А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Темная королева" (страница 8)

   Глава пятая

   Монастырь Святой Анны располагался на верху пологой возвышенности, словно мирный страж на часах над Порт-Корсар. К небу устремлена колокольня скромной церкви, рядом, прямо у прочной стены, окружавшей монастырь плотным кольцом, – уютный домик священника.
   У ворот Шарбонн позвонила в колокольчик. Сквозь железную решетку были видны неясные очертания монастырских сооружений. От них веяло тишиной и покоем. В такую глухую ночь трудно было поверить, что где-то в мире могут существовать зло и насилие.
   Так было, пока Шарбонн не указала на место, где нашли раненого. На траве все еще оставались пятна крови. Арианн вздрогнула – из темноты возникла призрачная фигура с фонарем в руке, плавно двигавшаяся к воротам. Ниспадающие до земли белые одежды монахини скользили по траве.
   Это была сама мать-аббатиса. Монашеский головной убор обрамлял лицо Мари Клэр, которое, как утверждал один питавший к ней неприязнь архиепископ, было слишком упрямым для монахини. Мари Клэр находчиво возразила, что женщина, смиренно сложившая руки и молитве, не всегда служит Господу наилучшим образом.
   Дочь герцога, Мари Клэр Абэнжьон расстроила честолюбивые мечты своей семьи выдать ее за члена королевского семейства и, не считаясь с волей отца и покойного короля Франциска, выбрала покрывало монахини.
   Мари Клэр, долгое время бывшая подругой матери Арианн, жестом пригласила Арианн пройти внутрь и крепко обняла ее.
   – Арианн, детка! Слава богу, приехала.
   Девушка отстранилась, с нетерпением ожидая ответы на бесчисленные вопросы, но Мари Клэр жестом удержала ее. Аббатиса не хотела говорить в присутствии Шарбонн и, поблагодарив, отпустила служанку. Когда Шарбонн повела лошадей к конюшне, аббатиса тихо сказала:
   – Я бы доверила Шарбонн свою жизнь, но не хочу еще дальше вовлекать ее в это дело, пока сама не узнаю побольше, что происходит.
   – Что за дело? – шепотом спросила Арианн. – Кто этот человек, который меня ищет?
   – Не могу сказать. Он упорно отказывается говорить с кем-нибудь, кроме тебя. Даже не называет себя.
   – Не думаете ли вы, что он, может быть, из тех, кто привез весточку от отца? – дрогнувшим от волнения голосом с надеждой спросила Арианн.
   Мари Клэр покачала головой:
   – Нет, дорогая. Боюсь, в том, что привез незнакомец, нет ничего хорошего.
   – Вы не могли прочитать по глазам?
   – У меня никогда не хватало терпения овладеть этим искусством. Вместо этого я доверяю своей интуиции и полагаюсь на другие полученные в результате наблюдений сведения и… Хорошо, ступай со мной.
   Свет фонаря освещал путь по объятой тишиной территории монастыря. В этот час остальные монахини собрались в трапезной на ужин. В других зданиях было темно, за исключением слабого света в одном длинном приземистом помещении.
   Изолятор предназначался для лечения заболевших монахинь. В отношении посетителей монастыря существовали строгие правила, но они давно уже не соблюдались, монахини часто оказывали помощь престарелым и нуждающимся горожанам. Подобно многим обитательницам острова Фэр, сестры монастыря Святой Анны были склонны придерживаться собственных правил.
   Войдя в изолятор, Арианн увидела, что большинство коек пустует, за исключением одной в дальнем конце, отгороженной высокой деревянной ширмой. Рядом, перед потухшим камином, на низкой скамеечке сидела занятая приготовлением повязок больничная сестра.
   Аббатиса что-то тихо ей сказала, и пожилая сестра удалилась. Мари Клэр жестом подозвала Арианн подойти к отгороженной ширмой кровати.
   Вытянувшийся на узкой койке незнакомец выглядел довольно безобидно, как и любой другой мужчина в его положении: без сознания, обнаженный до пояса, грудь туго перебинтована. Мари Клэр поднесла подсвечник поближе, чтобы Арианн могла лучше разглядеть лицо.
   Его лицо было мертвенно-бледным. Темно-золотистые волосы, как и борода с усами, коротко подстрижены. Арианн прикинула, что ему лет двадцать пять.
   – Знаешь его? – тихо спросила Мари Клэр.
   Арианн покачала головой и перевела взгляд с лица на мускулистое тело, большие сильные руки, протянувшийся от правого плеча до ключицы старый шрам. Человек, которому не чужды тяжелый физический труд или применение силы. Он лежал неподвижно, дыхание почти не прослушивалось.
   – Он… будет он… – запинаясь, начала Арианн.
   – Поправится ли? Не знаю, – ответила Мари Клэр. – Я сделала все, что могла, хотя не владею искусством исцеления, каким обладала твоя мать. В боку у него торчала стрела арбалета, сломанная пополам. Подозреваю, что сломал ее он сам, пытаясь вытащить. Мне удалось ее удалить. Но, как тебе хорошо известно, теперь опасность для него представляют инфекция или потеря крови. – Мари Клэр задумчиво посмотрела на больного. – Я бы сказала, что у него хорошие шансы. Видно, что это сильный молодой человек с твердым характером.
   – Но кто он? Нет ли какого-нибудь ключа к разгадке?
   – К сожалению, есть. – Мари Клэр отвела Арианн и сторону и показала потрепанную кожаную переметную суму. – Наш таинственный гость, очевидно, расстался с конем где-то на материке. Скорее всего, на мой взгляд, он перебрался через канал на остров Фэр на одной из рыбацких лодок. Кроме ножа, это все, что у него было.
   Мари Клэр поставила суму на деревянную скамью, распустила ремни и вытащила белую накидку с нашитым красным крестом.
   – Знаешь, что это такое? – спросила она.
   – Нет.
   – Форменная одежда солдата армии гугенотов. Арианн, конечно, знала, что на большей части территории Франции уже много лет царят беспорядки и волнения, ужасы религиозной гражданской войны. Протестанты и католики с дьявольским упорством убивали друг друга во имя Бога. Но этот ужасный конфликт, казалось, кипел далеко от острова Фэр.
   – По-вашему, на континенте неподалеку от нас было сражение? – спросила Арианн.
   – Нет, из того немногого, что мне рассказал наш солдат, известно, что он прибыл из Парижа, а я знаю, что в настоящее время там перемирие по случаю намечаемого бракосочетания нашей принцессы Марго с протестантским принцем Наваррским.
   – И все же стрела засела в боку этого молодого человека не случайно. Он определенно бежал от чего-то или кого-то. Боюсь, что мы ничего больше не узнаем, пока он не придет в сознание.
   Мари Клэр сложила накидку и сунула ее обратно в переметную суму. Арианн с беспокойством следила за ее действиями.
   – Извините, Мари, но не опасно ли вам укрывать этого человека? Если архиепископу доведется узнать…
   – Его преосвященство потребовал бы немедленно выдать этого еретика и, несомненно, приказал бы подвергнуть пыткам ради его же спасения, – иронически улыбнулась Мари Клэр. – К сожалению, я не представляю, как это поможет душе молодого человека. Или моей. – Она погладила Арианн по щеке. – Обо мне не беспокойся, детка. Если хоть чуточку повезет, мы вылечим этого солдата и отправим восвояси, прежде чем кто-нибудь узнает. А пока время вечерней молитвы, так что я должна тебя покинуть. Ты останешься и присмотришь за нашим юным другом?
   Арианн кивнула, хотя ничто в незнакомце не давало оснований полагать, что он друг. Не то чтобы против него говорил тот факт, что он был гугенотом. Некоторые из ее собственных убеждений и занятий легко могли привести к обвинению ее в ереси и даже хуже. Но Арианн стоило труда благожелательно относиться ко всякому, кто посвятил себя дьявольскому искусству войны, особенно во имя Бога.
   После ухода аббатисы тишина в большом пустом помещении стала гнетущей. Арианн ходила взад-вперед у постели, не сводя глаз с лежащего без сознания мужчины, словно надеясь услышать, что ему от нее надо.
   Вдали раздавался колокольный звон, призывавший к вечерней молитве. Этой ночью даже он, казалось, предвещал беду, звучал скорее как набат, а не призыв к вечерней молитве.
   Поскольку ей ничего не оставалось, кроме как ждать, ее внимание снова привлекла переметная сума незнакомца. Она достала и еще раз взглянула на накидку, потом сунула руку глубже, чтобы проверить остальное содержимое, хотя и предполагала, что Мари Клэр это уже сделала.
   Кусок заплесневевшего сыра, черствый ломоть хлеба, почти пустая фляжка с вином. Трутница и кинжал – их Арианн осторожно отложила в сторону. На самом дне сумы нашла небольшой кожаный кошелек. Легкий, удручающе скудный на монету.
   Арианн поняла, что в нем что-то есть… что-то мягкое. А вдруг на каком-нибудь носовом платке вышиты его инициалы? Она распустила шнурки, но вместо носового платка в кошельке нашла пару белых женских перчаток. Арианн поднесла их к свету. Красивые, из тонкого шелка, слегка надушенные.
   – Не трогайте.
   От неожиданного отданного хриплым голосом приказания Арианн чуть не уронила перчатки. Подняв голову, она увидела, что солдат свирепо смотрит на нее широко открытыми глазами.
   – Положи… положите обратно, – отрывисто произнес он.
   Арианн, смутившись, поспешно повиновалась. Прежде чем она успела что-то сказать, последовала другая команда:
   – Теперь… вымойте.
   – Ч-что?
   – Вымойте руки!
   Это приказание лишь добавило ей смятения и изумления, но раненый был настолько возбужден, что она повиновалась. Потом смочила кусок ткани и набрала стакан воды.
   Он снова закрыл глаза. Арианн опасалась, что он, должно быть, бредит, что у него жар. Но, приложив ткань ко лбу, к своему удивлению, обнаружила, что он холодный.
   Он открыл глаза и смахнул тряпку со лба, и, кажется, обрадовался стакану воды, который Арианн поднесла к его губам.
   Но солдат отстранил стакан.
   – Хватит. С-спасибо. – В смятении огляделся вокруг. – Где я?
   – В больничном изоляторе монастыря Святой Анны, – ответила Арианн. – На острове Фэр.
   – А-а. – Он облегченно вздохнул. – Да, теперь вспоминаю.
   К удивлению и смятению Арианн, он сбросил с себя одеяло и попытался встать.
   – Надо… бежать отсюда. Я должен уйти.
   – Нет, лежите спокойно. – Арианн поспешила удержать его, но, прижимая к постели его голые плечи, чувствовала напрягшиеся мускулы. Она боялась, что не сможет его удержать. – Успокойтесь, пожалуйста. Вы в безопасности, – уговаривала Арианн. – Никто не намерен причинить вам вреда.
   – Я… знаю, – сказал он, учащенно дыша и все еще пытаясь встать. – Но должен идти… должен найти Арианн Шене.
   – Я и есть Арианн Шене, – сообщила она.
   Он долго смотрел на нее, потом откинулся на подушку. Взгляд скользил по ее фигуре, на лице отражалась борьба сомнения и надежды.
   – Такая молодая, – наконец произнес он. – Я ожидал увидеть женщину постарше.
   – А я совсем не ожидала вас. – Арианн решительно поправила одеяло. – Кто вы, сир?
   – Моя фамилия Реми… Капитан Николя Реми.
   Арианн остолбенела от изумления. Капитан передернулся от боли, видно, дала себя знать попытка встать с постели. Но от его внимания не ускользнула реакция Арианн.
   – Значит, вы обо мне слыхали?
   Арианн, нахмурившись, кивнула:
   – Ваша слава докатилась и до наших мест. Вы капитан армии Наварры, не так ли? Прославились своей свирепостью в бою с католиками. По-моему, вас прозвали Бичом Божьим.
   Реми поморщился.
   – Мне наплевать на это. Я всего лишь солдат, защищающий свою родину и отстаивающий право каждого думать и веровать в согласии со своим желанием.
   – Прекрасно. Но я все еще не понимаю, зачем вы приехали на остров Фэр и как вообще узнали обо мне.
   – Я узнал о вас от жены одного аптекаря в Париже. Она из людей вашего сорта.
   Арианн насторожилась:
   – Что вы имеете в виду, говоря: «моего сорта»
   – Я… я хочу сказать… ну, знаете… – Реми запнулся, подыскивая нужное слово, потом выпалил: – Ведьма.
   Арианн вспыхнула и заносчиво расправила плечи.
   – А вот это не нравится мне. Так же, как вам не нравится, когда вас называют Бичом. И если вы искали меня в этой связи, то напрасно тратили силы.
   – Но, мадемуазель, я…
   – Я целительница, не больше. И если вы явились на остров Фэр, надеясь найти здесь какую-нибудь… черную магию или колдовство, которые помогли бы вам в вашей войне, то глубоко ошибаетесь.
   – Нет! Мне нужна ваша помощь, госпожа Шене. Но не для войны. Ради справедливости. – Он снова попытался встать, потом, подавляя стон, откинулся на подушку. – Пожалуйста, хотя бы выслушайте меня.
   Арианн нахмурилась. Она не знала никого, кто бы искал ведьму для чего-нибудь порядочного. Но в приковывавших ее внимание глазах капитана Реми было что-то открытое, искреннее, что-то… да, что-то хорошее.
   – Ладно, – сказала она. – Я выслушаю, но только если вы обещаете лежать спокойно.
   Капитан слабо кивнул.
   Арианн села на скамеечку, сложив руки на груди.
   – Как я уже говорил, – начал он, – я капитан армии Наварры. Недавно я сопровождал мою королеву в Париж в качестве начальника королевской охраны. Вы слыхали о моей госпоже Жанне д'Альбре?
   – Да, моя покойная мать высоко отзывалась о ней, ценила ее силу духа и ум. Это добрая женщина и хорошая королева.
   – Была, – печально произнес он. – Моя королева скончалась.
   – Ох, простите. Я не знала.
   – Скончалась на прошлой неделе в Париже.
   Мать Арианн относилась к Жанне Наваррской с огромным восхищением. Это был один из тех редких случаев, когда женщина царствовала по праву, а не благодаря замужеству. Подобно Елизавете в Англии, Жанна д'Альбре наследовала королевство от отца и, как Елизавета, правила с поразительной проницательностью и твердостью.
   – Мне искренне жаль, – проговорила Арианн. – Мать всегда говорила, что ваша королева была по-настоящему сильной, решительной женщиной. Ее поразила какая-нибудь внезапная болезнь?
   – Поразила? – задыхаясь, переспросил Реми. – Да, но не болезнь. – Он закрыл рукой глаза, чтобы скрыть не присущее солдату выражение глубокого горя. – Ее… ее убили. Отравили.
   Арианн в ужасе посмотрела на него.
   – Так установили врачи?
   – Эти придворные лакеи? Они установили, что она умерла от естественных причин, но мне-то лучше знать. Когда сегодня женщина вполне здорова, а на следующий день умирает в страшных мучениях, этому может быть лишь одно объяснение.
   Девушка вздохнула. Нет, тому может быть несколько объяснений. Арианн могла предположить, что в нормальных условиях Николя Реми был практичным, трезвомыслящим человеком. Но горе могло толкнуть самых разумных людей на дичайшие обвинения.
   – Капитан Реми, – мягко начала она, – существует много болезней, которые поражают внезапно…
   – Это была не болезнь! – Реми опустил руку и хмуро взглянул на Арианн. – Мою королеву отравили, и мне удалось получить улики. Они в моей переметной суме. Вы сами их видели.
   – Вы имеете в виду полупустую бутылку вина?
   – Нет, не вино. Перчатки! Проклятые перчатки.
   – Отравленные перчатки? Капитан Реми… – Арианн, покачивая головой, медленно вздохнула.
   – Не хотите ли вы сказать, что такая вещь невозможна, что подобная черная магия не существует? – спросил Реми.
   – Нет, – протянула Арианн, – но встречается крайне редко. Вы не представляете, каким искусным надо быть в этом черном ремесле, чтобы приготовить такой яд, который проник бы через кожу, вызвал насильственную смерть и не оставил следов на теле жертвы. К счастью, лишь немногие Дочери Земли владеют таким знанием, особенно здесь, во Франции. Одной из них была ведьма Мелюзина, но она давно умерла. Единственная, кого я знаю, это… это… – не решилась продолжать Арианн.
   – Темная Королева, – закончил за нее Реми. – Екатерина Медичи. Верно?
   Арианн не ответила.
   – Или вы полагаете, что французская королева-мать не способна на такие чудовищные деяния?
   Арианн не стала бы ручаться за Екатерину, если бы та почувствовала угрозу своим интересам. Достаточно было вспомнить, что было между ее матерью и Темной Королевой. Но одно дело – жестоко мстить собственным придворным или таким, как Евангелина Шене, но осмелится ли даже Екатерина Медичи применить свое черное ремесло против другой королевы?
   – Я не вижу смысла, – убеждала она не столько Реми, сколько себя, – зачем Екатерине убивать вашу королеву? Жанна Наваррская приехала в Париж договариваться о бракосочетании своего сына с дочерью Екатерины. Брак был затеян самой Екатериной, не так ли? Считался началом великого перемирия между католиками и протестантами.
   – Скажу вам то, что знаю только я, мадемуазель, – ответил Реми. – Моя королева начала подозревать, что за этим кроется какое-то вероломство, что в так называемом перемирии есть что-то грязное. Когда я сопровождал ее величество в один из парижских магазинов, она доверительно сообщила мне, что находится на грани отмены бракосочетания. Последним в тот день было посещение личных королевских перчаточников Екатерины. Моя королева купила пару перчаток, которые, как ее уверяли, были изготовлены специально для нее по распоряжению самой Екатерины. Когда выходили из мастерской, моя королева, как и все женщины, с неподдельным восхищением надела перчатки, совсем не подозревая о такой злонамеренной магии, таком вероломстве. К тому времени, когда мы вернулись во дворец, у королевы начались мучительные приступы боли, будто она выпила целую кружку ядовитого зелья из болиголова. Утром она скончалась. Так что скажите мне, госпожа Шене, что это было.
   – Не знаю, – тихо произнесла Арианн.
   Предположения Рене могли быть верными. В значительной мере по этой причине Арианн предпочла держаться с сестрами подальше от охваченного политическими интригами Парижа, от темных махинаций Екатерины Медичи, хотя, как дочери шевалье Шене, они могли занять место при дворе.
   – Если ваши подозрения верны, месье, я более чем огорчена, – продолжила Арианн. – Но я не знаю, каким образом могла бы вам помочь.
   – Помогите доказать, что перчатки были отравлены.
   – Как? Надеть их?
   – Нет, конечно, нет, – затряс головой Реми. – Мне сказали, что вы очень хорошо разбираетесь в этих делах.
   – Только не в черном ремесле. – Арианн резко поднялась со скамейки и, чтобы унять волнение, принялась машинально поправлять одеяло, переставила подсвечник. – Сознаюсь, у меня есть книги, к которым я могла бы обратиться. Возможно, имеются растворители, которые можно изготовить, способы обнаружения ядов. Но если бы я даже смогла доказать, что к перчаткам приложили руку, и если сможем установить связь Екатерины с преступлением, что потом? Вы желали бы направиться в Париж, во Дворец правосудия, и обвинить французскую королеву-мать в колдовстве и убийстве?
   – Да!
   Арианн с сомнением поглядела на него:
   – Вы сошли с ума, месье. Вы, кажется, до сих пор не представляете, с какой женщиной имеете дело.
   – Прекрасно представляю, госпожа Шене, – хмуро произнес Реми. – Я только сказал, что желал бы привлечь Темную Королеву к суду. Это, может быть, невозможно… пока.
   – Или когда-либо. Вы понимаете, что Екатерине может быть известно о том, что вы что-то подозреваете и что эти перчатки у вас? Кто в вас стрелял?
   – Личная охрана королевы, – признался Реми.
   – В таком случае вполне возможно, что, добравшись сюда, вы поставили под угрозу всех обитателей этого острова.
   – Нет, мне удалось оторваться от погони. Будут предполагать, что я направлюсь на запад, обратно в Наварру, предупредить моего принца. – Рене, помолчав, поправился: – Теперь короля. Вот это мне следовало бы сделать, и я боюсь, что мой король решится на этот брак и на перемирие, если только я не представлю веских улик, свидетельствующих о том, что Екатерина сделала с его матерью.
   – Я желаю вам всяческого успеха, месье, но не думаю, что могу вам помочь.
   – Но мне говорили, что вы дочь одной из знаменитейших ве… – Реми осекся и быстро поправился: – Одной из самых знаменитых когда-либо живших знахарок.
   Арианн устало потерла лоб. Да, она – дочь Евангелины Шене. Но чего Рене, и не только он, не мог понять, так это того, что она не обладала и десятой долей мастерства, силы и мужества своей матери.
   – Извините… – начала, было, она, но Реми прервал ее.
   – Пожалуйста, мадемуазель. – Умоляюще глядя на нее, он с трудом приподнялся на локте. – Если Екатерина поступила так с моей королевой, то я прихожу в ужас при мысли, что еще она может замыслить. Против моей страны, против моего молодого короля. Он – это все, что осталось от наваррской династии. Вы должны мне помочь спасти его.
   Арианн отвернулась, чтобы не видеть его умоляющего взгляда. Почему она так холодна? Да потому, что не хочет быть втянутой в это дело. У нее хватает собственных бед. Все, что она желает, это заботиться о сестрах, уберечь их, спокойно жить на острове и заниматься своими травами. И совсем не хочет иметь дело с отравленными перчатками, Темной Королевой или отчаянными солдатами-гугенотами.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация