А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обойдемся без магии!" (страница 17)

   Нужно заметить, что другие постояльцы поступали точно так же, поэтому я не вызывал подозрений. Как все, радовался бесплатному пиву, как все, приоткрыв рот, слушал об огромной кошке, сожравшей сразу двух коней. Как все, уверял окружающих, что к Лузгашу и его армии эта тварь не имеет никакого отношения. Она пришла из-за Врат, и повелитель Луштамга скоро с ней покончит. Ведь он теперь наш князь! И, как все, ни капли в это не верил.
   На второй день пребывания в трактире я вышел из своей комнаты рано. Оставаться одному было невмоготу, бродить по городу – тоже, поэтому я присел за небольшой столик и заказал сытный обед. Хозяин «Молочного поросенка» не мог нарадоваться моему аппетиту. Он зарабатывал хорошие деньги, а я восстанавливал силы, накачивая организм энергией после огромных нагрузок.
   За длинным столом еще никого не было, пустых маленьких столиков тоже хватало. Однако азиат лет тридцати в войлочной шапке и высоких гутулах с загнутыми носками подсел ко мне. Его черные волосы были заплетены в мелкие косички, глаза – словно две щелочки. Лицо то ли очень смуглое, то ли попросту грязное.
   – Здравствуй, Сергей! – обратился он ко мне.
   Я не подал вида, что удивился. Только стал в пять раз внимательнее и осторожнее. Если бы незнакомец собирался причинить мне вред, мог бы сразу ударить в спину копьем. Он же хочет поговорить. Но откуда ему известно мое имя? Причем настоящее, а не то прозвище, под которым я представился Бен-Али? Увидев азиата, я почему-то сразу вспомнил негра, скупавшего краденое. Что-то у этих людей было общее.
   – Здравствуй и ты, незнакомец, – кивнул я. – Что-то не припомню твоего имени.
   – Чимэ, – ответил мужчина. – Если полностью – Чимэдорж. Но все называют меня Чимэ.
   – Из Китая?
   – Нет, я монгол. Но здесь выдаю себя за бурята.
   Я склонил голову. Выдавай за кого хочешь! Только зачем ты рассказываешь об этом мне и, главное, зачем я тебе понадобился? Кстати, о монголах. Я и не думал, что Монголия еще осталась как национальное государство! Но высказывать эту крайне обидную мысль уцелевшему представителю потомков Чингисхана было просто глупо.
   – Видел твою работу на коронации. Выше всяких похвал, – заметил между тем Чимэ.
   – Правда?
   – Да.
   – Это был экспромт, – прищурившись, заявил я. Чего стоит ждать от монгола? Он вымогатель? Агент Лузгаша? Партизан?
   Впрочем, откуда здесь партизаны? Чужеземная армия, конечно, успела уже насолить местным жителям, но до организации повстанческих отрядов еще далеко. Если их, конечно, не организует кто-то извне…
   – Я – человек Салади, – отвечая на мои мысли, заявил Чимэдорж. – Служу в контрразведке.
   Такое заявление озадачило меня еще больше. Я просто не предполагал, что здесь есть контрразведка. Или, по крайней мере, что она так называется. Хотя, если посмотреть на вещи трезво, почему бы и нет? Техника сейчас сильно отстала от того же двадцатого века, но основные идеи и институты сохранились!
   Свое недоумение я выразил только тем, что слегка поднял брови.
   – Недавно мы поняли, что ты – наш человек, – продолжил монгол.
   – Не совсем так, – поправил я Чимэ. – Я – сам по себе.
   – Вот как?
   – Именно. В данный момент наши цели совпадают.
   – Хорошо, что ты этого не скрываешь…
   – А зачем мне что-то скрывать? – усмехнулся я. – Пусть скрывается слабый. Выпьешь что-нибудь?
   Чимэ кивнул, и я заказал кружку пива и тарелку мелкой сушеной рыбы, здешнего деликатеса.
   – Ты знаешь, что с Валией? – спросил Чимэ.
   Я еще раз усмехнулся:
   – Даже если бы и знал – не сказал бы. Утверждение, что ты работаешь на Салади, нужно еще доказать. Да и как поведет себя в новой ситуации Салади, доподлинно неизвестно, хотя, конечно, хочется верить в лучшее.
   Чимэ насупился:
   – Салади – великий воин и благороднейший человек. А о том, что с Валией, ты не знаешь, ибо тогда не бросал бы многозначительных намеков. Она захвачена людьми Лузгаша. И сдал ее твой знакомый, Вард Лакерт, будь он проклят!
   Настала моя очередь задуматься. Что ж, такой поворот событий нельзя было назвать невероятным. В Варде я не был уверен и на пятьдесят процентов, не то что на сто. Зачем же тогда таскал его с собой? Да именно затем, чтобы иметь информацию о Лузгаше, порядках в его войске, людях и связях между ними. Но я не ожидал, что молодой вор окажется столь быстрым. Когда он успел предать нас? Когда ездил в Железноводск или когда задержался на площади дольше обычного? Или он был заслан на ледник как разведчик с самого начала? Не только у Салади есть разведка и контрразведка…
   – Откуда у тебя информация насчет Лакерта? – спросил я.
   – От людей, близких к Заурбеку. Княжну сейчас содержат в ее собственном дворце. Лакерт в ставке Лузгаша – скорее всего, в темнице.
   – Почему тогда вы думаете, что он предатель?
   – Информация верная, – поморщился Чимэ. – Я не могу сказать об источнике. Ведь ты сам заявляешь, что не из наших.
   – Хорошо, не суть важно, – согласился я. – Хотя нужно определиться – выручать одну Валию или позаботиться и о Варде…
   – О нем позаботятся палачи Лузгаша, – пообещал монгол, скривив на одну сторону рот. – Хотя он и оказал своему бывшему хозяину услугу, предательства тот не прощает. Возможно, его теперь убьют менее болезненно. Но на повышение по службе ему надеяться не стоит.
   – Посмотрим, – обронил я. – Стало быть, Валия во дворце? И ты хочешь, чтобы я ее выручил?
   Чимэдорж воззрился на меня с удивлением:
   – Такого я не говорил. А ты считаешь, что в состоянии сам освободить нашу госпожу?
   – Возможно.
   – Я хотел лишь попросить о помощи. У нас готов летучий отряд для нападения – пять человек вместе со мной. Такой опытный воин, как ты, нам бы не помешал.
   – Вы собирались впятером штурмовать дворец? – не поверил я. – Он оборудован как крепость…
   – По нашим сведениям, госпожу Валию скоро повезут в другое место, – ответил монгол. – Такой поворот событий очень опасен для нее. Но наш единственный шанс – отбить ее по дороге.
   – Куда же ее повезут? – поинтересовался я.
   – Не скажу. Это слишком важная информация.
   – Тогда приятного аппетита, – пожелал я. – Знаешь, Чимэ, на меня много всякого свалилось в последнее время. Друзей убивают, похищают, самого травят чудищами, что и в страшном сне не привидятся. Да еще подозрительный незнакомец желает заманить в ловушку… Пойми, я ничего против тебя не имею. Но доверять тебе, первый раз увидев сегодня, было бы просто идиотизмом.
   – Сожалею, но и я тебе доверять не могу, – не остался в долгу Чимэ. – Не время спорить, когда война сотрясает всю нашу землю, а поганые захватчики топчут наш хлеб, убивают мирных жителей и разграбляют их добро. Три аула вырезаны под корень, в пяти перебито более половины жителей, и живые завидуют мертвым. Это только начало.
   – Согласен. И намереваюсь как можно скорее положить этому конец, – заявил я.
   – Похоже, ты и в самом деле возомнил себя великим героем наподобие батыров древности, – в сердцах бросил монгол. – Что может один человек?
   – Ничего. Поэтому я требую открытости от тебя.
   – Не сейчас, – буркнул Чимэ.
   Он поднялся и потребовал счет за пиво и рыбу, не желая оставаться обязанным мне даже в мелочи.
   – Я сделаю все, что смогу, – пообещал я ему напоследок. – Мы сможем где-то встретиться?
   – Не знаю, – твердо ответил монгол. – За мной многие охотятся. После того как я открылся тебе, моя безопасность оставляет желать лучшего. Сам понимаешь, что это так, хотя я ничего плохого о тебе тоже не думаю. Получится – я найду тебя…
   – Кстати, как ты меня нашел сейчас? – спросил я.
   – У каждой разведки свои каналы, – усмехнулся он. – Нашел в этот раз – найду и в следующий. Может быть, тогда наша встреча будет более результативной.
   – Может быть, – не стал спорить я.

   Итак, Валия в плену, роль Лакерта во этом деле неясна. Верить Чимэ во всем я не собирался. Может быть, он подозревал Варда незаслуженно. А может быть, и нет…
   До сих пор я надеялся, что княжна и молодой вор сбежали от жуткого чудовища куда глаза глядят. И, возможно, бегут до сих пор. Поэтому я их и не искал. Пусть уедут подальше, а я здесь и сам справлюсь поначалу. Но теперь следовало срочно принимать меры.
   Мой новый знакомый Чимэдорж утверждал, что работает на Салади, следовательно, на государство и княжну. Мог ли он обманывать меня? Вполне. Но зачем? Чтобы заманить в ловушку, из которой я не смогу выбраться? Ведь мало просто напасть на трактир «Молочный поросенок». Нужно быть уверенным в том, что я не уйду. А в случае обычного налета я бы сбежал от врагов наверняка. Если же заманить меня в бетонную яму глубиной метров в пять, то никуда я из нее не денусь. По крайней мере под бдительным оком охраны.
   К счастью, я успел немного ознакомиться с дворцом Валии и даже с камерами, где она содержала пленных. Скорее всего, она тоже заключена там. Или в собственных покоях под неусыпным надзором сторожей. Это еще лучше – все окна они не закроют. В любом случае, напав на дворец, я смогу отбить княжну. Но останется ли она жива после этого?
   Собственно, зачем Лузгашу вообще потребовалось брать Валию живой? Чтобы она официально отреклась от трона и передала его правителю Луштамга. Чтобы своей подписью скрепила переход княжества Бештаун в новую Великую империю. Но почему тогда ее поручено охранять Заурбеку? Ненадежному в общем-то младшему бею? Этого я понять не мог.
   Солнце едва миновало зенит, предпринимать что-то было рано. Но никто не мешал мне побродить вокруг дворца. Ротозеев на улице хватает, почему бы не появиться еще одному?
   Свой длинный меч и кинжал Лузгаша я старательно спрятал под кустом в поле. Под другим кустом я укрыл рюкзак с трехдневным запасом продовольствия. На всякий случай. Яйца нужно держать в разных корзинах. Если кто-то по запаху или иным путем найдет продукты, ему, по крайней мере, не достанется оружие. А случится ли мне вернуться в трактир – неизвестно…
   Короткий меч я надежно укрыл под плащом, шапку надвинул на глаза и пошел бродить по городу, поднимаясь постепенно к Провалу, все ближе к княжескому дворцу.
   Вооруженных патрулей по дороге к дворцу я почему-то не встретил – ни солдат Лузгаша, ни воинов Заурбека. Только пронеслись два раза маленькие отряды всадников на взмыленных лошадях. В первый раз это наверняка были конники Лузгаша в волчьих шапках, во второй – воины из местных. Но кому они служили, было неясно.
   Неподалеку от дворца улица была перегорожена самой настоящей баррикадой. Около нее, развалясь, сидели несколько джигитов. Настроение у них явно было приподнятое. Стояли за баррикадой и китайцы, но те не проявляли небрежности. В кольчугах, в шлемах на головах, они настороженно выглядывали из-за нагромождения телег и старой мебели, опираясь на пики.
   – Стой, друг, дальше хода нет, – весело объявил мне молодой человек с обнаженной кривой саблей.
   – Я к товарищу иду, в казармы над Провалом, – объяснил я.
   – Не стану тебе мешать, – заявил молодой человек. – Только иди не по дороге. По улице никого пускать не велено. Снизу зайди. Там, может, еще проскочишь.
   – Почему же так? – удивленно спросил я. – Врагов ждете?
   Молодой человек смерил меня равнодушным взглядом и, решив, что я не тот, с кем можно поделиться радостью, просто не ответил. Джигит постарше кивнул на стену соседнего дома:
   – Читать умеешь?
   – Учился в детстве.
   – Так почитай эдикт Великого князя.
   Я отошел к желтой стене, вглядываясь в серый листок, на котором еще не просохла краска. Сначала я принял листовку за обычное грязное пятно. Главное бросилось мне в глаза сразу. Эдикт был подписан не Лузгашем, а Заурбеком Первым, Великим князем Бештаунским. Листовка гласила:
...
   «Наша славная родина в опасности. Войска правителя Луштамга Лузгаша грабят мирное население. Это противоречит всем заключенным договорам, согласно которым армия чужаков должна была оставаться в Баксанском ущелье. Пострадали многие мирные жители, убиты храбрые воины, пытавшиеся защитить жизнь и честь своих семей.
   Властью регента Бештауна и окрестных земель, как будущий муж княжны Валии, освобожденной из вражеского плена, и глава Совета беев, я объявляю войскам Лузгаша войну. Чужаки объявлены вне закона. Каждый может и должен убивать их, где бы ни встретил. Такова воля богов, пророков и правителей Бештауна.
Великий князь-регент ЗаурбекКняжна Валия Ботсеплаева»
   Если бы не трагичность момента, я бы расхохотался. Сейчас же только поморщился.
   – Тебе не по нраву, что мы будем воевать с чужаками? – спросил молодой командир охраны.
   – Мне неясно, почему мы не воевали с ними раньше, – ответил я.
   Молодой человек сменил гнев на милость:
   – Мне эти собаки тоже сразу не понравились. Рыщут, выискивают, где чего украсть да напакостить. Да еще псиной от них воняет. Но тогда было еще не время. Мудрый Заурбек заманил их в сердце нашего княжества. Теперь они окружены. Осталось раздавить их, как ядовитую змею.
   – Уходите в горы и примыкайте к партизанским отрядам, – посоветовал я юноше. – У Лузгаша гораздо больше войск. Здесь он сомнет любое сопротивление.
   Командир опешил, недоуменно глядя на меня:
   – Да кто ты такой? Как смеешь говорить такое?
   Я не смог сразу вспомнить титул, которым наградила меня Валия, и ответил:
   – Человек, который пожил больше тебя. Заурбек уже выезжает через задние ворота княжеского дворца. Ваша задача – задержать войско Лузгаша на пару минут. Но его задержит и баррикада без воинов. Уходите в горы, к Салади.
   – Говорят, Салади предательски убит, – заявил старший воин, который указал мне на листок.
   – Все равно найдется тот, кто возглавит сопротивление, – попытался убедить их я.
   – Тебя, наверное, нужно арестовать, – задумчиво заявил молодой человек.
   Я не стал ему возражать. Просто повернулся спиной и ушел в боковой переулок. За мной никто не погнался.
   Выйдя из поля зрения стражников, я перепрыгнул через забор, по чьим-то дворам обошел баррикаду и проулками под Машуком побежал ко дворцу. Теперь я понял, почему Чимэ был так уверен в том, что Валию увезут из дворца. Заурбек был негодяем и подлецом, но он не был безумцем. Самозваный князь прекрасно понимал, что в городе его разгромят за два часа. А роль шестерки при дворе Лузгаша честолюбивому советнику не подходила. Если на то пошло, при Валии он занимал гораздо более блестящее положение. Лузгаш обещал ему регентство, но обманул и публично унизил. Заурбек собирался бороться с ним насмерть.
   Положение для сопротивления было в данный момент нелучшим. Единственным плюсом являлось то, что народ успел возненавидеть захватчиков. Объявив им войну, Заурбек мог рассчитывать, что ему простят предательство, тем более что совершено оно было под благовидным предлогом. А если он женится на княжне, его поддержат и ее сторонники, и те, кто жаждал независимости в рамках одного княжества, ведь регент возглавлял номинальный Совет беев. Одна беда – воинов у Лузгаша все равно больше! Я в затею Заурбека не очень-то верил. И был убежден, что он проиграет. Не потому, что плохо к нему относился. Карта ложилась не в его пользу.

   Оказаться на заднем дворе дворца, обитатели которого готовились к эвакуации, оказалось даже проще, чем я думал. Я просто перемахнул через каменную ограду и пошел между строений, как свой. Охраны на заднем дворе не наблюдалось, подсобные рабочие не обращали на меня никакого внимания. Если Лузгаш проявит большую сноровку и собранность, ему не придется гонять Заурбека по горам.
   Самозваный князь еще не выехал. Штандарт регента гордо развевался над дворцом, несколько прекрасных лошадей взбрыкивали у парадного входа. В три кареты на пружинных рессорах грузилась казна и наиболее ценное имущество.
   В это время с заднего крыльца тащили дворцовые ценности почти посторонние люди. Две служанки несли ковер. Думаю, в него было завернуто много ценных вещей. Старый слуга вынес на голове небольшой деревянный сундук с серебряной посудой. Джигиты тащили мешки с провизией – самое разумное по нынешним смутным временам.
   Какой-то солдат выволок совсем уж странную вещь, едва прикрытую скатертью. Приглядевшись, я вдруг понял, что это велосипед. Мой велосипед!
   Не сводя глаз с крыльца, откуда мог выйти Заурбек и откуда должны были вывести Валию, я подошел к солдату. Пристально взглянув в его вороватые глазки, я положил руку на велосипед:
   – Спасибо за труды. Дальше я понесу его сам.
   Солдатик хотел возмутиться, но не посмел – велосипед он предполагал умыкнуть только для себя, а подними он шум – сбегутся товарищи и тогда дележки не избежать. Да и на вид он был щуплым, слабым. Привык, наверное, что «соратники» отбирают все стоящее. Когда же я сунул в руку солдатика две золотые монеты, полученные от Бен-Али, он страшно удивился, растерялся, но скоро успокоился и словно даже забыл о своей добыче. Перестав обращать на меня всякое внимание, он развернулся и скрылся во дворце в поисках новых сокровищ.
   Конечно, велосипед стоил не одну сотню золотых. Но попробуй продай его! Лучше синица в руках, чем журавль в небе…
   Я откатил свою добычу к дороге, идущей от черного хода. По ней во дворец возили продукты, с этой стороны прибывали на службу слуги. Закатив велосипед в пышный сиреневый куст, я быстро вернулся к главному входу. И вовремя.
   Заурбек, гордо задрав бороду к небу, стоял около лошадей. Упирающуюся и недовольную княжну Валию, растрепанную, возмущенную и хорошенькую, держали под руки двое слуг. Им приходилось ухитряться соблюдать приличия, так как девушка вырывалась. Заурбек втолковывал ей что-то. Очевидно, объяснял, что с ним ей будет лучше, чем с Лузгашем. Что ж, может быть, в этом он и был прав.
   Элитный отряд воинов уже сидел в седлах за оградой. Вокруг Заурбека, княжны и слуг толклись человек восемь с мечами – советники, друзья Заурбека, приближенные.
   Я подошел к компании, распахивая на ходу плащ и скидывая его на землю. Те, кто видел, как я подхожу, вынимая короткий меч, открыли рты от удивления. Заурбек был слишком увлечен, чтобы заметить такую безделицу, как взбунтовавшийся слуга.
   Двигаясь очень быстро, чтобы не успели перехватить, я оказался рядом с Заурбеком и, взяв его под руку, направил меч прямо в горло. Другой рукой я почти сразу завладел его саблей.
   – Все назад! – приказал я. Приближенные попятились. – Кроме Валии, – уточнил я. – Отпустите ее.
   Княжна оказалась на свободе и собралась уже бежать, но тут узнала меня.
   – Что мне делать? – тихо спросила она.
   Такой конструктивный подход мне как нельзя более понравился.
   – Иди к черному ходу. Мы с Великим князем последуем за тобой.
   Валия послушно побрела в глубь двора.
   – Прикажи своим людям, чтобы они не делали глупостей. Я отпущу тебя через пять минут, – приказал я Заурбеку.
   – Делайте, как он велит, – приказал регент. – Если я умру, возьмите его живым и рассчитайтесь в полной мере.
   Я усмехнулся. Все будет не так просто!
   Под руку с Заурбеком и с его доверенными людьми, следующими по пятам, я дошел до сиреневого куста, где был спрятан велосипед.
   – Княжне Валии ничего не угрожает, – сообщил я джигитам. – И вы все будете прощены, если примкнете к движению сопротивления, которое возглавляет сейчас Салади. Мы отправляемся к нему. Заурбека мы будем судить после войны. Убивать его, хотя он и предал свой народ и свою госпожу, я не стану. А сейчас – отойдите назад, или я буду вынужден убить его. И некоторых из вас.
   Воины испуганно попятились. Некоторые узнали меня и вспомнили, что кое-что я могу. Скорее всего, их взволновал не меч, угрожающий Заурбеку, а собственная безопасность.
   – Выведи велосипед, – попросил я княжну.
   Та вытащила велосипед и собиралась уже сесть в седло, когда я приказал:
   – На раму.
   Валия остановилась рядом с рулем. Я отпустил Заурбека и вмиг оказался в седле. Княжна прыгнула на раму, и мы помчались. Велосипед отлично стартовал с места под гору. Саблю Заурбека я швырнул на мостовую. Отлетев, она гулко зазвенела.
   – Не пытайтесь нас догнать! – на ходу крикнул я.
   Не очень-то они нас догонят, даже если попытаются. Велосипед быстрее лошади – особенно если катиться на нем с горки. Я разогнался и несся со скоростью километров сорок в час. Прохожие испуганно шарахались от мчащегося велосипеда. Если бы дорога была ровной, без ям и выбоин, я бы разогнался еще сильнее, но здесь рисковать не стоило.
   – Когда ты ездила на раме? – спросил я Валию, подумав, что такой практики у нее, по идее, не должно было быть. Не двадцатый век, где велосипеды были у каждого, да и положение не позволяло княжне ездить абы с кем. Однако девушка проделала все правильно и уверенно и бесстрашно сидела на стальной жердочке. Ее ножки не мешали мне крутить педали, не цеплялись за землю и переднее колесо.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация