А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Театр масок" (страница 1)

   Роксана Морган
   Театр масок

   Глава 1

   Удар колокола на площади Святого Марка возвестил о приближении полуночи.
   Кори Блэк поежилась, почувствовав, как теплая женская ладонь поглаживает ее по грудям и животу, разравнивая складки облегающего костюма.
   – Теперь гораздо лучше, – удовлетворенно проговорила костюмерша. – Не правда ли, синьорина?
   Кори взглянула в большое зеркало в позолоченной раме и охнула, не узнав себя. Неужели она может выглядеть настолько шикарно?
   У нее за спиной, в фойе венецианского палаццо, освещенного колеблющимся пламенем свечей, озабоченно сновали богато одетые дамы и господа. Отбрасываемые ими тени скакали по стенам и потолку, придавая таинственность оригинальному спектаклю, который должен был состояться здесь этой душной летней ночью.
   Но Кори и итальянка, помогавшая ей одеваться, не обращали внимания на эту суету, сосредоточившись на красавице, отражающейся в зеркале.
   Неверный свет затушевывал веснушки на ее щеках и подчеркивал блеск черных волос, забранных бриллиантовыми заколками и ниспадающих с выверенной небрежностью косой челкой на глаза, обрамленные длинными пушистыми ресницами. Расширившиеся зрачки в полумраке обрели бархатистость и напоминали два агата. Кори глубоко вздохнула, и под кружевами обозначились рубиновые соски. Она сделала шаг вперед, и блуза зашуршала, а юбка из тафты всколыхнулась, словно пенистая поверхность моря, из которого вышла прекрасная Афродита.
   Сердце Кори затрепетало, и она зябко передернула голыми плечами, обсыпанными веснушками столь же щедро, как отделка ее платья – фальшивыми бриллиантами. Зато бриллианты в ее серьгах были настоящие и достаточно крупные, чтобы прибавить Кори уверенности в себе.
   Щечки ее раскраснелись, по телу разлилось приятное тепло. Она почувствовала, как твердеют ее соски под полупрозрачной тканью, а в промежности становится горячо, и, повернувшись к зеркалу боком, полюбовалась разрезом на бедре. Юбка была скроена таким образом, что при ходьбе обнаруживалось, что под ней на Кори Блэк абсолютно ничего нет.
   – Вы прекрасны, синьорина, – грудным голосом сделала ей дежурный комплимент костюмерша. – Но мне нужно до полуночи одеть еще одну синьорину. Ваши туфли и маска лежат вон там. Поторопитесь! В вашем распоряжении всего несколько минут.
   Кори поспешила сунуть ноги в туфли на высоких каблуках, сделанные по моде восемнадцатого столетия, и приложила к лицу маску, – она закрывала его полностью, оставляя открытым только рот. Губная помада бронзового цвета чудесно гармонировала с золотистой шелковой тканью маски и служила отличным фоном для бриллиантов, окаймляющих прорези для глаз и застежку крепления черного плюмажа. Над висками обивка слегка топорщилась, словно изнутри ее оттопыривали рожки, так что определить, кто скрывается под ней – дама или дьяволица, было совершенно невозможно. Очень довольная этим обстоятельством, Кори завязала на затылке тесемки. И как оказалось, вовремя, потому что находившиеся в артистической уборной девицы гурьбой двинулись к выходу. Пробегавшая мимо Кори итальянка воскликнула:
   – Браво, синьорина! Вы неотразимы в этом наряде и совершенно не похожи на бледноликую англичанку.
   – Моя мать – испанка, – ответила Кори, продолжая любоваться собой.
   – Тогда ваши шансы получить главный приз увеличиваются! В Италии не любят холодных красавиц с туманных берегов Альбиона, здесь отдают предпочтение тем, в чьих жилах струится горячая кровь уроженцев Средиземноморья. – И, не дав Кори возразить, темпераментная туземка стремительно удалилась, подметая паркетный пол подолом алого платья.
   Кори вздохнула и покачала головой: она еще не успела привыкнуть к странным нравам Венеции. Впрочем, в этом не было ничего удивительного, ведь еще двенадцать часов назад она была в Лондоне. А неделей раньше она даже не предполагала, что окажется здесь.
   Кори вновь посмотрела в зеркало и с тоской воскликнула:
   – Боже! Как же я дошла до такой жизни!
   Смотревшая на нее незнакомка в маске и полупрозрачном наряде молчала, не желая утруждать себя ответом. Ей было ясно, что здесь попахивает бесовщиной.

   Глава 2

   Неделей раньше в салоне лайнера, совершавшего рейс из Рио-де-Жанейро в Лондон, случилось происшествие, волшебным образом изменившее всю дальнейшую жизнь нашей героини.
   Кори Блэк устроилась поудобнее в кресле и взглянула в иллюминатор. Синева за его толстыми стеклами сменилась чернотой, и Кори увидела только свое отражение: едва тронутое макияжем загорелое лицо с большими глазами, обрамленное коротко подстриженными волосами. В свои двадцать пять она выглядела едва ли не двадцатилетней девушкой, хотя и чувствовала, что ей пора повзрослеть.
   Об этом ей постоянно твердила ее мама, одолевавшая ее звонками из Рио и зазывавшая к себе в гости. «Здесь, в Бразилии, – говорила она, – мы непременно найдем тебе достойного жениха». Кори отвечала, что уже побывала замужем и развелась еще пять лет назад. Ее прежний муженек Бен так ее допек, что у нее надолго пропала охота наступать на те же грабли.
   Однако в конце концов она поддалась на мамины уговоры и полтора года провалялась на пляжах Рио, строя из себя недотрогу. Это наскучило ей до чертиков, и она улетела в милый ее сердцу порочный Лондон, сожалея, что потеряла столько времени.
   Из размышлений Кори вывел мелодичный голос стюардессы, принесшей выпивку ее соседу. Кори обернулась, решив, что заслужила право побаловать себя, раз уж ей предстоит провести в этой консервной банке еще полсуток на высоте шести миль над океаном.
   – Пожалуйста, дайте и мне бренди, – сказала она.
   Подавая ей крохотную бутылочку, стюардесса заметила:
   – На этом рейсе всегда творится кавардак! Ну разве это не позор, что вам не дали место рядом с вашей сестрой?
   – Простите? Рядом с кем? – переспросила Кори, подумав, что она ослышалась.
   – С вашей сестрой, – повторила стюардесса, глядя на нее с искренним недоумением. Она перелила содержимое бутылочки в пластмассовый стаканчик и, поставив его на картонный подносик, передала Кори. – Разве дама, сидящая через несколько рядов от вас по другую сторону прохода, не ваша сестра?
   – У меня нет сестры, – ответила Кори, пожав плечами.
   – Извините, значит, я ошиблась. Но сходство поразительное! – Стюардесса покатила свою дребезжащую тележку дальше.
   Кори взглянула на упомянутую ею молодую женщину и чуть не выронила стаканчик.
   – Вот черт! – в сердцах воскликнула она.
   Сидевший в соседнем кресле джентльмен поморщился и вновь уткнулся в иллюстрированный журнал.
   Молодая дама, повергшая Кори в изумление своей внешностью, наклонилась, чтобы взять салфетку из сумки, стоявшей у нее между ног, и Кори увидела, что ее глаза покраснели от слез. Это еще больше заинтриговало Кори, и она, допив бренди, встала, решив познакомиться со своей копией.
   – Вам нужно выпить, это помогает, – сказала она без обиняков, подойдя к ней.
   Девушка обернулась и от удивления вытаращила свои заплаканные голубые глаза.
   – Мы с вами так похожи! – наконец промолвила она. – Пожалуй, я действительно закажу себе чего-нибудь крепкого. Вот только сомневаюсь, что это мне поможет.
   Она закрыла лицо салфеткой.
   – Если хотите, я попрошу своего соседа поменяться с вами местами, и мы поболтаем. Может, облегчив душу, вы успокоитесь и что-нибудь придумаете, – сказала Кори.
   – Это было бы чудесно! – сказала девушка. – А он согласится?
   – Я все мигом устрою, – заверила ее Кори.
   Спустя минуту они уже сидели рядом. Попросив стюардессу налить им обеим еще по порции бренди, Кори приготовилась слушать исповедь своей новой знакомой. Тоже брюнетка, она носила короткую прическу и была одета в аккуратный черный костюм-двойку, белую блузу, застегнутую на все пуговицы, и нитяные белые перчатки. Выпив бренди, она взбодрилась и выпалила:
   – Теперь они отправили меня в Англию, где мне точно придет конец!
   Начало было многообещающим. Кори вскинула брови и с улыбкой промолвила:
   – Не нужно сгущать краски. Я прожила в Англии большую часть своей жизни и, случается, тоже впадаю в тоску. Но потом все как-то само собой утрясается, и жизнь налаживается, вопреки отвратительному климату. Вы, наверное, летите в Англию учиться?
   – Ах, ради Бога, извините! Я ведь забыла представиться! – спохватилась девушка. – Меня зовут Элалья Сантьяго.
   – А меня – Корасон Блэк, можно просто Кори.
   – Очень приятно познакомиться, Кори! Если бы не наше поразительное внешнее сходство, ты ведь и не подошла бы ко мне! Я рада нашему знакомству, но только... – Ее нижняя губа задрожала. – Мне все равно уже никто не поможет!
   Кори подумала, что будь она такой же неврастеничкой, то выпрыгнула бы из самолета, а не хныкала у всех на виду. Впрочем, подумала она, сначала нужно выяснить, какие у нее проблемы, а потом уже делать выводы.
   – Послушай, Элалья, – дружелюбно промолвила Кори, – не держи боль в душе, лучше расскажи мне о своих проблемах. Ты ведь ничем не рискуешь, мы вряд ли еще снова встретимся.
   Элалья Сантьяго промокнула слезы и, закинув ногу на ногу, спросила:
   – А где ты будешь жить в Лондоне?
   – У своей подруги Нади Кей. В общем-то она не моя, а мамина подруга, ей уже сорок с хвостиком. Она жуткая хохотушка и рыжая, как начищенная медная сковорода. У нее свой особняк в Уэст-Энде, на первом этаже – антикварный салон, на втором – квартира.
   Кори допила бренди и почувствовала, что алкоголь ударил ей в голову.
   – Я бы не стала жить с подругой своей мамы, – сказала Элалья. – Тем более такой старой.
   – Надя вовсе не старая, у нее молодая душа, – возразила Кори. – Случается, она откалывает такие номера, что только диву даешься. Короче говоря, она женщина с современными взглядами на жизнь, а не пожилая зануда-моралистка. Вот мама у меня действительно женщина строгих правил, типичная дуэнья.
   – Но я вовсе не имела в виду, что не переношу дуэний! – возразила Элалья. – Напротив, я бы хотела, чтобы меня опекала строгая госпожа старой закваски. Тогда, возможно, со мной бы так не поступили.
   – Я ничего не понимаю! – тряхнув головой, воскликнула Кори. – Сначала ты говорила одно, теперь – другое. Объясни все толком и по порядку, иначе я окончательно запутаюсь. Ведь я решила, что ты хнычешь, потому что не хочешь учиться в частном училище с монастырскими порядками, где можно засохнуть от скуки. Разве не так?
   – Абсолютно! Я боюсь, что мне будет чересчур «весело» в школе, где мне предстоит учиться, и мне это не нравится!
   Кори тяжело вздохнула.
   – Послушай, давай начнем танцевать от печки. Что это за школа, как она называется?
   – Частная школа Эмили Кенвуд, – ответила Элалья. – Тебе это о чем-то говорит?
   – Нет, впервые о ней слышу. И чему же там учат?
   – Там готовят невест.
   – Невест? Что это за специальность? Ничего не понимаю!
   – Меня воспитывал опекун, – сцепив пальцы рук в замок, сказала Элалья. – Испанец, пожилой господин. Я должна выйти замуж за сына его друга, поэтому он и отослал меня в Англию учиться искусству быть хорошей женой.
   – Что за средневековое мракобесие! – в сердцах воскликнула Кори. – И чему же должны научить тебя в этой дурацкой школе? Домоводству?
   – Да, но не только этому... Я и так неплохо готовлю и знаю, как нужно правильно сервировать стол. В этой школе учат, как нужно правильно ублажать мужей, – покраснев, ответила Элалья.
   – Ублажать? Послушай, мужья и сами знают, что делать в постели с молодой женой! – возмутилась Кори. – Мой бывший муж Бен, например, готов был «ублажать» меня и днем, и ночью. И твой жених наверняка такой же кобель!
   Элалья жалобно заскулила.
   – Лично я не была в восторге от такой прыти, – не обращая на нее внимания, продолжала рассказывать Кори. – Он меня просто замучил, и я ему закатила скандал. Так он стал после этого управляться за минуту, что еще хуже.
   Щеки Элальи стали пунцовыми, она обхватила руками свои плечи и жалобно проскулила:
   – Не сравнивай меня с собой, ты ведь жила в Англии, а я все время сидела взаперти и ничего о сексе не знаю. Я до сих пор девственница. Вот почему мой опекун и решил послать меня сюда учиться, как нужно угождать своему мужу.
   – Да что он о себе возомнил, этот старый негодяй! – возмутилась Кори. – Сказала бы ему, что не хочешь никуда ехать! Зачем ты пошла у него на поводу?
   – Он мой опекун, он меня заставил. Сказал, что иначе мой жених на мне не женится, и тогда я буду опозорена.
   Кори Блэк уже открыла было рот, чтобы возразить, что все это чушь, но передумала, сообразив, что ее собеседница действительно сильно расстроена. Погладив Элалью по плечу, она спросила:
   – Так он решил, что здесь тебя научат, как правильно вести себя с мужчиной в постели? Да он просто идиот!
   – Возможно, он что-то и напутал, только я в этом не уверена. Он всегда знает, что делает, – сказала Элалья. – А мне даже не с кем посоветоваться, в Англии у меня фактически нет знакомых.
   – Значит, в Англии у тебя совсем нет знакомых? – повторила Кори, нервно постукивая пальцами по подлокотнику. – Зато у меня есть хорошая подруга, Шеннон Гарретт, которая работает в редакции одного журнала. Давай позвоним ей прямо отсюда и попросим выяснить, что это за школа.
   Она потянулась к телефонной трубке аппарата, вмонтированного в спинку кресла напротив.

   – Кори! Это ты? Ты уже прилетела? Я думала, что ты вернешься из Рио только завтра! – раздался в трубке знакомый голос.
   – Я звоню тебе из самолета, мне предстоит провести в полете еще полсуток, – сказала Кори.
   – А я завтра утром улетаю в Штаты. Проведу три недели в Американском национальном парке. Между прочим, вместе с Саймоном и Ричардом.
   – Как? – опешила Кори. – С каких это пор голубых потянуло в глушь?
   – Они уверяют меня, что без них я там пропаду. Что ж, посмотрим, какие они натуралисты... – Шеннон рассыпчато рассмеялась. – Я уже заказала такси на шесть часов.
   – Жаль, что нам не удастся встретиться и поболтать, – сказала Кори. – У меня масса впечатлений от пребывания в Рио.
   – Я бы с удовольствием послушала твои впечатления о тамошних парнях, – отозвалась подруга.
   – Бразильские горячие парни предпочитают любить друг друга, – с усмешкой сказала Кори. – Послушай, у меня к тебе просьба! Наведи справки об учреждении под названием «Школа Кенвуд»!
   – Я что-то припоминаю... В нашем журнале мы однажды опубликовали о ней заметку...
   – Пожалуйста, выясни все, что сможешь, только срочно. Я тебе перезвоню. Двух часов тебе хватит?
   – О’кей! – ответила Шеннон.
   Кори вставила трубку в специальное углубление и посмотрела на Элалью. Та уже взяла у стюардессы плед и, укутавшись в него по самый подбородок, закрыла глаза. В салоне самолета приглушили свет. Кори взглянула в иллюминатор, но не увидела там ничего, кроме мглы. Свирепый ледяной ветер норовил сокрушить корпус лайнера, и тот время от времени вибрировал. Элалью это не беспокоило, она дремала, улыбаясь чему-то во сне. Ее длинные ресницы и прядь черных волос чуть заметно подрагивали от ее горячего дыхания. Кори протянула руку к ее лбу и убрала с него непослушный локон. Ей самой тоже захотелось вздремнуть, она сладко зевнула и закрыла глаза, приказав себе проснуться не позже, чем спустя два часа.

   Ее натренированный мозг вернулся к бодрствованию за несколько минут до условленного с Шеннон времени. Кори позвонила ей и, закончив разговор, повернулась к Элалье, которая уже проснулась.
   – Ну что? – спросила девушка. – Удалось ей что-нибудь разузнать о школе Кенвуд?
   – Это чрезвычайно таинственная организация, – задумчиво ответила Кори. – Но у моей подруги обширные связи. Ей удалось выяснить, что там действительно преподают курс сексуальной самореализации. Официально эта школа якобы оказывает разнообразные консалтинговые услуги и считается заведением высокого класса. Она по карману только очень состоятельным людям, твой опекун, видимо, человек не бедный, раз он позволяет себе такие расходы. Ты представляешь, в какую сумму обошлась ему эта затея с отправкой тебя в Англию?
   – Мне до этого нет никакого дела! – простонала Элалья. – Лично у меня нет ни пенни! Я не могу убежать. И даже если бы мне удалось это сделать, мой опекун все равно прилетел бы из Венесуэлы и разыскал меня. И тогда мой жених отказался бы от меня, а я бы померла со стыда!
   – Со стыда пока еще никто не умер, – авторитетно успокоила ее Кори. – Послушай, у меня родилась интересная идея.
   Она повернулась в кресле и схватила девушку за руку.
   – Можно устроить так, что в школе ты учиться не станешь, но тебя никто не хватится.
   – Это как же? Мой опекун все моментально узнает, и тогда мне конец! – Элалья снова расхныкалась.
   – Замолчи и слушай! – прикрикнула на нее Кори.
   Элалья замерла, испуганно вытаращив на свою новую знакомую глаза. По щекам ее размазалась потекшая с ресниц тушь, кожа стала еще бледнее, губы дрожали. Кори повернула ее лицом к темному иллюминатору, и в нем отразились две брюнетки, похожие одна на другую, словно родные сестры.
   – Давай сюда свой паспорт, – облизнув пересохшие от волнения губы, сказала Кори. – А взамен возьми мой. У тебя в Англии в самом деле нет знакомых? Подумай хорошенько!
   – Есть одна школьная подруга, но она очень скромная девушка, живет с родителями, – ответила Элалья после недолгого размышления. – Она даже приглашала меня когда-то к себе в гости.
   – Вот и чудесно! Поживешь пару недель у нее, успокоишься, отдохнешь. А в школу Кенвуд вместо тебя отправлюсь я, – выпалила Кори. – Ну, ты согласна?
   Элалья раскрыла рот и захлопала глазами.

   Ослепленная ярким солнечным светом и продрогшая от холодного пронзительного ветра, Кори наконец вошла в терминал и вместе с толпой пассажиров направилась за своим багажом, покачиваясь на высоких каблуках, утопающих в ковровом покрытии пола. После выпитого в самолете бренди в голове у нее шумело, а во рту ощущалась сухость. Ей страшно хотелось выпить чашечку черного кофе.
   В десяти шагах от нее в толпе мелькала голова Элальи, медленно удаляющейся вместе с ее паспортом. Внезапно Кори охватили сомнения в разумности идеи, возникшей у нее под влиянием алкоголя, и она ускорила шаг. Но путь ей преграждали двое солидных джентльменов, о чем-то громко разговаривавших между собой. Кори поморщилась. Элалья исчезла из виду.
   Кори уже проклинала себя за свой необдуманный поступок и уповала только на то, что ей удастся перехватить латиноамериканку до того, как та пройдет паспортный контроль. Наконец она добралась до багажной карусели, подхватила с ленты транспортера свои старенькие саквояжи и пошла с ними к стойке, за которой стройная женщина в строгой черной униформе проверяла у прилетевших пассажиров документы. Кори замедлила шаг, сообразив, что грозит им с латиноамериканкой, если обман обнаружится. По спине у нее побежали мурашки. Она остановилась и поставила саквояж на пол, почувствовав дрожь в коленях. Озноб сменился жаром, во рту пересохло. Кори сделала успокаивающий вздох и, решив идти до конца, снова подхватила багаж. В конце концов, подумала она, чему быть, того не миновать. Главное, с невозмутимым лицом пройти паспортный контроль!
   Очередь быстро продвигалась, до стойки оставалось всего несколько шагов. Элалья Сантьяго обернулась и помахала Кори рукой, что придало ей уверенности. Латиноамериканка гордо вскинула подбородок и протянула через стойку паспорт. Едва взглянув в него, инспектор поставила печать и вернула ей документ. Элалья убрала его в сумочку и решительно направилась к выходу, забыв, что нужно дождаться Кори. Той оставалось только надеяться, что Элалья подождет ее на стоянке такси, если, разумеется, вспомнит об их уговоре. Подошла ее очередь предъявлять паспорт для контроля, и Кори машинально протянула его через стойку. Чиновница поставила в него штемпель и вернула паспорт. Кори сунула его в сумочку и вышла в зал, заполненный встречающими с плакатиками в руках. Итак, она снова в Англии, только на этот раз – под чужим именем. Настоящая детективная история, подумала Кори, высматривая в толпе Элалью. На глаза ей попалась телефонная будка. Решив позвонить маминой подруге, она порылась в сумочке и, найдя мелкие монетки, набрала номер антикварного магазина Нади. Ее голос, записанный на ленте автоответчика, бесстрастно уведомил Кори, что сегодня в салоне выходной. Дождавшись сигнала, она отчетливо произнесла в микрофон адрес школы Кенвуд и, положив трубку на рычаг, посмотрела в сторону справочного бюро.
   Какой-то человек в униформе шофера интересовался, прилетела ли рейсом из Рио Элалья Сантьяго. Кори заметила, как стоявший у шофера за спиной молодой парень в дорогом костюме вздрогнул, услышав это имя, и поспешно обернулся. Взгляд его уперся в Кори, он сделал было в ее направлении несколько шагов, но потом словно бы передумал и смешался с толпой. Пока она раздумывала, что все это значит, к ней подошел шофер и, пристально посмотрев на нее, спросил:
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация