А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пересмешник" (страница 13)

   На меня они смотрели настороженно, затем понимали, что перед ними лучэр и теряли интерес. Последний из патрулей спросил, не нужно ли мне сопровождение до дома.
   – Улицы сейчас безлюдны, чэр, – сказал усатый сержант, поигрывая шоковым жезлом.
   По его виду было понятно, что он и сам бы не прочь остаться дома, если бы не проклятая служба.
   – Олл безопасный район. Но за предложение спасибо.
   – Будьте осторожны, – сказал он напоследок, приложив два пальца к шлему, ремешок от которого плотно впился в его небритый подбородок. – Если что – кричите. Сейчас здесь много жандармов. Все ловят этого сожранного сгоревшими душами Ночного Мясника, будь он неладен!
   Не знаю, на что надеются в Скваген-жольце. Наверное, исключительно на удачу. Жандармов, конечно, в столице предостаточно, но Рапгар слишком велик. Каждую улицу все равно не возьмешь под контроль. Дыр в городе, как в решете – велик шанс, что если убийство и произойдет, то синие его все равно пропустят…
   Наконец-то я увидел нужный мне перекресток, дождался, когда мимо проедет повозка, груженая пустыми бидонами из-под молока, и когда туман полностью поглотил стук копыт, свернул в переулок.
   Здесь было еще темнее, чем на набережной. Один только раз я услышал стрекот выбравшихся из канализации скангеров, кажется, они дрались за отбросы, забравшись в мусорные ящики, но затем вновь наступила тишина, нарушаемая лишь глухим стуком моих каблуков.
   Немного подумав и решив, что Всеединый бережет тех, кто сам о себе заботится, я вытащил Анхель из ножен и переложил ее в правый карман, продев указательный палец в кольцо на рукояти ножа.
   Стэфан, перебравшийся в левую руку, посетовал:
   – Следовало брать извозчика.
   – Где я тебе его найду в такую ночь? – недовольно отозвался я, поглядывая в полумрак, сгустившийся возле спящих домов. – Все попрятались. Ручаюсь, что сейчас жизнь бурлит только на западе Рапгара, в районах, где смертью никого не испугать. Коляску и с Изначальным пламенем на ладони не сыскать. К тому же я обожаю гулять в тумане. Это так загадочно. В тюрьме мне не хватало прогулок. Ты же знаешь.
   – О да. И поэтому ты за последние полтора года исходил пешком Рапгар вдоль и поперек! Давно пора устать.
   Полумрак в углу зашевелился, и на более-менее освещенную улицу выступил завью. Гротескный скелет семи футов ростом, закутанный в сизые лохмотья, с движениями резкими и дерганными, словно у марионетки, которой управляет невидимый кукловод. Вытянутый, похожий на малозанскую дыню, покрытый легким пушком череп заканчивался зубастым птичьим клювом. Глаз в провалах видно не было, но я знал, что на них два бельма, завью видят совсем иначе, чем другие разумные существа. Как – не знает никто, кроме них.
   Я остановился, ожидая продолжения.
   Кровосос распахнул сизые лохмотья, превратившиеся в огромные дымчатые крылья, демонстрируя висящую на груди, горящую желтым, металлическую бляху на медной цепочке – официальное разрешение городских властей на ночную охоту.
   – Немного крови, добрый господин? – проскулил вампир.
   – Нет, – безапелляционно заявил я ему.
   Он опечаленно вздохнул и уполз обратно во мрак. Ждать того, кто захочет разделить с ним трапезу и удовольствие.
   На мой взгляд – бесполезное занятие для нынешней ночи. Особенно в этом районе – извращенцы, готовые поделиться своей кровью с завью, для того, чтобы вступить с ним в ментальную связь и испытать то, что не дает никакой опиум, водятся в Яме и в районах победнее. Те богачи, что любят отправиться в скоротечное путешествие по мирам и нырнуть в водопад своего сексуального воображения, обычно живут с завью в симбиозе, а не бродят возле дома в поисках кровососа с лицензией.
   Данте как-то рассказывал мне, что в молодости он пару раз пробовал делиться с этими существами кровью и буквально «улетел» от их слюны, попавшей в рану, но ему не понравилось зависеть от этой привычки, и с подобными экспериментами, несмотря на то, что все его чувства пребывали в полном восторге, он быстренько распрощался.
   – Совсем это племя измельчало, – сказал Стэфан. – Помню, когда первая стая только прилетела в Рапгар, и при мэрии еще не создали Комиссию по контролируемой охоте, они вели себя не так добродушно по отношению к одиноким прохожим.
   – Если ты опять станешь мне рассказывать историю, как однажды мой прадед отбился от пятерых озверевших с голодухи завью, я выкину тебя в сточную канаву и забуду, где находится это место, – закатил я глаза. – К тому же, бесконтрольные до сих пор еще попадаются. Из консерваторов первого гнезда. Они не признают власти, и встреча с ними вполне может закончиться плачевно.
   – Угу. Раз в год. Как только такое случается, их отстреливают в первые часы после рассвета, потому что когда они переедят крови, то «улетят» точно также далеко, как их уже умершие жертвы. Для завью кровь живых существ такой же наркотик, как для вас – их слюна. Так что не составляет особого труда найти подобных идиотов, мой мальчик.
   Я был несколько иного мнения. В Городе-куда-не-войти-не-выйти орудуют несколько бесконтрольных завью, и туда не решаются заходить даже хаплопелмы, ненавидящие кровососов ничуть не меньше, чем фиосс.
   Дорогу мне перебежала кошка. Обычная, серая, худая, с чистым блестящим мехом и ясными, чуть зеленоватыми глазами. Мы встретились с ней взглядами, она несколько раздраженно взмахнула хвостом и юркнула в подвальное окошко.
   – Чэр эр’Картиа. Я рада с вами познакомиться, – задумчиво произнес я голосом Алисии, проводив зверька взглядом.
   Анхель скептически хмыкнула. Стэфан казался обескураженным:
   – Ты хорошо себя чувствуешь, Тиль?
   – С разумом у меня все в порядке, если ты об этом. Мне просто понравился ее голос. Он очень красив. Не находишь?
   – Да. Соглашусь.
   Я хотел добавить кое что о своих впечатлениях, но раздавшийся из узкого проулка всхлип заставил меня умолкнуть и прислушаться.
   – Вы слышали? – спросил я у амнисов.
   – Ну и что? – тут же забеспокоился Стэфан. – Мало ли кто… Может скангер или еще какая тварь. Иди себе мимо. Не хватило тебе неприятностей за один день?
   Я поколебался, еще раз заглянул в узкий проулок между двумя домами. Оттуда на меня смотрела кромешная тьма. Ни звука, ни шороха. Вообще ничего. Лишь туман, казалось, стал еще гуще, и газовый фонарь дальше по улице походил на маяк для одинокого корабля. Он призывно манил меня к себе, и я уже почти поддался внутреннему голосу, твердившему мне поспешить домой, когда услышал новые звуки, словно мелкий дождь капал на камни.
   – Даже если там кто-то есть – это не твое дело.
   – Если бы я не знал, что ты сильно беспокоишься обо мне, то подумал бы, что трусишь.
   – Ты с самого рождения был самым любопытным из лучэров, которых я знал.
   – Это Олл, Стэфан. Олл – район, где ни с кем никогда не случается ничего плохого. Будь это Яма или Холмы, возможно, я бы прошел мимо. Но не тогда, когда до дома двадцать минут пешком. И да. Я просто умираю от любопытства, – сказал я, доставая из кармана руку с керамбитом, и, повыше подняв Стэфана над головой, сделал шаг туда, где мне быть совсем не следовало.
   – Свет, – тихо попросил я.
   Моя трость мигнула один раз, другой, третий, и засияла ровным, пускай и несколько тусклым рубиновым светом. Его было вполне достаточно, чтобы я почти сразу же разглядел картину. Мозгу потребовалось долгих пять мгновений, чтобы осознать увиденное и понять, что все это не шутка, не розыгрыш и, что самое досадное – реальность.
   Если честно, будь у меня свободными руки, я бы с радостью ущипнул себя, чтобы попытаться проснуться.
   Однажды, еще будучи подростком, я видел тело несчастного, попавшего в лапы голодного тру-тру. Зрелище было столь отталкивающим, что я просыпался от кошмаров почти два месяца и потом еще полгода не мог смотреть на свежее мясо. Так вот по сравнению с увиденным сегодняшней ночью тот ужин людоеда казался не более чем милой шалостью.
   Я не знаю, сколько в существе должно быть силы, жестокости и безумия, чтобы такое сотворить с человеческим телом. Плоть, органы и конечности были повсюду, но у меня бы язык не повернулся назвать это беспорядком. Во всем этом была какая-то своя система, хотя оценить ее не хватало разума. Тягучие капли стекали со стен, падали на мостовую и лужами собирались вокруг останков. Рубиновый свет из трости не добавлял ужасному зрелищу спокойствия. Запах, какой бывает у свежевыпотрошенной курицы, сводил с ума.
   Есть такая пословица в Рапгаре: родители не говорят детям, что сгоревшие души существуют. Ведь дети и так уже знают это. Родители рассказывают детям, что сгоревшие души могут быть уничтожены.
   Я бы очень хотел, чтобы душу этого сумасшедшего мясника уничтожили. И как можно скорее.
   Удивительно, но мой желудок даже не запротестовал. Я остался хладнокровен. Лишь в ушах немного шумело, да сердце колотилось, как паровая машина в руках неумелого ка-га.
   – Надо убираться! – вновь сказал Стэфан. – Он еще может быть рядом.
   Теперь его голос был холоден и сосредоточен. Я чувствовал, как он пытается сплести вокруг меня кокон защиты. Анхель была согласна со своим партнером, и ее серповидный клинок изменил цвет на ослепительно-белый. Амнис стягивала силу.
   – Еще минута, – сказал я, делая шаг вперед и стараясь не наступить в кровь. – Больше света. Сколько сможешь.
   Я разглядел на стене дома корявую надпись огромными кровавыми буквами: Алья-сс шафуун иж чарвэ.
   – Язык первых лучэров, – прошептал Стэфан. – Язык Всеединого. На таком писались канонические тексты.
   – Что сказано?
   – Домой.
   – И только? Столько слов…
   – Не о том думаешь! – резко оборвал он меня. – Этого несчастного убили только что. Ты уверен, что убийце не потребуется вторая жертва?
   Он все верно сказал, так что я начал отступать, и на беду свою увидел голову. Точнее то, что от нее осталось.
   Этот пророк из квартала Иных, утяни его в Изначальное пламя сгоревшие души, вновь оказался прав. У мертвеца была власть, он служил городу и был даже известен некоторым читателям «Времени Рапгара». Потому что убитым был ни кто иной, как старший инспектор Грей.
   В отдалении зазвучали тревожные свистки жандармов.
   – Вляпались! – простонал Стэфан. – Мальчик, убирайся! Тебя пристрелят прежде, чем ты успеешь хоть что-то сказать!
   – Опасность! – во весь голос звонко крикнула Анхель.
   Огромная тень мелькнула у меня перед глазами, и туша Ночного Мясника рухнула откуда-то сверху так, что от удара я выронил трость. Меня спасла защита амниса, отбросившая чудовище, но потерявшая свою силу. Я принял Облик, шарахнулся в сторону, но тварь, видно услышав звук, ринулась на меня вслепую, мелькнули страшные лапы, я, ведомый Анхель, уклонился, взмахнул клинком, и узкий проулок заполнил оглушительный визг-скрежет.
   – «Попал!» – мелькнуло у меня в голове прежде, чем убийца навалился на меня.
   Я почувствовал резкую боль в левом бедре, мир закружился, тело сделалось словно из воздуха, и последнее, о чем я успел подумать – до чего досадно испачкать в крови инспектора Грея только что вычищенный смокинг.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация