А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Темная королева" (страница 4)

   Ренар с горьким цинизмом поджал губы:
   – Рано или поздно всех продают.
   – Не вижу, чтобы это относилось к мужчинам.
   – Вы бы удивились. – Хотя он продолжал улыбаться, в его взгляде промелькнуло что-то необычное, похожее на горечь. – Увы, кажется, я снова вас обидел. Боюсь, очень плохо начал. Смею просить вас дать мне возможность загладить вину.
   – В этом нет нужды, месье, – серьезно ответила Арианн. – Давайте оставим этот разговор о браке и расстанемся друзьями.
   – О, как может благородный человек отказать в такой прелестной просьбе?
   – Так вы согласны? – оживилась Арианн.
   – Нет. Боюсь, что никогда не был чрезмерно благородным.
   Арианн подавила вздох разочарования. Ренар протянул руку к висевшему на поясе кошельку. Она опасливо поглядывала на него, не зная, чего еще от него ожидать. Он распустил шнурки небольшого кожаного кисета и достал предмет, который показал ей. Это был перстень – простое металлическое колечко с необычными знаками, достаточно большое, чтобы можно было надеть на мужской мизинец.
   – Это вам, мадам. Всего лишь скромный знак моего уважения.
   Арианн в полном замешательстве посмотрела на кольцо, потом отрицательно покачала головой:
   – Месье, я просто считаю невозможным принять…
   – О, понимаю, что оно не ахти какое на вид, сущая безделица. Но ему нет цены. Видите ли, кольцо волшебное.
   – Волшебное? – Девушка даже не пыталась скрыть своего скептицизма.
   – Вы не верите в магию, мадемуазель? – фыркнул Ренар. – Вы? Колдунья с такой серьезной репутацией?
   – Всего лишь знахарка, – решительно поправила его Арианн. – Да, я верю в магию, но вот вы производите впечатление человека слишком циничного, чтобы ее практиковать.
   – Когда вы узнаете меня поближе, милочка, то увидите, что я стараюсь на все смотреть непредвзято.
   – Ну а я нет, когда это касается волшебных колец. Целебная сила растений и трав, загадка человеческой души, феномен ума – все это крайне необычно и нуждается в объяснении. Но что до чар и символов вроде этого перстня, нет, боюсь, что нет.
   – И вы ни капельки не любопытны? Не хотите узнать, на что способен этот перстень? – уговаривал он.
   Арианн, глядя на него, пыталась понять, говорит ли он серьезно или же шутит. Какой бы ни была эта новая игра, которую, похоже, затевал Ренар, Арианн решила подыграть ему.
   – Прекрасно, месье. Так на что способен этот перстень?
   – Это необыкновенное кольцо – часть комплекта, который я приобрел… э-э… у старой цыганки во время странствий за рубежом. Видите парное кольцо на моем пальце? – Ренар поднял руку. Кольца были идентичными, разве что кольцо на пальце Ренара было шире, тяжелее. – Согласно преданию, если вы наденете это кольцо на свой палец, мы будем связаны узами, не зависящими от времени и расстояния. Вы сможете вызвать меня к себе всего лишь усилием мысли.
   – Извините за откровенность, месье, но вызывать вас к себе… э-э… не относится к числу моих первоочередных дел.
   – Вы предназначаете мне вечные муки в аду? – усмехнулся Ренар.
   – Нет, не так далеко. Вполне достаточно, чтобы вы удобно устроились в своем замке.
   – Ваше желание можно исполнить. Носите кольцо, и я оставлю вас в покое.
   Когда Арианн с сомнением взглянула на него, Ренар сказал:
   – Даю слово чести. Возьмите перстень, и я буду держаться на расстоянии. Но если когда-либо решите, что я вам нужен, просто положите руку на сердце и подумайте обо мне. Я немедленно явлюсь к вам. Можете вызвать меня трижды.
   – Всего три раза? И что тогда будет? Я превращусь в тритона или жабу?
   – Нет, станете моей женой, – учтиво ответил Ренар. – Когда вы воспользуетесь перстнем в третий раз, то должны будете признать поражение и сдаться. Выйти за меня замуж. Ну, как, милочка, договорились?
   – Конечно нет. Я бы никогда не согласилась на такое вопиющее безумство, даже если бы верила в волшебные кольца, а я не верю.
   – В таком случае что вы теряете? – Держа перстень большим и указательным пальцами, Ренар искушающе помахал им перед ее глазами. – Берите кольцо и можете избавиться от меня.
   – А если не возьму?
   Ренар улыбнулся своей ленивой улыбкой, но в глазах появился стальной блеск.
   – Боюсь, что буду вынужден вернуться к своим более прямым способам.
   – Что вы имеете в виду?
   – О, возможно, построю у ваших ворот хижину из ивовых прутьев или, как трубадур, стану петь под вашими окнами. – Его зубы блеснули в хищной улыбке. – Или поучусь у римлян обращению с упрямыми сабинянками и просто вскину вас к себе в седло.
   Арианн испуганно смотрела на него. Что-то в его голосе заставило ее вздрогнуть. Попытается ли он и вправду утащить ее, если она откажется взять перстень? Заставит ли силой идти к алтарю и положит в постель?
   Арианн ловила его взгляд. Даром читать по глазам – зеркалу души – давно обладали колдуньи. Арианн была настолько искусна в этом деле, что часто могла не только определить характер человека, но и предугадать его мысли. Она из всех сил старалась прочесть мысли Ренара, но это, к ее глубокому разочарованию, оказалось невозможным. Он в упор глядел на нее, словно догадывался, чего она хочет, и это его забавляло. В конце концов, Арианн была вынуждена отвести глаза.
   Вопрошающе подняв брови, Ренар протягивал ей перстень. Ей страшно не нравилось быть загнанной в угол, но по сравнению с угрозой более «прямых способов» взять перстень казалось намного безопаснее.
   – Прекрасно, – неохотно согласилась она. – Давайте эту нелепую штуку.
   – И вы согласны на мои условия? Трижды воспользуетесь кольцом – и вы моя?
   Арианн кивнула, но невольно напряглась, когда Ренар надел перстень ей на палец. Вместе с кольцом, украшающим его большую руку, дело выглядело так, будто они уже помолвлены.
   – Смотрите, – сказал он, – сидит идеально.
   – Довольно удобно, – Арианн удивило и смутило то, что кольцо сидело так идеально, словно было специально предназначено ей.
   Все это вздор, уверяла она себя. Кольцо не волшебное. Когда Ренар одумается и женится на какой-нибудь другой женщине, она отошлет ему эту безделушку. Тогда почему ей так тревожно, словно она попала в ловушку?
   Ей показалось, что глаза Ренара торжествующе блеснули, но быстро спрятались за самым бесхитростным взглядом.
   Она отстранилась от него со словами:
   – А теперь, месье, я не хочу показаться невежливой, но вы говорили, что если я приму кольцо, то вы оставите меня в покое. Уверена, что Фурш уже оседлал вашего жеребца, так что…
   – Какого черта я торчу здесь? – с грустной усмешкой закончил Ренар. – Вы правы, мадемуазель. Я обещал удалиться до той поры, пока вы не воспользуетесь кольцом. И вы увидите, что я могу держать слово.
   Он достал из-за пояса перчатки для езды, собираясь уходить. Арианн не рассчитывала снова увидеть Ренара, но ей нужно была узнать одну вещь.
   – Месье, прежде чем вы уйдете, могу ли я спросить вас?
   Натягивавший перчатку Ренар вопросительно поднял глаза.
   – Нет ли в вашем роду наследственных психических заболеваний?
   Ренар расхохотался:
   – Есть один дальний родственник, у которого, кажется, мозги набекрень. Почему вы спрашиваете?
   – Только потому, что никак не пойму, зачем вы так упорно добиваетесь меня. У меня нет ни большого состояния, ни великой красоты… – начала было Арианн.
   – Это как поглядеть, дорогая, – тихо проговорил Ренар.
   Арианн не поддалась на его комплимент и сопутствующий ему дерзкий взгляд.
   – Если отец не вернется, все, что у нас есть, может уйти за долги. Вы могли бы поискать жену побогаче и познатнее. Тогда почему вы обратили свой взор на меня?
   По губам Ренара пробежала странная улыбка.
   – Я вам отвечу, но только в нашу брачную ночь.
   Недовольная уклончивым ответом, Арианн нахмурилась, однако поняла, что рассчитывать на более разумный ответ бесполезно.
   – В таком случае представляется, что моему любопытству не суждено быть удовлетворенным. Прощайте, месье граф.
   Она чопорно присела в реверансе и протянула на прощание руку.
   – Давайте лучше скажем «до свидания».
   Ренар взял ее за руку. Арианн думала, что он хотел галантно поднести ее к губам, но не успела и глазом моргнуть, как он привлек ее в свои объятия и заглушил протест быстрым поцелуем.
   Поцелуй? Это было скорее страстное столкновение, поединок губ, жаркий, неистовый и безжалостный. Ошеломленная неожиданной атакой, Арианн беспомощно прильнула к нему. Ее еще никогда не целовали. Когда она представляла себе, как это может выглядеть, ей всегда рисовалась картина чего-то нежного, волнующего.
   А тут она почувствовала, как по жилам горячо хлынула кровь, ее бросило в жар, закружилась голова. На одно безумное мгновение ей страстно захотелось ответить таким же неистовым поцелуем.
   После того как Ренар выпустил ее из рук, она с трудом пришла в себя. Ей следовало бы дать ему за такое нахальство пощечину, но у нее лишь хватило сил перевести дыхание. Окончательно оправившись, она бросила на Ренара укоризненный взгляд, но злодей не раскаивался.
   – Простите мою вольность, мадемуазель, – лениво улыбаясь, произнес он, – но мне нужно было оставить в памяти приятное воспоминание, чтобы сохранить его до той поры, когда вы с помощью кольца снова позовете меня.
   Отвесив величественный поклон, он повернулся, чтобы уйти. Арианн дрожащей рукой закрыла рот. Оставлять за собой последнее слово было в привычке Габриэль, не у нее. Но что-то в размашистых шагах Ренара, в его невыносимо самоуверенных манерах побудило ее крикнуть:
   – Ренар!
   Тот оглянулся.
   – Я ни за что не воспользуюсь этим кольцом!
   Ответом была приводящая в бешенство улыбка Ренара.

   Глава третья

   На дом опускались сумерки, в скотном дворе раздавалось блеяние устраивавшихся на ночь овец. С плантации трав легкий ветерок доносил в открытое окно сладкий запах лаванды.
   Но прелесть тихого вечера не трогала Арианн. Сгорбившись над дубовым столом, она тщетно пыталась проверить счета своего хозяйства. Довольно трудно успешно вести бухгалтерию, когда долгов намного больше, чем поступающей наличности.
   Арианн, вздохнув, прервалась, чтобы зажечь свечи: день померк. В комнате, когда-то бывшей спальней матери, замерцал мягкий свет. Здесь, на массивной кровати с розовым пологом, родились она, Габриэль и Мири. И здесь же стоял складной табурет, на котором часто сидели девочки, когда мама причесывала их и заплетала косички.
   Арианн уныло огляделась вокруг. В комнате, когда-то выглядевшей такой теплой и полной жизни, ощущался холод даже в разгар лета. С уходом мамы дом как бы лишился сердца.
   Теперь все считали, что Арианн заняла место матери и стала Хозяйкой острова Фэр, но сама она чувствовала себя неважной заменой. Протерев уставшие глаза, она вернулась к домашней бухгалтерии, стерла записи с грифельной доски, чтобы начать заново.
   Работе очень мешал лежавший на столе предмет: перстень графа де Ренара. Она сняла его, потому что он отвлекал ее от дела. Вроде бы простой кружочек металла, он все же несомненно старее, чем ей поначалу показалось. Когда она протерла его платком, то обнаружила выгравированные на внешней стороне древние рунические знаки, такие же загадочные, как и человек, вручивший ей это кольцо.
   Она вновь и вновь возвращалась мыслями к сегодняшней встрече с Ренаром, вспоминала волнующий вкус его губ на своих губах, этот бесцеремонный поцелуй, как бы скрепивший совершенную ими странную сделку.
   «Когда вы воспользуетесь перстнем в третий раз, то должны будете признать поражение и сдаться. Выйти за меня замуж».
   Странное предложение. Этот человек, должно быть, не в своем уме. Но когда блуждающий взгляд Арианн вернулся к стоявшему перед ней открытому денежному ящику, к кипе неоплаченных счетов, она подумала, что не в своем уме должна быть именно она, высокомерно отвергающая брак с таким могущественным и богатым человеком, как Ренар.
   Но как Хозяйка острова Фэр она должна была выбирать мужа со всей ответственностью и осторожностью, если вообще собиралась выйти замуж. Она осталась хранительницей древних рукописей, содержавших могущественные знания, представлявшие опасность в том случае, если попадут в дурные руки. Человек, за которого она вышла бы замуж, должен быть абсолютно честным и надежным, а уклончивость Ренара, его нежелание прямо отвечать на простейший вопрос, очень ее беспокоили. Больше всего в человеке она ценила честность и искренность.
   Дед Ренара, старый граф, был властным, безжалостным и коварным, готовым на все ради достижения своих целей. Некоторые черты Ренара давали основание полагать, что он скроен из того же материала.
   Но она не могла забыть, как заботливо он рассеял ее опасения насчет Мири. Поразительно добродушно отнесся к краже коня и злой шутке, которую сыграла с ним Габриэль. И вызвал у нее улыбку, когда она изо всех сил старалась быть серьезной.
   Арианн решила больше не думать о нем. Но… Она вертела в руках перстень. Эта штука никак не могла быть волшебной, хотя в одном отношении сослужила Ренару хорошую службу. Кольцо притягивало к нему ее мысли. А что будет, если она последует советам Ренара и попробует воспользоваться перстнем?
   Сосредоточенно нахмурившись, она поднесла его к пальцу, и тут раздался крик.
   – Арианн, что ты делаешь?
   Арианн вздрогнула и чуть не уронила кольцо, подхватив его на лету. В дверях с сердитым видом стояла Габриэль.
   – С этой штукой не шутят. Это может быть опасно.
   – Да это всего лишь старое кольцо, Габриэль, – чуть сконфуженно возразила Арианн. Сестра рванулась к ней, пытаясь отобрать кольцо.
   Арианн была вынуждена кое-что рассказать Мири и Габриэль о том, что произошло между ней и Ренаром. Узнав, что Арианн вернула графу Геркулеса, Мири потеряла интерес, но Габриэль донимала вопросами, пока не выпытала все о сделке с кольцом.
   Тогда она присела на краешек стола и, болтая босыми ногами, принялась разглядывать кольцо. Она уже собралась ложиться спать и надела тонкую полотняную ночную сорочку. По спине рассыпались золотистые волосы. Сейчас она выглядела моложе, больше походила на маленькую сестренку, какую помнила Арианн.
   В Бель-Хейвен ложились рано. Свечи стоили дорого, и, как теперь часто жаловалась Габриэль, на острове было нечего делать, кроме как спать. Но, правда, в этот вечер обычная хандра покинула ее, в голубых глазах блеснуло любопытство, она с видом знатока оценивающе поворачивала кольцо со стороны в сторону, надкусила кружок металла и скорчила гримасу.
   – Хм! Не знаю, из чего оно сделано, но определенно не золотое. Где, говоришь, граф приобрел эту штуку?
   – Где-то во время странствий. У старой цыганки.
   – У какой цыганки? В каких странствиях?
   – Не знаю, – ответила Арианн, осторожно отодвигая счета, которым грозило быть смятыми задом Габриэль. – Месье граф, говоря по совести, не самый откровенный человек. Он улыбается, шутит, но не сообщает абсолютно ничего.
   – А ты не пробовала читать по глазам?
   – Конечно, пробовала! Но это было все равно… что пытаться прочесть книгу со склеенными страницами.
   Габриэль молча разочарованно переварила эти сведения и вернулась к кольцу. Прищурившись, более внимательно разглядела металлическую полоску.
   – Тут какие-то странные знаки. Что это?
   – Рунические буквы, – пояснила Арианн. – Очень похожие на многие из тех, что в старых рукописях у нас внизу.
   – Можешь перевести, что здесь написано?
   – Может быть. Не уверена.
   По правде говоря, Арианн почему-то не хотелось браться за это. Габриэль соскочила со стола и принесла ей увеличительное стекло.
   Девушка стала разглядывать кольцо через стекло. Сестра смотрела через ее плечо.
   – Ну? – нетерпеливо торопила она, пока Арианн напряженно старалась разобраться в письменах.
   Наконец Арианн опустила стекло и, поколебавшись, сказала:
   – Думаю, переводится так: «Это кольцо связывает тебя со мной сердцем и душой».
   Габриэль поджала губы.
   – По-моему, звучит как заклинание.
   – Не глупи. Всего лишь романтическая надпись. Мама не учила нас верить в такие глупости, как волшебные кольца и талисманы.
   – Все равно я по-прежнему считаю, что от него надо избавиться. Брось его в колодец.
   Арианн покачала головой:
   – Не могу.
   – Почему?
   – Потому что обещала графу, что, если он оставит меня в покое, буду носить это кольцо.
   Габриэль сердито взглянула на нее:
   – Обещание, вырванное у тебя угрозами! Почему ты считаешь себя обязанной держать такое обещание?
   – Габриэль, это вопрос чести.
   – Чести, – насмешливо повторила Габриэль. – Это мужское понятие, предлог для того, чтобы убивать друг друга на дуэлях.
   – И, тем не менее, я дала слово и не откажусь от него.
   – Господи, Арианн! – возмущенно вытаращила глаза Габриэль. – Клянусь, что ты будешь считать себя обязанной играть по-честному и с самим дьяволом, если даже это будет грозить тебе могилой. Или в данном случае, можно сказать, бракосочетанием?
   – До этого никогда не дойдет, хотя… возможно, да. Габриэль строго поглядела на нее.
   – Арианн Шене! Никогда не говори мне, что намерена уступить и выйти за этого отвратительного человека.
   – Думаю, что до этого не дойдет, хотя в наших обстоятельствах, кажется, было бы глупостью отказываться.
   Габриэль перегнулась через стол и захватила стопку пергаментных бумаг. Арианн очень не хотелось, чтобы сестры были полностью осведомлены о тяжелых обстоятельствах, в которых они находились, но сейчас она чувствовала себя слишком усталой, чтобы помешать Габриэль рыться в бумагах.
   Долги в основном наделал отец, когда оплачивал три галеона для своего грандиозного исследовательского похода. Великого путешествия. В горькие минуты Арианн называла это великим бегством. Бегством от жены, которую предал, и укоризненных взглядов дочерей.
   Габриэль дошла до конца стопки и погрустнела. Но скоро собралась, бросила рассыпавшиеся по столу долговые расписки.
   – Нет ничего, что мы сами не могли бы сделать. Как насчет снадобья, которое ты пыталась сварить утром? Если бы удалось повысить урожайность наших угодий в Бретани, со временем…
   – Как раз времени у нас может не оказаться. – Арианн аккуратно собрала в стопку разбросанные Габриэль бумаги. – Папа отсутствует так долго, что его кредиторы теряют терпение. А если он не вернется, владения в Бретани перейдут к нашему кузену Бернару.
   При упоминании Бернара Шене Габриэль скорчила гримасу.
   – Этот Бернар – свинья.
   – Но он мужского пола, и по закону это дает ему право, особенно потому что папа никогда не считал нужным оставить завещание.
   – Арианн, папа еще не объявлен умершим. Так что я не вижу никакой причины идти на благородную жертву и выходить за месье де Чудовище.
   – Возможно, Ренар несколько неотесан, но я не стала бы называть его чудовищем, – возразила Арианн.
   – Он высокомерный нахал и просто животное и… и что еще хуже – нечестивый Довилль. – Габриэль взяла Арианн за руки и опустилась перед ней на корточки. В серьезном взгляде ее голубых глаз таилась злость. – Ты заслуживаешь самого лучшего мужчину, такого, кто будет тебя боготворить, будет тебе безоговорочно предан. Того же достойна Мири.
   Редко бывало, чтобы Габриэль так откровенно выражала свои чувства. Глубоко тронутая заботой сестры, Арианн ласково поправила упавший на ее лоб локон.
   – А как насчет тебя, малышка?
   По прелестному личику Габриэль пробежала тень, но она быстро собралась и весело рассмеялась.
   – Меня? О, я смогу вытерпеть только самого богатого и важного. Никогда не соглашусь на какого-то графа.
   – Полагаю, ты предпочтешь герцога.
   – Герцога? – Габриэль поднялась и презрительно покачала головой. – Не меньше, чем принца, хотя лучше бы короля.
   Арианн не могла не улыбнуться, глядя на принятую сестрой позу величественной самоуверенности.
   – Короли, когда женятся, склонны требовать королевских кровей и больших земель в приданое.
   – А кто говорит о браке? Всем известно, что лучше быть любовницей. Вот где власть и богатство.
   Улыбка Арианн погасла.
   – Этим не шутят, Габриэль.
   – Арианн, я не шучу. – Мягкие очертания безупречного профиля Габриэль все еще говорили о ее юности и невинности, но в глазах царило выражение, которое так пугало Арианн. – Если у тебя еще остаются сомнения, вспомни о подружке папы.
   На Арианн до сих пор тяжелым бременем давили боль и утрата иллюзий, когда обнаружилось, что папа содержал любовницу. Долгое время она всеми силами стремилась смириться с предательством отца, которому раньше верила и которого очень любила.
   – Думаю, что большинство мужчин неверны своим женам, – глухо промолвила Арианн, – Но я стараюсь верить, что, в конечном счете, сердцем папы владела мама.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация