А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Темная королева" (страница 39)

   Арианн поспешила к подножию лестницы, чтобы их остановить.
   – Нет, Габриэль. Знаю, что ты скажешь, но это полностью исключено. Я никак не могу позволить…
   – На этот раз решаешь не ты, – жестко одернула ее Габриэль. – Не ты ли после случая с перчатками обещала, что перестанешь обращаться с Мири и со мной как с детьми? Мы твои сестры, Арианн, и я уверена, что мама хотела, чтобы мы сообща заботились друг о друге.
   – И если ты не позволишь, мы просто последуем за тобой, – прозвенел голосок Мири.
   Арианн переводила взгляд с одной сестры на другую. Привлекательные аристократические черты лица Габриэль сильно отличались от неземной красоты Мири. Но никогда еще между ними не было такого поразительного сходства. Обе, упрямо вздернув подбородки, уставились на Арианн исполненными стальной решимости глазами.
   Арианн снова попыталась было протестовать, но Габриэль взяла ее за плечи.
   – Слушай меня, Арианн Шене. Из нас троих ты, кажется, единственная, кто имеет какую-то возможность обрести счастье с человеком, которого любишь. Я даже готова признать, что граф тебя заслуживает. – И с еле заметной улыбкой добавила: – Ну, почти. А теперь, собираешься ли ты терять время на споры с нами или же мы едем выручать твое чудовище?
   У Арианн перехватило горло. Тронутая до слез, девушка была не в состоянии говорить и лишь кивнула и крепко обняла сначала Мири, потом Габриэль.
   Несколько секунд сестра терпела, но потом, как всегда, быстро выскользнула из рук.
   – Меня тебе благодарить не надо. Мои побуждения к поездке в Париж не совсем бескорыстны.
   Арианн посмотрела на сестру с чувством разочарования и тревоги. Не может же Габриэль в такое время думать о собственных честолюбивых замыслах?
   После заметной внутренней борьбы Габриэль выпалила:
   – Я о Реми. С тех пор как он покинул остров Фэр, о нем не слышно ни слова, и я… я… К черту! Я не успокоюсь, пока не узнаю, что стало с этим благородным глупцом.
   Габриэль с вызовом посмотрела на Арианн. Было очевидно, что ее чувство к Николя Реми много глубже, чем она когда-нибудь признает.
   – Я, конечно, понимаю, что говорю глупости, – угрюмо продолжала Габриэль. – Париж – большой город, а этот человек в розыске. – У нее задрожала нижняя губа. – Наверное, мы ни за что не сможем его найти.
   Арианн ласково поправила упавшую на лоб сестре золотистую прядь волос.
   – Найдем его, моя хорошая, – пообещала она. – И убедимся, что он в безопасности.

   Над Лувром мерцал лунный свет, на фоне ночного неба дворец вырисовывался, как сказочный замок. Из окон главной гостиной лились свет и музыка. Там все еще продолжался прием в честь царственной пары молодоженов.
   За воротами дворца улицы были заполнены парижанами, праздновавшими свадьбу очаровательной принцессы Марго и Генриха Наваррского. Большинство простолюдинов были рады любому поводу для шумного веселья, однако в рядах празднующих заметно чувствовалась напряженность. Несмотря на все великолепие, свадьба популярностью не пользовалась, союз между католиками и гугенотами был ненадежным.
   А возможно, смутное предчувствие беды было внутри него самого, думал Реми, в отчаянии глядя на стены дворца. Возвращаясь в Париж, он довел себя практически до полного изнеможения и ожидал любой беды. Чего он совсем не ожидал, так это того, что прибудет в самый разгар свадебных празднеств.
   Он был убежден, что Темная Королева никогда не думала об этом браке, что она намеревается убить его короля. Узнав, что Генрих жив и здоров, к тому же ходит в женихах, Реми был потрясен, однако все это вызвало еще большие подозрения и страхи.
   Он смело прошел во дворец, полный решимости пусть даже ценой собственной жизни предупредить Генриха. Реми вполне ожидал, что его арестуют или убьют на месте, но Темная Королева оказалась умнее.
   Она приветствовала его так сердечно, что его чуть не стошнило, пожурив за долгое отсутствие. Где пропадал храбрый Бич Божий? Все, включая ее, очень беспокоились.
   Где он был? Спасал свою шкуру от ее солдат, напрямик ответил Реми в присутствии всего двора. Но реакция Екатерины полностью его обезоружила.
   Она тяжело охнула, побледнела, стала говорить, что все произошедшее было ужасной ошибкой, что все нападавшие на него солдаты понесут строгое наказание. Что было ему делать? Он вряд ли мог обвинить вдовствующую королеву Франции во лжи, тем более что у него не было никаких доказательств.
   Реми мог лишь поймать ее хитрый взгляд, предупреждавший, что с ним далеко не закончено. Он также понимал, что, несмотря на расточаемые Наварре ласковые улыбки, на адресованное ему обращение «дорогой сынок», вся эта затея с бракосочетанием была не чем иным, как чистой воды фарсом.
   У Реми не было возможности поговорить с Генрихом наедине. Он отвел в сторону адмирала Колиньи и некоторых других высокопоставленных министров короля, пытаясь убедить их, что король в большой опасности. Но вышло так, как и боялся Реми: никто ему не верил.
   Когда он теперь, страдая от бессилия и крушения планов, глазел на дворец, один из его товарищей офицеров, хлопнув по плечу, стал убеждать бросить дворец и вернуться к себе в город.
   – Но не можем же мы оставить своего короля в окружении врагов, – возразил Реми, предпринимая последнюю отчаянную попытку убедить своих соотечественников. – Надо вытащить его оттуда.
   – Вытащить? – удивленно подняв соломенные брови, воскликнул юный Тавер. – Его величество только вчера женился. Вряд ли у него было время получить удовольствие на брачном ложе.
   – Брачное ложе! Скорее оно станет его смертным ложем, да и для остальных нас тоже, – горячился Реми.
   – А-а, будь добр, парень, – вздохнул старый адмирал Колиньи. – Довольно этой чепухи о том, что Екатерина – ведьма, задумавшая всех нас поубивать.
   – Это не чепуха, сир. Если бы вы стали свидетелем того, что я видел на острове Фэр…
   – Было бы куда лучше, чтобы твоей ноги вообще там не было, – на этот раз, качая лохматой головой, вмешался друг Реми, дюжий капитан Деверо. – Говорят, довольно странное место, этот остров Фэр.
   – Не сомневаюсь, что наш славный Реми спал там с феями, – вставил Тавер.
   – Или был околдован какой-нибудь голубоглазой Цирцеей, – подмигнул старый адмирал.
   Реми с досадой почувствовал, что краснеет. Слова адмирала были близки к истине.
   – Скажу вам, в чем загвоздка, – заметил Тавер, грозя пальцем Реми. – Он не может перенести мысль о перемирии с католиками. Некоторые люди просто не созданы для мира.
   – Не волнуйся, Реми, – хлопнул Деверо своей ручищей по плечу Реми. – Найдем тебе другую войну, парень.
   – К черту, Дев. Я, как и ты, сыт войной по горло, но…
   – Думаю, нам надо одомашнить нашего Бича. Подыскать ему жену, – заявил адмирал.
   Остальные двое согласились, и скоро все стали в шутку называть возможных невест. Глубину опасений и расстройства Реми, кажется, осознавал один Деверо. Успокаивая друга, сказал:
   – Пойдем-ка отсюда. Тебе просто требуется бутыль вина и хорошая жратва. Там, во дворце, ты почти не ел. Можно подумать, что боялся, что тебя отравят.
   – Откуда ты взял?
   – Пошли ко мне. Клэр не видала тебя целую вечность, к тому же ты еще не видел нашего самого последнего отпрыска, твоего тезку. Знаешь, у парня такой голосище, что он не дает спать всему дому. Мы уж привыкли звать его маленьким Бичом.
   Реми постарался улыбнуться. Возможно, они правы и у него разыгралось воображение, выдумывая несуществующие опасности. Может, он был околдован, и все произошедшее на острове Фэр было не более чем странным сном?
   Разве что те быстро промелькнувшие часы, что он провел с Габриэль, казались ему более реальными, чем вся его остальная жизнь. А возвращение в Париж, бракосочетание короля, вера друзей в то, что оно возвестило новую эру мира и терпимости к гугенотам, – все это было сном.
   И таким, от которого, как опасался Реми, им предстоит насильно проснуться.

   Глава двадцать третья

   Арианн устало глядела из окна гостиничного номера на тусклую ленту дороги, словно каким-то чудом могла свести на нет остающиеся до Парижа мили. Она бы двинулась и дальше, если бы ее не отговорил Туссен. Наступала ночь, убеждал старик, а все они почти валятся с седел. Кони за день тоже были порядком загнаны, и, захромай хоть одно из бедных животных, они вообще не доберутся до Парижа.
   Все доводы казались разумными, но задержка ее раздражала. Она молилась, чтобы перехватить Ренара, прежде чем тот доберется до Парижа, но надежды на это не было никакой. Арианн всегда дивилась выносливости Ренара, а судя по доходившим до нее рассказам, в поездках он скакал как одержимый, почти не останавливаясь на еду или сон, нанимая для скорости свежих коней.
   Арианн и ее сестры вряд ли смогли бы гнать с такой убийственной скоростью. Из них троих только Мири была искусной наездницей. Но и по ней было видно, что она в крайнем изнеможении. Вечером она и Габриэль с трудом высидели ужин и уснули как убитые.
   Хотя она валилась с ног от усталости, сон бежал от Арианн. Неспокоен был и Туссен. Она видела, что старик бродит внизу по конюшне, хотя делать ему там уже нечего.
   Туссен настоял на том, чтобы в поездке в Париж сестер Шене сопровождали он и несколько вассалов Ренара, и Арианн почти не возражала. Дорога считалась опасной. Девушка была рада сопровождению Туссена, хотя большую часть пути ей пришлось выслушивать его ворчание об упрямстве Ренара, о безрассудстве парня, всегда поступающего по-своему.
   За всеми этими сердитыми словами всего лишь скрывались собственные страхи старика за судьбу кузена. Если Темной Королеве удалось заманить его в ловушку, Туссен утешался тем, что Жюстис больше не жалкий крестьянин, а граф, могущественный аристократ. Королева не посмеет просто расправиться с ним, словно он какая-то незначительная фигура.
   Арианн ничего не сказала по поводу этого рассуждения Туссена. Ей хотелось бы верить его словам. Но если Екатерина безжалостно разделалась с королевой, вряд ли у нее будут сомнения относительно уничтожения Ренара. В самые мрачные моменты этой бесконечной поездки Арианн впадала в отчаяние, считая, что Екатерина, возможно, это уже сделала.
   – А-а-а-а!
   Арианн повернулась на крик и обеспокоенно поспешила к большой кровати с четырьмя столбиками. Габриэль крепко спала, а Мири беспокойно ворочалась.
   Арианн поплотнее укрыла ее одеялом. С тех пор как они покинули дом, Мири выглядела очень измученной, ее кошмары мучили ее все сильнее. Девушка поправила упавшие на лицо светлые волосы сестренки. Та выглядела совсем ребенком. Арианн, посчитав на пальцах, вспомнила, что через пять дней Мири исполнится тринадцать лет. Потому что было 23 августа, канун Дня святого Варфоломея.

   В королевских покоях ощущался тяжелый воздух из-за наплывавшего с Сены тумана, звезды и луна были закрыты облаками. Канун праздника святого Варфоломея… хорошая ночь для создания еще нескольких мучеников, скривив губы в циничной ухмылке подумала Екатерина.
   Она всегда находила странным чтить человека просто потому, что тот был настолько глуп, что позволил ради своего Бога живьем содрать с себя кожу. Не очень умно со стороны старины Варфоломея, но королева была невысокого мнения о святых и мучениках.
   Этим глупцам не хватало ума понять, что религия – это скорее вопрос политики, нежели чего-либо еще. Лично ей было наплевать, что гугеноты отказывались посещать мессу и предпочитали свой молитвенник. Ее беспокоило только то, что они стали представлять угрозу ее власти.
   Екатерина поставила на подоконник небольшую железную кадильницу. От свечи зажгла фимиам; с идущими от реки испарениями смешался резкий сладковатый запах.
   – Что ты там делаешь, мама? – обеспокоенно крикнул ее сын Карл.
   – С Сены сегодня идут нездоровые запахи. Я только ароматизирую воздух.
   Она, улыбаясь, повернулась к группе мужчин, собравшихся в личных покоях короля на тайное совещание. Самые высокопоставленные советники его величества, во всяком случае, придерживающиеся католических убеждений.
   Многие из них были политическими противниками Екатерины и относились к ней с глубоким недоверием, особенно красавчик герцог де Гиз. Но этим вечером она и заносчивый молодой аристократ временно объединились во имя общего дела. Отца де Гиза убили гугеноты, и он давно жаждал мщения.
   Там был ее младший сын, герцог Анжуйский. Несмотря на свою женоподобную внешность, болтающуюся в ухе серьгу с жемчужиной, он воображал себя солдатом, стремился к любым действиям, которые могли принести ему славу, был способен на любую жестокость.
   Единственным препятствием ее планам, как и думала Екатерина, был сам король. Слушая доводы своих советников, он нервно щипал жиденькую бородку, плохо скрывавшую хилый подбородок. Из-за лысеющих волос он выглядел старше своих лет. Налитые кровью глаза свидетельствовали о шатком душевном равновесии.
   Придворные расступились, пропуская Екатерину, которая с видом любящей матери подошла к Карлу и взяла его за руку. Он перестал грызть костяшки пальцев – эта раздражающая привычка свидетельствовала о его возбуждении.
   – Мой сеньор, ты должен прислушиваться к мнению своих подданных. Сейчас самое подходящее время нанести удар. Свадебные празднества закончились. Гости скоро начнут разъезжаться по домам, но как раз теперь здесь, в Париже, в пределах нашей досягаемости, находятся все значительные гугенотские вожди.
   Со стороны де Гиза и других раздались голоса одобрения, однако Карл бешено затряс головой.
   – Мама, гугеноты тоже мои подданные. Мы только что выдали замуж мою сестру за моего кузена Генриха Наваррского. Брак, устроенный тобой, чтобы достичь перемирия с протестантами. Ты что, забыла?
   «Разумеется, устроила я, ты, дурак. Чтобы, легче заманить наших врагов в Париж». Но Екатерина подавила эту чуть было не вырвавшуюся мысль.
   Освободившись от ее рук, Карл стал заламывать пальцы.
   – Нападать на гугенотов было бы самым подлым предательством.
   – Это они предают нас, – возразила Екатерина. – Даже в данный момент они плетут заговор против тебя. Ты представляешь, сколько этих еретиков находится внутри городских ворот? Если бы они захотели штурмовать дворец, то без труда свергли бы тебя и уничтожили в Париже всех католиков.
   Король, поднеся ко рту костяшки пальцев, отпрянул от нее:
   – Этого не случится. Они никогда на меня не нападут. Адмирал Колиньи им не позволит. Это благородный человек, и я от него многому научился.
   – Но адмирал тяжело ранен, пострадал от руки наемного убийцы, – напомнил королю де Гиз.
   Екатерина метнула свирепый взгляд на молодого человека. Она была уверена, что убийцу нанял де Гиз, и у него не хватило ума нанять человека, который бы сработал почище. Этот самонадеянный болван чуть не испортил все дело. Покушение на жизнь адмирала вызвало в рядах гугенотов такие опасения и беспокойство, что удивляло, что они толпами не бежали из Парижа.
   Екатерина взяла лицо Карла в ладони.
   – Дорогой мой, разве тебе не понятно? Гугеноты обвиняют нас в нападении на адмирала. Они хотят мстить. Их нужно остановить. Какая другая ночь может быть лучше, для того чтобы избавиться от этих еретиков, чем праздник святого Варфоломея? – ханжески благочестиво пропела она. – Святой мученик будет, несомненно, благоволить к нашему праведному делу.
   Глаза Карла неистово метались по сторонам, стремясь избежать ее повелительного взгляда. Он схватил ее за руки, стараясь оторваться от нее.
   – Н-нет, адмирал никогда не позволит своим сторонникам причинить мне вред. Он относился ко мне с таким уважением и с такой добротой. К-как… как отец.
   «А как насчет матери?» – хотелось холодно спросить Екатерине. Женщины, которая без устали старалась сохранить корону на его безумной башке.
   Но что толку объяснять Карлу? Поэтому королева еще раньше тщательно подготовилась к этому моменту. Оставив герцога Анжуйского объясняться с братом, она, доставая из-за пазухи пузырек с мутной жидкостью, вернулась к окну.
   Сердце застучало от волнения. Приготовление миазм считалось самым трудным делом. Их испарения были рассчитаны на то, чтобы ослабить самую сильную волю, распустить узы рассудка, усилить наиболее мрачные эмоции, ненависть, страх, гнев и плотские страсти.
   Екатерина никогда раньше не бралась за приготовление такого сложного зелья. Она осторожно откупорила пузырек. Запах был зловонный, но скрыть его поможет фимиам. Она незаметно добавила в кадильницу несколько капель.
   Всего несколько. Миазмы были сильнодействующими. Фимиам зашипел, дым несколько потемнел. Екатерина, помазав под носом мазью, дабы предохраниться от испарений, отошла назад.
   Карл и его советники были слишком поглощены спором, чтобы заметить едва заметную перемену в воздухе. Но она почувствовала, когда испарения начали действовать. Покраснели лица, голоса стали более раздраженными и угрожающими. Влияние сильнее всего сказывалось на лице с более слабым рассудком. Карл стал обильно потеть, зрачки уменьшились до размеров булавочной головки.
   Он судорожно вздохнул, лицо исказилось страшной гримасой. Схватился руками за голову, словно она вот-вот расколется, и издал ужасный крик. Все в страхе замолчали.
   Оттолкнув де Гиза и своего брата, брызгая слюной, он бросился к Екатерине.
   – Тогда давай делай, раз тебе так хочется, – завопил он. – Убивай их. Убивай всех. Всех до одного гугенота, что сейчас в городе. Всех мужчин, женщин и детей, чтобы никого не осталось упрекать меня, когда свершится это кровопролитие.
   Он замахнулся кулаком, и Екатерина отступила, заслоняясь рукой, забыв, что держит пузырек. Карл яростно взмахнул рукой, выбив его у нее из руки. Пузырек вылетел в открытое окно. Ударившись о камни, стекло разлетелось на кусочки.
   Истерически рыдая, король выбежал из комнаты. С бешено стучавшим от дурного предчувствия сердцем Екатерина выглянула в окно. Она не имела представления, какое действие окажут миазмы, заработай они в полную силу. В страхе зачарованно смотрела, как во дворе растет большой зеленый гриб облака. К счастью, легкий ветерок, казалось, отгонял испарения от дворца.
   Екатерина закрыла окно и отступила от подоконника. Овладев собой, повернулась к собравшимся вокруг мужчинам, все еще несколько ошеломленным странным поведением короля.
   – Вы слышали приказание короля, – сказала она. – Должны ему подчиниться. Собирайте своих вассалов и согласовывайте свое нападение. Не должен ускользнуть ни один гугенот, особенно адмирал Колиньи или Бич. О начале нападения пускай дадут знать колокола на башне Сен-Жермен Л'Оксеруа.
   Губы де Гиза расплылись в зловещей улыбке, а герцог Анжуйский дико расхохотался. Никого из мужчин не надо было уговаривать. Свирепо сверкая глазами, горя желанием убивать, они ринулись к дверям…

   Мири со стоном корчилась и бешено колотила руками, рискуя свалиться с кровати. Арианн наклонилась над ней и, схватив за плечи, пыталась вернуть сестренку из объятий кошмара.
   – Мири! Мири, проснись. – Арианн легонько встряхнула сестру, но с тревогой увидела, что на нее это не действует. Та, вся в поту, лишь всхлипывала во сне.
   Габриэль, протирая глаза, облокотилась и сонно пробормотала:
   – Какого черта… что здесь происходит?
   Но увидев, как сестра пытается удержать Мири, полностью проснулась.
   – У нее один из ее кошмаров, – ответила Арианн, – но я не могу ее разбудить.
   Габриэль ухватила Мири и сильно встряхнула.
   – Мири!
   Девочка распахнула глаза. Судорожно вздохнула. Вырвавшись из рук Габриэль и Арианн, села на кровати. В невидящих глазах плескался ужас. Прежде чем Арианн успела ее удержать, она соскользнула с кровати. Бледная, с искаженным ужасом лицом, заковыляла к окну.
   – Боже милостивый, – задыхаясь, выпалила она. – Они… они идут сюда. Мужчины с факелами, ножами, шпагами.
   Арианн бросилась к Мири, Габриэль следом за ней. Арианн попыталась удержать Мири в руках.
   – Ш-ш-ш-ш, моя дорогая. Никого там нет. Здесь все спокойно, ты со мной и с Габриэль.
   Мири, притискиваясь к стене, отчаянно вырывалась.
   – Н-нет. Они идут… у-убийцы.
   Габриэль взяла лицо Мири в ладони, вынуждая ее поглядеть на нее.
   – Мири, слушай меня. У тебя еще один плохой сон.
   – Н-не другой. Тот же самый. – Мири вцепилась в сорочку Габриэль. – И на этот раз совсем отчетливый. Эта ведьма… Темная Королева, она приготовила какое-то страшное зелье. Только уронила, и оно разбилось, распространяя страшный зеленый туман. И стали… стали звонить колокола, и люди начали сходить с ума. Убивать гугенотов, таких как Реми. Всех, женщин, детей, даже… даже грудных м-младенцев.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [39] 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация