А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обойдемся без магии!" (страница 19)

   На подходе к аулу нас облаяли два крупных пса. Валия хотела шугнуть их саблей, но я удержал ее руку, и собаки, выполнив свой долг, отстали.
   Потом появились дети. Пятеро малышей от двух до десяти лет смотрели на нас во все глаза. Еще бы – где они еще увидят людей из Большого Мира? Черные глазки детей блестели, как крупные обсидиановые бусины, они весело гомонили и улыбались нам.
   Валия собиралась широким монаршим жестом одарить малышей, поскольку конфет у нее сейчас не было, – деньгами. Но я опять удержал ее руку. Не стоит показывать деньги раньше времени – это все равно что приехать на велосипеде.
   На лай и детский гомон во двор вышла женщина лет сорока.
   – Добрые люди, – констатировала она, понимающе взглянув на наши обтрепанные, запыленные одежды. – Заходите в дом, отобедаете, чем бог послал.
   Мы низко поклонились. В ауле свято чтили закон гостеприимства. Сразу было видно, что живут здесь бедно, но отказывать в пище гостям на этом основании не собираются.
   Слишком чистый стол говорил о том, что обедали за ним не очень часто и не слишком обильно. Мы присели, хозяйка выставила на стол простоквашу и грубый подгоревший лаваш. Дети зашли в дом и жадно уставились на гостей. Не только потому, что не могли налюбоваться незнакомыми людьми, но и потому, что гости сели за стол. Глаза детворы голодно поблескивали.
   Валия поняла все с первого взгляда. В глазах ее появились слезы, она собралась что-то сказать, но я вновь положил руку на ее ладонь. Потом, преломил лаваш, взял плошку с молоком и пробормотал слова благодарности духу домашнего очага. Валия сделала то же. Но, несмотря на голод, есть при детях, провожающих взглядом каждый кусок, ей было трудно.
   – Где же человек, который владеет этим домом, уважаемая? – спросил я хозяйку. Пожив в горах, я отлично знал, что употребить слово «муж» или «жена» – все равно что сказать что-то неприличное. Муж никогда не назовет жену женой. Он скажет: женщина, что сидит у очага в моем доме.
   – Он в отлучке, – потупила глаза хозяйка.
   – А другие мужчины.
   – Кто-то поехал вместе с ним, кого-то нет в живых. Молодые джигиты пасут овец неподалеку.
   – Старшие ушли на войну?
   Хозяйка промолчала. И так было ясно. На чьей стороне они собираются воевать, я спрашивать не стал. В такие вопросы женщин не посвящали. Может быть, их мужья и сами не знают, под чьи знамена встанут. Платили бы жалованье. Но в армии Лузгаша люди из этого аула наверняка не приживутся. Они еще помнят кодекс чести воина, который забыт в армии Луштамга.
   В саклю заглянула еще одна женщина – лет пятидесяти. Увидев гостей, она понимающе кивнула и присела в углу.
   Немного насытившись, мы начали учтивый разговор:
   – Здоровы ли ваши овцы?
   Овцы оказались здоровы.
   – Вдоволь ли травы на полях?
   С травой тоже было неплохо, но поголовье плохо перезимовало. И волки лютовали. Так что шашлык приходится готовить нечасто, и хозяева просят гостей извинить их за то, что не накормили мясом.
   Мужчине спрашивать имена женщин было не положено, но Валия быстро выяснила, что принявшую нас женщину зовут Гульнара, а старшую, ее соседку, – Дульфат.
   – Не продадите ли вы нам провизии в дорогу? – спросила наконец Валия.
   – Гостям мы дадим всего, что у нас есть, – ответила Гульнара. – О какой продаже может идти речь?
   – Считай нас не гостями, а купцами, – улыбнулась княжна. – Мы можем заплатить. Нам нужно продуктов на три дня.
   – На три – значит, на три, – спокойно ответила хозяйка. – Купец – это тот, кто берет воз пшеницы или стадо овец. Но купца не принимают у очага.
   – Мы заплатим, – продолжала настаивать княжна. Живя в Бештауне, она немного позабыла горские обычаи, хотя отец, конечно, должен был заставить дочь изучить их досконально.
   – Зачем ты нас обижаешь? – вступилась за соседку Дульфат. – Вы получите все, что нужно. Мы – не нищие и свято чтим законы гостеприимства. Если нужно, мы дадим вам с собой овцу, двух овец – придется только подождать, пока молодые джигиты вернутся с пастбища…
   Спор вяло продолжался в течение двадцати минут. Княжна раскраснелась, хозяйка и ее соседка оставались спокойны, хотя, как я думаю, уже заподозрили в Валии разбойницу, грабящую караваны. Местного Робин Гуда в женском обличье с кривой саблей. Но за себя они не опасались – у них было нечего взять.
   Дети с интересом слушали разговор. Старшие наверняка понимали, что лаваш, который возьмем мы, не съедят вечером они, но в их глазах не читалось неприязни или сожаления. Только доброжелательность. Гость послан богами.
   – Я ваша княжна! – в сердцах выкрикнула девушка. – Я – Валия Ботсеплаева, и я могу себе позволить заплатить вам!
   – А княжне мы обязаны всем, – не растерялись женщины. – Ты владеешь всем нашим имуществом – бери, что тебе нужно. Неужели мы нарушим закон гостеприимства по отношению к княжне?
   Во время разговора мы выяснили, что в загончике за домом содержится больная овца. Она подранила ногу, и ее собирались зарезать на праздник.
   – Продай нам овцу, хозяйка, – попросила Валия. – На праздник вы купите гусей или даже корову. Сколько стоит корова?
   – Вы получите овцу, если она вам нужна. Гость не уйдет с пустыми руками, – невозмутимо ответили женщины.
   Хотя мне и претило убивать беззащитных животных, я зарезал овцу. С помощью старшего мальчика мне удалось быстро освежевать ее и сложить в одолженную хозяйкой холщовую сумку килограмма три мяса.
   – Нам хватит на все время, – объяснила Валия женщинам. – Можете вы оставить все остальное себе?
   – Можем, – согласилась наконец Гульнара. Но как ни пыталась княжна всучить хозяевам деньги, они шарахались от нее и закрывали лицо руками.
   – Он убьет меня, если узнает, что я взяла что-то с гостя, – призналась наконец хозяйка, имея в виду, конечно, своего мужа.
   Дульфат подтвердила ее слова, а от себя добавила:
   – Хотя, конечно, пара монет Гульнаре бы не помешала…
   – А можем мы сделать подарок детям? – спросил я. Гульнара не знала.
   – Наверное, можете. Гость может все, – сообщила Дульфат.
   Тогда Валия подозвала самого маленького крепыша и выложила в его замызганную ручонку десять серебряных динаров.
   – Это тебе, для мамы, – сказал она так, чтобы слышали все. И положила сверху золотой динар со своим изображением. – А это – тебе на счастье. Когда вырастешь, вспомни княжну Валию и то, как она гостила в доме твоего отца.
   Я тоже открыл кошель и дал каждому малышу по две алюминиевые монетки. А старший, помогавший мне разделывать овцу, получил четыре.
   Когда мы с Валией покинули гостеприимный кров, я заметил:
   – Трех коров на наши деньги они, наверное, не смогут купить. Двух – точно.
   – По крайней мере мы отплатили добром за добро, – удовлетворенно кивнула княжна.

   Поля закончились. Начались усыпанные камнями площадки, скалистые осыпи и огромные, торчащие из земли скалы. Дорога круто пошла вверх. Велосипед все больше приходилось вести в руках, и я уже подумывал о том, что нужно припрятать его в надежном месте.
   Но прежде не мешало пообедать. Скоро закончатся деревья, и добытое в ауле мясо будет не на чем приготовить.
   Мы остановились в небольшой лощине, заросшей деревьями, которые местные жители называли «маслины». Такие деревья росли и у меня на родине, и их точно так же называли маслинами, хотя настоящее название дерева было «лог серебристый». Набрав крепких сучьев «маслин», я развел костер. Плотные ветки должны были прогореть и превратиться в раскаленные угли. Я тем временем срезал несколько зеленых веток и обстрогал их так, чтобы получились небольшие деревянные кинжалы с ромбическим сечением. На круглой палке кусок мяса будет крутиться и прожарится только с одной стороны.
   Княжна с интересом наблюдала за моими действиями. Хотя мы и позавтракали, есть хотелось еще больше. Но свою помощь девушка мне не предложила. То ли вообще не имела представления о том, как готовят, то ли приготовление шашлыка было целиком и полностью мужским занятием.
   Я собирался пожарить сразу все мясо. Когда еще выдастся случай заняться готовкой? А жареный кусок, даже холодный, всегда можно пожевать на ходу. Впрочем, судя по своим собственным ощущениям и голодному блеску в глазах Валии, много шашлыка остаться не должно было.
   Костер прогорел, порезанная баранина была нанизана на заготовленные прутики. Установив над углями два плоских камня, я выложил на них импровизированные шампуры. Ложбинку начал заполнять аппетитный аромат.
   Наверное, мы слишком увлеклись приятным процессом приготовления вкусной еды и предвкушением ее поглощения, потому что я не замечал вокруг ничего подозрительного. Просто рядом вдруг прозвучал хриплый голосок:
   – И вот они опять убили кого-то и собираются его пожрать! Одно слово – люди!
   Я резво вскочил на ноги, Валия с лязгом выхватила из ножен свою саблю.
   Существо, взобравшееся на камень неподалеку от нас, испуганно взвизгнуло:
   – Я не хотел сказать ничего плохого! Зачем же так нервничать?!
   Нервничать действительно не стоило. С нами пытался завязать знакомство самый обычный гном. Он был одет в синий шерстяной колпак со свисающим острым концом, темно-синий шерстяной плащ и грубые ботинки из дерева и кожи. Ростом он был чуть больше метра. Борода гнома выглядела не слишком роскошной. Она едва ли достигала живота. Темные глаза блестели из-под кустистых бровей. Морщин на лице было совсем мало. На поясе гнома висел короткий кинжал, но он к нему даже не притрагивался.
   Насколько я разбирался в гномах, этот был совсем молодым – вряд ли ему исполнилось даже сто лет. Видимо, младыми летами и объяснялось его бесшабашное поведение. Обычно гномы гораздо осторожнее в действиях и высказываниях.
   – Ты что здесь делаешь? – спросил я.
   – Да ничего особенного. – Гном потупился.
   Валия в первые минуты не нашлась, что сказать. Она разглядывала гнома во все глаза. А потом совсем по-детски спросила:
   – Как тебя зовут?
   – Шмигги, – ответил гном, насупившись. – Но хотел бы напомнить многоуважаемой мною неизвестной госпоже, так же как и статному господину, что на брудершафт мы еще не пили. Или вы считаете, что холодные острые клинки в ваших руках дают вам право обижать гнома, который ниже вас ростом?
   – Нет, мы так не считаем, – сразу же попыталась оправдаться Валия. – Извините нас, Шмигги.
   – А может быть, и считаем, – твердо заявил я, хорошо зная, что, если вовремя не осадить гнома, он может сесть вам на шею и будет требовать, чтобы его именовали не иначе как «ваше величество», да еще и благодарили за то, что он с вами разговаривает. – Ты не ответил на мой вопрос, маленький хитрец.
   – Какой вопрос?
   – О роде твоих занятий. Почему ты шатаешься один по поверхности, вместо того чтобы добросовестно долбить земные недра, как делают это все твои сородичи?
   – Я долблю недра. Но сейчас вышел отдохнуть, почувствовал, что в ложбинке неподалеку от моей пещеры кто-то остановился.
   – Долбишь в одиночестве? – строго спросил я.
   Гном шмыгнул носом и попытался заплакать, но у него не получилось.
   – Один, – скорбным тоном ответил он. – Я изгнанник. Изгнанник поневоле. Жертва несчастного случая.
   – Вот как? – всплеснула руками Валия. – Что же с тобой случилось, уважаемый Шмигги?
   – С вами, дорогая незнакомка, с вами, – поправил княжну начавший завираться гном.
   – Представься ему и можешь называть его на «ты», – предложил я Валии, садясь рядом с костром и вернувшись к заботам о шашлыке.
   – Правильно, суровый незнакомец с острым клинком, – тут же подтвердил мои слова гном. – Да и тебе, сильно-могучий, неплохо было бы сообщить бедному изгнаннику Шмигги свое славное имя.
   – Княжна Валия, – представилась княжна, сделав подобие реверанса. Новый низкорослый знакомый, несмотря на свою наглость, ее, похоже, забавлял.
   – Лунин, – бросил я, не вставая. Не знаю, почему мне вдруг пришло в голову представиться гному по фамилии. Наверное, потому, что я воспринимал его как назойливое видение.
   – Рад встрече, княжна Валия и Лунин, – низко поклонившись и сняв колпак, объявил гном. Под колпаком волосы Шмигги больше походили на короткую курчавую шерстку. Они были густыми и темными.
   – Садись уж, коли пришел, – предложил я гному. Все равно он теперь не отвяжется, пока не разузнает все, что ему нужно. А поскольку он, возможно, уже несколько лет долбит скалы в одиночестве, ему нужно узнать очень многое. Иначе он бы даже не вылез из своей пещеры.
   Гном деликатно присел на краешек камня рядом с костром.
   – Ты, стало быть, вегетарианец? – спросил я его, поворачивая шампуры с мясом. И тут же понял, что вновь ухожу от темы, которая меня интересует: а именно как, почему и когда оказался здесь одинокий молодой гном. Этот маленький негодяй все время уводил разговор в сторону.
   – Я предпочитаю не убивать животных для того, чтобы насытиться, – насупившись, сообшил Шмигги. – Это звериная привычка.
   – Отлично, – кивнул я. – Стало быть, шашлык ты не будешь? Но у нас нет ничего другого…
   – В случае необходимости я могу обойтись даже сырой глиной, – заявил гном. – Но обычай предписывает мне соблюдать правила, принятые у чужаков, если уж я с ними встретился. Поэтому мне, конечно, придется есть ваш шашлык.
   Валия расхохоталась.
   – Но ты же только что заявил, что не ешь мяса убитых животных, – спокойно заметил я, зная, что гном все равно выкрутится.
   – Я сказал, что не убиваю животных для еды. Разве это несчастное создание, куски которого дымятся сейчас на вертеле, убил я?
   – Зачем же ты тогда вопил, что мы убили его? Ты уверен, что овцу не убил для нас кто-то другой?
   Гном судорожно сглотнул:
   – Разве это не так? Ты можешь поклясться, что не приложил к убийству несчастного животного свою руку? Твой кинжал еще дымится от крови невинной жертвы! О, это не увидеть обычным зрением, но я вижу эманации!
   Валия испуганно смотрела на грозного малыша – неужели он еще и пророк? Я же прекрасно понимал, что маленький проходимец просто хорошо мыслит логически. Кто бы здесь убил овцу для меня? И чем я ее мог убить, кроме как кинжалом? Не мечом ведь?
   Я достал из-за голенища охотничий нож и показал его Шмигги:
   – Как же ты не разглядел эманации настоящего орудия убийства?
   Гном сник.
   – Каждый может ошибиться, – вздохнул он. – Наверное, кинжалом ты заколол кого-то другого.
   – Точно, – кивнул я. – Но главная твоя ошибка произошла тогда, когда ты решил, что можешь нас провести. Быстро выкладывай свою историю. И рассказывай, что тебе от нас надо.
   – Можно подумать, гном не может просто так выйти на свежий воздух пообщаться с братьями по разуму, – заныл Шмигги, но я тут же оборвал его:
   – Так оно и есть. Не может. Рассказывай, а то не получишь мяса.
   – Не больно-то и хотелось, – пуская слюни, ответил гном. – Ладно, расскажу. Можно сначала один вопрос?
   – Давай, – предложил я.
   – Вы ведь не просто путешественники, княжна Валия, и ты, Лунин. Одни в таком глухом месте. Убегаете от кого, а?
   – Теперь рассказывай, – потребовал я.
   – Не понял! – возмутился гном. – Ты не ответил на мой вопрос!
   – Я и не обещал тебе ответить. Ты просил разрешения задать один вопрос. И ты задал его. Будь доволен и рассказывай о себе.
   Шмигги, узнав образчик казуистики своих сородичей, задумался:
   – С чего же начать?
   – С начала, – предложил я.
   – Мясо подгорит, – сообщил гном.
   – Не отвлекайся.
   – Я родился в пещере Дрифт, что под горным хребтом Осе, – начал гном напевно, насколько позволял его хриплый голосок. – Мои сородичи специализировались по добыче драгоценных камней. Иногда мы находили золото – слитки с кулак величиной, – но золото не было нашим главным источником дохода. Мы кормились продажей алмазов, изумрудов, рубинов, сапфиров и бирюзы. В главной сокровищнице вождя клана этих камней было, словно гальки на морском берегу.
   Вспоминая о сокровищах своего рода, Шмигги потер широкие мозолистые ладони:
   – Меня тогда только-только приставили к делу – к большой изумрудной жиле. Я даже не был проходчиком – просто подмастерьем у своего старшего брата Шмеши, который старше меня на сто лет. Но случилось так, что однажды – я к тому времени работал уже лет десять – братец доверил мне кирку – сам он присел пообедать. Большая честь, большая ответственность… И что же случилось? Не успел брат прожевать кусок хлеба, как я расколол своей киркой – точнее его киркой – великолепный изумруд величиной с куриное яйцо! На три куска! Сердце самоцветной жилы! Надо же было этому нелепому удару прийтись так точно и так не к месту! Вы пробовали когда-нибудь расколоть изумруд?
   – Не доводилось, – спокойно заметил я. – Особенно такой, с куриное яйцо.
   – Да, да, с яйцо! А видели бы вы его отлив! Прозрачный яблоневый лист, сквозь который глядишь на солнце в жаркий полдень…
   Валия грустно посмотрела на гнома:
   – И за это тебя выгнали из клана? Сделали изгнанником?
   Шмигги сурово посмотрел на девушку:
   – Нет, княжна Валия, гномы – не такой меркантильный и злобный народ. Вот и Лунин может подтвердить – он, кажется, немного знаком с нашими обычаями. Камнем больше, камнем меньше… Поработал бы я лет двести, возместил бы племени его стоимость. Эка невидаль. Тут дело в другом. Крупнее камня в самоцветной жиле так и не нашли! Стало быть, я действительно разбил сердце изумрудной жилы. И уже не мог оставаться таким, как прежде. Это был великий знак – знак того, что мне предстоит прославиться, так как часть души изумруда перешла в меня. Вот меня и отправили от греха подальше – основывать свой клан.
   – Не понял, – признался я на этот раз. – Что-то я о таком не слышал.
   – Немудрено, Лунин, немудрено, – торжественно изрек гном. – Ибо случай действительно очень редкий. Случается такое раз в несколько тысяч лет. Но все просто – даже вы, люди, поймете. Если судьба меня выделила – значит, я буду играть какую-то важную роль. И все об этом знают. Смогу ли я спокойно жить после этого в клане? Вожди будут ждать, что я их подсижу. Молодежь станет устраивать мне пакости или заискивать… Лучший способ – отправить меня в свободное плавание. Сделать основателем клана. Что может быть почетнее для любого гнома? Тем более не старшего в роду? А что – клан Шмигги – по-моему, звучит!
   Глаза гнома так горделиво поблескивали, что мне стало ясно: налицо мания величия. Но ею страдает по меньшей мере половина всех гномов, поэтому вслух я ничего не сказал.
   – Ешьте мясо, – предложил я, снимая с огня три деревянных шампура.
   Валия не заставила себя упрашивать, гном тоже впился в жареную баранину крепкими зубами и громко зачавкал.
   – Спасибо, Лунин, – с набитым ртом проворчал он.
   – Повкуснее глины?
   – Да, пожалуй, – неохотно согласился гном. – Но я предпочитаю фрукты.
   Валия, видя, как жадно ест гном, рассмеялась. А потом спросила:
   – Почему ты все время называешь моего друга «Лунин»? Говорил бы хотя бы «господин Лунин». Или «Сергей». Его так зовут.
   Давясь мясом, гном горестно покачал головой:
   – Увы мне! Обычаи не позволяют. Если уж он представился мне как Лунин, иначе я его назвать не могу. Если бы, скажем, твой друг сказал: «светловельможный величайший брат императора господин Лунин», мне бы и пришлось так называть его всю жизнь. Но он сказал просто: «Лунин». Обычаи сильнее меня!
   – Да, он говорит правду, – подтвердил я. – Не обращай внимания, княжна. Ты не знала, как нужно представиться, а я знал и все же допустил ошибку, а ты все сделала правильно. Вот что значит всегда и везде соблюдать этикет.
   – Да, этикет – грандиозная вещь! – не смог смолчать Шмигги. – Что я уважаю в людях – так это то, что некоторые из них соблюдают этикет.
   Дальнейший наш обед проходил под несмолкаемые, перебиваемые лишь чавканьем рассуждения гнома о том, что он еще ценит в людях. В частности, он ценил скромность некоторых представителей нашей расы – вполне оправданную, если учесть, что мы, вообще-то, ни на что не годимся. Еще его привлекала молчаливость наших сородичей – ибо тот, кто молчит, не скажет глупость, а чего еще можно ожидать от людей? И еще гном отметил тягу людей к драгоценным камням, как тягу к трансцендентному, тому, что своим скудным умишком и заурядными органами чувств они никогда не смогут постичь. Попутно Шмигги очень нелестно отозвался о нашем росте, прожорливости, чревоугодии и неспособности к каким бы то ни было ремеслам.
   Мясо кончилось. Обратно в рюкзак класть ничего не пришлось. Гном, поняв, что поживиться больше не удастся, принялся расхаживать вокруг велосипеда.
   – Примитивная конструкция, – сообщил он. – И убогие инкрустации.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация