А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обойдемся без магии!" (страница 26)

   Эта тварь пришла за мной. Ее не остановят десять метров, отделяющих гондолу от земли, – оборвет корзину или, вцепившись в нее, утянет на землю весь дирижабль. И тогда конец придет не только мне, но и экипажам «Сокола» и «Ястреба». А секретные парометные установки окажутся в руках врагов.
   Герой легенд выпрыгнул бы из гондолы с обнаженным мечом и попытался бы прикончить тварь – даже ценой собственной жизни. Я тоже собирался так поступить, но чуть позже. У меня было секунд пять, и я собирался потратить их с толком.
   Предложенное мной решение покоробило бы былинного героя, приверженца честного меча и схваток один на один. Я в два прыжка оказался у находившегося в полной боевой готовности паромета.
   В зарядном бочонке, закрепленном над орудием, оставалось еще довольно пуль. Давление пара – даже выше нормы.
   Обнаружить спусковой крючок и предохранитель не составило труда. Развернуть ствол в сторону кошки – дело мгновения. Ручки паромета еще были горячими, но теперь можно было браться за них без боязни обжечься.
   Я взял кошачью морду в перекрестье прицела, снял паромет с предохранителя и нажал на спусковой крючок. Грохот обрушился, словно гром с небес. Ручки паромета отчаянно дрожали, и стоило больших усилий держать прицел, как требовалось.
   Пули входили в голову животного, словно градины – в спелое яблоко. Они не разбивали череп, не прошивали его насквозь, но застревали в голове, добираясь до мозга, нанося пантере все больший ущерб. Чудовищная кошка дернулась несколько раз, прыгнула в одну сторону, в другую. Каждый раз я переводил ствол следом за ней и продолжал стрелять.
   Давление пара упало ниже необходимой нормы. Пули вылетали из ствола с малой скоростью и бессильно шмякались о землю. Но кошка уже не представляла опасности. Сотни пуль застряли в ее голове, груди и лапах. Лежа на земле, она бессильно вздрагивала. Это была уже не ярость, как около водопада, когда я лишил ее глаза. Пантера билась в агонии.
   Я не заметил, как рядом со мной оказался генерал Юдин в противогазе, как приковылял парометчик с обожженными руками.
   – Дело сделано, – прошептал генерал. Через противогаз его шепот дошел до меня как сдавленное бульканье.
   А я взглянул на свои руки и обнаружил, что они тоже обожжены. Не от прицельных держателей – паромет был сконструирован как должно, – а от пара, прорывавшегося из микротрещины в стволе.
   – Нужно добить тварь, – сказал я, направляясь к свободному канату.
   – Противогаз! На вас нет противогаза! – сообщил очевидную истину Юдин.
   – Я обойдусь пока без него. Газа уже мало, – прошептал я, соскальзывая вниз. Обожженные руки, соприкоснувшись с канатом, словно загорелись.
   Воинство Лузгаша, по счастью, еще не вернулось в боеспособное состояние. В несколько прыжков я оказался у издыхавшей кошки и ударил ее длинным мечом прямо в живот. Огромная лапа судорожно дернулась и едва не сбила меня. Агония продолжалась, но не была страшна опытному воину.
   Я вспорол брюхо гигантской пантеры. Горячие кишки вывалились наружу, а я продолжал кромсать внутренности, отыскивая желудок.
   Чего я ожидал? Что оттуда выйдет Эльфия, как это было в сказке о Красной Шапочке и Волке? Нет, я понимал, что такое невозможно. Наверное, я хотел, чтобы люди, которых она сожрала в последнее время, обрели истинный покой и были похоронены как должно. Впрочем, не знаю. Я плохо отдавал отчет в своих действиях: невыспавшийся, голодный, обожженный, отравленный газом.
   В желудке пантеры действительно оказались большие куски непереваренных человеческих тел. Но хоронить их было некому и некогда. Небо надо мной вдруг потемнело.
   – Поднимайтесь, господин Лунин, – прокричал сверху генерал Юдин, подняв маску противогаза. – Мы уходим!
   Я вцепился в канат и полез наверх. В гондоле мне стало так плохо, что я отключился. Мы можем заставить организм не замечать признаков отравления ядовитыми веществами. Но действие яда не становится от этого слабее.

   Очнулся я в походном лазарете, под буро-зеленым тентом. Белым пятном с черным нимбом волос светилось надо мной лицо Валии.
   – Сэр Лунин! – радостно выдохнула она, заметив, что я открыл глаза.
   Что ж, согласишься претерпеть и не такие испытания, чтобы за тобой лично ухаживала венценосная особа! И чтобы она так радовалась тому, что ты открыл глаза… Хотя на самом деле титул не имел никакого значения. Я был рад, что Валия проявила ко мне внимание. Именно Валия Ботсеплаева, а не княжна Бештауна. Могла ведь и просто сиделку приставить.
   Руки мои были обожжены, слизистые оболочки носа и горла – тоже, но уже не паром, а газом. На ноге – рана от удара кошачьим когтем. Прежде я ее даже не заметил – рецепторы были отключены, болевой порог снижен.
   – Где мы? – спросил я.
   – В походном госпитале, – участливо, вполголоса сообщила Валия.
   Но я был не в том состоянии, когда не соображают вообще ничего. Просто немного устал и испытывал некоторые неудобства, связанные с повреждениями тканей.
   – Нет, я не о том. Как далеко ушли войска от перевала?
   – Передовые танковые части достигли места вашего боя с пантерой и вражьим воинством.
   – Я отомстил за Эльфию, – через силу усмехнулся я. – И за отца Филарета…
   – Да, – кивнула Валия. – Но зачем ты кромсал эту кошку на куски? Она бы издохла сама. В ее голове нашли несколько килограммов чугуна!
   – Видишь ли, Валия… Черные маги могут поднять даже мертвое животное. Особенно если это колдовская тварь. С ней будет еще тяжелее сражаться. А с распоротым брюхом и порванными сухожилиями много не побегаешь.
   – Но ведь у нас не действует магия, – заметила Валия.
   Я откинулся на подушку. Надо было очень устать и отвлечься, чтобы забыть такие вещи. В последнем бою я действовал на рефлекторном уровне. Неудивительно, что мои поступки могли показаться странными!
   Понаблюдав за своим организмом в течение нескольких минут, я убедился, что серьезных повреждений в нем нет. Правда, тело одолевала страшная слабость, но с ней лучше бороться на ногах. Необходимо искупаться, выпить побольше воды или сока – чтобы лучше шла регенерация тканей, – и больше есть…
   Рывком я поднялся с лежанки. Валия испуганно вздрогнула:
   – Тебе нельзя вставать!
   – Почему ты так думаешь? – Я улыбнулся. – Разве ты лекарь? Напротив, в таком состоянии нужно вставать и ходить. Уж кому знать о том, что мне на самом деле требуется, как не мне?
   Девушка не стала спорить. Я вышел из шатра, нашел кухню и попросил пить. Мне дали чистой воды с привкусом минеральных солей. Вода была вкусной. Потом я выкупался в ручье, что бежал неподалеку. Именно из-за ручья здесь и разместили лазарет. Потом я поел и выпил легкого виноградного вина – сока в госпитале не оказалось.
   – Поедем на передовую? – спросил я Валию, после того как насытился. – Княжна должна идти в первых рядах освободительной армии.
   – Да, конечно, – с улыбкой сказала Валия. – Но мне немного не по себе. Ты только что был при смерти, а сейчас стал почти таким же, как прежде. Ты что, сделан из железа?
   – Нет, – засмеялся я. – Просто стараюсь поддерживать свое здоровье сам. Возможности человеческого организма очень велики.
   – Были бы и у меня такие, – вздохнула Валия.
   – А они точно такие и есть, – заверил я княжну. – Просто ты не умеешь ими пользоваться. Я знал учителей, которые могли вырастить себе отрубленную руку. Мне до этого еще далеко, но кое-какие проблемы я решить могу.
   Убедившись, что со мной все в порядке, Валия перешла к делу:
   – Между прочим, уже пятьсот человек ополчения примкнули к войскам. А ведь мы идем по практически незаселенным полям всего один день. Думаю, очень многие встанут под наши знамена.
   – Возможно. Нужно быстрее установить контакт с Салади.
   – Генерал Корнеев обещал послать дирижабль на его поиски, – сообщила Валия. – Но бои идут жестокие. Я думала, от танков митрополита чужаки будут бежать без оглядки, а они даже не боятся их. И аэростатов тоже. Наверное, наши враги не испытывают страха ни перед чем…
   – Это не так. Просто они привыкли к разным хитроумным штукам. Они ведь из Большого Мира. Там есть и дирижабли, и самолеты, и громовые колесницы. Что-то работает на бензине, что-то – на магической энергии. И со всем этим им приходилось бороться. Они проигрывают только из-за того, что не могут применить свои танки, свои летающие корабли и свои пулеметы. Принцип их действия несовместим с физическими законами нашего мира. И маги Лузгаша тоже не могут прийти на помощь. Поэтому наши враги должны проиграть. Но панического ужаса они не испытывают. Они знают, что ничего сверхъестественного в нашем оружии нет.
   – Жаль, – вздохнула Валия.
   – Нечего жалеть, уж как сложилось, так сложилось. Мы побьем их в любом случае. Захватить Землю, поработить Россию… Нет, это не удастся никому!

   На передовую мы ехали на телеге с углем, столь необходимым для танков. Наши боевые кони шли в поводу. Валия позаботилась о том, чтобы конь был и у меня, хотя я не собирался воевать на лошади. Несмотря на быстрое восстановление после болезни, я все же экономил силы. А Валия поддерживала компанию.
   До передовых частей наш обоз добрался без приключений. Пару раз я видел в небе у самого горизонта дирижабль, охранявший дорогу, по которой снабжалась армия. Несколько танков в полной боевой готовности с отрядами пешей поддержки дежурили на перекрестках дорог. Если враг двинет большие силы, чтобы отрезать наш авангард, сопротивления одного дирижабля будет недостаточно.
   Впрочем, не думаю, чтобы Лузгаш так, с ходу, сообразил, что наша армия не сможет воевать без подвоза топлива. Войска с холодным оружием практически автономны, а он намеревался иметь здесь дело именно с такой армией. Стереотипы трудно преодолеть.
   Мы подъехали к передовой в самый разгар боя. Люди Лузгаша с воем лезли на строй пеших щитоносцев с длинными мечами – тех самых витязей, что пришли мне на помощь в Баксанском ущелье и благодаря которым посольство митрополита было благополучно эвакуировано из Бештауна. Работы им доставалось мало. Прямо за строем стояли четыре танка, которые вели по наступавшей армии практически непрерывный огонь. Еще два танка находились в резерве. Когда в каком-то из танков, ведущих бой, заканчивались пули или топливо, он сдавал назад, его место занимал резервный, а вышедшую из боя машину обслуживали техники. В нее закидывали уголь и засыпали пули, при необходимости доливали воду в котел. На это уходило минут десять – и танк занимал резервную позицию, готовый вновь вступить в бой.
   От трехтысячного отряда Лузгаша осталось меньше половины, и вражеские войска обратились в бегство. Танки двинулись вперед без поддержки витязей – те просто не успевали передвигаться с нужной скоростью, но все же шли следом, дабы пулеметчикам было куда отступить в случае засады. А в небе появился дирижабль, который преследовал убегающих, расстреливал врагов с воздуха. Мало кто из напавшего на нас отряда армии Луштамга ушел с поля боя в тот день.
   Генерал Корнеев командовал операцией с земли, с легкого парового автомобиля, не оборудованного крупнокалиберным парометом. Генерал Юдин руководил действиями дирижаблей, прикрывавших тылы.
   – Завтра вечером мы можем вступить в Бештаун, – объявил военачальник Кондрата княжне, выходя из своего автомобиля навстречу взволнованной девушке. – Основные силы врага разбиты в этой битве. Уверен, что в городе остался лишь малочисленный гарнизон. Предлагаю нанести удар танками и конницей как можно быстрее.
   – Поддерживаю, – согласилась княжна. – Я сама поведу конный полк.
   – Стоит ли? – спросил Корнеев.
   – Стоит, – твердо заявила девушка.
   Я склонил голову. Что ж, при поддержке танков вполне можно попытаться захватить город быстрее. Пока Лузгаш не успел перебить местных жителей и сжечь их дома.

   Мы выехали на рассвете. Тысяча конников, восемь танков, два боевых дирижабля. Подразделение стрелков с длинноствольными ружьями на велосипедах. Я бы охотнее поехал на велосипеде, чем на лошади, но мне нужно было защищать княжну. Танки танками, а всегда требуется кто-то, кто прикрывает тыл. К тому же прежде мне не доводилось ходить в конные атаки. Любопытно было испытать новые ощущения.
   Пыхтя и дребезжа, катились по дороге паровые танки. Посвистывая, разведывали дорогу дирижабли. Время от времени их парометы давали короткие очереди, уничтожая лазутчиков и конные дозоры врага. Вздымала столбы пыли с вытоптанной земли конница. Хорошо, что мы с княжной ехали впереди, рядом со знаменем. Позади от пыли было нечем дышать.
   Укреплений на дороге к Бештауну враги построить не успели. Крупные отряды противника нам тоже не встречались. Только возвращавшиеся из предгорий летучие отряды, тащившие добычу либо побросавшие награбленное добро и перебившие пленников.
   Вечером мы вошли в пригород, так и не встретив никакого сопротивления. Конной атаки не получилось.
   Лошади были взмылены, танки раскалены. Боя в уличных условиях Корнеев опасался. Я тоже. Здесь не так просто применить танки, особенно танки без брони. Здесь замаскированной баллистой легко сбить аэростат. Одна Валия была безмятежна. Она вернулась в свою столицу, в свой родной город. Княжна намеревалась биться за него честным клинком, не используя выдумки монахов. И не страшилась погибнуть в бою за свою страну.
   – Впереди, на другом конце города – большой воинский отряд, – просигналил командир боевого дирижабля в ставку главнокомандующего.
   Что ж, мы были к этому готовы. Солнце опустилось к самому горизонту, а двигать армию по городским улицам в темноте, где на каждом шагу можно устроить засаду, решился бы только безумец. Нужно было разведать обстановку, и уже тогда предпринимать решительные действия. Поэтому в пригороде мы остановились, заняв три квартала и выставив часовых.
   Ставка генерала Корнеева расположилась в большом двухэтажном доме, принадлежавшем знакомому Валии купцу. Ни купца, ни его домочадцев, ни даже слуг в доме не оказалось. Убиты? Уведены в плен? Сбежали? Трудно сказать…
   К центру города были посланы летучие дозоры – пешие, на конях и на велосипедах. На несколько кварталов впереди город словно вымер. В домах можно было найти только одиноких старух, которые не могли ничего толком рассказать, да тяжелораненых. Мертвых тоже хватало – враги свирепствовали здесь совсем недавно.
   К полуночи возвратился отряд специально обученных разведчиков Славного государства, пробравшийся до самого Провала. Они доложили главнокомандующему, что дворец княжны и постройки вокруг него заняты повстанцами – воинами Салади. И те знают о приближении армии союзников.
   Несмотря на такие обнадеживающие вести, ночью мы не стали предпринимать никаких шагов. Существовала опасность, что Лузгаш все-таки приготовил нам ловушку. Да и воины Салади не спешили к нам навстречу, видимо опасаясь того же.
   С первыми лучами солнца наша армия в боевом порядке двинулась вперед. В центре города ее встретил большой конный отряд, возглавляемый Салади. Командующий армией повстанцев гарцевал на прекрасном вороном коне. В руке его была обнаженная сабля, доспехи сияли алым в лучах рассветного солнца, поднимавшегося у нас за спиной. В общем строю я узнал некоторых джигитов, знакомых мне по тем дням, что я провел при дворце. Особенно радостно было увидеть неунывающего Касыма Нахартека, единственного уцелевшего воина Сотни-у-Врат, старого моего знакомца.
   А вот Чимэдоржа, которого я встретил в трактире, в войске не было. Убит? Захвачен в плен? Я был склонен надеяться, что монгол просто не вышел из тени. Может быть, ему даже удалось внедриться в воинство Лузгаша.
   Или он выполняет какое-то важное задание в тылу противника.
   Навстречу своему преданному командиру выехала Валия. Она отсалютовала ему саблей, и Салади спешился. Даже если его госпожа захвачена в плен и ее используют как приманку, он намеревался разделить ее участь. Поступок, достойный верного солдата!
   Княжна и ее военачальник тихо о чем-то поговорили, после чего Салади подал знак своим людям, чтобы они держали оборону – возможность удара сзади еще не исчезла, – и направился к генералу Корнееву.
   – Здравствуй, Виктор, – приветствовал он генерала, как старого друга. Я отметил про себя, что еще не слышал, чтобы к генералу обращались по имени или по имени-отчеству.
   – Приветствую тебя, Салади, – ответил Корнеев. – Не до церемоний – время дорого. Мы рассеяли врагов от гор до столицы. Говори, что делается на твоей стороне.
   Салади многозначительно усмехнулся и тут же посерьезнел:
   – Армия Лузгаша отходит. Отходит в боевых порядках. У нас слишком мало сил, чтобы нанести им существенный ущерб. С собой они ведут пленников – тысяч десять. Думаю, намереваются продать их в рабство.
   – Десять тысяч! – изумился генерал.
   Валия ахнула. Если учесть, что примерно столько же людей могло погибнуть во время войны, население ее государства уменьшится на десять процентов! Да и только ли в этом дело? Десять тысяч человек, обреченных на рабскую жизнь вдали от родины, под чужими звездами, с ненавистным ярмом на шее!
   – Сколько солдат у Лузгаша? – коротко бросил генерал Юдин, оставивший на время свои дирижабли и присоединившийся к ставке.
   – Осталось тысяч восемь, – доложил Салади.
   – Неужели? Мы полагали, что разгромили основные силы.
   – Их еще очень много.
   – Но все равно – десять тысяч пленников на восемь тысяч воинов… Как они справляются?
   – Большинство пленников – дети, женщины. Десять– двадцать человек ведет один погонщик. Они очень спешат – боятся, что вы их догоните. С пленными обращаются жестоко, за каждую провинность – плети или даже смерть. Подданные княжны отступают вместе с врагом, потому что не могут убежать.
   – Восемь тысяч, – протянул Корнеев. – У вас, наверное, тысячи две сабель?
   Салади кивнул:
   – Две тысячи двести.
   – И у нас две тысячи. Но враги вот-вот скроются в ущелье и могут прикрываться там заложниками… Танки нам не слишком помогут. Сами по себе машины небоеспособны.
   – Дирижабли, – подсказал я.
   – Даже если дирижабль пролетит несколько десятков километров, он не сможет вести бой больше двух часов, – объяснил Юдин. – Не хватит угля, воды и пуль.
   – Есть идея, – сообщил я. – Но ее нужно обсудить детально.
   – Поедем к Провалу, – предложила княжна. – Вряд ли я захочу остановиться в своем дворце, пока его не отмыли после всех этих негодяев, но в парке, я думаю, мы сможем поговорить.
   – Во дворце никто не жил после Заурбека, – отрапортовал Салади. – Он только разграблен, но не осквернен.
   – Что ж, это радует, – улыбнулась Валия.
   – Касым! Скачи вперед! Пусть приготовят хотя бы легкий обед, – приказал Салади Нахартеку.
   Неунывающий Касым – то ли адъютант, то ли вновь заведующий провиантом – поскакал вверх по улице. Мы тронулись следом.
   – Главное – захватить Врата, – объяснил я, когда мы остановились на полчаса во дворце Валии.
   Княжна привычно устроилась на троне, с которого, правда, были ободраны драгоценные камни и золотые пластины. Салади мерил шагами комнату. Адольмина присела на подушке у ног своей госпожи, Тахмина, которая примкнула к отряду Салади вместе с гвардией через несколько дней после бегства из Железноводска, устроилась на своем месте распорядительницы в зале. В креслах сидели и генералы отца Кондрата.
   – Захватить несложно, – усмехнулся Юдин. – Не думаю, что они держат на охране Врат сильный гарнизон. Проблема не в том, чтобы захватить, а в том, чтобы удержать.
   – Что нам помешает это сделать? – спросил я.
   – Отсутствие угля и пуль. Воду можно добывать из ледников, хотя это требует дополнительных затрат энергии. Пули теоретически можно подвозить – не так много их надо. А угля, чтобы получать энергию, взять неоткуда. Возить его невозможно – очень далеко.
   – А если я найду уголь на месте? – поинтересовался я.
   – В районе Врат нет месторождений угля, – в один голос заявили Валия и Корнеев.
   – Да если бы и были – не будем же мы рыть шахту? – ехидно осведомился Юдин. – Дело перспективное, но долгое.
   – Я добуду уголь. Было бы кому его возить за несколько сотен метров. Он будет лежать прямо на земле, – пообещал я. – Сможем ли мы перебросить к Вратам человек тридцать, каждого – с тачкой? И организовать регулярный подвоз пуль – их я сделать не сумею…
   – Ты хочешь сказать, что сделаешь уголь? – осведомился Салади. – При всем моем уважении к тебе, Сергей, это похоже на сказку… У нас здесь не действует магия…
   Он осекся, задумавшись. Соображал командующий повстанческими войсками быстро.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация