А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Подземелье оборотня" (страница 5)

   Глава 4
   Следственный эксперимент

   Четверо друзей вышли из школы и остановились на ступенях. Остальные ребята с веселыми воплями неслись мимо двумя потоками. Многие кричали Леньке: «Молоток!» «Чемпион!» «Тебя надо занести в книгу Гиннеса!», ну и все такое прочее. Приунывший было Ленька довольно засиял. Как-никак, а он установил сегодня рекорд Петровского для закрытых помещений: ухитрился получить двойки по четырем предметам из пяти! Ленька мог бы установить и абсолютный рекорд, но географичка, как назло, демонстративно не замечала его поднятой чуть ли не до потолка руки. Наверное, уже узнала от коллег, что твердый «хорошист» Кротицын сегодня уже успел отличиться по всем предметам. Что поделать – иногда взрослые бывают на редкость непонятливыми!
   – Ну, разбегаемся? – сказал Родик. – Мне сегодня еще в музыкальную школу идти, чтоб она сгорела голубым огнем!
   Родик уже третий год учился играть на скрипке. Так захотели его родители, каким-то чудом разглядев в своем сыне задатки будущего Спивакова.
   Тема сочувственно хмыкнул.
   – Да, везет некоторым! Будешь пилить свою скрипку этим… как его… смычком?
   – Уж лучше бы бензопилой, – злобно ответил Родик. – Чтобы она, бедная, больше не мучалась! Хорошо тебе, Ватсон, иметь отца-подполковника милиции. Будешь сегодня, как белый человек, заниматься дзюдо и поднимать гири. Да и что еще нужно будущему мильтону? А вот я… э-эх!
   Безнадежно махнув рукой, Родик хотел было уйти, но Антон поймал его за рукав.
   – Погоди, Паганини недоделанный, – сказал он. – Да разве после того, что нам рассказал Садовников, можно так просто взять да разойтись по домам?
   Тема скептически усмехнулся.
   – Ну, сегодня ВГ понесло черт знает куда. Поверить ему, так наше Петровское если не пуп всей Земли, то уж России точно! Блин, я давно вырос из подобных бабкиных сказочек…
   Ленька возмущенно блеснул глазами.
   – А вот я не вырос! Тем более, что прошлой ночью своими глазами видел одну такую «сказочку»… Конечно, ни в какие битвы войск Света и Тьмы я не верю, и в подземные кладбища всяких чудищ – тоже. Но если оборотни жили в наших местах и в давние века, и один из них помешал основать Москву в наших местах, то… То может, и сейчас оборотень снова появился на земле не просто так, не случайно, а с какой-то очень важной целью?
   Родик почесал затылок.
   – Блин, только этого нам не хватало! – сердито буркнул он.
   – Чего – этого? – не понял Антон.
   – Как чего? А вдруг мы вляпались в борьбу каких-то могущественных сил? Вот уж этого не нужно! Мне одного оборотня вполне хватает… В лес теперь, понимаешь, спокойно пойти нельзя! Предлагаю забыть о том, что нам рассказал ВГ – так оно спокойнее жить будет. Ну, а на Ленькины бредовые видения мне вообще начхать.
   Антон с готовностью кивнул.
   – Согласен! Забудем и начихаем. Но домой мне что-то идти неохота. Может, сначала зайдем в гости к Книгочею? Слазим в «старую башню», по саду прогуляемся…
   Тема сразу же сообразил, в чем дело.
   – Хочешь узнать, куда показывала рукой покойница? – с интересом спросил он.
   Антон кивнул. Глаза его возбужденно заблестели.
   – А что? Помните, как на острове Сокровищ пираты нашли скелет моряка с поднятыми за голову руками? Они сразу сообразили, что скелет лежит в такой странной позе не просто так, а потому, что его так специально положил Флинт.
   Ленька кивнул.
   – Ну как же, как же! Одноногий Сильвер тогда сказал: это указательная стрелка Флинта, показывающая в сторону клада. Хотя нет, это, кажется, сказал пиратский повар… Хм-м… думаешь, мы сможем сообразить, куда указывал призрак?
   – Попробуем, – коротко ответил Антон и уверенно зашагал по улице в сторону реки.
   Родители Леньки были еще на работе, поэтому никто не мешал ребятам заниматься «следственным экспериментом» Руководил им, как и следовало ожидать, Тема по прозвищу Ватсон.
   Для начала он суровым милицейским тоном приказал Леньке принести из дома бутерброды с колбасой и газировку. Перекусив, ребята взялись за дело. День был как назло серым, сумрачным, но дождя все же не было. Зато со стороны реки дул холодный осенний ветер.
   Для начала Тема устроил Леньке допрос с пристрастием. Раза два, не выдержав, он наградил Книгочей подзатыльниками. Тот понятно дело, обиделся.
   – А можно без рукоприкладства? – заворчал он, потирая шею.
   – А ты отвечай, как следует, а не бекай и мекай!
   – Ишь ты, какой умный! Думаешь, я стоял в «башне», глядел на бредущих по саду мертвецов, и думал о том, как потолковее назавтра объяснить Темке-Ватсону: что, где, когда. Да я стоял, как столб, и в моей голове свистел ветер!
   – Он и сейчас у тебя свистит! Тоже мне, свидетель… Неужели нельзя было открыть дверь и поговорить с покойницей по-хорошему? Тогда бы мы имели в руках, как выразился ВГ, не домыслы, а факты…
   – Тогда бы вы имели на руках мой труп! «Поговорить»… Посмотрел бы я, как бы ты открыл дверь, вышел в сад и поболтал о том и о сем с призраком!
   – Ну, причем здесь я? Я о тебе говорю, голова ты садовая!
   Но все же, после долгих препираний, ругани и обвинения во взаимной тупости, Ленька довольно уверенно указал место на земле, где ночью стояла покойница. Тема сразу же поставил его на это самое место, а потом потребовал протянуть руку в те стороны, куда указывал призрак.
   Ленька задумался, а потом медленно повернулся лицом к реке и вытянул правую руку так, что она коснулась ветви одной из старых яблонь.
   – Вроде, вон туда она указывала, – нерешительно сказал он.
   Антон в сомнении хмыкнул.
   – Почему именно туда?
   – А потому, что ее рука почти коснулась ветви этой яблони, – ответил Ленька. – Это я точно запомнил!
   Ребята проследили взглядами направление, в которое указывала рука Леньки. Лица их сразу же поскучнели.
   – Тьфу, нашел куда тыкать рукой! – недовольно пробормотал Родик. – Да ты же показываешь на дальний край Знаменок! Знаю я те места, очень даже хорошо знаю. Где-то там живет Федька-Фигвам!
   Ленька немедленно опустил руку. Витька учился в девятом классе и слыл самым свирепым парнем во всей округе. Он занимался боксом в спортивной школе Красногорска, и был уже кандидатом в мастера спорта. Петровских парней он особенно не любил, и задирался к ним при первом же удобном случае. Родику доставалась от него трижды, и он боялся Федьку больше чем огня.
   – Ну, и что нам этот Фигвам? – сказал Тема, мужественно расправив тренированные плечи. – Я его не боюсь! Мы, дзюдоисты, уложим на пол любого боксера!
   Антон хихикнул:
   – Если, конечно, этот самый «любой боксер» прежде не пошлет тебя в нокаут!.. Да и что вы прицепились к этой горилле? Не может быть, чтобы Софья указывала нам на дом этого человекообразного. Тем более рука у нее в этот момент аж засветилась! Ладно, на днях сходим в Знаменки, прошвырнемся по улицам… Может, что-нибудь и сообразим. А теперь Ленька подумай, куда она указывала второй раз, черной рукой. Только точно указывай, олух! Сам понимаешь, ошибка в несколько градусов нам может увести бог знает куда.
   Ленька виновато развел руками. Пришлось Теме вновь взять его в оборот и провести второй допрос с пристрастием. Наконец, Ленька более или менее уверенно направил руку в сторону сарая соседнего дома.
   Родик хихикнул.
   – А-а, вот в чем дело! Оказывается, твой сосед держит оборотня в сарая, ну словно убийца Стэплтон из «Собаки Баскервилей!» У-у-у, Книгочей, опасайся отныне выходить ночью на болото!
   Но Антон с Темой даже слушать его не стали.
   – Мда-а, отсюда разве разберешь, куда призрак указывал на самом деле? – пробормотал Антон. – Соседние дома мешают… Да и рука у покойницы не случайно стала длинной – значит, место, куда она указывает, находится не так уж близко от Петровского. А если забраться на крышу «старой башни?
   Тема тотчас направился к длинной деревянной лестнице, что лежала возле стены гаража. Антон, поразмышляв, взял два шеста возле сарая. Один шест он вложил в вытянутую руку Леньки, а вторую поставил у него за спиной.
   – Теперь у нас появились две опорные линии, – важным голосом объявил он. – Может, Ватсон и сумеет проследить по ним направление!
   Тема долго бродил по крыше, присматриваясь. Однажды он настолько увлекся, что едва не рухнул вниз.
   Наконец, он спустился на землю. Ребята тотчас обступили его.
   Тема устало вытер пот со лба и сипло промолвил:
   – По-моему, на Березовую рощу призрак указывал! А точнее, на красный каменный дом, что стоит на самом краю рощи, возле заливного луга.
   Ребята переглянулись. Они были наслышаны про этот дом, прозванный за свой мрачный и необычный вид «Красным замком». Поговаривали, будто там нынче жил крупный бандитский авторитет, бывший «вор в законе», а ныне управляющий каким-то банком или фирмой. Прошедшей весной, как только сошел снег, возле забора его дачи были найдены два обезглавленных трупа. Но до суда дела так и не дошло – мафиози, понятное дело, сумел откупиться.
   – Та-ак, – хрипло промолвил Родик. – Час от часу не легче! То-то рука покойница стала такой черной, когда она указывала в сторону «Красного замка». У нашего приятеля-оборотня, оказывается, уже появился хозяин из «братков»!

   Глава 5
   Трудно переступить черту

   До конца недели АРТ и Ленька даже слова не проронили обо всех последних событиях. Под разными предлогами они даже не встречались друг с другом после занятий. Да и погода выдалась подходящая, дождливая. Ну кому охота болтаться по улицам под холодным ливнем?
   И ребята с головой погрузились в учебу, чем весьма удивили не только своих родителей, но и учителей. Ленька изобразил, как он образно выразился, «стойку на ушах», и ценой невероятного напряжения сил ухитрился исправить сразу три двойки. Антон и Тема нахватали целую кучу пятерок, и даже Родик, который обычно сидел на уроках ниже травы, чуть ли не каждом уроке тянул руку так, будто хотел достать ею до потолка.
   «И что это случилось со знаменитыми АРТ? – недоумевали учителя. – Ну, Антон, это понятно дело, он всегда учился хорошо. Но чтобы Леня и Тема набрали за три дня целый букет «пятерок» – такого раньше не случалось! Глядя на них, даже Родион подтянулся».
   Наивные учителя! Если бы они знали, что, или вернее, кто заставил четверку ребят из пятого «А» дружно засесть за учебники, то многим из них, особенно женщинам, стало бы дурно. А сами ребята, понятное дело, даже не заикались о жуткой встречи Леньки Кротицына с призраками давно умерших предков.
   Но к воскресенью неожиданно распогодилось. Осеннее солнышко решило напоследок подарить людям остатки своего летнего тепла, и поэтому многие взрослые уже с раннего утра отправились на свежий воздух. Кто-то направился в лес на поиски последних грибов, другие поехали на свои дачи и огороды, которые надо было готовить к предстоящей зиме. Да мало ли дел может быть у человека в такую чудесную погоду!
   Родители Антона проснулись в семь утра, позавтракали и стали потихоньку собираться к походу на огород. Они ходили на цыпочках, опасаясь разбудить сына. Антон обожал поспать, и потому родители даже не надеялись, что он оторвет голову от подушки раньше десяти часов. Ну что ж, пускай парень выспится в свой единственный выходной, великодушно решили они. Перед уходом Ольга Николаевна решила-таки заглянуть в комнату сына. Каково же было ее удивления, когда она увидела, что Антон сидит за письменным столом с наушниками на голове и учит… английский язык!
   – Господи! – охнула Ольга Дмитриевна. – Сынок, что с тобой? Уж не заболел ли?
   Антон услышал скрип двери и чуть не подпрыгнул от ужаса. Но потом взял себя в руки и натянуто улыбнулся.
   – Нет, мам, я не заболел, – буркнул он и уткнулся лицом в учебник.
   – А почему ты тогда учишь уроки в воскресенье, да еще с раннего утра? – недоверчиво спросила мать. – Уж не нахватал ли ты двоек?
   – Никаких двоек я не нахватал. – поморщился словно от зубной боли Антон. – Наоборот, я заработал на той неделе кучу «пятаков»! А уроки я учу потому… потому что мне не спится, и все тут!
   Ольга Дмитриевна прокачала головой и на всякий случай пощупала лоб сына.
   – Что-то не замечала я у тебя прежде бессонницы, сынок.
   А уж уроки по утрам ты отродясь не учил! Что-то случилось?
   Антон замотал головой.
   – Не-е, ничего не случилось! Разве человек не может полюбить, скажем, географию? Ведь это так интересно читать про другие страны, про знаменитых путешественников, ну и вообще…
   Ольга Дмитриевна сдвинула брови.
   – Конечно, человек вполне может полюбить географию, – сухо промолвила она. – Почему бы и нет? Но почему тогда этот самый человек держит в руках учебник английского языка?
   Антон удивился.
   – Какого такого английского языка? А-а, тьфу… Это я спросонья не тот учебник взял. То-то я удивляюсь, что в этой книжке совсем нет географических карт. А это, оказывается, учебник английского…
   Ольга Дмитриевна вновь пощупала сыну лоб, а потом отобрала у него учебник и силой заставила лечь в постель.
   – Лежи и спи, – строго приказала она. – В последнее время ты что-то совсем заучился. И какая муха тебя укусила? Поспи часок-другой, а потом пойди погуляй с ребятами. Или ты поссорился с Темой и Родей?
   – Нет, мы не поссорились… – буркнул Антон, закутываясь с головой в одеяло. – Просто нам надоело болтаться без дела по Петровскому. То ли дело учиться! Сиди себе дома с учебником в руке, да чаек попивай с вафлями. Красота!
   Ольга Дмитриевна только руками развела. Недоумению ее не было предела. Но сын был явно здоров, а это было самое главное.
   Она поцеловала Антона в лоб, сказала, чтобы тот не ждал их с отцом к обеду и, дав еще несколько ценных указаний, торопливо вышла из комнаты. Вскоре со стороны прихожей раздался глухой стук двери.
   Антон тотчас выглянул из-под одеяла. Спать ему решительно не хотелось. Но вставать хотелось еще меньше.
   – Как же я так глупо прокололся с учебником? – буркнул он, скосив глаза на письменный стол. – Но мне на самом деле казалось, что я держу учебник географии! Тьфу, как бы не свихнуться от этого проклятого…
   Он закусил губу, чтобы случайно не произнести слово «оборотень». В это время в коридоре оглушительно зазвенел телефон.
   – И кому это не спится в такую рань? – простонал Антон.
   Делать было нечего, и он все ж встал и побрел в коридор и взял трубку.
   – Ну, чего надо? – неприветливо буркнул Антон.
   – Шоколада! – послышался насмешливый голос Темы. – Ты что, дрыхнул?
   – Скажешь тоже, – вздохнул Антон. – У меня, понимаешь, после нашего замечательного «следственного эксперимента» появилась стойкая бессонница. Как закрою глаза, так сразу перед глазами всплывает вереница покойничков…
   Антон прикусил язык, спохватившись, что невольно заговорил на запретную среди АРТ тему.
   – Думаешь, я об этом не думаю? – послышалось в трубке. – Еще как думаю! И каждый раз мороз по коже идет. Но ведь не зря же покойница указала рукой в две разные стороны! Наверное, она хотела этим Леньке сказать: «Ищите следы оборотня возле «Красного замка» и в Знаменках!»
   – Да-а, всякое может быть, – уклончиво ответил Антон. – Может, ты и прав. Я вот что думаю, Темка. Мы почему влезли летом в эту жуткую историю? Потому что покойная Марья Ивановна сказала: «Мол, сами, ребятки, оборотня к жизни вызвали, самим его и вновь хоронить». И мы сделали все, что смогли, и даже больше! А теперь-то мы чего пыжимся? Если Васька Бешеный на самом деле ожил, и у него появился хозяин, то у нас нет никаких шансов на победу. Что нам, больше всех надо? Повоевали, и хватит. Пускай люди поопытнее да посильнее повоюют с этой темной нечистью!
   Наконец-то Антон высказал все, что накопилось у него на душе за последние три дня, но почему-то остался очень недоволен собой.
   Тема хмыкнул.
   – Ах, вот как?
   – Да, вот так! – закричал Антон. – Мало страху мы натерпелись за лето да за сентябрь? Все, баста, с сегодняшнего дня я буду учиться, учиться и еще раз учиться! Уж лучше я свихнуть от учебников, чем от… Ну, сам знаешь, от чего.
   – Мда-а-а… – задумчиво протянул Тема. – Вы что сговорились? С утра позвонил сначала Леньке, потом Родику – и оба они затянули точно такую песню записных паникеров. Но от тебя, славный рыцарь Румата Петровский, такого малодушия я никак не ожидал!
   – В следующий раз будешь ожидать, – еще больше помрачнев, буркнул Антон. – Нашел себе дружка-Терминатора! Да я теперь даже в туалет боюсь по ночам без фонаря ходить… Кстати, а ты чего позвонил-то?
   – Да так, – уклончиво ответил Тема. – Есть одна идея… Я раскопал в бумагах отца подробную карту Петровского и его окрестностей. Масштаб на этой карте очень даже крупный. На ней даже твой огород найти можно!
   – Ну и что?
   – А то, что я взял карандаш, линейку и более или менее точно установил, куда же показывала покойница Софья своей короткой, белой рукой.
   – И куда же?
   – По телефону об этом говорить не стану. Если хочешь, приходи в девять часов к плотине. Там все и расскажу. Но можешь успокоиться – дом Федьки-Фигвама здесь не причем!
   – А я и не беспокоюсь, – хмуро ответил Антон. – Очень я этого Федьку боюсь, как же!
   Он повесил трубку и, поспешно вернувшись в свою комнату, тотчас забрался в кровать. «Блин, да никуда я не пойду! – малодушно подумал Антон, натягивая одеяло на голову. – Мало ли что пришло Ватсону в голову? Все, приключений в этом году мне хватит, сыт по горло!»
   И тем не менее без десяти девять Антон подходил к плотине. Солнце уже довольно высоко поднялось над горизонтом, и вокруг царила удивительная благодать. По берегам реки то тем, то здесь виднелись фигуры рыболовов. Вода еще не успела остыть, и потому не только спиннингисты, но и удильщики надеялись на удачную ловлю.
   Оказалось, что на плотине уже стояли Ленька и Родик. Они стояли, опершись на металлические перила, и о чем-то с азартом спорили.
   – А-а, вот и Тошка пришел! – обрадовался Родик, заметив друга. – Я боялся, что ты теперь до самого Нового года не вылезешь из учебников.
   Антон подал друзьям руки.
   – Чья бы корова мычала! – насмешливо скривил он губы. – Кто вчера получил «пятаки» по алгебре и по английскому? Ломоносов, что ли? Нет, Родик Илюшин, известный ненавистник алгебры и английского!
   Родик даже руками развел.
   – Сам удивляюсь, – заявил он. – Последние три дня меня так тянуло к учебникам, что мама даже за уши оторвать от них не смогла. Но это дело мне что-то быстро надоело.
   – И мне тоже, – поддержал его Ленька. – Если так дело дальше пойдет, то я и вовсе отличником стану. Нет уж, фигушки, не дождетесь! Давайте сегодня сходим за поворот реки, половим щук и окуней на живца? Сейчас для этого самое подходящее время!
   Антон хотел было согласиться, но увидел Тему, который неспешно шел к плотине вдоль берега реки.
   – Сомневаюсь, что мы пойдем сегодня на рыбалку… – вздохнул он. – Видите, как сияет Темкина физиономия? Чую селезенкой, что наш Ватсон до чего-то додумался своими детективными мозгами! Так что про спокойный, культурный отдых можете забыть, парни.
   Тема на самом деле выглядел так, словно стал победителем Олимпиады. Снисходительно поздоровавшись с друзьями, он взглянул на реку.
   – На что это вы любуетесь? Небось, на всякую мелюзгу типа уклеек и пескарей?
   Антон сдержанно сказал:
   – А ты похож на рыбака, который ловил пескарей, а выудил целого сома. Хватит трепаться, Ватсон, выкладывай, что ты накопал!
   Тема снисходительно усмехнулся, а затем достал из кармана листок бумаги. Это была карта Петровского и его окрестностей.
   – Я вчера целый день ломал голову, куда же указала «светлой» рукой Ленькина знакомая из загробного мира. А потом сумел провести вот эту линию, – и Тема ткнул пальцем в карту.
   – Ну и что? – спросил Антон.
   – А то, что эта линия проходит сразу через пять домов в Знаменках. Кстати, ни в одном из них Федька-Фигвам не живет.
   – И то слава богу! – просиял Родик. – Но что ты предлагаешь – обходить эти все пять домов по очереди? И что мы скажем? «Иду туда, не знаю куда, ищу то, не знаю что». Да нам по шее накостыляют за такое дурацкое любопытство, и все дела!
   Тема ухмыльнулся.
   – Вот я так поначалу подумал! Весь вчерашний вечер сидел за столом и ломал голову, за что же зацепиться. И тут в мою комнату вошла мама. Она увидела карту и говорит… Одним словом, я совсем забыл, что мама в детстве жила как раз в Знаменках! И знает это село как свои пять пальцев.
   Антон нахмурился.
   – Неужели ты все рассказал матери?
   – Ну что же я, дурнее паровоза? – возмутился Тема. – Я конечно же наплел ей всякую ерунду. Не знаю уж, поверила мне мама или нет. Но она все же поведала мне кое-что про все эти пять знаменских домов. И знаете, что она сказала про тот дом, что находится ближе всех к реке? Именно там когда-то жила ворожея Марфа! Оказывается, знаменские жители про нее не забыли даже спустя три века. К тому же, многие потомки Марфы по женской линии тоже были то знахарками, то прорицательницами, а про некоторых и вовсе ходила слава, что они ведьмы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация