А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Брачный контракт" (страница 11)

   ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

   Сначала ей на стол легли шелковые красные боксерские трусы. Затем связка ключей, электробритва, черная зубная щетка, пуловер с эмблемой баскетбольной команды Университета Аризоны, ночная рубашка и пеньюар персикового цвета.
   Патрисия отвела взгляд от экрана монитора и застыла в недоумении.
   – Он подарил мне этот гарнитур, – заносчиво произнесла Мелисса Стенхоуп и постучала пальчиком с бледно-розовым маникюром по столу Патрисии. – Вернее, купил по моей просьбе. Но, поразмыслив, я решила, что этот цвет мне не идет. Это весенний цвет, а я – зима.
   – Как это?
   – Мне подходят зимние цвета. Патрисия кивнула, хотя не очень поняла.
   – Я – зимний тип, а этому типу идут яркие, эффектные тона, – пояснила Мелисса. – Персиковый тоже неплохо смотрится на мне, но… Одним словом, я решила вернуть подарок.
   – Ясно.
   – И другие вещи тоже.
   Она извлекла из пакета испачканную травой бейсболку и деревянную биту. Положив их сверху, Мелисса демонстративно вытерла руки салфеткой.
   – Теперь все, я в полном расчете с Сэмом Уэнрайтом. Как будто его никогда и не было в моей жизни.
   – А как насчет изумрудов? – спросила Патрисия.
   Мелисса сглотнула и автоматически прикоснулась к мочкам ушей. Изумруды в окружении мелкой россыпи бриллиантов виновато сверкнули в ответ.
   – Какие изумруды?
   – Серьги с изумрудами, которые Сэм подарил вам на день Святого Валентина. Да вот они, у вас в ушах.
   – Завидная осведомленность, – иронично протянула Мелисса. – Неудивительно, что ты здесь на хорошем счету. Изумруды я оставлю себе. Во всех книгах по этикету написано, что женщина может оставлять себе подарки, полученные от мужчины во время их романа. Особенно если они ей к лицу. И вообще, я была обязана вернуть ему только обручальное кольцо. Я гляжу, оно уже красуется у тебя на пальце!
   Мелисса наклонилась над столом, обдав Патрисию запахом «Шанели № 5», и схватила ее за руку.
   – Теперь оно мое. – Патрисия хотела произнести эти слова как можно увереннее, но голос все-таки дрогнул.
   – Надеюсь, тебе повезет больше, чем мне, – фыркнула в ответ экс-невеста.
   – Что вы хотите этим сказать?
   – Он не способен любить женщину, – с уверенностью произнесла Мелисса, отпуская руку Патрисии. – Он никогда не отдает себя целиком, какая-то его часть всегда ускользает…
   Патрисия прекрасно понимала, что не должна спрашивать, но не удержалась:
   – Вы поэтому расстались?
   – Скажем… это была одна из причин. Патрисия отключила компьютер и предложила сопернице сесть.
   – Скажите, что он ищет в женщине? – спросила Патрисия. – Какие женщины ему нравятся?
   Мелисса поудобнее устроилась на стуле и, подперев подбородок, на секунду задумалась.
   – Он любил меня в шелке. В жемчугах. В кружевах. Но больше всего – без ничего. Эй, а почему ты спрашиваешь?
   – Просто хотела узнать мнение предшественницы.
   Взгляд у Мелиссы потяжелел.
   – Не юли, сестричка. Сэм – прекрасный любовник. Лучший. Мы обе знаем это. – Патрисия заметила, как боль тенью промелькнула на лице надменной красавицы. – Но разве ты не почувствовала, что, даже когда он занимается с тобой любовью, когда вы оба на пике наслаждения, какая-то его часть остается сторонним наблюдателем? Даже в такие моменты он не принадлежит тебе полностью. – Казалось, Мелисса забыла, где она и с кем разговаривает. Она вдруг словно очнулась и пристально посмотрела на Патрисию. – Дорогая, да ты никогда не спала с ним! Ведь так?
   – Я не стану отвечать на этот вопрос.
   – И не надо, – усмехнулась Мелисса и почему-то перешла на шепот: – Послушай, Сэм – мужчина до мозга костей, с истинно мужскими запросами. Чтобы противостоять ему, удержать его и удовлетворить, женщина должна быть очень сильной.
   Патрисия нервно сглотнула.
   – Ему нужна стопроцентная женщина, – резюмировала Мелисса.
   – А разве вы не…
   – Дело не в этом. Впрочем, это уже неважно. Я бы так и так не вышла за него. С моей точки зрения, ему не хватает светского лоска.
   – Неужели?
   – У него нет родословной и семейного состояния. Он – выскочка, вернее, человек, сделавший себя сам, как теперь модно говорить. Это качество кажется очень привлекательным в начале романа и утомительным в конце. Мой отец отправляет меня в Европу развеяться и забыть о Сэме. Не могла бы ты оказать мне любезность на прощание?
   – Я заинтригована. Чем я могу помочь?
   – Я не хочу встречаться с Сэмом. Не очень приятно с точки зрения самолюбия. Ты не могла бы принести мне мою фотографию, которая стоит у него на столе? Я хочу забрать ее.
   – Хорошо. Посидите пока здесь. И не ройтесь в моих бумагах, все равно ничего не поймете, – пошутила Патрисия.
   – Не волнуйся. Математика? Фу, какая тоска. Всегда ненавидела ее в колледже, – рассмеялась Мелисса.
   Патрисия направилась в офис Сэма, но на письменном столе фотографии Мелиссы не было.
   Зато была ее. Небольшая, десять на пятнадцать, в рамочке, стояла на письменном столе.
   Она улыбнулась.
   Наверное, эта фотография простоит здесь до самого развода.
   – Но пока-то она здесь, – вслух произнесла Патрисия, – у меня еще есть время.

   – Извините, я не нашла вашей фотографии, – сказала она, входя в офис.
   В руках у Мелиссы была телефонная трубка.
   – Звонит твоя мать. Почему ты не сказала ей, что выходишь замуж?
   Патрисия хлопнула себя по лбу. Мелисса взяла со стола свою сумочку, помахала рукой и вышла из офиса.
   – Мам…
   – Я еду на свадьбу.
   – Нет, мама. Это совсем не то, что ты думаешь. – Патрисия дотянулась ногой до двери и захлопнула ее. – Это ненастоящая свадьба.
   – Что значит «ненастоящая»? Моя единственная дочь выходит замуж! Я обязательно должна присутствовать на церемонии.
   – Мама, помнишь, когда вы с отцом работали в России, еще во времена Советского Союза? Там был один физик, которого собирались сослать в Сибирь.
   – Да. Его звали Сергей Ратмиколов, и папина секретарша вышла за него замуж, чтобы он смог выехать из страны.
   – Мой случай чем-то похож…
   – Но секретарша сразу же развелась с ним, – напомнила миссис Пил, – как только он оказался в США и его пригласили в Гарвард. Это был фиктивный брак.
   – Мама, мой брак будет таким же…
   Повисла долгая пауза.
   – Мама, ты слышишь меня?
   – Да, дорогая, – наконец ответила миссис Пил. – Патрисия, я никогда не знала, что в Аризоне такие серьезные политические проблемы. Ты собираешься помочь ему эмигрировать в Техас?
* * *
   – Рекс дал нам это, – сказал Сэм, кладя на рабочий стол Патрисии два билета. – Опера «Мадам Баттерфляй».
   – В Орфеуме, – благоговейно выдохнула Патрисия, прижимая билеты к сердцу. – Его недавно отреставрировали.
   – Говорят, стало очень красиво. Позолоченные лестницы и всякое такое.
   – Я очень хочу пойти, – призналась Патрисия. – Сэм, но это билеты в ложу! Нет, мы не можем ими воспользоваться, это уже чересчур. Мы должны сказать, что очень заняты подготовкой к свадьбе…
   – Это билеты Рекса, Его попросили приветствовать губернатора, который этим вечером тоже будет в театре, в соседней ложе, но Рекс не может. Я согласился сделать это от его имени, но, если пойду один, без тебя, это будет выглядеть немного странно.
   – Мне нечего надеть на такое мероприятие.
   – А ты вообще ничего не надевай, – поддразнил Сэм и тут же получил шутливый шлепок. – То, что сейчас на тебе, смотрится очень неплохо.
   – Это рабочий костюм, – запротестовала Патрисия. – А театр предполагает вечернее платье.
   В результате недавних трат ее банковский счет приближался к нулю, но благодаря советам Гаскона у нее теперь были наряды на все случаи жизни.
   – А куда делись все твои серые костюмы и белые блузки под горло?
   – Мне надоело выглядеть невзрачной, – ответила Патрисия.
   – Ты никогда не выглядела невзрачной, – возразил Сэм. – А в последнее время выглядишь просто сногсшибательно. Вчера вечером в ресторане ты была в центре внимания всего мужского поголовья. Кто был тот мужчина, который остановился у нашего столика и попросил у тебя автограф?
   – Поклонник Ким Бейсинджер, – парировала Патрисия. – Он был очень разочарован, когда прочитал на салфетке Патрисия Пил.
   – Я начинаю ревновать.
   – Неужели?
   – Конечно, нет, – весело рассмеялся Сэм. – Кстати, от тебя замечательно пахнет.
   – Да? Спасибо.
   – Ты пахнешь, как…
   – …экзотическая восточная принцесса? – с надеждой подсказала Патрисия. Она отдала почти сто долларов за унцию этих редких духов, но продавщица заверила ее, что мужчины теряют голову и сходят с ума от желания, почувствовав этот аромат.
   Где бы ей раздобыть еще такие духи, которые превращали бы мужское вожделение в настоящую любовь!
   Две прошедшие недели с чистой совестью можно было назвать торжеством целомудрия. Патрисия чувствовала интерес Сэма к себе, но она помнила слова Мелиссы: «Сэм – мужчина до мозга костей, с истинно мужскими запросами». Конечно, ему нужна женщина, нужен секс. И Патрисии требовалась вся ее выдержка, чтобы говорить «нет», когда тело-предатель вопило «да!».
   Но если она согласится, он узнает ее ужасную тайну. А стоит Сэму понять, что она невинна, он оставит ее в тот же миг.
   Сэм перегнулся через стол и потерся носом о щеку Патрисии.
   – Нет, это не духи. Пахнет круассаном с шоколадом. Признавайся, ела?
   – Не успела. Ешь. – Патрисия подвинула круассан Сэму. – Мне все равно нельзя. Милдред велела держать вес.
   – Тяжело тебе, – без тени сочувствия произнес Сэм, откусывая большой кусок.
   – Особенно если ты ешь мой завтрак у меня на глазах.
   Сэм хмыкнул, отправляя в рот последний кусок, встал и демонстративно стряхнул с лацкана невидимую крошку.
   – Ты уверена, что не хочешь пойти в оперу? Вообще-то я виноват перед тобой – каждый вечер задерживаю допоздна.
   Зачем он так? Это были лучшие две недели в ее жизни.
   – Я пойду, Сэм. Если Рексу так важно поприветствовать губернатора, пусть даже это сделаешь ты, надо идти.
   – Отлично! Мне совсем не хотелось бы идти с кем-нибудь другим. Заеду за тобой в восемь.
   – Ладно.
   Сэм приник к ее губам, но не успела Патрисия обрадоваться, как в кабинет вошел Майк с почтой для нее, и она поняла, что это снова было шоу.
   – Привет, Патрисия. Я принес твою почту, – сказал Майк. – Ты выглядишь немного растерянной. Предсвадебная лихорадка?
   – Да нет, – ответила Патрисия, покачав головой. – Хотя… есть немного.
   – Очень любезно со стороны мистера Баррингтона устроить свадьбу в своем доме, правда?
   – Конечно. Жаль только, что Третий не приедет.
   – Третий? Кто это?
   – Извини. Между собой мы называем сына мистера Баррингтона «Третий», поскольку сам Рекс Баррингтон – Второй, понятно?
   Майк улыбнулся и стал просто неотразим.
   – Понятно. А почему его не будет?
   – Дела. Он работает за границей и, похоже, не спешит возвращаться. Представляешь, его никто никогда не видел! Кроме Рекса Второго, конечно.
   Майк рассмеялся.
   – Кстати, – бросил он, выкатывая свою тележку с почтой в коридор, – я забыл тебе сказать: здесь твоя мать.
   – Здесь? – оторопела Патрисия. – Где здесь?!
   – В вестибюле. Ждет тебя. Удачи, Патрисия.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация