А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обойдемся без магии!" (страница 5)

   По древнему бетонному мосту мы переправились через реку Подкумок и по торной тропке начали подниматься в резиденцию княжны. Обозы с товаром должны были пройти через город, а верховой мог подняться от реки к Провалу[2] за двадцать минут.
   Огромное десятиэтажное здание над Провалом – когда-то хороший санаторий – занимали казармы. Жить в них было почетно, но не очень удобно. Вода наверх никогда не доходила, спускаться за любой надобностью вниз – удовольствие невеликое. Но казармы все равно считались элитными. В них жила гвардия.
   Древнее трехэтажное здание, обнесенное высокой кирпичной оградой, в пяти минутах ходьбы от Провала являлось городской резиденцией княжны Валии. Здесь она принимала гостей, сюда спешили на поклон бештаунцы, приезжали просители из дальних аулов.
   На воротах резиденции дежурили три пары охранников: телохранительницы княжны, джигиты гвардии и наемные китайцы. Возможность сговора между часовыми была очень мала. Китайцев не любили ни джигиты, ни амазонки. Но службу чужеземцы знали, как и то, что с них в случае упущения спросится втройне. Поэтому сторожили бдительно.
   – Сергей Лунин и его друг к княжне Валии, – сообщил я китайцу, который сидел за низким столиком прямо у ворот.
   – Сообцу цоветнику Саурбеку, – с ярко выраженным китайским акцентом, не изменившимся за сотни лет, объявил пожилой китаец. Молодой джигит тем временем забрал у нас коней и отвел их в стойло неподалеку от ворот.
   – Нет, не сообщай, – попросил я. – Сообщи в личную гвардию княжны.
   – Не положена, – протянул китаец. Лицо его стало суровым.
   Но тут, как я и надеялся, вмешалась девушка из гвардии:
   – Как это «не положено», желтолицый?! Ты что, не доверяешь личной гвардии княжны?
   Китаец задумался. У него был приказ сообщать о подозрительных пришельцах Заурбеку. Но стоит ли портить отношения с телохранительницами госпожи?
   – Может, ты сообщишь? – спросил он девушку.
   – Отчего нет? Кому, молодец? – обратилась она ко мне.
   – Эльфии, или Тахмине, или Адольмине.
   Последнее имя, принадлежащее смешливой толстушке, я вспомнил с трудом. В том, что девушки, сопровождавшие Валию в походе, здесь верховодят, сомневаться не приходилось.
   Прекрасная охранница исчезла, и уже через пять минут к воротам вышла моя любимица Эльфия.
   – Сэр Лунин! – радостно воскликнула она. – Приятно видеть вас.
   – Взаимно, – улыбнулся я. – Можем ли мы попасть к госпоже?
   – Думаю, не сразу, – лукаво улыбнулась она. – Госпожа Валия сейчас занята. Но вы можете провести время в моем обществе.
   – Ни о чем более приятном я и не мечтал, – с поклоном сказал я, не слишком при этом лукавя.
   Девушка провела нас мимо китайцев и джигитов. Через летний сад, мимо журчащих фонтанов мы прошли в одноэтажный домик, в котором, видимо, хозяйничала женская гвардия. Обставлен он был изысканно: шелковые шторы, картины, узорчатый паркет, резная мебель. И ни одного мужчины внутри. Мечи мы оставили в деревянной стойке у порога.
   В маленькой уютной комнате уже был накрыт десертный столик. Вино в двух кувшинах, халва, печенье, засахаренные груши. Скорее всего, Эльфия с подругами собирались обедать. Не думаю, что специально из-за нас так спешно соорудили дастархан.
   – Угощайтесь, дорогие гости, – предложила хозяйка.
   Мы церемонно поклонились, омыли руки в медном тазу и уселись на ковер возле столика. Стульев в комнате не было.
   Эльфия налила вино в серебряные бокалы, пригубила каждый и подала их нам.
   – Мясо скоро принесут, – прощебетала она. – Я понимаю, что мужчин трудно накормить сладким.
   Вард обрадованно закивал головой. Он и мед ел неохотно, а роскошный сладкий стол во дворце княжны поверг его в полное уныние. Вино было отличное и совсем не сладкое. Красное, сухое, на вкус оно напоминало каберне. Мы выпили раз, другой, третий. И тут я заметил, что Лакерт явственно клюет носом. Напиток, который предлагала нам Эльфия, был не настолько крепким. Да и уставшим мой товарищ до сих пор не выглядел. Я начал что-то подозревать. Взглянул на Эльфию, но та только очаровательно мне улыбнулась и подмигнула. Когда женщина так тебе подмигивает, нельзя приставать к ней с расспросами. Это ясно даже самому неопытному мальчугану.
   Минут через пять Вард свалился на ковер и захрапел.
   – Думаю, хорошо, что он не будет нам мешать, – таинственно улыбнулась хозяйка.
   – Снотворное? – спросил я.
   – Маковая роса. Вытяжка из зеленых коробочек.
   – Не думаю, что ему хватит надолго. Молодой человек привычен к литомину. Что для него мак?
   – Разве нам нужно, чтобы он спал долго? – расхохоталась захмелевшая Эльфия. Видимо, немного росы досталось и ей. Ведь она пригубила оба наших бокала. – Нам всего лишь нужно немного поговорить наедине.
   Девушка подсела ко мне и положила руку на плечо. Я не люблю, когда женщины уж очень инициативны. Но хозяйка была такой хорошенькой, что мне стало все равно.
   – Откуда ты, сэр Лунин? – прямо на ухо прошептала девушка. – Где ты научился так драться? И научишь ли меня?
   – Странное желание для такой нежной и хрупкой женщины, – заметил я, обнимая ее за талию.
   – Хрупкой? – переспросила Эльфия, словно не замечая моей руки. Я подумал, что действительно неверно выбрал эпитет. Несмотря на изящную талию, девушка была крепкой. Не полной, но вовсе и не хрупкой.
   – Желанной, – тихо исправился я.
   – Но-но! – Девушка мгновенно выскользнула из моих объятий. – В этом доме много ушей и еще больше глаз.
   – Тебя это беспокоит? – усмехнулся я.
   – Да.
   Желание женщины – закон для настоящего мужчины. Я отодвинулся от хозяйки еще дальше.
   – Надеюсь, мы увидимся в другом месте. Там, где не будет глаз и ушей, – тихо, но уверенно сказал я.
   – Может быть. – Эльфия кивнула. – Так все же, откуда ты здесь взялся? Я спрашиваю не из любопытства, но по поручению госпожи.
   – Долго объяснять.
   – И все же – если ты хочешь… Если надеешься встретиться со мной позже – объясни. Я не имею дел с таинственными незнакомцами.
   – Последние несколько лет я провел за Вратами, в далеком монастыре Лаодао. Там я научился многому.
   – Это ясно любому. А откуда и когда ты ушел сквозь Врата?
   – Ну, в некотором роде я не уходил отсюда через Врата.
   – Однако же нашей госпоже ты сказал, что родился на Земле.
   В словах девушки явственно слышался ужас, как это я мог солгать княжне.
   – Сказал. И это так, – согласился я.
   – Не понимаю, как такое может быть.
   – Я родился здесь, когда Врат еще не было, – признался я, чувствуя себя идиотом. Но врать мне хотелось еще меньше, чем выглядеть сумасшедшим.
   – То есть тебе больше восьмисот лет?
   – Не совсем так, хотя родился я действительно больше восьмисот лет назад.
   – Ты, наверное, считаешь, что обмануть провинциальную девушку просто и приятно, – вспыхнула Эльфия.
   Я считал, что это действительно так, но в данный момент Эльфию обманывать не собирался.
   – Объективно мне тридцать пять лет, – объяснил я. – Мне пришлось жить в таком месте, где время течет по-другому. Туда я был заброшен после колдовского поединка.
   – Так ты колдун? – ахнула девушка. У нее был такой испуганный вид и при этом глаза горели таким жгучим любопытством, что мне захотелось быстрее заключить ее в объятия и утешить.
   – Я – маг. Моим соперником был черный колдун.
   Вард Лакерт издал во сне особенно громкий храп. А деревянная узорчатая дверь в комнату распахнулась. За порогом стояли Заурбек и несколько джигитов с саблями наголо и арбалетами. Позади Заурбека я увидел китайца, дежурившего на воротах.
   – Молодец, девочка. Мы узнали об этом нечестивце все, что хотели, – криво усмехнулся советник.
   Эльфия испуганно ахнула и побледнела.
   Другой на моем месте заподозрил бы девушку в предательстве. Я тоже не исключал такой возможности, но склонялся к мысли, что Заурбек просто ее подставил.
   – Полагаю, ты не станешь нападать на меня с оружием? – спросил я советника Валии.
   – Если ты сдашься – конечно нет, – скрипуче рассмеялся Заурбек. Ему было отчаянно страшно. – Ведь ты сам не нападешь на телохранителей княжны? Это – открытый бунт, после этого ты станешь вне закона на всей территории княжества.
   Я прикинул свои шансы.
   С вероятностью восемьдесят процентов я мог увернуться от арбалетных болтов в этой тесной комнате. Но тогда наверняка пострадают Вард Лакерт и, возможно, ни в чем не повинная Эльфия.
   Еще я мог перебить всю охрану, которую привел Заурбек. Скорее всего, большинство этих воинов – отличные ребята, которым просто выпало служить под началом негодяя. Они еще понадобятся нам в войне с Лузгашем. И, наконец, проклятый советник прав относительно последствий сопротивления – после схватки во внутренних покоях дворца меня действительно объявят вне закона, а Заурбек укрепит свои позиции.
   Не вполне ясно было, как поведет себя в данной ситуации Эльфия. Если она и вправду заодно с Заурбеком, то мои шансы вырваться из плена живым резко уменьшаются. Если нет – то я практически в безопасности. Любимицу княжны Заурбек не осмелится тронуть. А она сообщит госпоже о заговоре и о том, что я нахожусь в плену.
   Я уже протянул было пустые руки к людям Заурбека, но тут заметил его кривую усмешку и понял, что еще может затеять вероломный царедворец. Убить Эльфию и обвинить в этом меня.
   Но вокруг было слишком много свидетелей. А из боковых коридоров подтягивались телохранительницы княжны. Я заметил высокую черноволосую Тахмину, удивленную вторжением в женские покои такого количества джигитов и китайцев. Заурбек упустил свой единственный шанс.
   – Отдаюсь на волю княжны, – громко, на весь дом заявил я.
   Два китайца тут же оказались рядом со мной и скрутили мне руки. Так что сразу не выпутаешься. Заурбек скрипуче рассмеялся.
   – Между прочим, колдунов у нас сжигают, – заметил он.
   Я подумал, что это абсурдно в мире, где магия совершенно не действует. На мой взгляд, колдуна гораздо проще удавить.

   Подвал, куда меня поместили, был сырым и темным. Камера – маленькая клетушка с низким потолком, в которой негде укрыться, трудно защититься от выстрела из арбалета через маленькое зарешеченное оконце. Раньше здесь, по-видимому, было техническое помещение санатория.
   Тяжелая, толстая деревянная дверь не была даже окована железом. При необходимости я разобью ее за пятнадцать минут. Но пока лучше этого не делать. Не стал я и избавляться от веревки, которую с меня не сняли. Незачем показывать свои тайные умения раньше времени.
   Присев на голый пол в углу, я размышлял. Играла ли Эльфия свою партию, или ее промедление невольно сыграло на руку Заурбеку? И как поведет себя добросердечная, но воспитанная мудрым и дальновидным политиком княжна Валия? Не отдаст ли приказ сжечь колдуна по наущению своего преданного советника?
   Варда Лакерта поместили в какую-то камеру по соседству. Бывший вор, когда проснется, наверняка заподозрит предательство с моей стороны. Зазвали во дворец, опоили и сунули в подземелье. На его месте, особенно после знакомства с порядками, царившими у Лузгаша, я бы почувствовал себя очень неуютно.
   Мимо дверей камер никто не ходил – только тихо разговаривали несколько охранников в дальнем конце коридора. Часа через два они принесли еду: кусок сыра, ломоть хлеба, кружку воды. Для тюрьмы здесь не так уж плохо кормили. Есть и пить я, конечно, не стал. Мой организм закален и вполне может обойтись без пищи и воды несколько лишних часов.
   Через час после обеда с лестницы послышался шум шагов. За дверью раздался противный голос Заурбека:
   – Выходи на суд княжны, мерзкий колдун.
   Щелкнула щеколда, дверь приоткрылась. Я вышел в коридор. На меня вновь навели несколько арбалетов, а две обнаженные сабли уперлись в бока.
   – Не стоит волноваться, – обратился я к охранникам. – Я не убегу.
   – Держите его крепче, – приказал Заурбек.
   Как оказалось, Валия принимала узников не в главном зале дворца, а в специальных палатах в подвале. Что ж, мудрое решение.
   Девушка в темном платье сидела в кресле с высокой деревянной спинкой и широкими подлокотниками. Напротив возвышалось сооружение, которое я определил для себя как дыбу. До сих пор мне не приходилось знакомиться с этим отголоском варварских времен. Не собирался знакомиться и сейчас, даже если дела пойдут неподобающим образом. Интересно, может быть, юная княжна сама пытает узников? За ангельской внешностью часто скрываются самые низменные пороки…
   Увидев меня, Валия побледнела.
   – Что ж, ты не так могуч, как показалось вначале, – усмехнулась она. – Эрлик не дал бы себя связать.
   – Даже Одина[3] в свое время захватили врасплох, – спокойно ответил я, не желая, впрочем, проводить параллель между богом и собою.
   – Зачем ты явился сюда? – строго спросила Валия.
   – Ты имеешь в виду эту комнату? Видишь ли, меня сюда притащили силком, поэтому тебе, наверное, легче ответить на этот вопрос…
   – Нет, зачем ты приехал в Бештаун?
   – Чтобы встретиться с тобой, княжна Валия.
   – Зачем?
   – Об этом я буду говорить не на допросе, а тогда, когда меня примут как гостя, – ответил я.
   Девушка задумалась. С одной стороны, я был в ее власти. Возможно, освободить меня значило совершить роковую ошибку. Но прямой угрозы я пока не представлял.
   – Развяжите, – приказала княжна. – Мы пройдем в зал для приемов.
   – Не делайте этого, ваше высочество! – закричал Заурбек.
   – Неужели ты думаешь, что моя гвардия не защитит меня? – спросила княжна. – Но если это и так, что помешало бы ему взять мой дворец штурмом? Кстати, сэр Лунин, я прошу прощения за прием, оказанный тебе моим советником.
   Княжна решительно отмежевалась от действий Заурбека, а вероломный советник побледнел. Он был уверен, что теперь я прикончу его при первом удобном случае. На самом же деле Заурбек даже стал меня забавлять. Никаких особо мстительных чувств я к нему не испытывал.
   С развязанными руками я пошел за вооруженными стражниками. Следом шли воины с обнаженными мечами.
   Главный зал княжеской резиденции Бештауна впечатлял. Хрустальные люстры, мягкие кресла, блестящий паркет, занавеси из тяжелой переливающейся ткани. Княжна поднялась и села на большой, явно не подходивший ей трон, обитый золотыми и алюминиевыми пластинками. На мой взгляд, дикое сочетание. Но алюминий в индустриально неразвитом обществе действительно должен был цениться. Технологии производства этого легкого металла здесь не было, и он редко встречался.
   Около трона княжны стояли несколько вооруженных мужчин и женщин. Я узнал Тахмину, Адольмину и взволнованную Эльфию. Поодаль от всех держался высокий крепкий мужчина с орлиным носом и гордым, цепким взглядом. Скорее всего, это был главнокомандующий княжны, Салади. Его я прежде не видел. В народе о нем отзывались тепло. Почти у самого трона стоял Заурбек.
   – Говори, – приказала княжна.
   – Мое сообщение касается прежде всего моего спутника, – заявил я. – Прикажи привести его сюда.
   Дожидаясь, когда доставят Лакерта, я без приглашения уселся в мягкое кресло. Большинство царедворцев остались стоять.
   Минут через десять ввели испуганного и подавленного Варда. Он, конечно, был уверен, что я его предал.
   – Мы стали жертвой недоразумения, друг, – успокоил я его. – Расскажи княжне все, что рассказал мне, и тебя отпустят.
   Молодой человек судорожно сглотнул.
   – Так ли это? – уточнил я у княжны.
   – Так, – согласилась неопытная княжна, не подумав даже, что мой спутник может оказаться замешанным в невиданных злодеяниях, и забыв оговорить это условие, чтобы как следует напугать допрашиваемого.
   – Излагай, Вард, – предложил я.
   Лакерт приосанился и начал:
   – Я из армии властелина Лузгаша. Был его доверенным приближенным…
   Половина джигитов охраны тут же схватилась за рукояти мечей. Салади, потерявший у Врат цвет войска, нахмурился.
   – Но я ушел от него, потому что порядки в войске повелителя Луштамга дикие и необузданные.
   – Воин, предающий своего господина, заслуживает порицания, – сурово сдвинула брови княжна. Наверное, она уже жалела о своем обещании и вспоминала полководцев древности, казнивших слуг, предавших их врага, и миловавших стойкого противника.
   – Но я не воин, – попытался оправдаться Лакерт. – Скорее чиновник для особых поручений. И над моей головой нависла угроза казни.
   – Это точно, – подал голос со своего кресла Заурбек. – Ты шпион, и мы вполне можем тебя казнить.
   – Ты не нарушишь слова, данного княжной, – осадил его я.
   – С тобой мы еще разберемся, – фыркнул в мою сторону советник.
   – И что же ты хочешь сообщить? – обратилась к Лакерту княжна.
   – Вообще говоря, я ничего не хотел сообщить, – признался молодой человек. – В горах, где я скрывался, мне встретился Сергей Лунин, человек в высшей степени достойный. Он убедил меня идти к твоему двору и просить убежища. Что я, собственно, и сделал. Но я действительно знаю кое-что о планах Лузгаша.
   – Рассказывай, – коротко приказала Валия.
   – Лузгаш ищет себе новое королевство. В прежнем его теснят колдуны, потому что соседям не нравятся порядки, установленные в Луштамге, Стране бескрайних полей. Там собралось столько дикого сброда, негодяев и извращенцев, что нормальным людям просто тяжело жить рядом с ними. Им приходится маскироваться… Так вот, против колдунов его армия не выстоит, если те возьмутся за Луштамг всерьез. Поэтому властелин Луштамга решил захватить плацдарм, где колдуны не будут представлять для него никакой угрозы. Вам не повезло – вы живете как раз в таком месте. Лузгаш долго готовился к войне без использования магии, готовил солдат, выводил существ, которые в одиночку стоят воинского отряда. Их вы еще не видели – он держит их в резерве…
   – И что?
   – Да то, что он раздавит ваши армии. Несмотря на призраков, которые стоят на вашей стороне. На вашего призрака найдутся десять его, и он отшвырнет вас от Врат, а потом захватит весь этот мир. И мне действительно очень жаль, потому что Лузгаш – негодяй, а у вас здесь очень мило… Если не считать привычки хозяев усыплять гостей и сразу же бросать их в холодную камеру.
   Валия пропустила колкость мимо ушей.
   – О каком призраке ты говоришь? – поинтересовалась она.
   – О той твари, которая уничтожила несколько сотен воинов. Что бы это ни было – прирученный оборотень, зомби или забредший в эти края полубог, – его рано или поздно выследят и сожрут твари Лузгаша.
   Княжна мрачно усмехнулась:
   – Так ты не знаешь, кто противостоял армии твоего бывшего повелителя в ущелье? Оказывается, человек прекрасной души, сэр Лунин, был не слишком откровенен с тобой. Потому что именно он – тот оборотень, что уничтожил половину вашей армии.
   Вард оторопело уставился на меня.
   – Но он – не оборотень, – заявил юноша.
   – Откуда ты знаешь?
   – Оборотня просто определить, – пожал плечами Лакерт. – Если вы говорите правду, сэр Лунин – просто отличный воин. Он человек, за это я могу поручиться.
   – Придержи свой нечестивый язык, – яростно крикнул Заурбек. – Все, что говорит княжна, – правда! А поручительства предателя мало стоят…
   – Значит, теперь и ты, Заурбек, не считаешь меня шпионом? – наивно поинтересовался я. – И признаешь, что я хоть в чем-то вам помог?
   Советник грозно сверкнул глазами, вздернул вверх бороду и ничего не сказал.
   – Зачем же ты перешел в стан обреченных? – спросила Лакерта княжна. Весьма разумный вопрос.
   – А я и не переходил в ваш стан, – совершенно спокойно заявил молодой человек. – Сергей попросил меня рассказать вам об армии Лузгаша – я пытаюсь это делать, хотя меня никто, похоже, не слушает. О том, что уничтожена половина армии, и речи нет. Погибла едва ли четвертая часть передового отряда. Сэр Лунин обещал защитить меня от вашего гнева. Я не перебежал к вам потому, что вы сильнее. Просто у меня свои счеты с Лузгашем. Чуть позже я намеревался покинуть ваше княжество и уйти как можно дальше. Может быть, тогда я смогу прожить немного дольше…
   – Твои желание просты, – заметила княжна.
   – Верно, – в тон ей ответил Лакерт. – Сложные желания тяжелее удовлетворить.
   – Выходит, ты заботишься о безопасности моего княжества? – обратилась княжна уже ко мне.
   – В этом можно было убедиться и раньше, – ответил я, поднимаясь с кресла. – Я намерен помогать вам всем, чем смогу. Если моя помощь будет востребована.
   Валия замолчала, внимательно разглядывая меня. Потом тихо, даже немного жалобно спросила:
   – А какая тебе в этом выгода? Я думала об этом много дней, но не нашла серьезных причин, по которым ты бескорыстно будешь помогать нам. Особенно если тебе не нужны деньги и власть…
   Я улыбнулся:
   – Не люблю, когда людей сажают на кол за малейшую провинность. Хочу, чтобы на Земле по-прежнему жили нормальные люди. Жили так, как они хотят. А Лузгаш непременно будет мешать всем. Да и сам я хочу жить, чтобы меня никто не беспокоил. Как только что сказал Вард Лакерт, мои желания просты…
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация