А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обойдемся без магии!" (страница 20)

   Валия обиженно молчала. Сначала гном ей понравился. Теперь он, похоже, раздражал ее все больше.
   – Однако твой клан не изобрел ничего похожего, – саркастически заметил я. После еды хотелось спать, настроение было благодушное.
   – Зачем нам такие ухищрения? У потомков Двалина крепкие ноги, – парировал Шмигги.
   Однако аргумент его задел, он отошел немного в сторону, а потом и вовсе скрылся из вида. Впрочем, скорее всего, гном побежал за какой-то вещью.
   – Он ушел насовсем? – спросила княжна с надеждой.
   – Конечно нет, – усмехнулся я. – Сейчас вернется.
   – А он не приведет с собой врагов?
   – Вряд ли. Гномы обычно прямы и правдивы. Если он сказал, что он один, – он один. История его, впрочем, действительно удивительна.
   – И что мы будем делать дальше? Велосипед здесь оставить нельзя – украдет…
   – Не украдет, – утешил я княжну. – Если не ошибаюсь, он попросится с нами.
   – С нами? – изумилась княжна. – Зачем? И неужели мы его возьмем?
   – Пожалуй. Тебе ведь он даже понравился.
   – Он меня заинтересовал. Но брать его с собой? В тебе есть что-то странное, сэр Лунин. Вечно свяжешься со всякой сволочью. То Лакерт, а теперь этот гном. Они чем-то похожи.
   В это мгновение Шмигги совершенно бесшумно появился из-за скалы. В руках его была обломанная кирка. Он обиженно шмурыгнул.
   – Довольно обидно слышать от тебя такое, княжна Валия!
   Девушка покраснела. Пожалуй, заявление ее было слишком сильным. И все же она, не растерявшись, спросила:
   – Что же тебя задело в моих словах, достопочтенный гном?
   – Лакерт – это ведь человек? – спросил Шмигги.
   – Да. Друг сэра Лунина.
   – Бывший друг, – уточнил я.
   – Вы думаете, мне приятно, что меня сравнивают с человеком? И тем более говорят, что я на него похож? Это все равно что сравнить вас, княжна Валия, с лягушкой.
   – Значит, на «сволочь» ты не обиделся? – прямо поинтересовался я.
   – Зачем обижаться? Слово-то не очень обидное, – пожал плечами гном. – Не назвали же меня «земляным червем»… К тому же княжна Валия не сказала, что я сволочь. Она заявила, что ты, Лунин, связываешься со сволочью. Так что обижаться надо тебе.
   – Я подумаю над этим, может, обижусь, – усмехнулся я.
   А гном уже тряс перед нами своей киркой:
   – Видели? – спросил он.
   – Ты нам угрожаешь? – нахмурилась Валия.
   – Шмигги никогда не нападет на тех, с кем только что разделил пищу, – ответил гном. – Я показываю вам свое орудие труда. Нравится?
   – Не очень, – призналась княжна.
   – И мне тоже, – объявил гном.
   – Ну и что? – спросил я, понимая, куда он клонит.
   – Да то. Когда я вышел из дому, у меня были с собой две прекрасные стальные кирки. Одна – совсем новая. Это она. А вторая рассыпалась в прах. Никакие обережные заклятия для стали здесь не помогают.
   – И чем же тебе можем помочь мы? – спросила Валия.
   – По всему видно, вы идете в Славное государство, а они производят там разный инструмент…
   Валия насторожилась:
   – Уж не хочешь ли ты, уважаемый Шмигги, чтобы мы купили для тебя кирки и лопаты?
   Шмигги шмыгнул носом, скосил глаза в сторону и тихо ответил:
   – Конечно нет. Кто же доверит людям деньги? И выбор инструмента? А у бедного гнома и денег-то нет, только кое-какие камушки на продажу. А уж доверять людям продавать камни – себя не уважать! Что они понимают в камнях? Для них и булыжник – драгоценность. Вот, скажем, алмазы… Находят алмаз величиной с горошину и радуются как дети. А что в нем ценного? В кольцо и то не вставишь. Разве что несколько штук. Так вы, наверное, и таких камней никогда в жизни не видели. Только алмазную пыль, которую гномы выметают из своих забоев как мусор. Да, и после этого несчастные создания, именующие себя людьми, еще смеют утверждать, что разбираются в камнях!
   Княжна, поначалу оглушенная потоком словоизвержения гнома, нащупала на шее цепочку и поднесла прямо к носу гнома «Графа Орлова».
   – Это тоже не алмаз? – спросила она.
   – Булыжники, которые люди выдают за драгоценные камни, на поверку оказываются или цветными стекляшками, или кусками кварца, или застывшим деревом. Вот и этот камеш…
   Речь гнома оборвалась на полуслове, когда он наконец осознал, какой камень держит в руках княжна. Создавалось ощущение, что он подавился собственными словами. Шмигги так судорожно открывал рот, что я даже забеспокоился, не понадобится ли ему врачебная помощь? Лечить гномов я не умел… Впрочем, наш приятель был крепким орешком, и я воспользовался паузой, чтобы задать Валии вопрос:
   – Так его не отобрали у тебя люди Заурбека?
   – Меня никто не обыскивал! – Княжна гордо вскинула голову. – Сама я, естественно, показывать им камень не стала.
   – Буль-буль, – выдал Шмигги первые членораздельные слова.
   – Понравилось? – обратился я к гному.
   – Ну не то чтобы очень… Трещинки есть… Отлив, правда, хороший, с синевой… Мог бы у вас его купить! Или обменять…
   – Обманешь, кого в зеркале увидишь, – осадил я гнома. – Лучший алмаз, сохранившийся у княжны, достояние всего человечества, он хочет купить, как мешок картошки на рынке! Золота не хватит.
   – Ну как знать, – протянул гном.
   – Сам только что говорил, что денег нет, – поймал я Шмигги.
   – Зато есть камни…
   – И гном будет менять хороший камень на еще лучший? Если да, это не гном, а если ты хочешь подсунуть нам мусор – извини…
   Шмигги потупился. Попытался пустить слезу. У него вновь не получилось.
   Тогда он встал на колени и изрек:
   – Простите меня, великодушные господа! Жадность возобладала над бедным молодым гномом! Это будет ему хорошим уроком на будущее!
   – Что – «это»? – уточнил я.
   – Угрызения совести, которые я сейчас испытываю!
   – Да, это, наверное, страшные муки! – расхохотался я.
   Гном оскорбленно вскинул голову, поднялся с колен и попытался уйти прочь. Но, сделав два-три шага, повернулся и трагически прошептал:
   – Значит, вы не возьмете меня с собой? И бедному Шмигги придется грызть землю зубами, ковырять ее ногтями, долбить гранит куском кварца? Вы, не задумываясь, обрекли разумное, чувствующее существо на многие десятки лет мучений… Добрые, славные люди!
   Раскаявшаяся в нашей жестокости Валия спросила:
   – А чего ты, собственно, хочешь? Почему бы тебе самому не купить кирки?
   – Я и куплю их сам. Но мне нужно попасть в Славное государство. Там очень строгие порядки – существ наподобие меня считают исчадиями ада и не ведут с ними никаких дел. А если я представлюсь вашим слугой и сделаю вид, что покупаю пять кирок из углеродистой стали, шесть лопат, три ведра и два лома для вас, – мне их продадут!
   – Хитрый план, – кивнул я. – Но станут ли в Славном государстве водиться с нами, если мы приведем с собой такого спутника? Как ты выразился, исчадие ада?
   – К людям они терпимы, – прошептал Шмигги. – И к таким, как я, вполне терпимо относятся, если мы рабы при человеке. Возьмите меня с собой!
   – Не обидно будет такому высокоцивилизованному существу прикидываться слугой варваров? – не удержался я.
   – Очень обидно, – с тоской в голосе заявил гном. – Но кирка нужна! Чего не претерпишь ради дела…
   – Возьмем? – спросил я Валию.
   – Я покажу вам лучшие горные тропы. Выведу вас прямо на перевал! Возьмите!
   – Пойдем, – согласилась княжна. – Собирай вещи.
   – У меня нет вещей! – радостно воскликнул гном, отшвыривая в сторону сломанную кирку. – А несколько маленьких самоцветов, на которые я надеюсь выменять инструменты, всегда со мной. Я готов!
   – Тогда веди! – приказал я.
   Гном устремился вперед, а я объяснил Валии:
   – Нас ищут. Во всех донесениях упоминают, как я думаю, мужчину и женщину. Если мы возьмем с собой гнома, это своего рода маскировка. Внимание обратят в первую очередь на него. А на гномов никаких ориентировок у соглядатаев нет.
   – Разумно, – кивнула Валия.
   – Так я и думал, что ты берешь меня с собой не из жалости, – прокричал, обернувшись, гном. Он шел метров на тридцать впереди, но все-таки услышал мой шепот.

   В дороге Шмигги зудел и зудел. Как я понимаю, за долгие годы, что он провел в одиночестве, у гнома появилась настоятельная потребность в общении. Представители его расы, которых я знал до сих пор, не отличались особой болтливостью. Скорее наоборот, больше молчали. Но наш спутник комментировал каждое событие и высказывал свое пространное мнение, с оговорками и дополнениями, по каждому малозначительному поводу.
   Мания величия совмещалась у него со стойкой челове-кофобией, но, как ни странно, терпеть гнома было вполне возможно. Пропустив мимо ушей несколько едких замечаний относительно порочности человеческой сущности, дальше можно было слушать его болтовню почти без напряжения. Как включенный на кухне репродуктор.
   Валия время от времени пыталась спорить с гномом и даже пару раз одерживала над ним верх – когда он пытался доказать, что гномы – полные альтруисты и что именно они своим трудом внесли наибольший вклад в развитие всех разумных рас.
   Была от гнома и польза. Горные тропки он знал очень неплохо. Казалось бы, по какой-то осыпи нельзя пройти, впереди неприступные скалы, сбоку – пропасть в несколько десятков метров глубиной. Но гном находил среди всего этого хаоса дорогу, да еще и такую, что нам почти нигде не приходилось карабкаться в гору или ползти вдоль обрыва, рискуя сорваться в пропасть.
   Велосипед мы оставили внизу, завалив сучьями и несколькими камнями. Теперь шли налегке. Кроме оружия и денег, у нас с собой ничего не было.
   Переночевали мы в небольшой пещерке, которую без гнома нам было бы нипочем не найти. Наутро Шмигги выразил недоумение по поводу того, что мы с Валией спим порознь, и начал рассказывать, какие нравы, по его мнению, царят среди людей и как охотно предавались все знакомые ему люди плотскому греху, ничуть не смущаясь присутствием свидетелей. На это Валия так зыркнула на него глазами, что Шмигги, впервые за все время нашего с ним знакомства, замолк сам. Но не прошло и двух минут, как он уже рассказывал о том, как почитаются старейшины гномов, как они заботятся о детях и какие прекрасные семьи живут под горами.
   – Я вот одного не пойму, – заметила Валия. – Ты собираешься здесь основать клан. Но одному тебе сделать это наверняка не получится. Или я чего-то не знаю?
   Гном густо покраснел – я и не думал, что он на такое способен.
   – Видишь ли, княжна Валия, я еще молод для того, чтобы жениться. Да и приданого у меня нет. В смысле, задел для жилья небольшой. Поэтому я и долблю без устали камни. Пройдет лет пятьдесят, а может быть, восемьдесят – и я отправлюсь в большой мир на поиски невесты.
   Еще лет двадцать – и детки пойдут, будут нам помогать. Дети подрастут, тоже женятся, замуж выйдут. Сыновья приведут жен из дальних кланов, а дочерям я постараюсь найти женихов победнее, чтобы согласились переехать ко мне. Больше рабочих рук – скорее пойдет работа. И, может быть, я даже доживу до начала расцвета своего клана… Голос гнома задрожал, он был искренне взволнован.
   – Поэтому вы никогда не пожалеете, что взяли меня в этот достославный поход за кирками, – продолжал он. – Ваши имена – и твое тоже, Лунин, – войдут в эпос гномов, в эпос клана Шмигги. Что может быть почетнее для скоротечно живущего человеческого существа? Остаться в памяти самого долговечного и прекрасного народа гор… Пусть и на третьих ролях, пусть в качестве проходного персонажа со злобным и неуживчивым характером – все равно это огромная честь!
   Гном замедлил шаг, вскинул голову и горделиво поглядывал по сторонам, будто бы давая возможность невидимым кинооператорам-документалистам, прячущимся среди камней, запечатлеть его величавую поступь.
   – Ладно, главный герой эпоса. – Я хлопнул Шмигги по плечу. – Пошевеливайся, ибо мы голодны. Долго до перевала?
   – Час ходьбы, – обиженно ответил гном.
   Очень скоро Шмигги насторожился. Да и мне стало ясно, что на перевале неладно. Слишком много шума доносилось из-за скал. Лязг металла, крики, проклятия, стук и шипение, конское ржание.
   Осторожно подкравшись к огромным серым камням, закрывавшим дорогу на перевал, мы выглянули. Дорога и площадка перед башнями виднелись далеко внизу. Я бы не сразу нашел безопасную дорогу вниз, но гном сказал, что спуститься здесь – пара пустяков. Только стоило ли спускаться?
   Узкая дорога была запружена войсками. По ней шли пешие латники с длинными пиками, лучники с огромными тугими луками. С яростными проклятиями катили тяжелые осадные катапульты полуголые рабы под присмотром надсмотрщиков с длинными кнутами. Проталкивались на низкорослых, привычных к горным условиям лошадях гонцы.
   На площадке перед двумя сторожевыми башнями, возвышавшимися по обе стороны дороги прямо на перевале, валялись трупы людей и лошадей. Дорога была перегорожена камнями и стволами деревьев. Защитники прятались в башнях и за баррикадой. Хорошо прятались – мы не увидели ни одного.
   Вот одна из осадных катапульт подошла на близкое расстояние к башне. Она была заряжена. Артиллерист в волчьей шапке перерубил саблей предохранительный канат, и тяжелый камень полетел в сторону башни. Недолет метров на пять. Камень стукнулся о землю, раскололся, и его осколки полетели во все стороны, стуча по гранитному подножию башни, подпрыгивая на камнях.
   Второго выстрела защитники сделать не дали. Пыхтение на несколько секунд прекратилось, и из башни ударила пулеметная очередь. Крупнокалиберными пулями разорвало артиллериста. Полетели щепы от катапульты. Рабы с воем убегали назад – в них пулеметчик стрелять не стал. Не знаю, удалось ли вывести из строя катапульту, но перезарядить ее будет не так легко.
   – По дороге нам не пройти, – заметил я. – Есть ли путь над башнями, по горам?
   – Нет, – ответил гном. – Да если б и был – глупо идти по нему. Нас примут за лазутчиков и изрешетят из этого страшного оружия. Ужас! Ужас! Ведь перевал охраняется! Как я не подумал об этом раньше?
   – Охрана – не проблема, – заявила Валия. – Мы не можем пройти из-за вражеского войска.
   – Мимо войска мы бы прокрались ночью. Никто бы не заметил. Но нас расстреляют из башни, – заговорщицки прошептал гном. – Они не спрашивают пропусков и паролей – сразу стреляют. Я это чувствую!
   В этом я был полностью согласен с гномом.
   – И ты не знаешь никаких других путей через горы?
   Гном начал мяться, кряхтеть, чмокать. Он явно не хотел о чем-то говорить.
   – Ну? – спросила Валия.
   – Если вы поклянетесь забыть это место… Но я не верю клятвам людей… Если бы вы… Даже не знаю, как поступить… Может, вы пойдете с завязанными глазами?
   – Лучшего ты ничего не придумал? – спросил я.
   – Ах, что лишние двадцать лет в сравнении с вечностью, – продолжал бормотать гном, уже словно бы не замечая нас. – К тому же здесь могут появиться другие. Не такие грубияны. А еще похуже… Наверное, нужно все-таки провести этих…
   – Нужно, нужно, – прикрикнула на гнома Валия. – Веди!
   – Придется идти назад! – воскликнул гном. – В ту самую ложбинку. И дорога не такая хорошая будет…
   – Пойдем! – приказал княжна. – Каждый час дорог! Чует мое сердце – рабы, что толкают катапульту, – мои подданные!
   – А вы заплатите? – спросил гном.
   – За что? – изумился я.
   – За то, что я проведу вас потайным, не ведомым никому путем?
   – Ты, по-моему, утратил чувство реальности, – указал я гному. – Тебе нужно в Славное государство больше нашего!
   – Нет, нет, княжна Валия сказала, что ей нужно больше, – заявил Шмигги.
   – Ей – больше, мне – меньше. А что ты хочешь, гном? Алмаз?
   – Да, алмаз было бы хорошо, – протянул гном. – Но вы не дадите.
   – Точно, – подтвердил я. – Веди так.
   – Так не могу.
   – Я куплю тебе две кирки, – сквозь зубы процедил я. – И никому не расскажу, как пройти по твоему пути. Хотя бы потому, что не запомнил даже, как ты вел нас сюда.
   – Чтобы ориентироваться в горах, нужно в них родиться, – гордо заявил Шмигги. – Ловлю тебя на слове, Лунин! Две кирки с тебя. А что дашь мне ты, княжна Валия?
   – То же самое, – пообещала княжна безмятежно.
   – Идет. Поворачиваем обратно.
   Мы повернулись и побрели в противоположном направлении, в душе проклиная гнома. Мало того что этот маленький негодяй выманил у нас кирки – он еще заставил нас пройти несколько лишних километров, когда знал о другом пути!
   – Есть хочется! – пожаловалась Валия.
   – Да, нужно ведь поесть! – спохватился гном.
   Я бы ничуть не удивился, если бы он вынул из кармана несколько кусков вчерашнего шашлыка и съел их у нас на глазах. Или предложил бы купить у него. Но Шмигги поступил по-другому. Он отошел к скале, под которой лежал пласт голубой глины, зачерпнув горстью комок грязи, отправил его в рот и принялся сосредоточенно жевать.
   – Угощайтесь, – предложил он с набитым ртом.
   – А она съедобна? – недоверчиво спросила Валия.
   – Вполне. Правда, калорийность глины крайне низка, но грубая пища заставляет работать желудок. Это – отличная глина. По-моему, она не повредит даже людям.
   Но мы все-таки есть глину не стали. Что на пользу гному, необязательно хорошо человеку. Подождав десять минут, пока подкрепится Шмигги, мы тронулись в обратный путь.

   Возвращаться оказалось легче. Знакомый путь проходишь быстрее. Три часа – и мы вновь оказались в ложбинке, где встретились со Шмигги. И что-то в ней сразу мне не понравилось.
   Я принюхался, прислушался – ничего подозрительного не было. И только через минуту сообразил, что мне не понравилось. В углях от костра было два следа. Словно кто-то ткнул в них палкой.
   Когда мы покинули вчера это место, следов не было! Я уходил последним и, чтобы казалось, будто кострище это старое, разровнял палкой угли. Потом осмотрел свою работу, остался ею доволен, повернулся и пошел догонять друзей. Стало быть, на том месте, где мы вчера обедали, за время нашего отсутствия кто-то побывал!
   – Здесь живет кто-то кроме тебя, Шмигги? – поинтересовался я.
   – Нет, Лунин, – ответил гном. – На несколько лиг вокруг нет живого существа, не считая мелкой живности.
   – Тогда как ты считаешь, что это такое? – Я указал рукой на следы.
   – След палки, – ответил гном.
   – Откуда он?
   – Может быть, ткнул ты? – предположил Шмигги.
   – Нет. Вчера этих следов не было. Я твердо в этом уверен.
   Гном вгляделся в следы пристальнее, став на четвереньки. Вдруг он мертвенно побледнел, огляделся и дрожащим голосом сказал:
   – Нужно уходить отсюда!
   – Почему?
   – Потому что мы спешим.
   – Нет, чего ты испугался?
   Гном затравленно посмотрел на меня:
   – Неважно.
   – Немедленно объясни, что ты имел в виду! – потребовал я, начиная злиться.
   Гном начал жаться и мяться, потом лицо его обрело сравнительно спокойное выражение, и он уверенно заявил:
   – Я испугался того, что кто-то мог побывать здесь. И найти мою пещеру. Пойдемте быстрей!
   Было ясно, что гном лжет. Следы сказали ему больше, чем он сообщил мне. Но говорить он отказался наотрез, повторяя наспех выдуманную историю про свою пещеру, за которую боится. Валия попыталась помочь мне прижать нашего нового товарища, но у нее тоже ничего не вышло.
   Отчаявшись добиться чего-то от гнома, мы полезли в гору. Первый раз за время нашего путешествия с гномом лезть по кручам было довольно тяжело. Видимо, наш спутник выбирал для себя надежное укрытие – место, куда не так просто забраться. По дороге гном несколько раз внимательно оглядывался.
   Среди россыпи крупных камней Шмигги остановился, огляделся еще раз и полез под высокую скалу. Только в двух метрах от нее я заметил, что большой круглый камень скрывает от посторонних глаз дыру в земле. Совсем небольшую дыру – я протиснулся туда с трудом. Валия влезла легче, но шепнула мне:
   – Я боюсь сюда лезть!
   – Не беспокойся, княжна Валия! – успокоил ее гном. – Дальше идти будет удобнее.
   Действительно, когда мы пролезли по тесной норе метров пять, она вышла в пещеру, где я уже смог спокойно стоять. Своды пещеры терялись в полумраке. Откуда-то сверху, из небольшого провала падал свет.
   – Ты выдолбил эту пещеру? – спросила Валия.
   – Нет, конечно, – усмехнулся гном. – Только вход. Пещера, в которой мы стоим, естественная. Мои ходы пробиты дальше.
   Мы прошли метров пятьдесят. Дальний конец пещеры был погружен во тьму.
   – А теперь не худо было бы запастись факелами, – заявил гном, нагибаясь и доставая из потайной ниши несколько сухих сучьев. – Огоньку не найдется, Лунин?
   Я вынул зажигалку и подпалил первый сук. Он загорелся неохотно, давая совсем мало света и все время норовя погаснуть.
   – Хорошая вещь. – Гном завистливо посмотрел на зажигалку. – Подаришь?
   – Когда придем в Славное государство, – пообещал я. – А как добываешь огонь ты?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация