А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обойдемся без магии!" (страница 21)

   – Кресалом, – вздохнул гном.
   – И работаешь при свете факела? – спросила Валия.
   – Я работаю в темноте. Факел зажигаю, только когда нужно выбрать направление, более внимательно обследовать породу. Сейчас я предложил их зажечь, чтобы вы не боялись идти через мои подземные ходы. Они тянутся под горой на несколько часов пути.
   Я был искренне тронут заботой гнома. Ведь сам он действительно мог идти по подземельям на ощупь, на слух – он сам выдолбил их и прекрасно знал каждый уголок. Или за заботой скрывалось нечто большее? То, о чем мы не подозревали?
   Кто-то может подумать, что путешествие под землей в компании гнома может быть увлекательным. На самом деле это довольно неприятное занятие. От одной природной пустоты к другой тянулись выдолбленные Шмигги узкие и низкие тоннели. Для него это были настоящие парадные проходы, а мне приходилось идти согнувшись в три погибели. Даже Валия все время пригибалась.
   Природные залы иногда были красивы, но нам было не до их красот. Горы словно давили сверху и с боков.
   Шмигги в своих владениях повеселел и даже пытался напевать что-то заунывное на незнакомом языке. Слушая его песни, Валия спросила:
   – Послушай, Шмигги, а где ты выучился говорить по-русски?
   – У себя дома и выучился, – спокойно ответил гном. – В родных пещерах.
   – Там есть наши сородичи? – содрогнулась Валия, представив своих соплеменников в плену у коварных гномов.
   – Да нет, конечно. Я никаких людей до тридцати лет не видел, а русского языка не слышал, пока сюда не пришел. Колдун научил.
   – А он откуда знал? – спросила наивная в магических вопросах Валия.
   – Он и не знал, – предположил я. – У него масса заклинаний. Пакеты языков разных миров, если можно так выразиться. Если не хочешь учить Истинный язык или по каким-то причинам не желаешь все время на нем разговаривать, обращаешься к колдуну, и он «заливает» тебе в голову требуемые знания. Обратила внимание, с каким акцентом говорят все люди Лузгаша? Заклинание, использованное для их обучения, было дефектным. Черные колдуны всегда пользуются дефектными заклинаниями. А нашего приятеля языку учил специалист. Может быть, и не из благородного Ордена, но и не полный негодяй…
   – Так и было, Лунин, – подтвердил гном. – Мой клан нанял отличного колдуна. Он выучил меня и русскому, и английскому, и китайскому, и арабскому – всем языкам, которые могут здесь пригодиться.
   – Полиглот, – констатировал я.
   – От полиглота слышу, – обиделся гном.

   Мы шли по темным туннелям, то и дело меняя еле горевшие факелы, часа три. Эти три часа показались нам тремя сутками.
   Полы были ровными, но низкие потолки с каждой минутой доставляли все больше неудобств. Казалось, своды раздавят тебя. Хотелось упереться в стены руками и раздвинуть их шире.
   – Как вы все время живете под землей? – не выдержала Валия.
   – Живем – не тужим, – ответил гном. – Я же не спрашиваю, каково вам все время жариться на солнце и замерзать на ветру?
   – И все эти проходы ты сам продолбил?
   – Своими руками, – заявил Шмигги, демонстрируя княжне мозолистые руки. – И больше бы продолбил, да два года назад кирка сломалась.
   – Сколько же ты всего здесь работаешь? – спросила Валия.
   – Лет тридцать, почитай, будет, – уверенно ответил гном.
   Княжна задумалась. Выходит, гном начал свои труды, когда ее еще и на свете не было! А о нем никто и не слышал…
   – И за это время ты продолбил сквозной путь сквозь горы? – спросила девушка.
   Шмигги посмотрел на княжну с видом превосходства, как мастер на полного дилетанта:
   – Это в горном деле – первая вещь. Пробить сквозной ход. Чтобы вентиляция была. Чтобы не заперли тебя в твоих ходах, как крысу в норе. Чтобы торговать с двумя странами по разные стороны хребта. Обычно ведь горные хребты разделяют государства, и можно играть на разнице цен. Сегодня купил зерно у одних, завтра продал камни другим. Пошлины не платить на первых порах… Ну и, понятное дело, разведку рудных и самоцветных жил провести. Конечно, одного сквозного хода через горы мало, но без него не обойтись.
   – Ясно, – кивнула Валия.
   – А ты, Лунин, знал все это? – зачем-то прицепился ко мне гном.
   – Где уж мне, – вздохнул я. – Я и в шахте-то был всего раз пять. Правда, на километровой глубине.
   – Постой-постой, – заволновался Шмигги. – Это сколько моих ростов будет?
   – Да, пожалуй, тысяча, – заметил я.
   – Так глубоко пещера под гору уходит? – поинтересовался гном.
   – Нет. Среди чистого поля шахта выдолблена. Уголь добывают.
   – Быть этого не может, – авторитетно заявил Шмигги. – Гномы такого не делают. Гоблины – тоже. Откуда же шахта среди поля возьмется?
   – Люди построили, – сообщил я, не надеясь, что гном поверит.
   – И где же?
   – Да неподалеку отсюда. Давно это было.
   Шмигги пробормотал что-то и перестал развивать эту обидную для гномьего самолюбия тему. А впереди забрезжил тусклый свет.
   – На ледник выйдем, – сообщил гном. – Скользко, да ничего. Зато безопасно.
   На ледник так на ледник. Небольшой подъем по вырубленному трудолюбивым гномом коридору – и мы оказались в небольшой пещерке с озерцом голубой воды, богатой минеральными солями. Здесь мы напились. Вода была солоноватой на вкус, но организм, потерявший много соли, требовал ее восполнения, поэтому вода казалась даже вкуснее обычной.
   Из пещерки на поверхность вел мокрый лаз – нора метров в десять длиной.
   – И эта нора всегда будет такой узкой? – спросил я.
   – Насчет этой – не знаю, – заявил Шмигги. – Может быть, потомки оставят ее такой как есть, в память о моих трудах. Но когда клан достигнет силы, мы пробьем с обеих сторон хребта ворота, в которые сможет, не нагибаясь, въехать всадник.
   – Хорошо было бы это увидеть, – вздохнула Валия.
   – Жаль только, жить в эту пору прекрасную уж не придется ни мне, ни тебе. И скорее всего, ему тоже, – заметил я, кивнув на гнома. – Будет это лет через триста. А сейчас нужно ползти через нору.
   Мы вылезли на ледник. Ярко сверкало солнце, опускавшееся за горы. Воздух был теплым, снег – холодным. Нора выходила в ущелье, буквально забитое снегом.
   – Пошли, – предложил гном. – До ближайшей деревни часов пять ходу.
   – До ночи не дойдем, – заметил я. – Но с ледника нужно спуститься. Холодно.
   – Да, – согласился гном.
   Скользкую снеговую поверхность мы одолели без происшествий. Валия валилась с ног от голода и усталости. Мне тоже не мешало бы подкрепиться. Только гном, наевшийся в очередной раз глины, был бодр и весел.
   – Потомки Двалина привыкли терпеть лишения, – бодро заявил он.
   Я бы не удивился, если бы узнал, что Шмигги потихоньку поймал и съел крысу, а то и двух. Именно ими он, скорее всего, тут и питался. Но за этим делом мне его застать не удалось, и он успешно пускал нам пыль в глаза своей выносливостью.
   На этой стороне гном не знал подходящих пещер для ночлега, и мы расположились под большим камнем, закрывавшим нас от холодного ветра с ледника.
   Мы с Валией лежали в метре друг от друга, гном отполз в сторону – к самому краю камня.
   – Как ты считаешь, местные жители узнают тебя? – спросил я княжну.
   – Может быть, – ответила она. – Какая разница? Здесь мы у друзей.
   – Я опасаюсь, как бы нас не приняли за лазутчиков.
   – С отцом Кондратом я встречалась в детстве, – зевнув, сообщила девушка. – Он меня узнает. Разговаривать о делах в любом случае придется с ним.
   – Если нас допустят к нему, – заметил я.
   – Допустят, – уверенно сказала Валия. – Здесь у них строго. Ни взяточничества, ни самоуправства. Если попадешься на чем-то подобном – сразу в трудовой лагерь. Поэтому можно смело обращаться к любому воину, любому пограничнику, любому крестьянину. Даже если нас и задержат на несколько часов, быстро разберутся.
   – Хорошо, коли так, – вздохнул я.

   Наутро мы вышли к деревне. Опрятные каменные домики с черепичной крышей, толстые овцы, многочисленные козы – все говорило о том, что хозяева живут богато. Навстречу нам из ворот выехал мужчина на неоседланном коне. Бороду он брил, но роскошные пшеничные усы были видны издалека. В руках мужчина держал обнаженную шашку. Шашка была хорошей работы. А мужчина, хоть и одет по-домашнему – в простую рубаху, – был в хороших кожаных сапогах.
   – Здорово дневали! – обратился он прямо ко мне, не глядя в сторону девушки и гнома. Видно, признал за своего – бороду ведь я брил, несмотря на неудобство бритья в походных условиях.
   – Слава богу, – ответил я привычным отзывом на казачье приветствие.
   Лицо мужчины сразу подобрело:
   – Какими судьбами здесь? Откуда, что надо? Не прогневайся, что спрашиваю, – время неспокойное…
   Конь гарцевал метрах в пяти от нас, всадник не спешивался и не спешил вложить оружие в ножны. Я вынул из-за пазухи крест, предсмертный подарок отца Филарета, и показал его воину:
   – Мы не лазутчики, не оборотни и не враги. Просим твоей помощи.
   – Если сумею – помогу, – заверил нас воин. – Но доложить о приходе обязан. Кто вы, куда путь держите?
   – Мы из-за гор, – сообщил я. – Княжна Валия, госпожа Бештауна, пробирается тайными тропами к митрополиту Кондрату.
   – Слово и дело, – взволнованно выдохнул мужчина. – А это кто с вами? Не признаю… Для ребенка бородат, для взрослого маловат… Из-за него чуть бес не попутал тревогу дать да самому на вас броситься… Карла княжны?
   Гном обиженно засопел, но смолчал. Понимал, что не к месту сказанное слово может пойти во вред в первую очередь ему самому.
   – Гном, – ответил я. – Живет в горах неподалеку. Взят мной в услужение на некоторое время.
   – Представился бы ты, добрый молодец, – предложил всадник. – А то говорим мы и не знаем кто есть кто.
   – Сергей Лунин, – заявил я. – Княжна Валия, как уже было сказано. Гном Шмигги.
   – А я – казак Иван Лаптев, – представился мужчина. – Такое вот у меня немудреное имя. Сам – тоже казак?
   – Да как сказать, – замялся я. – Жил когда-то среди казаков. Но не служу.
   – Иногородний, – кивнул Лаптев. – Что ж, в том греха нет. Пойдемте в дом, я на кордон сообщу, что вы здесь. Карла твой не укусит? У меня дети малые…
   Гном засопел еще более обиженно и заявил:
   – Я не животное, как кажется нашему уважаемому хозяину!
   – Ишь ты – а он говорящий! – восхитился Иван. – То-то ребятишкам потеха будет! Пойдемте!
   В просторном доме казака было чисто и опрятно. Хозяйка, которую Иван называл только полным именем – Мария, – поставила на стол сметану, быстро разогретые в большой печи вареники с творогом, мед и желтый сыр.
   Гнома сажать за общий стол не хотели, предлагая положить ему еды в миску и выставить за порог, но я вступился за Шмигги. Он уселся на самом краю стола, обиженно сопя. Впрочем, это не помешало ему съесть половину всех вареников и половину большого горшка сметаны.
   Мы с Валией тоже насытились, хотя княжне вареники были в новинку.
   – Я любила славянский ресторан в районе торжища, – сообщила она хозяйке. – Но таких блюд там не пробовала.
   – Да разве ж в ресторации подадут то, что дома? – укоризненно покачала головой Мария. – Дома всегда вкуснее. Потому что приготовлено с любовью, для своих.
   На лавке под стеной степенно сидели дети. Старший, Петр, носил уже короткую саблю, но был без усов. Светловолосые девочки, Дарья и Наташа, с интересом рассматривали чернобровую заморскую княжну. Маленький Павел забавлялся с прутиком. А совсем маленький Иван, мальчик, наверное названный в честь отца, бегал между братьями и сестрами на непослушных еще ножках.
   Старший Иван, отлучившийся минут на пять, вернулся и сообщил, что через час за нами приедут офицеры регулярной армии. Пока же за нашу безопасность отвечает он.
   – Вы, стало быть, служите и хозяйство ведете? – спросил я казака.
   – Да, – кивнул тот, расправляя богатые пшеничные усы. – Пограничник я. Земля мне отцом митрополитом дана. Свою землю я охраняю с товарищами, что рядом живут. Мы супостатов в глубь страны не пускаем. Хотя, конечно, до последнего времени здесь тихо было. Горы. Разве что оборотень какой исхудавший перелезет через них – ну так мы его дня за два и изловим.
   Поговорили мы о казацком быте, об оружии. Иван с интересом осмотрел мои мечи, дал подержать свою саблю.
   – Что мы с тобой на «вы», как городские? – через полчаса после знакомства спросил казак. – Давай, Серега, выпьем!
   Достал откуда-то из-за сундука стеклянную литровую бутыль с прозрачной жидкостью, встряхнул, выставил на стол стограммовые стопки:
   – Девчонке наливать?
   Я посмотрел на Валию, уставшую и сытую, и кивнул:
   – На палец. Расслабиться после дороги.
   – А карле?
   – Будешь? – спросил я у Шмигги.
   – Буду, – буркнул тот.
   – Не только говорящий, но и пьющий, – бесцеремонно заявил Иван, наливая гному полную стопку. – Нашел ты себе слугу, Серега! Плюнуть гадко.
   – Дороги хорошо знает, – оправдался я.
   – Это нужно, – согласился Иван, опрокидывая стопку.
   Мы последовали его примеру. Шмигги явно хотел что-то сказать, но я грозно сдвинул брови, и он смолчал. Среди чужих, в тревожной ситуации гном вообще стал шелковым.
   Скоро появились солдаты. Пять человек с копьями наперевес, с мечами на поясе. Возглавлял команду витязь в шлеме и кольчуге с длинным прямым мечом. Он был похож на гвардейцев, виденных мной в Баксанском ущелье и в Бештауне.
   – Правда ли вы княжна Валия? – спросил командир у княжны, поздоровавшись.
   – Правда, – ответила девушка.
   – Митрополит будет рад вас видеть, – склонил голову гвардеец. – Поедете с нами. Путь неблизкий. Коней у вас нет?
   – Нет, – за нас ответил Иван. – Я им дам. Хорошие люди.
   – Спасибо, казак, – поблагодарил его командир. – Как только доберемся до первой станции, кони будут тебе возвращены.
   Приятный обед был оставлен. Мне снова пришлось влезть на коня. Утешало, что гному это почти так же неприятно, как и мне. Только Валия вновь почувствовала себя в своей тарелке.
   – Я не забуду тебя, Иван Лаптев! – пообещала она при расставании казаку. – Когда вновь буду на троне Бештауна, достойно отплачу за гостеприимство!
   – За гостеприимство платы не требуем, – усмехнулся казак. – Лучше в другой раз приезжай. Вареников настоящих поесть.
   – Нужно спешить, – поторопил нас командир, которого все называли отец Тимофей. – В ставке скоро получат весть о том, что княжна здесь. И будут нас ждать.
   Я задумался над тем, как монахи ухитряются быстро передавать информацию, когда радиопередатчики не действуют. Из задумчивости меня вывел яростный шепот Шмигги:
   – Какая ставка? Какой главнокомандующий? Я не на войну ехал! Мне инструменты нужны!
   – Если не хочешь, чтобы тебя арестовали как дезертира или посадили в зверинец, не отходи от меня далеко, – предложил я. – Будут тебе и кирки, будут и лопаты. Чуть позже.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация