А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дитя каприза" (страница 41)

   – То, что на вас надето, вы сделали сами? – спросила дама, сама хорошо одетая, и когда Тереза ответила утвердительно, спросила. – А вы уверены, что хотели бы заниматься именно реализацией продукции?
   – О да, меня привлекает коммерческая сторона дела, – бодро ответила Тереза и сразу же поняла, что совершила ошибку. «Они, конечно, подумают, что эту работу я использую в дальнейшем как стартовую площадку – и, по правде говоря, будут совершенно правы».
   По дороге мимо нее проехало несколько машин, но ни одна не остановилась, хотя Тереза смотрела на них с большой надеждой. «Ну и прекрасно, – подумала она. – В конце концов нужно пройти пешком всего-навсего 15 километров!» Правда, она чувствовала, что туфли на высоком каблуке, которые она надела, потому что они идеально подходили к костюму, уже натерли ей пятки. Услышав шум очередной приближающейся машины, она все-таки подняла большой палец, хотя и без всякой надежды, но, к ее радости, машина резко затормозила и остановилась почти рядом. Это был старый, хотя и в приличном состоянии, «триумф» 6-й модели серо-синего цвета с откидным верхом. Дверца открылась, и на Терезу взглянула пара самых синих из всех виденных ею до сих пор глаз.
   – Куда направляемся? – спросил их владелец. У него был приятный голос, мягкий, слегка ироничный.
   – В Бристоль. Вернее, я хочу вернуться в Лондон, а оттуда на поезде добраться до Бристоля.
   – Садитесь, – сказал он. – Вам повезло, Я как раз еду в Лондон.
   Терезу вдруг охватила тревога. Невероятное везение, нет, все складывается слишком удачно. А вдруг он какой-нибудь сексуальный маньяк? Ведь не все они выглядят чудовищами. Некоторые на вид самые обычные люди, даже вполне респектабельные, пока не заглянешь им в глаза.
   Тереза заглянула в синие глаза, обрамленные длинными, как у девушки, ресницами, в эти ясные, честные, веселые глаза – и решилась. Нет, этот молодой человек не может быть сексуальным маньяком. По правде говоря, он просто великолепен. Она уселась на низкое кресло, стараясь сделать это грациозно, насколько позволяла короткая узкая юбка.
   – Просто не верится, – сказала она. – Неужели вы и вправду едете в Лондон?
   – Именно так. Но Бристоль останется в стороне. Я предпочитаю ездить по сельской дороге до Чиппенгема, это займет около трех часов, в зависимости от напряженности движения на дороге А куда именно в Лондоне вам надо?
   – В Бэкингем, но мне подойдет любое место, которое вам удобно. Лишь бы добраться до цивилизованного мира, а там уж не проблема доехать куда угодно.
   – Добраться до цивилизованного мира! Как я понимаю, вы туда едете не в отпуск. Да и багажа при вас нет.
   – Я только что побывала на собеседовании в надежде получить работу. – Ей было невероятно легко говорить с ним. – Я еще учусь, – объяснила она.
   Он приподнял одну бровь.
   – Вы не похожи на студентку.
   – Я принарядилась, чтобы произвести хорошее впечатление. Обычно я так не выгляжу.
   – Что вы изучаете?
   – Моделирование одежды.
   – О, – сказал он сухо. – Этим все объясняется. Ну и как прошло собеседование?
   – Похвастать нечем. Я думаю, что не подошла им. Взгляд водителя говорил о том, что, по его мнению, у человека, которому не подошла Тереза, должно быть, с головой не все в порядке, но он был слишком умен, чтобы высказать вслух подобную банальность.
   Местность, по которой они проезжали, была прекрасна: небольшие городки и деревни по обеим сторонам дороги напоминали нанизанные на нитку бусы. За зазеленевшими живыми изгородями раскинулись, как лоскутное одеяло, поля зеленые, темно-зеленые и желтые – это созревал первый урожай рапса.
   Когда они добрались до главной дороги, они уже чувствовали себя старыми друзьями. Тереза узнала, что мужчину зовут Марк Бристоу и что он занимается рекламой. Правда, он не сказал ей, что делал так далеко от Лондона, а она не спросила. Ее мысли были заняты поразительным совпадением: у него была такая же фамилия что и у ее настоящей матери.
   Как всегда в пятницу вечером, движение на дорогах было напряженным, но Марк вел машину легко и уверенно, то и дело шел на обгон по внешней стороне дороги и снова вливался в общий поток. Ехать в «триумфе», хотя там и тесновато, было удовольствием. Тереза прислушивалась к гортанному реву мотора и ощущала сцепление колес с полотном дороги, от чего по спине пробегали мурашки. Она искоса поглядывала на Марка – красивый, четко очерченный профиль, густые светлые волосы, удобная легкая сорочка «поло» под твидовым пиджаком хорошего покроя, – и по спине у нее снова побежали мурашки, уже не имеющие никакого отношения к реву мотора «триумфа».
   У Терезы не было недостатка в приятелях. Она была дружелюбна и общительна, умудряясь при этом выглядеть чуточку загадочной, хотя никто из ее знакомых не мог бы объяснить почему. Возможно, думали окружающие, все дело в ее необычном лице с высокими скулами, которое намекало на присутствие чужеземной крови в ее жилах, а может быть, в том, как неожиданно могла она переходить от искреннего веселья в полному покою, как будто набираясь внутренней энергии для следующего всплеска. Но друзья и не пытались разгадать ее – им это было ни к чему. Это были художники, а не психологи, их интересовала форма и линия, а не подспудные механизмы ее существа. Такими же неглубокими были и их дружеские отношения – отношения удивительные, но поверхностные. Ей казалось, что она бывала влюблена – по крайней мере, она так считала, – но это чувство никогда по-настоящему не поглощало ее полностью, да ей никогда и не хотелось получить больше, чем предлагали. А теперь она смотрела на незнакомого человека и чувствовала, что ее переполняет новое и волнующее ощущение.
   – Мне кажется, что я вас давно знаю, – сказала она, подумав при этом. «И что я только болтаю».
   Он ответил не сразу так как сосредоточенно обгонял фургон. Затем возвратившись на центральную полосу сказал:
   – Странно! Я подумал о том же! Она удивилась.
   – Неужели и вам кажется, что мы давно знаем друг друга? Но ведь мы не встречались с вами раньше, правда?
   Он засмеялся.
   – Не думаю. «Уж я не забыл бы такого», – добавил он про себя.
   На какое-то мгновение между ними возникло неловкое молчание, потому что все это очень сближало их. Потом он сказал:
   – А как вы развлекаетесь, Тереза?
   – Развлекаюсь? У меня почти не остается времени на развлечения. Мода требует полной отдачи. У нас даже обычные студенческие тусовки бывают редко. Иногда мне кажется, что следовало бы выбрать профессию попроще.
   – Гм-м. – Марк подумал, не следует ли рассказать ей о Хьюго, но решил не делать этого, чтобы не выглядеть хвастуном.
   – Меня просто бесит, – продолжала она, – что все считают, будто нет ничего проще, чем защитить диплом по моделированию. Поверьте мне, это не так. Прежде всего оценка дипломной работы складывается из баллов, полученных за длительный период за отдельные модели. Надо еще написать сочинение. Свое я написала прошлым летом, так что одно дело, слава Богу, уже сделано. К тому же комиссия страшно придирается к оформлению каждой работы. Я уже потратила кучу денег, а теперь готовлю дипломную коллекцию, и, поверьте, расходы просто огромные. Да и ткани должны быть красивые, хорошего качества, в противном случае нечего и думать представить свою коллекцию как следует – а хорошие ткани для четырнадцати, а то и больше моделей стоят недешево.
   – Догадываюсь, – сказал он, и его безразличный тон смутил ее.
   – Извините, если утомляю вас своей болтовней, – сказала Тереза. – Просто иногда я падаю духом. Я обязана добиться успеха и работаю не покладая рук, но все-таки получаю более низкие баллы, чем те, кто, в сущности, ничего не делает, потому что у меня не хватает средств, чтобы должным образом представить свои модели.
   – Нелегко вам приходится, – посочувствовал ей Марк, который начинал трудовую деятельность, имея все преимущества, но которому уже пришлось столкнуться и с другой стороной жизни, поскольку в бизнесе он выступал самостоятельно.
   – Ничего, – сказала она, стараясь показать, что не вешает нос. – В конце концов я своего добьюсь. Все равно все получают дипломы, так что можно утешиться и этим. Хотя в последнюю неделю перед показом моделей никому почти не удается поспать.
   И вновь Марк испытал искушение сказать ей, что на самом верху индустрии моды дело обстоит так же, и опять он воздержался, сказав вместо этого:
   – Значит, вы не сможете выкроить вечерок, чтобы сходить со мной куда-нибудь?
   Сердце Терезы екнуло от радости и учащенно забилось.
   – Вы меня приглашаете?
   – Да.
   – В таком случае, мне кажется, что один вечер погоды не сделает, – сказала Тереза, подумав при этом, что, даже если бы ей пришлось не спать в течение трех недель подряд перед заключительным показом коллекции, она бы все равно согласилась.
* * *
   Тереза влюбилась по-сумасшедшему, просто потеряла голову – и это было чудесно. Как она уже говорила Марку, в те последние месяцы перед окончанием училища у нее оставалось мало времени на что-либо, кроме работы, да и Марк тоже был очень занят: проверял счета, допоздна засиживался в офисе, носился с новыми идеями и постоянно курсировал между Лондоном и Нью-Йорком, но уж если им обоим удавалось выкроить время, то они извлекали из этого максимум удовольствия. Иногда он приглашал ее – знай наших! – в ночной клуб или в ресторан, иногда – без претензий – они встречались в баре, чтобы выпить с друзьями, или же смотрели видеофильм, свернувшись калачиком в креслах с банками легкого пива и закуской, купленной в китайском ресторанчике. Иногда Марк сам готовил для нее, причем на удивление вкусно, спагетти с соусом «болоньез» или карри из курицы, а в последнюю ночь перед сдачей проекта он поддержал ее своим присутствием, когда она металась по комнате, причитая: «Черт возьми, я ни за что не успею в срок!», – и собирал разбросанные по полу обрезки бумаги. Он варил ей кофе, пока она пришивала пуговицы, подравнивала подолы и отглаживала швы, держал наготове носовой платок, когда она вдруг разражалась слезами из-за того, что лацкан никак не желал ложиться как следует, сколько бы она с ним ни возилась, и тогда, когда она сообщила ему, что получила 2,1 балла.
   – Это просто здорово! Ты умница! – поздравил он ее.
   – Вовсе не умница… Я хотела получить более высокую оценку! Столько сил потрачено! – рыдала она, измученная перенапряжением.
   – Это ничего не значит. Разве важно, какое место ты получила? Важно, что ты сдала. Важна работа, а она выполнена прекрасно, – утешал ее Марк.
   – Экзаменаторы, по-видимому, так не считают.
   – Все экзаменаторы – остолопы. Если бы они увидели эти модели не на плечиках, а на подиуме, они бы поняли тогда, как хороша коллекция. Твои модели будут пользоваться спросом, малышка, и ты без труда сможешь их продать!
   – Надеюсь. Я должна хотя бы возместить то, что затратила на них, вернее, все мамины расходы.
   – Тебе это удастся. Вот увидишь!
   И конечно, он оказался прав. После заключительного показа коллекции к Терезе обратилось несколько человек, пожелавших купить отдельные модели, а также владелец одного бутика, предложивший купить всю коллекцию, с условием, что ей же можно будет заказать дубликаты, а также заручившись ее согласием разработать для них весеннюю коллекцию.
   – Вот видишь, что я говорил? – воскликнул Марк, кружа ее в объятиях с видом победителя. – Теперь тебе придется заняться бизнесом. Забудь обо всех мелких заказах и принимайся за организацию большого дела! Получить право на собственный фирменный знак! Это не шутка!
   – Но я не знаю, с чего начать.
   – Для начала найди небольшое ателье, найми нескольких надомниц и дай развернуться своему таланту.
   – У тебя все так просто получается, а ведь я совсем не знаю, как вести дела…
   – А что ты скажешь о твоей подруге Линде Джордж? Она, кажется, только что окончила коммерческое училище? Вот она-то как раз и поможет тебе в финансовых вопросах. Ты будешь моделировать, а она займется финансами и сбытом.
   – Но, черт возьми, где я найду деньги, чтобы начать подобное дело?
   – Поговори с управляющим банка – для этого банки и существуют.
   – О Марк… я боюсь…
   – Мне казалось, что ты хочешь стать известным модельером!
   – Тогда наберись смелости – и вперед!
   Она глубоко вздохнула, и ее глаза блеснули решимостью.
   – Может быть, ты прав. Если я не рискну, то никогда ничего не добьюсь.
   Он поцеловал ее.
   – Я горжусь тобой, леди. Очень горжусь.
* * *
   Хотя они любили друг друга, и Марк и Тереза хранили в тайне друг от друга некоторые факты своей биографии – каждый по своим соображениям.
   Марк не упомянул о том, что его мать замужем за Хьюго Варной, а сказал лишь, что его семья живет в Штатах, где у отчима свое дело, потому что его смущали богатство и успех Хьюго, обеспечившие ему так много жизненных преимуществ. А кроме того, он все еще считал, что с его стороны выглядело бы бахвальством признаться в родственных связях с одним из светил мира моды, когда Тереза находилась всего лишь на самой низшей ступеньке лестницы, хотя, возможно, это было глупо.
   Что касается Терезы, то она даже в самые интимные моменты не признавалась Марку, что была приемышем. Отчасти это объяснялось тем, что она и сама редко вспоминала об этом, а отчасти своим отношением к Дорин, как к родной матери. Рассказывая о своем прошлом, она всегда говорила о своей настоящей жизни, а не о той, какой она могла бы быть. Она – Тереза Арнолд, дочь Дорин Арнолд, ее отец умер, и выросла она в Бакингеме – и все.
   Но, начиная собственное дело, она впервые в жизни обнаружила, что ей совсем небезразлично, что она приемыш, хотя причина была не совсем обычной. И когда они обсуждали этот вопрос с Марком, правда сама по себе выплыла наружу.
   По совету Марка Тереза сходила к управляющему банка Он заинтересовался ее планами и не отказался помочь, напомнив при этом, что получить заем на требующуюся ей сумму можно лишь под залог недвижимого имущества. Услышав об этом условии, Дорин не раздумывала. Сверх всякой меры гордясь Терезой и желая всячески помочь в начале избранного ею пути, она сразу же предложила заложить дом и Тереза, преисполненная благодарности и любви к матери почувствовала, что берет на себя страшную ответственность, и очень боялась потерпеть поражение.
   – Мне кажется, я не имею права позволить маме заложить дом, – сказала она Марку – Я не могу принять от нее такой жертвы.
   – Но ведь ты не просила – она предложила это сама, – заметил Марк.
   Они ужинали курицей под соусом карри в квартире Марка, но Тереза почти ничего не ела, а лишь ковыряла вилкой рис.
   – Знаю, что она предложила, но дело совсем не в этом. А вдруг мне ничего не удастся?
   – Удастся. Ешь карри.
   – А вдруг? Если я прогорю, мать потеряет все. Папа не так уж много ей оставил: дом – это все, что у нее есть. Не будет дома – и она останется ни с чем. Что тогда делать? Я не могу позволить ей так рисковать.
   – Послушай. – Марк доел карри и отодвинул тарелку – Во-первых, ты добьешься успеха. Во-вторых, если банк требует заклад, у тебя не остается выбора – помочь тебе я не в состоянии – сам по уши в долгах. В-третьих. Дорин хочет помочь тебе. Так уж устроены матери.
   – Но она и без того так много для меня сделала Пора бы уж начать расплачиваться с ней, а я вместо этого отбираю у нее все до последнего пенни.
   – Когда встанешь на ноги, ты ее вознаградишь, – возразил Марк. – И она будет жить в роскоши до конца своих дней… – Он замолчал, вспомнив, как Хьюго баловал свою мать, не только обеспечивая материально, но и давая возможность гордиться успехами сына, что согревало сердце Марты. – Поверь, тебе придется разрешить Дорин поступить по-своему. Не рискуя, ничего не добьешься. Тебе ведь известна поговорка, кто не рискует, тот не пьет шампанского.
   – Знаю, знаю, но… – Тереза помедлила. – Она и так уже столько сделала для меня, но есть еще кое-что, о чем я тебе не рассказала. Она ведь мне не родная мать. Меня удочерили в грудном возрасте.
   – Да? – Он удивился, но не был потрясен.
   – Поэтому я несу двойную ответственность.
   – Почему?
   – Потому что не хочу ее разочаровывать, не хочу обмануть ее надежды. Бог знает, какая бы мне предстояла жизнь, если бы они меня не удочерили. Родители дали мне все – любовь, чудесный дом. Я не хочу отплатить ей за это черной неблагодарностью и стать причиной ее разорения.
   Он взял в свои руки пальцы Терезы. Хотя в его квартире было тепло, пальцы девушки были холодные и немного онемели. Он стал нежно растирать их.
   – Я повторяю, дорогая, тебе не хватает уверенности в своих силах. Ты сможешь добиться своего – я уверен! Что же до нежелания разочаровать мать, то это чистейшая чепуха – уверяю тебя. Она уже гордится тобой и будет гордиться еще больше.
   Марк притянул ее к себе, поцеловал в волосы, глаза и наконец в губы. Из-за того что ее мысли были заняты другими заботами, она ответила ему не сразу, но волшебная сила его близости сделала свое дело, и она, на время забыв все свои проблемы, поддалась физическому влечению к нему.
   Марк был щедр и тактичен в любви, он заботился о том, чтобы она получала наслаждение, уводя ее на такие высоты, о существовании которых Тереза и не догадывалась, имея дело со своими приятелями, которые всегда слишком торопились доставить удовольствие самим себе. Когда все было позади и она лежала в его объятиях, умиротворенная, испытавшая наслаждение, повседневные проблемы, казалось, отступили.
   Иногда, как это было и в тот раз, после близости Марк закуривал сигарету, прислонившись к подушке, а ее голова покоилась на его плече. Она вдыхала аромат его кожи, ощущая слабый запах свежего пота, смешанный с запахом мыла и дыма сигареты. Лежа в полудремотном состоянии, она была счастлива и благодарила Бога, что тогда, четыре месяца назад, она поехала в провинцию, хотя и съездила напрасно, но ведь в противном случае она никогда бы не встретила его – просто страшно подумать! Прошло так мало времени, а ей казалось, что они знакомы всю жизнь, и когда Марк сказал «Так, значит, ты приемыш? Ты никогда мне об этом не говорила», – она обрадовалась, что между ними больше нет секретов.
   – Мне казалось, что это не имеет значения, – сказала она – Я сама почти никогда не вспоминаю об этом.
   – Ты что-нибудь знаешь о своих настоящих родителях? – спросил он без особого интереса.
   Это было проявлением естественного любопытства, в вопросе не было и намека на то, что ее ответ может повлиять на их дальнейшую жизнь.
   – Почти ничего. Когда мне исполнилось восемнадцать, я обратилась за свидетельством о рождении, но больше никогда и ничего не предпринимала. Мне не хотелось ничего знать. Я уже говорила, что считала Леса и Дорин своими настоящими родителями. Они были рядом всю мою жизнь. – Помедлив, она провела пальцем по белокурым волоскам на его груди. – Правда, любопытно, что у моей родной матери такая же фамилия, как и у тебя, – Бристоу?
   – Да ну? Удивительно. Мне казалось, что это не такая уж распространенная фамилия.
   – Пожалуй. Ее звали Салли. Салли Маргарет Бристоу, и там был указан адрес – где-то в Кенсингтоне. А имя отца не было указано. В этой графе было просто написано «отец неизвестен».
   Почти интуитивно она почувствовала, как он весь напрягся.
   – Что с тобой?
   – Ничего Правда, ничего – Но он высвободился из ее объятий и поднялся, протянув руку за джинсами. – Пойдем в другую комнату. По телевизору будет фильм, который мне хочется посмотреть.
   – Хорошо – Но она чувствовала, что он почему-то отдалился от нее, и это обидело и озадачило Терезу. Она не поняла, что случилось, но по его поведению почувствовала, что он не намерен ничего объяснять ей. Каким-то непостижимым образом в последнюю минуту между ними возникла преграда, которой раньше не было.
   И вдруг Тереза похолодела от дурного предчувствия. Все ее тело онемело, как это иногда случалось с ее руками.
   – Я люблю тебя, Марк, – хотела сказать она в надежде, что случится чудо, и все вдруг снова станет хорошо, как прежде… Но она ничего не сказала. Заставив себя подняться, Тереза взяла одежду и последовала за Марком в гостиную.
* * *
   Марк Бристоу налил себе еще виски – в третий раз с тех пор, как ушла Тереза, – и стоял, глядя на стакан. Небольшие часы на каминной доске показывали без 20 минут два, но он не собирался ложиться. Знал, что не заснет, а что может быть хуже, чем метаться в постели без сна? К тому же у него мурашки пробегали по коже при одной мысли о том, чтобы лечь в постель, где он совсем недавно занимался любовью с Терезой!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 [41] 42 43 44 45 46 47

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация