А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Истребитель драконов" (страница 1)

   Сергей Шведов
   Истребитель драконов


   Взялся за гуж – не говори,
   что не де Руж!
   Не успел я ступить на порог родной квартиры, как зазвонил телефон. Это был Вацлав Карлович Крафт, он же Цезарь, он же член Тайного общества почитателей Мерлина. А я, признаться, недолюбливаю масонов. От этих вольных каменщиков сплошные неприятности. Ничего хорошего от последовавшего звонка я не ждал – и, разумеется, оказался прав в своем непроходимом пессимизме.
   – Где вы пропадаете, Чарнота?
   Странный вопрос. А где, собственно, может пропадать обремененный семьей и вассалами феодал, как не в родном замке? К сожалению, моя средневековая супруга наотрез отказалась променять свой жутко не обустроенный мир на комфортабельное существование в нашей тихой заводи, именуемой Российской Федерацией. Ее, видите ли, не устроил статус. Благородная Маргарита де Руж не захотела стать гражданкой свободной страны и вернулась в свой замок в Апландии.
   – Приличные люди женятся на современницах, Чарнота, – в сердцах воскликнул Крафт, – и только такие, как вы, вносят сумятицу в устоявшийся порядок вещей.
   Претензию можно было бы счесть обоснованной, если бы она не прозвучала из уст авантюриста, связанного с самыми подозрительными личностями как нашего мира, так и потустороннего.
   – Вы в курсе, что наши доблестные органы арестовали Василия Семеновича Хохлова?
   – Первый раз слышу. А в чем его обвиняют?
   – В убийстве двух человек.
   Вот так сюрприз. Хохлова я считал очень выдержанным человеком, не склонным к крайностям и буйству. С чего это вдруг ему пришло в голову разыгрывать из себя отмороженного киллера?
   – Я бы на вашем месте, Вацлав Карлович, позвонил хорошему адвокату.
   – А при чем здесь адвокат, Чарнота? Что вы мне голову морочите? Эти люди пропали, понимаете? Пропали из загородного особняка Хохлова. Мы с Мащенко считаем, что здесь не обошлось без нечистой силы с этого вашего острова Буяна.
   – Так, значит, и Мащенко замешан в этом деле?
   – Это не телефонный разговор, Вадим. Я жду вас через час. Надеюсь, этого времени вам хватит, чтобы до нас добраться?
   Очень неприятная история. Хохлова мне было искренне жаль, человек только-только оправился от неприятностей, связанных с приключениями на острове Буяне, а тут новая напасть. Что же касается причастности к этому делу нечистой силы, то у меня на сей счет были серьезные сомнения. У Вацлава Карловича есть некрасивая привычка валить на несчастных монстров ответственность за все несовершенства нашего скорбного рыночного бытия. Тем не менее я откликнулся на зов озабоченных бизнесменов. Не мог же я бросить своих хороших знакомых в час, когда им грозит серьезная опасность.
   Время было позднее. С уличным освещением опять возникли какие-то проблемы, и мне едва ли не на ощупь пришлось добираться до стоянки, где меня поджидал верный «форд». Что бы там ни говорили романтики, а железный конь лучше лошадки, хоть крестьянской, хоть рыцарской. Поверьте на слово человеку, вкусившему все прелести средневекового быта. Собственно, в наш мир я вернулся только для того, чтобы разжиться золотом. Почти все мои сбережения ушли на восстановление замка Руж, разрушенного подручными одного негодяя по прозвищу монсеньор Доминго. Этот несостоявшийся Асмодей убыл в бессрочную командировку в иной мир не без моего посильного участия и даже, возможно, достиг столь желаемого ада, но уже в качестве неисправимого грешника, а отнюдь не князя Тьмы. Мне же он оставил кучу проблем и сомнительную славу то ли демона, то ли Совершенного.
   Во всяком случае, моя супруга называет меня и так, и так – в зависимости от настроения и значимости поставленных передо мной задач. Ей, видите ли, кажется, что человек с моими способностями не может всю оставшуюся жизнь ходить в зачуханных рыцарях и непременно должен достичь хотя бы графского или баронского статуса. Такого же мнения придерживается и отец Жильбер. И даже жалкий баснописец Берта Мария Бернар Шарль де Перрон тоже поддакивает моей честолюбивой супруге. Хотя человек с подобным количеством мужских и женских имен мог бы вести себя и поумнее. Мало того что этот, с позволения сказать, менестрель ославил меня на всю Апландию в своем бессмертном произведении «Истребитель драконов», так он еще и интригует против меня в моем же собственном замке. Я не выдержал столь массированного давления, но, к немалому разочарованию Шарля де Перрона, не бросился, как последний дурак, крушить замки наших милых соседей, а всего лишь прикупил оставшиеся без хозяина земли барона де Френа. Обошлась мне эта сделка в совершенно смешную по нашим меркам сумму по той простой причине, что на разрушенный замок и окружающие его обширные владения никто не претендовал. Вместе с этими землями я получил титул и звался теперь ни больше ни меньше как сиром Вадимиром де Ружем бароном де Френом. Честолюбие моей супруги тем самым было удовлетворено, зато менестрель, уже задумавший новую героическую поэму с моим участием, остался с носом. Теперь передо мной стояла непростая задача по восстановлению разрушенного нечистой силой замка. Я рассчитывал поправить свои пошатнувшиеся дела в казино, но, к сожалению, судьба распорядилась по-иному, подбросив мне загадку в самое неподходящее время.
   До загородного особняка Крафта я добрался за сорок минут. С этим похожим на средневековый замок строением тоже не все было ладно. Так же как, впрочем, и с его хозяином. По моему мнению, Вацлав Карлович вполне заслуживал если не божьей кары, то вполне приличного срока за принуждение к самоубийству заслуженного авторитета по прозвищу Клык. И в этом деле действительно не обошлось без участия нечистой силы в лице гаргулий. Кроме того, на совести Вацлава Карловича была еще одна темная история, о которой мне намекнул знакомый генерал, подозревавший неуемного почитателя Мерлина в устранении некоего бизнесмена по фамилии Тюрин. Правда, подробности этой истории я не знаю, а потому и не берусь судить о степени виновности Вацлава Карловича.
   Крафт с Мащенко встретили меня на крыльце. Вацлав Карлович был спокоен, а Боря взволнован до крайности. При моем появлении он всплеснул руками и не удержался от громкого восклицания:
   – Ну наконец-то, Вадим. Мы вас заждались.
   Мы обменялись рукопожатиями и вошли в дом, стилизованный под Средневековье. Возможно, чья-то восторженная и неискушенная душа затрепетала бы при виде здешней обстановки, но я человек скептического склада, к тому же много повидавший в этом мире, а потому заскоки Вацлава Карловича осудил. И даже выразился в том смысле, что уважающие себя бароны на таких стульях уже не сидят. Крафт пропустил мое замечание мимо ушей и жестом пригласил меня к накрытому столу. Ужин был как нельзя кстати, я успел здорово проголодаться, путешествуя из одной эпохи в другую.
   – Итак, господа, я жду ваших откровений.
   Мащенко покосился на Крафта и тяжело вздохнул. Мне оставалось только выразить Боре свое сочувствие. И дернуло же его связаться с таким налимом, как Вацлав Карлович. Занимался бы строительным бизнесом и не лез в сомнительные дела, уж ему ли не знать, с кем он имеет дело в лице неукротимого Цезаря.
   – Люди пропали ночью. – Вацлав Карлович взглянул на меня осуждающе, словно я был главным виновником этого таинственного исчезновения. – В доме, кроме Хохлова и двоих его гостей, никого не было, дверь была заперта.
   – Хохлов сам заявил о пропаже гостей?
   – А что ему еще оставалось делать, – развел руками Мащенко. – То есть сначала он решил, что они уехали. Либо ушли подышать свежим воздухом. Мало ли какая идея могла прийти в голову пьяным людям.
   – Безудержное пьянство до добра не доводит, – поддакнул я.
   – Бросьте вы свою дешевую демагогию, Чарнота, – рассердился Крафт. – У Хохлова собрались очень приличные люди.
   – Вы тоже были там?
   – Конечно. Мы заключили солидную сделку, ну и, как водится, выпили по этому поводу. Мы с Борисом ушли где-то около двенадцати ночи, а эти трое, я имею в виду Хохлова и Купцова со Шварцем, собирались ложиться в постель.
   – Шварц иностранец?
   – У него австрийское гражданство, но родился он в Союзе.
   – А они не могли поссориться после вашего ухода?
   – Исключено, – покачал головой Крафт. – Не настолько они были пьяны, чтобы потерять голову. Все-таки солидные люди, а не шантрапа какая-нибудь.
   – А трупы, значит, не нашли?
   – В том-то и дело.
   – А почему же тогда Хохлова арестовали?
   – В доме обнаружили следы крови, – пояснил Мащенко, – словно кто-то тащил волоком бесчувственные или мертвые тела. Следователь считает, что Хохлов сначала убил Купцова и Шварца, а потом спрятал их тела, пытаясь замести следы преступления.
   – А где обнаружили кровь?
   – В подвале.
   – Так, может, следователь прав?
   – Говорят же вам русским языком, Чарнота, незачем было Хохлову их убивать, – рассердился Крафт. – К тому же тел, ни живых, ни мертвых, правоохранители в подвале не нашли. Хотя искали. Даже собаку вызывали.
   – Так, может, Хохлов вывез их в чистое поле и там закопал?
   – Да что он, маньяк, по-вашему?! – обиделся за делового партнера Крафт.
   – А что говорит сам Хохлов?
   – Говорит, спал и ничего подозрительного не заметил.
   Странная история, с какой стороны ни посмотри. Однако на месте правоохранителей я заподозрил бы в убийстве не только Василия Семеновича, но и Вацлава Карловича. Хотя справедливости ради надо заметить, следопыты не обладают той эксклюзивной информацией об этом человеке, которой обладаю я.
   – Супруга Хохлова Татьяна утверждает, что видела накануне в доме привидение, – доверительно сообщил мне Мащенко.
   – Она рассказала об этом следователю?
   – Конечно нет, – возмутился Боря. – Ее тут же отправили бы на психиатрическую экспертизу.
   – А почему она решила, что видела привидение, а не обыкновенного вора, скажем, забравшегося в богатый дом?
   – Оно было прозрачным, – почему-то покраснел Мащенко.
   – Татьяна сама вам об этом рассказала?
   – Нет, об этом нам рассказал Василий Семенович, когда мы сидели за столом.
   – А как на это отреагировали Купцов и Шварц?
   – Посмеялись, и все.
   – Вы тоже посмеялись, Вацлав Карлович? – перевел я глаза на Крафта.
   – А что вы на меня так смотрите, Чарнота, словно я был этим самым привидением? – возмутился Цезарь.
   – Просто я считаю, Вацлав Карлович, что в той ситуации вы не должны были смеяться. В конце концов, недавно отстроенный загородный дом российского бизнесмена – это не старинный английский замок, чтобы по нему свободно разгуливали привидения.
   – Ну померещилось женщине, – пожал плечами Крафт. – Впечатлительная натура.
   – А ваши гаргульи не могли наведаться в гости к соседу?
   – Исключено. Уже более полугода прошло, как я потерял с ними связь. Кто-то испортил пентаграмму, которой я пользовался. И все мои попытки исправить положение заканчивались провалом.
   – Значит, вы не имеете сейчас доступа в замок Мерлина?
   – Нет.
   – Любопытно было бы взглянуть.
   В сопровождении Мащенко и Крафта я поднялся на второй этаж и вошел в ту самую комнату, из окна которой более года назад выбросился криминальный авторитет Клыков. Здесь практически ничего не изменилось. Все те же дубовый стол посредине и массивный шкаф в углу у стены. Вот только на дверцах шкафа уже не было пентаграммы. Зато на одной из них появился вензель, очень напоминающий букву «Д». Я открыл дверцы, но ничего примечательного в шкафу не обнаружил. Он был пуст и абсолютно невинен. Его нутро не содержало даже намека на еще недавно существовавший вход в тайную комнату. Как человек добросовестный, я с помощью Мащенко отодвинул шкаф в сторону, но, увы, глухая стена положила предел моему любопытству. Судя по всему, Вацлав Карлович сказал мне правду, он действительно лишился возможности проникать в замок Мерлина по собственному почину и утратил тем самым связь с островом Буяном.
   – А что думают по этому поводу ваши коллеги из Тайного общества?
   – Они в панике, – хмуро бросил Крафт. – Многие считают, что замок Мерлина потерян нами уже навсегда. Кое-кто винит в этом меня.
   – А вот этот вензель давно здесь появился?
   – Сразу после исчезновения пентаграммы.
   – И что вы об этом думаете, Вацлав Карлович?
   – Не исключаю, что здесь поработали жрецы храма Йопитера.
   Очень здравое предположение. Вацлаву Карловичу не откажешь в проницательности. Я тоже допускал, что жрецы, обеспокоенные проделками конкурентов из Общества почитателей Мерлина, решили их проучить, и сделали это со свойственным им блеском. Почтенные старцы многое умеют, надо это честно признать.
   – А привидение в доме Хохлова тоже дело рук жрецов?
   – А какой им смысл подставлять Хохлова? – пожал плечами Вацлав Карлович. – Логичнее было бы подставить меня.
   Сразу скажу, я не был огорчен проблемами, возникшими у почитателей загадочного волшебника, ушедшего в небытие сотни лет тому назад. Впрочем, в отличие от Крафта, я сильно сомневаюсь, что он когда-либо существовал. Все-таки далеко не все в древних легендах соответствует действительности. И человек, обладающий трезвым и скептическим умом, без труда найдет в них уйму противоречий.
   – Возможно, он и не существовал раньше, Чарнота, – мрачно прокаркал Крафт, – но вы, вступив в предосудительную связь с нимфой Ледой, дали ему жизнь. Круг замкнулся. И к чему все это приведет, знают только языческие боги да древние атланты.
   Ох уж эти мне пророки. Языческие боги, к сведению Вацлава Карловича и всех прочих их почитателей, – это почти мираж, созданный когда-то могущественными жрецами для того, чтобы пудрить мозги обывателям. Что же касается атлантов, то они давно вымерли, оставив, правда, после себя многочисленные следы, которые вашему покорному слуге приходится подчищать.
   – Значит, ваши близнецы, рожденные Маргаритой, это тоже мираж, Чарнота? – ехидно спросил Мащенко. – А я ведь сам держал их на руках.
   Последнее было правдой. Я настоял, чтобы мадам де Руж рожала наших детей в цивилизованных условиях. Была у меня и тайная надежда, что зачатые в Средние века, но рожденные в наше время младенцы потеряют связь с островом Буяном. Но мои расчеты не оправдались. Возможно, сказались гены. Так или иначе, но Маргарите удалось без труда протащить рожденных в Российской Федерации чад в распрекрасный замок в Апландии, и мне ничего другого не оставалось, как последовать за женой и детьми.
   – Дом Хохлова охраняется?
   – Кажется, нет, – отозвался на мой вопрос Мащенко, – но двери опечатаны.
   К счастью, загородный особняк Хохлова располагался недалеко от берлоги Крафта, так что добрались мы до него за какие-то десять минут, несмотря на отсутствие освещения, как искусственного, так и натурального. Ночь выдалась безлунной, что, с одной стороны, было нам на руку, поскольку мы собирались совершить противоправное деяние, но, с другой стороны, действовать нам пришлось почти на ощупь, что не могло не создать проблем. Крафт дважды споткнулся – один раз в воротах, второй раз на крыльце. Мащенко расценил неловкость Вацлава Карловича как плохую примету и сильно закручинился по этому поводу. Я был солидарен с Борей в его предчувствии грядущих неприятностей, но все-таки рискнул проникнуть в дом подследственного, для чего мне пришлось потревожить дверь, оклеенную грозными предостережениями правоохранителей.
   – Впаяют нам срок за самоуправство, – вздохнул Мащенко.
   – Нам-то с какой стати? – возразил Крафт. – Печати сорвал Чарнота, а с демона взятки гладки.
   Терпеть не могу, когда меня называют демоном, и уж конечно Вацлав Карлович это знает, но тем не менее не упускает случая попрекнуть меня этим темным пятном в моей почти безупречной биографии.
   – Это у вас безупречная биография, Чарнота! – зашипел Крафт, подсвечивая нам путь фонариком. – Да любой кадровик поседел бы, ознакомившись с одним только перечислением ваших боевых и трудовых подвигов.
   Хохловский особняк был довольно обширен, на тщательный осмотр его с помощью фонарика ушло бы слишком много времени, поэтому я предложил задернуть шторы и включить свет. Время приближалось к двум часам пополуночи, и была надежда, что бдительные соседи Василия Семеновича уже спят, а потому некому сейчас тревожить компетентные органы звонками. После недолгих раздумий Вацлав Карлович со мной согласился. Видимо, судьба пропавших бизнесменов настолько волновала обычно осторожного Крафта, что для прояснения ситуации он готов был пойти на риск.
   Осмотр жилых помещений ничего интересного нам не дал. Вся мебель стояла на своих местах, следов борьбы, а уж тем более пятен крови тоже не наблюдалось. Словом, обстановка была абсолютно мирной, начисто опровергающей предположение о произошедшей здесь крупной ссоре, завершившейся к тому же двойным убийством. Правда, если верить Мащенко, кровавые следы правоохранители обнаружили в другом месте.
   – А где супруга Хохлова столкнулась с привидением?
   – Кажется, в подвале, – припомнил Крафт.
   – А что она там искала?
   – Понятия не имею.
   В спальню я зашел просто для очистки совести, надо же было посмотреть, где собирались почивать исчезнувшие гости Василия Хохлова. Постели были разобраны. Видимо, Купцов и Шварц уже готовились отойти ко сну, когда их внимание привлек какой-то шум. Во всяком случае, такое предположение сделал Крафт, и, по-моему, оно не было лишено оснований. Едва заметный уголок белой бумаги, выглядывающий из-под тумбочки, привлек мое внимание. Я не поленился и поднял с пола фотографию. Странно, что правоохранители, обыскивавшие дом, проглядели столь важную улику. Мужчину, изображенного на фотографии, я не знал, зато стоящая рядом с ним женщина была мне знакома.
   – Это Шварц? – спросил я у Бори Мащенко.
   – Он самый, – подтвердил бизнесмен.
   – Значит, Шварц знаком с Верой Смирновой?
   – Я их познакомил, – вздохнул Боря. – Она ведь разошлась наконец с мужем. Ну и чтобы она больше Петьке мозги не пудрила, я свел ее с богатым иностранцем.
   – А как к этому отнесся бывший муж?
   – Я же говорю, что они разошлись, – раздраженно отозвался Мащенко.
   Надо сказать, что моя бывшая любовница и несостоявшаяся баронесса де Френ за минувший год нисколько не изменилась. Если не считать того, что она в очередной раз перекрасила волосы и теперь числилась в блондинках. Вряд ли у лысоватого и очкастого Шварца были шансы устоять перед напором такой роскошной женщины, и, судя по всему, он не устоял. Подложил Боря свинью заезжему иностранцу, ничего не скажешь. Мало того что его избранница ведьма, каких поискать, так вдобавок к этой неприятности он получил еще и на редкость ревнивого мужа, пусть и бывшего. Насколько я знаю Петра Сергеевича, в определенных ситуациях, да еще под воздействием эмоций, он способен на неадекватные поступки.
   – Самое время нам спуститься в подвал, – сказал я своим впавшим в задумчивость спутникам.
   Подвал я осматривал с особенным тщанием. А надо сказать, что Хохлов отстроил под своим домом целое бомбоубежище. В таком солидном бункере можно было без проблем пересидеть не только ядерную войну, но и социальную революцию. К сожалению, следов крови мы и здесь не нашли. Возможно, их уже смыли. Хотя такая поспешность правоохранителей наводила на размышления. На всякий случай я даже обстучал надежные бетонные стены. Однако никаких пустот я за ними не обнаружил. Не было здесь и обычного для подобных помещений хлама в виде старой, сломанной мебели, поношенной одежды и прочих никому не нужных вещей, которые, однако, рачительные хозяева хранят для каких-то им самим непонятных целей. Скорее всего, Хохловы еще не успели обжить как следует свое загородное жилище, построенное, если верить Крафту, всего полтора года назад.
   – Смотрите, – воскликнул вдруг Мащенко, указывая пальцем на стену, – та же самая буква!
   Глазастый Боря оказался прав. Причем на бетонной стене буква «Д» была нарисована ярко-красной краской, тогда как на дверце шкафа в особняке Крафта – зеленой. Впрочем, поковыряв стену, я пришел к выводу, что здесь мы имеем дело не с краской, а с каким-то особым веществом, глубоко въевшимся в пористый материал. Стереть этот знак было совсем непросто, – во всяком случае, наши с Борей усилия не увенчались успехом.
   – Ну и что вы об этом думаете, Чарнота?
   – Спросите что-нибудь полегче, Вацлав Карлович.
   – А завитушки эти зачем? – спросил Боря, разглядывая оставленный шутниками знак. – Написали бы букву «Д» и этим ограничились.
   – Похоже, они не писали, а ставили печать, – возразил Крафт. – И эти завитушки очень похожи на контур ящерицы или крокодила – вы не находите, Чарнота?
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация