер. Стафия заворожено смотрела на то, как с ветвей падают листья. Она у нас еще та созерцательница. Падающие листья, пламя на кончике свечи или капли воды заставляли ее предаваться размышлениям. Я бы дорого дал за то, чтобы узнать, о чем думает и что вспоминает фамильный призрак, но тактично ни о чем не спрашивал. Вот и сейчас неслышно прошел мимо, не потревожив ее.
   Бласетт восседал в холле, перед дверью, сторожа неуловимых преступников и раскладывая на шахматном столике карты.
   – Смотрю, твои руки не забыли прежних навыков, – сказал я ему.
   Он подскочил, поправил пенсне, стараясь скрыть смущение. Уши у него стали такими же бордовыми, как парадные мантии сынов Иенала.
   – Старые привычки тяжело забыть, чэр. Порой до сих пор еще тянет сыграть. Я гораздо более слаб духом, чем вы.
   Я ничего не сказал старому шулеру. Не было нужды, да он и сам все понимал. Прежние страсти требуют обуздания, и не всегда возможно набросить на них крепкий поводок.
   – Когда вы вернетесь, чэр?
   – Не могу сказать, Бласетт. Не раньше обеда.
   Он взглянул на часы:
   – Хорошо, чэр. Я передам Полли насчет обеда. Доброго дня.
   – Доброго дня, Бласетт.
   Он распахнул дверь, секунду ошеломленно молчал, разглядывая гербарий из осенних листьев, нескольких кусочков отбитого кирпича и лопнувшего рыбьего пузыря, а затем со страданием в голосе произнес:
   – Это крысы, чэр. Несомненно, гадские крысы.
   – Ты так считаешь? – я поднял бровь и перешагнул через мусор на крыльце. – Меня начинает интересовать, кому я так мелочно насолил, если он так мелочно пачкает мою окружающую действительность.
   Бласетт кликнул Эстер, возмущаясь, отчего она, хранящая дом, никак не может поймать гнусного хулигана, но стафия так и не появилась. Ее работа – ловить тех, кто забрался в особняк, а не тех, кто шныряет по улице.
   Выйдя из ворот, я посмотрел на пряничный домик чэры эр’Тавиа и, конечно же, обнаружил, что почтенная дама наблюдает за мной в окно. Я снял шляпу, приветствуя старую леди, и как всегда не дождался никакого ответа.
   – Старая вешалка, – проворчал Стэфан. – Совсем выжила из ума. А в молодости она была писаной красавицей.
   – Охотно верю, – я подождал, когда мимо проедет повозка, груженная строительным мусором.
   Рабочие продолжали безжалостно разламывать старый дом в конце улицы.
   Миновав несколько парков, где почти не было людей, я вышел на широкий проспект, ведущий в сторону Академии Точных Наук, и добрался до трамвайной остановки, хотя у меня была возможность несколько раз взять свободные повозки.
   Стал накрапывать мелкий дождь, несколько незначительных капель упали мне на шерстяной пиджак. На остановке, под навесом, скопился целый выводок лохматых детишек ка-га. Они отчаянно пищали и играли в игру «выпихни соседа под дождик». Один из них, с тяжелым школьным ранцем за плечами, вылетел из толпы, точно пуля, плюхнулся на рельсы. Тут же вскочил и с разгона, словно снаряд, влетел в кучу товарищей. Некоторые из них, не удержавшись на ногах, с визгливым хохотом, шмякнулись на мостовую. Возня продолжилась, но дождь, так и не успев начаться, прекратился.
   – Свежие ужасающие новости! Ночной Мясник снова вышел на охоту! Кошмарное предсказание таинственного пророка исполнилось! Скваген-жольцу нанесли звонкую пощечину!
   – Купи газету! – попросил Стэфан.
   – Зачем? Мы и так знаем, о чем там пишут, – возразил я ему, но все-таки подозвал продавца и приобрел «Время Рапгара».
   – В Скваген-жольце утечка, – сказал я, изучив первую полосу, – эр’Хазеппе следует проверить своих сотрудников. Кто-то продает информацию журналистам.
   – Не удалось утаить убийства? – рассмеялся Стэфан.
   – Вот именно. Теперь весь город знает, что Мясник не успокоился и зарезал следователя, который вел его дело. Думаю, Гвидо ждут большие неприятности.
   – О тебе что-нибудь пишут?
   – Нет, – сказал я, пробежав глазами по строчкам. – Ничего. Мнения авторитетных экспертов о происходящем в городе, карикатура на жандарма под носом у которого орудует убийца, выступление пресс-секретаря криминального отдела и… пожалуй, все. Ну, разумеется, поднимается вопрос о том, что Скваген-жольц не может защитить мирных граждан от преступника.
   В этот момент со стороны Каскадов подошел трамвай – желто-алое двухэтажное чудовище, грохочущее на узких рельсах ничуть не хуже паровоза. Дребезжа и трезвоня в звонок, он подкатил к остановке, опустив «рога», которыми держался за электрический провод, висящий над дорогой.
   – Уи-и-и-и! – восторженно завопили восседавшие на крыше ребята из маленького народца. – Трясущий рельсоход! Звонящий громкозвон! Искрящий рогомолний!
   Во время резкой остановки один из них не удержался и свалился с крыши, но друзья вовремя схватили его за тунику и, пи́ща, словно цыплята в коробке, втянули обратно. Никто на это буйное безумство не обращал внимания.
   Но лобовом стекле трамвая был номер «1». Я вошел в него следом за семенящими и похрюкивающими на своем языке детенышами ка-га. Вагоновожатым был седовласый старик в чистом светло-зеленом мундире с золотыми пуговицами. Я купил у него билет первого класса, получил корешок зеленого цвета, пробил его на входе, поднялся по стальной лестнице и сел возле окна. В салоне, кроме меня, был еще один пассажир – иеналец в бирюзовой мантии. Он читал книгу и даже не поднял глаз, когда я вошел.
   Трамвай дал длинный дребезжащий звонок (на крыше его шумно приветствовали маленькие безбилетники), где-то внизу загудели механизмы, и сложная машина двинулась по улице.
   В Рапгаре три трамвайные ветки. Одна начинается в Старом месте, идет через Каскады и Олл в Небеса. Вторая проходит через Кайлин-Кат, Золотые поля, Небеса и заканчивается возле порта и старого вокзала. А третья, самая короткая, проходит порт, Старый парк, Проходной остров и завершается в Сердце, возле Центрального вокзала.
   Еще пять лет назад фургоны на рельсах таскали лошади, но конкам пришел конец, когда тропаеллы совместно с пикли придумали новый вид транспорта, а предприимчивые ка-га, как это уже бывало раньше, вложили деньги в рискованный проект и теперь получают неплохие дивиденды. Пока по веткам ходят по две электрические машины, но уже к следующему году их количество обещают довести до четырех и протянуть рельсы в Маленькую страну и через мост Разбитых надежд на ту сторону города в Прыг-скок, к университету Маркальштука и к Холмам.
   Впрочем, эти грандиозные планы, на мой взгляд, осуществятся очень не быстро. Пикли стараются во всю, но производимого ими электричества не хватает и на то, что есть, не говоря уже о чем-то большем.
   Разумеется, такое расширение новой техники не всем нравится. Особенно извозчикам. Трамвай, конечно, дороже, чем их услуги, но теперь самые экономные предпочитают ездить, вскочив на подножку.
   Я перевернул газету, внимательно изучил некрологи. Инспектор Грей был среди тех, кто отправился в гораздо лучшие места, чем Рапгар. Анхель ощутила мое настроение и попросила не унывать.
   – Теперь, когда один из них умер, что ты чувствуешь, мальчик? – вкрадчиво поинтересовался Стэфан.
   – Ничего. Представляешь? Никакой радости нет и в помине.
   – Ее и не должно быть. Только пустота.
   – Ты знал, что так будет? – уныло спросил я, глядя в окно.
   – Предполагал, – ответил амнис. – Твой прадед положил половину жизни, чтобы закопать своего кровного врага. И когда это случилось, он не был рад. Пустота никогда не может заменить цели, Тиль.
   Я кивнул, соглашаясь, и тут же сказал жестким, стальным голосом судьи, озвучившим мой приговор:
   – Но я не отступлюсь до тех пор, пока не узнаю имя настоящего убийцы. Сейчас это то, что заставляет меня жить.
   И он, и Анхель деликатно промолчали, не желая больше ворошить эту тему.
   До того, как мы достигли моста Небесных врат, трамвай останавливался на четырех остановках, высаживая немногочисленных пассажиров. Маленький народец каждый звонок приветствовал радостными воплями. Кажется, эти личности могли кататься до посинения или до тех пор, пока у пикли не кончится электричество в их подземных банках.
   Трамвай миновал мост через Канал мечты. Над островом Скала вновь бушевала гроза, и шаровые молнии носились вокруг спиралевидной башни пикли, словно карусель в парке аттракционов Прыг-скока.
   Я подумал об Алисии, красивой девушке с изумрудными глазами, которая живет недалеко отсюда. Я впервые вспомнил о ней с тех пор, как мы расстались. Это было удивительно, особенно если учесть, что Алисия – это все то, что только может быть нужно мужчине. Но мои мысли занимала Эрин. И вот это было странно. Голубоглазая человеческая девчонка ни по красоте, ни по характеру, ни по своему отношению ко мне ничуть не была похожа на благородную лучэру и проигрывала ей по всем критериям. И вместе с тем я страстно желал увидеться с девушкой из поезда вновь.
   Анхель, правильно расценив мои эмоции, холодно отметила, что это всего лишь банальное любопытство и ничего более. Мой амнис после общения с Клариссой искренне считала, что от большинства женщин ничего хорошего ожидать не приходится.
   Когда мы проехали всю северо-западную часть Небес, светлую, ухоженную, дремлющую в червонных объятиях осени, я вышел, и ало-желтый трамвай с маленькими безбилетниками на крыше, прощально звякнув, укатил прочь.
   Дом Данте – ослепительно-белый четырехэтажный особняк с мраморными колоннами, высокой лестницей и обширным дубовым парком, пристроился между морем, с которого открывался вид на Сердце и казармами гвардии Князя.
   Большие кованые ворота были, как всегда, открыты. Старина Данте редко запирает двери, считая это совершенно излишней тратой времени. Он искренне верит, что никто без приглашения к нему в гости не заберется и ничего не украдет.
   Что же. Его вера основывается на серьезных причинах, и одна из них – Облик лучэра, а другая – два старых каменных господина, что встречают любого приходящего в эту обитель разврата, неги и великосветских бесед.
   Прямо перед крыльцом, на квадратных постаментах, восседают две каменные горгульи. Каждая семи футов ростом, тощая, с хищной зубастой мордой-черепом и распахнутыми за спиной огромными крыльями. Они зеркально отражают друг друга, лишь с той разницей, что у одной отбит мизинец на левой руке.
   – Явился! – усмехнулась правая, и немного изменила свое положение на постаменте, наклонившись ко мне. – Привет, Не Имеющий Облика.
   – Здравствуй, Ио, – поздоровался я с амнисом.
   Данте, хитрый парень, еще во времена своей молодости, разыскал тело мертвого стоуна,[27] вырубил из него две приличные глыбины и отдал на растерзание Фионе эр’Бархен. В итоге он стал владельцем двух амнисов крайне скверного характера, но, благодаря уникальному материалу, способных самостоятельно передвигаться.
   – Гляжу, твоя свита с тобой. Привет, Стэфан. Все еще не в Изначальном пламени? А? – горгулья расхохоталась.
   Стэфан высказался достаточно обидно, и Ио, все еще смеясь, показал ему неприличный жест. Анхель, защищая партнера, послала амнису угрожающее предупреждение, и тот сразу же перестал валять дурака. И Ио, и Зефир ее побаиваются.
   – Хозяин дома?
   – Вчера был дома. Сегодня, вроде, не выходил, – пожал плечами Ио. – Слушай, Не Имеющий Облика, оставь газету. Страшно охота знать, чего пишут про убийцу.
   – Не слышу слова пожалуйста.
   – Пожалуйста, – сказал он, оскалившись во все восемьдесят с лишним острых зубов и протянул когтистую лапу.
   Я отдал ему «Время Рапгара», и тот, разом забыв о гостях, погрузился в чтение. Горгулья изучающая свежую прессу – несколько комичное зрелище. Впрочем, тот, кто видит это впервые, вполне может решить, что он сошел с ума или, по крайней мере, что ему мерещится. Иногда Ио, шутки ради, нацепляет на нос очки и застывает в задумчивой позе с какой-нибудь книгой из многочисленной библиотеки Данте. Неподготовленные гости остаются с открытыми ртами.
   Впрочем, невинные шутки Ио не идут ни в какое сравнение с забавами Зефира. Этот частенько любит покинуть постамент, подкрасться ночью к забору и сквозь прутья примитивно крикнуть «БУ!» несчастному прохожему.
   – Эй! Зеф! – сказал Ио, когда я уже преодолел половину лестницы. – Гляди, чего писаки напридумывали!
   – Пшел ты, – сказал второй амнис, не меняя своего положения. – Я сплю.
   – Да ладно тебе! Хватит дуться! Здесь интересно!
   – Говорю же – пшел! Я с тобой сегодня не разговариваю!
   – Научись считать, тупоумный! Вчера была твоя очередь патрулировать территорию! Я не обязан слезать с постамента из-за твоей лени.
   – Сам ты недалекий упырок.
   Дальнейшие обзывания отрезала захлопнувшаяся у меня за спиной толстая дубовая дверь. Я осмотрел огромный светлый холл с античными статуями и втянул носом воздух. Едва ощутимо пахло опиумом и… кровью.
   Нахмурившись, я миновал одно помещение, вошел в следующее, осторожно толкнув тростью дверь. На бирюзово-белом полу в луже крови лежал человеческий труп.
   – Крайне рекомендую уйти, – мрачно сказал Стэфан.
   – Угу, – сказал я, впрочем, не собираясь этого делать. Во всяком случае, немедленно. – Он не похож на слугу.
   – Я заметил. Но это не повод здесь оставаться. Если Данте опять забыл о лекарстве…
   Дальше он решил не продолжать. Я хмыкнул. Анхель с тревогой начала проверять окружающее пространство на предмет опасности. Мертвецу кто-то разорвал горло, причем сделал это без всякой утонченности.
   – Он двигается быстрее тебя, – напомнил мне Стэфан.
   У старины Данте есть одна небольшая проблема. Когда он принимает Облик, то становится немного… опасным для окружающих. Поэтому он пьет лекарство, которое дает ему возможность контролировать себя даже после трансформации. Но частенько, особенно после бутылки абсента и кальяна с опиумом, чэр эр’Налия забывает о предписаниях врача, и тогда желательно находиться от него как можно дальше. Поэтому перед очередным загулом Данте отпускает слуг по домам, так как однажды из-за собственной небрежности лишился отличного шеф-повара жвилья.
   Я видел своего друга в Облике лишь однажды и могу сказать, что спасся от этой машины убийства только потому, что стал невидимым и сиганул в окно со второго этажа.
   Я начал пятиться назад, к входной двери, выбрался на крыльцо. Ио и Зефир все еще переругивались.
   – Эй, ребята! – окликнул я их. – Хозяин опять забыл о лекарстве?
   – Ты о мертвяке? – словно сова, повернул ко мне голову Зеф. – Это ворюга какой-то. Сам нарвался.
   – Почему вы его не задержали?
   – Было гораздо веселее наблюдать, какой сюрприз его ждал внутри, – нехорошо рассмеялся Ио. – Только это не хозяин. После хозяина обычно ошметки, приходится с потолка оттирать. Зефир очень любит этим заниматься.
   За это он заработал злобный взгляд от своего приятеля.
   – Кончайте корчить из себя придурков! – рассвирепел я.
   – Да мы и не корчим! Говорим же – не хозяин это. Кто-то из гостей развлекся, – смиренно пояснил Зефир. – Ио. Иди. Выброси тело.
   – Сам выброси. Я читаю.
   – Хрена ты читаешь, обезьяна!
   – Иди вначале яму выкопай, истеричка малолетняя, а потом уже распоряжения давай, – Ио не поднял глаз от газеты.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация