А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дитя каприза" (страница 25)

   ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

   На следующее утро Гарриет не появилась за завтраком. Том, приложивший неимоверные усилия, чтобы прийти в столовую (несмотря на мучительное похмелье) и попробовать помириться с девушкой, выпил три чашки очень крепкого кофе и пошел ее искать.
   – Гарриет, можно с тобой поговорить? – спросил он, когда она открыла ему дверь.
   – Нам нечего сказать друг другу, не так ли? – Она была бледной и хмурой, а темные круги под глазами позволяли предположить, что она, возможно, плакала.
   – Нам есть о чем поговорить. Ты все не так поняла. Допустим, что тот телефонный разговор можно было понять таким образом, что…
   – Именно так. Все яснее ясного. Несмотря на все, ты по-прежнему веришь, что я и моя семья каким-то образом обманули твою страховую компанию, и ты был готов соблазнить меня, чтобы попытаться выведать то, что тебе нужно, точно так же, как ты, несомненно, соблазнит ту бедную девушку из «Даруэст констракшн», хотя, к сожалению, я оказалась не такой общительной, как она, и на сей раз твои усилия не дали результатов. Однако это объясняется просто – мне ничего неизвестно.
   – Послушай… я тебе верю.
   – Тебе не кажется, что твои оправдания несколько запоздали? Ведь ты уже выставил меня полной дурочкой! И, должно быть, очень доволен собой. Тебе всегда удается совмещать дело с удовольствием? Настоящий Джеймс Бонд, не правда ли? Хотя, если подумать, ему обычно удавалось, выполняя задание, переспать, по меньшей мере, с тремя женщинами.
   – Гарриет!
   – Более того, он, в отличие от тебя, умел пить. Ты же выглядишь просто ужасно!
   – Ради Боги, Гарриет, поверь мне, я был с тобой не для того, чтобы выудить у тебя что-нибудь!
   Она посмотрела на него, бледного, с мутным взглядом опухших глаз, и почти поверила ему. Ей так хотелось ему верить. Но она слышала тот разговор своими ушами: никто ничего не преувеличил и не переврал, пересказывая его. Было совершенно ясно, что Том уже обсуждал ее со своей секретаршей и посвятил ту в свои планы, возможно, он хвастал своей победой или даже насмехался над ней. Горечь обиды была так сильна, что Гарриет, казалось, физически ощущала ее.
   – Оставим этот разговор, Том, хорошо? – сказала она твердо.
   И Том, у которого голова разламывалась от боли, как будто ее стянул стальной обруч, решил пока смириться. Будет для этого другое время, другое место. Она будет рядом, по крайней мере, до тех пор, пока они не разыщут Грега Мартина. Когда он почувствует себя лучше, то снова начнет этот разговор и так или иначе заставит ее понять, что он говорил правду. Ну а сейчас ему хотелось лишь покоя, тишины и темноты!
   – Когда мы уезжаем? – спросила Гарриет. – Не следует ли нам поторопиться, чтобы попасть в Дарвин к обеду?
   – Да. Наверное, – обреченно пробормотал Том. Было совершенно ясно, что ни покоя, ни тишины, ни темноты ему не видать.
* * *
   По дороге в Дарвин они почти не разговаривали. Дождь, начавшийся в тот день раньше обычного, встретил их на дороге плотной стеной измороси. Том, голова которого все еще гудела, матерился про себя. Нетрудно понять, почему сезон дождей называют также сезоном самоубийств. Все представляется в мрачном свете, когда человек медленно задыхается в эдакой парилке, и легко было представить себе, что в таких условиях даже мелкие повседневные проблемы могут разрастись до гигантских размеров.
   Он свернул к их прежней гостинице и остановил машину у входа.
   – Хочешь выйти здесь? – спросил он у Гарриет. – Нет никакой необходимости мокнуть нам обоим.
   Гарриет кивнула, помимо своей воли испытав благодарность к нему, и нырнула в регистратуру.
   За стойкой была та же самая девушка, которая принимала их в первый приезд.
   – Хорошо провели время? – спросила она.
   – Да. Чудесно, – ответила Гарриет без особого восторга.
   – Вот и хорошо. Сегодня у вас будет другой номер, ну-ка, посмотрим.
   …Девушка уткнулась в свои записи, и вдруг лицо ее изменилось. – Ох, чуть не забыла, вам тут послание, дорогая. Просили сразу же позвонить домой. Вас разыскивала некая Салли Варна. Она сказала, что это срочно.
   – Когда это было? – спросила Гарриет.
   – В тот самый день, когда вы уехали. Я объяснила, что у нас нет вашего адреса, но что я все передам вам, как только вы вернетесь.
   Гарриет, хмуря лоб, взглянула на часы. Зачем это Салли понадобилось звонить ей сюда?
   – Наверное, поздновато звонить? В Нью-Йорке сейчас за полночь.
   – Возможно, вы правы, – без улыбки сказала девушка, хотя вас просили позвонить, как только вернетесь, в любое время.
   Гарриет встревожилась.
   – Вы можете соединить меня с Нью-Йорком?
   – Поднимите трубку у себя в номере, и я вас соединю.
   Оказавшись в номере, Гарриет взяла телефонную трубку и стояла, нетерпеливо постукивая по ней пальцами в ожидании. Наконец она услышала голос Марка. Ее тревога возросла – Марк редко бывал в доме матери, особенно в столь поздний час. Даже будучи в Нью-Йорке, он обычно останавливался у друзей.
   Первые же его слова не рассеяли ее беспокойства.
   – Гарриет? Мы почти потеряли надежду связаться с тобой.
   – Что случилось, Марк? Что произошло? – ее голос был полон тревоги.
   – Боюсь, плохие новости. У твоего отца сердечный приступ.
   У Гарриет сердце тут же дало сбой, во рту пересохло.
   – У папы? У папы был сердечный приступ? О Марк, ведь ты не имеешь в виду?..
   – Спокойно, Мошка, он не умер, но, боюсь, его состояние оставляет желать лучшего. Он выжил, но на этой стадии всегда существует, риск повторения приступа. Как толчки после землетрясения, ты понимаешь, что я имею в виду?
   – Когда… где… это случилось?
   – Два дня назад. В демонстрационном зале. Мошка, мне кажется, тебе следует вернуться домой.
   – Не волнуйся, я прилечу, Первым же рейсом!
   – Умница!
   – И, Марк… передай, что я люблю его.
   Она положила трубку. Голова шла кругом. Позвонить в аэропорт… зарезервировать место… хорошо хоть, что вещи уже упакованы, можно сразу же отправляться. «О папа, бедный папа, ты ведь поправишься? Ты должен поправиться!»
   – Что-нибудь случилось, Гарриет?
   В дверях стоял Том. Регистраторша, несомненно, рассказала ему о срочном телефонном разговоре.
   Она взглянула на него, и он показался ей таким надежным и сильным, что ей захотелось, чтобы его руки обняли ее, как прошлой ночью; ей захотелось положить голову ему на плечо, поделиться своими страхами и найти в этом утешение. Но еще не прошла обида, воздвигнувшая между ними барьер, преодолеть который было совсем не просто.
   – С моим отцом, – сказала она. – У него был сердечный приступ.
   – Сочувствую тебе. Ты, конечно, хочешь как можно скорее добраться домой?
   – Да. Я вылечу первым же самолетом, в котором будет место.
   – Если хочешь, я позвоню в аэропорт и все узнаю.
   – Спасибо тебе, Том! – И снова она испытала прилив благодарности, и… снова ее потянуло к нему. Но сейчас было не время и не место выяснять отношения, и прежде чем она успела выразить свои чувства в словах, он ушел.
* * *
   Реактивный лайнер, вылетев из Дарвина, почти сразу же оказался над морем. Гарриет смотрела вниз, пока береговая линия Австралии не скрылась за облаками, и у нее мелькнула мысль, что сейчас она не многим ближе к решению загадки, чем по прибытии сюда. Но теперь это казалось неважным. Ведь все это случилось так давно. Сейчас ей было необходимо как можно скорее добраться домой, увидеть отца. Он был все еще жив… пока. Гарриет расстегнула ремень безопасности, сложила руки на коленях и молча помолилась за то, чтобы, приземлившись в Америке, она застала его в живых.

   ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

   Фергал Хиллард был почти шести футов ростом и такого телосложения, что будь он в колледже, непременно играл бы в защите в команде регбистов. У него было приятное лицо, а тщательно уложенная на темени длинная прядь светло-каштановых волос скрывала наметившуюся лысину. В темном деловом костюме и галстуке в яркую полоску он выглядел весьма импозантно, спускаясь по мраморной лестнице на нижний этаж уэстэндского ресторана, где его поджидали Тереза с Линдой. Он выглядел преуспевающим бизнесменом, который, по словам Линды, купался в деньгах и имел возможность купить своей жене изысканный бутик, для того, чтобы у нее был «интерес» в жизни. Официанты услужливо бросились ему навстречу, но он отмел их в сторону жестом, преисполненным странной смеси нетерпения и обаяния, и направился к столику, за которым сидели девушки.
   – Извините, меня задержал важный телефонный разговор. Линда… как приятно снова встретиться с вами. А вы, должно быть, Тереза? Ну, дорогая, позвольте заметить, что вы так же красивы, как и талантливы. Рад познакомиться с вами. – Он поцеловал ей руку.
   – Я тоже рада нашему знакомству, – сказала Тереза, которую его светские манеры вряд ли заставили чувствовать себя свободнее. Ресторанная роскошь внушала Терезе некоторый страх, а ей очень хотелось произвести на него благоприятное впечатление. Для нее было жизненно важно, чтобы сегодняшний вечер удался. От этого зависело будущее ее дела, то есть, в сущности, ее будущее. Если ей удастся произвести на Фергала Хилларда хорошее впечатление, и он захочет выделить на ее поддержку всего лишь частичку своего огромного состояния, у нее будет шанс выиграть время, чтобы завоевать себе имя, оборудовать приличную мастерскую новыми швейными машинами, закупить превосходные ткани и, возможно, даже арендовать демонстрационный зал. Если же ей это не удастся, она не представляла, как будет жить дальше.
   Тереза взглянула на Фергала, который уселся за стол справа от нее. После того как Линде посчастливилось встретиться с ним, она постаралась кое-что о нем разузнать. Как она рассказала Терезе, он сделал состояние на программном обеспечении компьютеров, выйдя на рынок в самый благоприятный момент; его считали дальновидным и безжалостным в делах… и неисправимым бабником. Поговаривали, что он купил бутик для жены в надежде, что она, будучи увлечена собственным бизнесом, не заметит его похождений. Тереза не придала большого значения рассказу подруги, сочтя такие разговоры завистливыми сплетнями. Но сейчас, при первой встрече, подумала, что, возможно, все, что говорили, – правда. Терезе Фергал Хиллард не очень понравился. Во всяком случае было странно, что на их встрече отсутствовала его жена. Ведь разговор должен был идти о возможной продаже в ее бутике моделей Арнолд, а ее в ресторане не было.
   – Думаю, нам лучше сначала сделать заказ, а потом перейти к делу? – предложил Фергал, раскрывая огромное меню в кожаном переплете. – Что вы будете пить? Может быть, шампанское?
   Девушки переглянулись. Линда никогда не пробовала шампанского, если не считать дешевого испанского игристого вина, а Тереза однажды выпила бокал вместе с Марком, и воспоминание о том, как они были счастливы, когда пили за здоровье друг друга перед камином в квартире Марка, а впереди их ждала длинная роскошная ночь любви, вызвало у нее прилив такой острой печали, что она едва удержалась от слез.
   – На меня произвели большое впечатление ваши модели, – сказал Фергал, поворачиваясь к Терезе. – Вы так молоды и к тому же новичок в мире моды, а в ваших моделях чувствуется поразительно тонкая наблюдательность.
   Тереза вспыхнула от удовольствия, и даже если ее немного удивило, что человек, сделавший деньги на компьютерах, разбирается в одежде, она постаралась об этом не думать.
   – Мне кажется, они будут хорошо раскупаться, – продолжал Фергал. – Есть, конечно, кое-какие замечания по поводу окончательной отделки, но…
   Радость Терезы померкла.
   – Какие замечания?
   – Мне показалось, что уголки манжет можно было бы обработать более тщательно. Следовало бы также улучшить ярлыки с вашей эмблемой. Когда назначаются такие высокие цены за продукцию неизвестной фирмы, все должно быть безупречно.
   – Полностью согласна с вами, – сказала Тереза. – Я и не подозревала, что к моим моделям есть какие-то претензии. Но теперь, будьте уверены, я позабочусь о том, чтобы все было как следует. Однако, рискуя уподобиться плохому мастеру, который всегда возлагает вину на свои инструменты, как говорит пословица, я хотела бы объяснить вам, что мое оборудование устарело, и швеи-надомницы, работающие на меня, сталкиваются с той же самой проблемой. Все это из-за того, что мы стеснены в средствах, господин Хиллард.
   – Зовите меня Фергал, пожалуйста. – Он улыбнулся, и его глаза задержались на ее лице. – Мне понятны ваши проблемы, дорогая. Я полагаю, чтобы справиться с ними, вам нужна помощь. Именно для этого я и пришел сюда.
   – Так вы в самом деле думаете… – начала Тереза и замолчала. Они с Линдой заранее обговорили стратегию встречи; было бы не очень разумно показаться слишком нетерпеливой. Важно, чтобы Фергал Хиллард видел в ней не просто утку с подбитой лапой, которую необходимо спасать, а многообещающего модельера, способного принести ему хорошую прибыль на вложенный им капитал. – Мне нужны деньги, господин Хиллард… Фергал… – продолжала она, стараясь поразить его своей откровенностью. – Не буду отрицать. Это единственное, чего у меня нет. Что же до остального, я уверена, что если вы или кто-нибудь другой поддержит меня, вам не придется жалеть об этом.
   Он поглядывал на нее поверх поднятого бокала.
   – Вы уверены в своих силах, Тереза. Мне это нравится. Вероятно, я смогу помочь вам. Пока ничего не обещаю, но давайте обсудим некоторые возможности, хорошо? В каком направлении вы думаете развивать свое дело?
   – Терри создает модели для молодежи с изысканным вкусом, – сказала Линда. – Одежду, в которой молодой энергичный менеджер может прямо из офиса отправиться в самое фешенебельное общество, чтобы провести вечер.
   Толстые губы Фергала изогнулись в усмешке, но он даже не взглянул на Линду. Его глаза были по-прежнему прикованы к Терезе, и в выражении его лица сквозило неприкрытое вожделение.
   – Мне хотелось бы, чтобы Тереза сама рассказала о своих планах, – сказал он вкрадчиво. – Когда я собираюсь во что-нибудь вложить деньги, предпочитаю обходиться без посредников. Итак, Тереза, расскажите мне сами, как ВЫ намерены израсходовать мои деньги, если я решу их вам дать.
   Линда умолкла, несколько выбитая из колеи. Она, конечно, не могла не заметить, что Фергал, в сущности, игнорировал ее, а поскольку именно она была инициатором встречи, было немного обидно, что ей отводили такую незначительную роль. Но у нее хватило здравого смысла промолчать. Главное – убедить Фергала вложить немного денег в их дело. Какая разница, с кем он разговаривает?
   За ужином Тереза раскрыла свои мечты и планы, а вопросы и дельные замечания Фергала вселили в нее надежду. Может быть, этот человек и не слишком разбирался в моде, хотя, несомненно, он оказался вполне способен распознать хорошую модель, когда знакомился с ее образцами, но он наверняка знает, как делать деньги.
   «Если бы только он сделал для меня то, что сделал для своих компьютеров, все тревоги остались бы позади», – думала Тереза, впервые за долгое время почувствовав себя почти беззаботной. Когда подали Кофе, Линда встала и, извинившись, направилась в дамскую комнату, оставив Терезу наедине с Фергалом. К кофе подали крошечные, необыкновенно вкусные пирожные и ликер.
   – Мне кажется, я уже достаточно выпила, – сказала Тереза, отказываясь, но Фергал так настаивал, что она согласилась, боясь показаться неучтивой. Маленькими глоточками она пила «куантро», чувствуя, как густая сладкая жидкость медленно проскальзывает внутрь, распространяя тепло по всему телу.
   – Итак, – произнесла она, взглянув на Фергала. Убедили мы вас, что фирма Терезы Арнолд заслуживает вашей поддержки?
   – Возможно. – Он прищурился, его лицо немного раскраснелось. Тереза затаила дыхание. – Разумеется, у меня есть несколько предварительных условий, – продолжал он. – Во-первых, я хотел бы, чтобы коммерческими вопросами занимался человек опытный. Ваша подруга Линда очень старательна, она хорошая продавщица и, вероятно, когда-нибудь станет первоклассным менеджером, но пока, вкладывая немалые деньги, мне хотелось бы, чтобы они оказались в руках более практичного человека, чем она.
   – Но не могу же я просто выкинуть ее, – сказала Тереза. – Она – член моей команды и была со мной с самого начала.
   – Уверен, что для нее найдется место. Как я уже говорил, когда-нибудь, набравшись опыта, она станет ценным работником для любой компании.
   – А другие условия? – спросила Тереза.
   – Вы должны иметь дело с тем банком и с тем бухгалтером, которых предложу я.
   – С бухгалтером я не вижу проблемы, но я уже взяла в банке заем под залог дома моей матери.
   – Ясно. – Гладкий лоб Фергала прорезала глубокая морщина, и Терезе стало не по себе. Он, очевидно, не подозревал, что она уже наделала довольно большие долги.
   «Господи, – молилась она про себя, – не допусти, чтобы это помешало делу».
   – Ну что ж, – продолжил он мгновение спустя. – Думаю, нам удастся что-нибудь сделать с этим долгом, при условии…
   Он замолчал. Тереза быстро вскинула на него глаза и заметила, что он внимательно рассматривает ее оценивающим взглядом.
   – При каком условии? – спросила она и сама почувствовала нервную дрожь в своем голосе.
   Он лениво улыбнулся.
   – Мы не будем обсуждать это сейчас. Приходите ко мне в офис, там поговорим. Или еще лучше в моей маленькой холостяцкой квартире. Там нам никто не помешает.
   У Терезы гулко забилось сердце. Его стук эхом отозвался во всем теле, и ей снова стало не по себе.
   – Я… Я не знаю.
   – Послушайте, не будьте глупышкой! – Он был спокоен и уверен в себе, как человек, имеющий опыт в таких делах. – Я уверен, что мы прекрасно сработаемся – у нас получится отличная команда. – Он достал из бумажника визитную карточку и протянул ей. – Здесь адрес моей квартиры, – сказал он. – Завтра я на несколько дней уезжаю в Брюссель по делам – позвоните мне в следующий понедельник, и мы договоримся о времени встречи, удобном для нас обоих.
   У Терезы пересохло в горле; она не могла говорить. Смяв льняную салфетку, она положила ее на стол.
   – А вот и ваша подруга возвращается, – сказал Фергал все тем же спокойным тоном. – Надеюсь, она обрадуется, услышав хорошие новости.
   – Хорошие новости?
   – Ну да, ведь мы с вами почти договорились. – Он снова улыбнулся ей. – Вам не кажется, что нам следует выпить за успех фирмы, на изделиях которой будет самое привлекательное в Лондоне имя: «Тереза Арнолд»?
   Он поднял бокал, и Тереза последовала его примеру. Итак, похоже, ее тревоги за успех дела подошли к концу. Она сможет получить деньги, которые помогут справиться с трудностями и сохранить за собой дом ее матери. А если Фергал возьмет на себя управление фирмой, она поручит коммерческую сторону дела знающим людям, а сама будет заниматься только созданием моделей – именно об этом она мечтала! Перед ней открывались все возможности, сбывались все надежды… Но какой ценой!
   Тереза взглянула на самодовольную похотливую физиономию сидевшего рядом мужчины и вздрогнула всем телом. По правде говоря, она совсем не была уверена, что готова заплатить за все такой ценой. Но у нее нет выбора! Если бы на карту был поставлен только ее собственный бизнес, она знала бы, что делать: послала бы его подальше вместе с гнусными предложениями. Но на карту было поставлено нечто большее, гораздо большее.
   И, как это часто бывало, Тереза подумала о матери, такой доброй и заботливой, которая рискнула всем, что имела, чтобы дать Терезе шанс. Терезе стало не по себе при мысли о том, чем она рисковала. «Я не могу так поступить с ней, – думала Тереза – Что она будет делать? Куда пойдет?»
   Медленно, с болью в сердце, она подняла бокал и чокнулась с Фергалом Сделка была скреплена. Тереза была счастлива, получив недельную отсрочку выполнения своих обязательств.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация