А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обойдемся без магии!" (страница 15)

   – Да уж, короновали! – восторженно начал рассказывать один, но другой резко дернул его за рукав, приняв меня за человека Лузгаша.
   – Короновали, – заявил он. – Мы ушли сразу после этого и ничего больше не видели.
   – Да, – помрачнел первый. Ему по-прежнему хотелось рассказать захватывающую историю, но он понял, что ни к чему хорошему это не приведет.
   – Я не из агентов Лузгаша, – попытался я уверить парней.
   – Все вы так говорите, – холодно отрезал второй парень, поворачиваясь ко мне спиной.
   Быстрым шагом я дошел до дома, который мы снимали. Признаков вражеской активности вокруг него видно не было.
   Готовый ко всему, я перешагнул порог. Девушки сидели в гостиной. Даже не сняли плащей. Увидев меня, они вскочили. Лица осветились радостью, но в глазах застыла тревога.
   – А где Лакерт? – спросил я.
   – Он остался на площади, – ответила Валия.
   – И до сих пор не пришел?
   – Да, – подтвердила Эльфия.
   – Плохо. Он может привести хвост. Точнее, его могут поймать, и тогда он покажет этот дом.
   – Ты думаешь, у него хватит подлости? – спросила Валия.
   – У него не хватит сил долго противиться пыткам. И он прекрасно об этом знает. Поэтому расскажет сразу все.
   Я вынул из-под плаща корону и протянул ее Валии. Без поклона, не становясь на колени, как поступают в подобных случаях. Я был воспитан в более демократических традициях, а это трудно преодолеть. Да и не нужно.
   – Тебе удалось? – замирающим голосом прошептала Валия.
   – Как видишь.
   Княжна взяла корону в руки и замерла, неотрывно глядя на нее.
   – Отцовская корона, – тихо сказала она. – Спасибо, сэр Лунин. Ты оказал княжескому дому Ботсеплаевых неоценимую услугу. Я назначаю тебя главным советником и первым беем. Ты будешь вторым человеком в государстве.
   – Спасибо, – вежливо поблагодарил я.
   Легко раздавать титулы несуществующего государства, утратившего силу и власть княжеского дома. Особого восторга новое назначение у меня не вызвало. Хотя так высоко в своей карьере я еще не поднимался. От этой должности один шаг до того, чтобы стать регентом и королем. Как попытался сделать в свое время Заурбек.
   – Это тебе. – Я протянул кинжал с рубинами Эльфии. – Личное оружие Лузгаша. Кстати, Валия, я думаю, что Эльфия больше достойна титула первого бея.
   – Ты отказываешься? – возмутилась княжна.
   – Нет. Я просто знаю, кто сможет работать на государственной службе. Я буду отлынивать от дел управления и церемоний.
   – Нужно выпить за победу, – заявила вдруг княжна, игнорируя мое признание.
   – Выпить – не знаю, – усмехнулся я. – А поесть мне нужно. Просто коленки трясутся. Набегался.
   Эльфия стремглав помчалась на кухню. В это время в дверь громко постучали.
   – Кто это? – ахнула Валия.
   – Мне тоже хотелось бы это знать, – прошептал я, направляясь к двери.

   Я распахнул дверь и отступил в сторону, чтобы не попасть под стрелы и дротики. Валия и Эльфия укрылись на кухне. Там было маленькое окно, к тому же зарешеченное. Зачем понадобилось ставить решетку на кухню, когда все остальные комнаты решеток не имели, я не знаю. Может быть, когда-то кухня запиралась хорошей, крепкой дверью. Теперь ее не было вовсе. Просто дверной проем с занавеской.
   – А вот и я, – заявил Лакерт, переступая порог.
   – Один? – спросил я.
   – Конечно. Девушки уже должны быть дома.
   – Понятно, – кивнул я. – Что так долго?
   – Смотрел, слушал. Твое выступление произвело настоящий фурор.
   Будто бы невзначай я выглянул во двор. Похоже, следом за Вардом никто не пришел. Хотя враги вполне могли скрываться за высокой оградой соседнего дома.
   – Ну и что говорили люди? – спросила Валия, входя в комнату и садясь в кресло.
   Эльфия принесла поднос с вареным мясом и караваем хлеба и поставила передо мной.
   – Что призрак возвратился. И что Лузгашу придется несладко, – ответил Вард, жадно взглянув на еду.
   Я кивнул ему, приглашая к столу, хотя и опасался, что мяса на двоих не хватит.
   – А его люди? – спросил я. – Разогнали толпу? Убили кого-нибудь?
   – Как ни странно – нет, – усмехнулся он, отламывая кусок хлеба. – Поначалу Лузгаш был так взбешен, что собирался, по-моему, отдать приказ гвардии атаковать безоружную толпу. У него случаются припадки. Думаю, многих изрубили бы в куски. Но старик, который пытался ударить тебя посохом, остановил его.
   – Выходит, я правильно сделал, что не убил его?
   – Кто знает?
   – Не знаю, кто знает это, а знаешь ли ты самого старика? – спросил я, не слишком стараясь скаламбурить.
   – Лично встречаться доводилось мало, – протянул Вард. – Я ведь состоял при повелителе Луштамга для специальных поручений и двор знаю лишь частично. А старик – главный маг. Вискульт.
   – Что Вискульт? Это такая должность?
   – Нет. Его так зовут.
   – Понятно, – кивнул я.
   – Зачем же ему маг в наших землях? – поинтересовалась Эльфия. – Ведь в нашем мире магия не действует.
   – Каждый маг – не только маг, – пожал плечами я. – Он может быть хорошим советником, талантливым дипломатом, прекрасным стратегом, жестоким мучителем – мало ли кто нужен правителю? Просто другом, в конце концов, если у Лузгаша есть друзья. Кто он, Вард?
   – Он мудрец. Мудрец, который занимается злыми делами. Никто от него не скроется…
   Лакерт передернулся, словно вспомнив что-то ужасное.
   – Тогда он не мудрец, а злобный хитрец, – заметил я. – Настоящий мудрец не может быть злым и служить злу. Потому что зло обречено на поражение.
   Вард посмотрел на меня с косой, едва заметной ухмылкой:
   – Не ожидал от тебя таких слов. Все-таки мужчина в летах. Ты и правда в это веришь?
   – Во что же еще нам верить? Если не верить в это, то и жить незачем.
   – А как же все непотребства, что творятся в мире? Почему зло никак не удается победить полностью и окончательно? Почему страдает столько безвинных?
   – Слабые страдания можно терпеть, а сильные быстро проходят, – ответил я словами древнего философа. – Злой человек может предать другого лютой смерти, но не властен навредить его душе.
   Вард усмехнулся шире:
   – Должно быть, тебе не доводилось бывать в пыточных подвалах. Там продашь все – и душу, и честь, и совесть.
   – Возможно, – согласился я. – Если ты не можешь контролировать боль, то все возможно.
   – И что тогда? Где же доктрина о безоговорочной победе добра?
   – Зло может победить временно, на короткое время и в конкретном месте. Но глобально побеждает добро.
   Лакерт покачал головой и прекратил спор. Мне не удалось убедить его. Но для того чтобы знать то, о чем говорил я, нужно иметь хоть какой-то опыт. Нужно видеть прекрасные миры, купающиеся в блаженстве, обитатели которых страдают лишь потому, что знают о страданиях других существ в менее совершенных мирах, которые тоже поднимаются по лестнице добра и любви.
   Девушки помалкивали, испуганно глядя на нас. Они знали о глобальной борьбе добра и зла только из сказок. Там добро всегда побеждало. Безоговорочно, безоглядно, всегда и везде.

   Тени мелькали в городе. И не видно было гонцов, но топот их раздавался в ночной тиши. И не слышно было шагов отдельных воинов, но земля гудела под ногами несметных полчищ. Страшное готовилось в Бештауне.
   Девушки сидели в доме тихо как мыши. Валия не выпускала из рук отцовскую корону, хотя нужно было схоронить ее как можно дальше. Лучше – вообще распилить на кусочки, камни, серебро и золото спрятать в разных местах. Эльфия играла с подаренным мной кинжалом. Рубины в лучах свечей переливались всеми оттенками алого.
   На Лакерта нашел очередной приступ плохого настроения и страха. Он выпил две бутылки вина и тихо хихикал у себя в спальне. Хорошо, что в пьяном виде молодой вор не был буйным. Скорее всего, Вард купил где-то в городе и наркотиков, а сейчас потешался над своими бредовыми видениями. Выяснять, чем конкретно он занят, у меня не было ни малейшего желания. Не люблю пьяных.
   По всему выходило, что Лузгашу нужно срочно найти и обезвредить призрака, то есть меня. Как он будет действовать в данной ситуации?
   Найти человека, которого он не знает, не видел и о котором мало наслышаны местные жители, – задача сложная. Что бы сделал на его месте я? Поставил бы приманку и ждал, когда призрак объявится. Что будет делать Лузгаш? По всей видимости, то же самое. Но какой объект может служить приманкой для меня?
   Девушка, которой я дорожу, рядом со мной. Надежда законного государства Бештауна – княжна Валия – тоже. Молодой вор, к которому я немного привязался, несмотря на его эгоизм и отрицательные черты характера, здесь. Как же можно заставить меня выдать свое местонахождение?
   Взять заложников из числа мирных жителей и казнить их через равные промежутки времени. Для Лузгаша это – типичный прием. Понадеется ли он, что для меня такой оборот событий будет неприятным и неприемлемым? Даже если и нет, если я и бровью не поведу, что он теряет? Попробовать всегда можно.
   Выполню ли я его условия, если ультиматум будет поставлен подобным образом? Все зависит от того, что он потребует. Но на переговорах он все равно попытается меня схватить…
   Хватит медлить, надо брать инициативу в свои руки. Не ждать, что сделает враг, а делать упреждающие ходы самому. Мы ждали достаточно. Народ уже разочаровался в новом правителе, и многие вспоминают о правлении Валии с тоской. Еще неделя-другая – и Лузгаша начнут ненавидеть. Поднимется восстание. Наша задача – сделать так, чтобы повелитель Луштамга и его солдаты не утопили народный бунт в крови.
   Идея проникновения в ставку противника ненова и неоригинальна. Что я могу узнать, даже оказавшись в шапке-невидимке в шатре Лузгаша? Чем смогу помешать ему, если убивать его не имеет смысла, а воинство его продолжает расползаться по территории княжества? Ответить на эти вопросы можно, только получив соответствующую информацию.
   Поэтому, когда в небе ярко загорелись звезды, я начал собираться на вылазку.
   Девушки испуганно наблюдали за моими сборами. Они не хотели, чтобы я куда-то шел. Потому что считали, что должны идти со мной. А я не хотел совать их головы в пасть к тигру.
   – Скоро вернусь, – коротко объяснил я. – Присмотрите за Лакертом. В случае опасности вышибите ему мозги, но не давайте переполошить соседей. Пьяный на войне – трижды преступник. Если дело пойдет так дальше, мы будем вынуждены его оставить. Сидите тихо, никого не пускайте, кто бы и что бы вам ни говорил. Я покажусь вам в кухонном окне, когда вернусь.
   Быстро подправив заточку на своих мечах, я приладил их за спину, поверх темного плаща. Надел черную меховую шапку. Лицо и руки смазал жиром и копотью из очага. Сапоги на мне были черные.
   Сгустком тьмы я вышел в ночь. В свете звезд нетренированному глазу разглядеть меня было невозможно. Луна еще не показалась из-за горизонта.
   Собаки за высокими заборами при моем приближении начинали жалобно скулить. Они не слышали звука шагов, не видели никого во тьме, но чуяли запах. Времени и возможности избавиться от собственного запаха у меня сейчас не было.
   Редкие прохожие меня не замечали. Они торопились убраться с темных, опасных улиц и реагировали только на блеск стали или топот патрулей.
   На торжище ворочались люди. Не успели уйти солдаты и обыватели, как сюда снова вернулись купцы. Несмотря на опасность, дела их шли хорошо. Много денег было выброшено на рынок, большая потребность в разных товарах имелась и в войске Лузгаша, и среди жителей Бештауна и его окрестностей. От купцов пахло надеждой и страхом.
   Между ставкой Лузгаша и городом рыскали почти бесшумные дозоры. В кустах расположились часовые. Обойти их стоило немалого труда. Впрочем, думаю, дозоры охраняли ставку не только со стороны города. Со стороны гор и степи охрана, очевидно, была еще крепче. Ведь мало какой враг полезет к повелителю полмира напрямую.
   К счастью, фонарей дозорные не носили. Они сами полагались на скрытность. А вот частокол, ограждающий ставку, освещался редкими чадящими факелами.
   Подходя к ограде, я сначала пригнулся, потом опустился на четвереньки. Последние метров тридцать пришлось ползти.
   Частокол, к счастью, не был сплошным. Полежав под ним минут десять, с помощью слуха, обоняния и отчасти зрения я выявил расположение двух дозорных за забором. Они стояли редко. До того, что сторожил справа, было метров сто. До левого – метров пятьдесят.
   Коротким мечом я аккуратно прорезал в ограде из толстых деревянных прутьев щель – тридцать сантиметров высотой, полметра шириной, – только чтобы пролезть. Нить с погремушками из жестянок проходила выше, ее я не задел. Проскользнув под оградой, я вновь встал на четвереньки, а отойдя немного, поднялся на ноги. Теперь проще было выдавать себя за своего.
   Шатер Лузгаша было нетрудно узнать. Сооружение высотой метров в пять из алого материала, освещенное со всех сторон масляными лампами и факелами, невольно притягивало взгляд. Время от времени к нему, гортанно крича, подходили курьеры. Некоторых пускали внутрь, некоторые заходили в длинную и низкую зеленую палатку поблизости от шатра. Там, наверное, жили старшие командиры или располагался походный штаб.
   Используя эту палатку и тень от нее как прикрытие, я приблизился к шатру повелителя Луштамга метров на сорок. Вокруг шатра, на расстоянии метров десять друг от друга стояли цепью копейщики. Но эти воины, которые должны были нести стражу особенно бдительно, на деле почти спали на своих постах. Они были уверены в том, что внешние часовые остановят любого врага, и готовы были лишь обратить в бегство собственных солдат, по недоразумению или с пьяных глаз забредших в сторону начальственных палаток.
   Каждые пять минут часовые тихо подавали голос. Со стороны перекличка звучала примерно так:
   – Ных!
   – Тых!
   – Пых!
   – Быг?
   – Гах!
   – Дах!
   – Тех!
   – Ках!
   – Уса?
   – Нам!
   И так далее. Смысла в выкриках часовых я не уловил, системы – тоже. Скорее всего, это был обмен паролями, благодаря которому можно было узнать, на месте ли твои соседи, не занял ли враг место часового. От переклички к перекличке слова не повторялись. Думаю, постояв перед строем с полчаса, я бы разобрался в системе паролей и отзывов. Но это было ни к чему. Я не собирался «убирать» кого-то из часовых – они мне просто не мешали. А их вопли даже помогали, заглушая посторонние звуки.
   После того как я вполз на территорию лагеря, я перешел на третий уровень сознания. На второй я вышел сразу после того, как покинул дом. Теперь я тенью проскользнул между двумя часовыми, которые даже не подозревали, что человек может так быстро двигаться. Легкий шорох да посвист ветра – и я уже у стены зеленой палатки.
   Нужды забираться внутрь у меня не было. О чем шел разговор, я слышал через ткань. Мне даже были видны силуэты говоривших. Один – в рогатом шлеме. Другой – лысый, с длинными усами. Третий – в мохнатой шапке. Четвертый – широкий, как бочонок, короткостриженый.
   Разговаривали чужаки на своем диалекте, но я понимал их, так как изучал в свое время Истинную речь, от которой произошли все языки, наречия и диалекты. Как ни коверкай Слово, ничего принципиально нового не придумаешь. И назовешь ли ты воина «шартр», «уме», «солдат», «кан-пан» или «хорхму», дела это не меняет. Потому что суть слова – не в звуках, а в идеях, которые за ним стоят. И когда человек говорит, он лишь выражает звуками идею.
   Толстый, который был здесь главным, излагал концепцию действий мелких отрядов. Это было бы любопытно, если б я собирался вести военную кампанию с войском хотя бы в три тысячи человек, но совершенно не интересовало меня в данный момент. О генеральном плане и направлении основного удара офицеры Лузгаша не говорили, а какие ключевые высоты займут сотни всадников и копьеносцев, как и откуда будет подвозиться им провизия и фураж – не мое дело. Пусть об этом болит голова у Лузгаша.
   В зеленой палатке явно не занимались тайными операциями и большой политикой. Здесь собрались вояки. Разговор с фуража и кормежки для солдат плавно перешел к развлечениям. Как развлекаются ребята Лузгаша, я слушать не стал – слишком это было омерзительно. Того и гляди не выдержу, начну рубить всех подряд. А пришел я сюда не за этим.
   Обогнув угол зеленой палатки, я вышел на освещенное место. Вышел с умом – чтобы любому было ясно, что я и есть часть палатки.
   Результаты осмотра меня удовлетворили. Прямо перед входом в шатер Лузгаша дежурили четыре воина или вооруженных шамана, монотонно бубнивших мантры или молитвы. Повелитель Луштамга знал толк в охране. И шаманы при деле, и благочестие соблюдается, и то, о чем разговаривают в шатре, услышать трудно.
   Я не собирался входить в гости к Лузгашу через главный вход. Хоть это и унижало мое достоинство, я опустился на живот и змеей пополз к стене. Будем надеяться, что холмик, который я образую на вытоптанной и выжженной земле вокруг шатра, дозорные не заметят.
   Оказавшись у парчового полога, я замер. Вой часовых здесь был плохо слышен – звук не огибал шатер, а через две завесы ткани доходили лишь отдельные низкие ноты мантр. В шатре говорили тихо, но я развернул ухо в нужном направлении и услышал речь Лузгаша, старика-мага и еще какого-то человека, голоса которого мне прежде слышать не доводилось.
   – …нам не помешает, – сказал Лузгаш.
   – Они лучше вооружены, – вкрадчиво прошептал неизвестный мне голос.
   – А магия здесь не действует, – проворчал старик. – Я бьюсь над загадками здешних пространств две недели и ничего еще не понял. Точнее, понял я многое, но сделать пока ничего не могу.
   Я подумал, что пытаюсь разгадать загадку магической нейтральности Земли уже почти год и тоже ничего не добился. А есть, наверное, люди, которые работали над этой проблемой гораздо дольше. Так что старик спешил непростительно для своего возраста. Опытному магу нужно проявлять больше терпения.
   – Зато нас больше, – резко возразил Лузгаш. – Погоним местную сволочь впереди как пушечное мясо. Когда завалим ими рвы, будет легче пройти нашей гвардии. А что до магии, Вискульт, так будь она проклята! Я счастлив, что попал наконец в мир, где действует только честный клинок!
   – И не очень честный, – хихикнул третий собеседник.
   – Я имел в виду, что из любого самого сильного мага, к которому в Большом Мире мне даже не подступиться, здесь я без труда вышибу мозги. И все его причитания не способны даже сдвинуть былинку. О таком мире я давно мечтал, Ринго!
   – Мечта хорошая, но несбыточная, – проворчал Вискульт. – Ибо мир был создан Словом и состоит из идей. Мир без магии существовать не может…
   – Но ведь этот же существует! – бесцеремонно перебил старика Лузгаш.
   – Он существует. Значит, здесь действует еще какая-то магия, более сильная, неподвластная нам. Нужно только найти к ней ключи.
   – Ты, Вискульт, только и мнишь заполучить какие-нибудь ключи от несуществующего замка и стать самым могущественным из ныне живущих чародеев, – поддел старика Ринго, дабы подольстится к своему повелителю. – Пытайся, да только помни, что твоя жизнь и душа – в руках нашего повелителя. А мы пока захватим этот мир силой мечей. Только бы проклятые монахи не приготовили нам сюрпризов! Да и перевалы высоки.
   – Близится разгар лета, – многозначительно обронил Лузгаш.
   Мне стало ясно, что до нападения на китайцев армия Лузгаша намеревается захватить Славное государство. Впрочем, такой ход был очевидным и закономерным. Прежде чем двигать армию за тысячи километров, нужно захватить земли богатых соседей, владеющих к тому же отличным оружием и передовыми для здешних мест технологиями. Но я надеялся, что монахи обломают армии Лузгаша зубы и что перевалы враги так просто не возьмут. Точнее, вообще не возьмут.
   – От Дримми никаких известий? – спросил Лузгаш после непродолжительной паузы.
   – Она ищет. И, наверное, сегодня найдет, – усмехнулся старик. – Он не ушел далеко. Но зачем ему корона?
   – Проклятый фанатик, – пояснил Ринго. – Накачался наркотиками и полез на голые мечи.
   – Не все так просто, – кисло ответил старик. – Но на Дримми я надеюсь. Схильт нам в этом деле не поможет…
   – Медлителен, хоть и силен, – бросил Лузгаш. – Да что вы не пьете совсем? Как вспомнишь эту мерзость, что появилась на свет вашими стараниями, магистр, так выпить хочется.
   В шатре раздалось бульканье и чавканье.
   – А теперь – девочек, – тихо отрыгнув, сказал Лузгаш. – Останетесь со мной развлечься или пойдете к себе?
   – Мне нужно проводить опыты, – заявил старик, сухо кашлянув. – Каждый час на счету.
   – А я… А я… – Ринго замялся. Ему явно хотелось остаться, но он боялся навлечь на себя гнев повелителя.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация