А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Темная королева" (страница 36)

   Арианн благодарно пожала его руку и отпустила.
   – Таким образом, ты снова нас выручил. Я уверена, что теперь даже Габриэль должна называть тебя нашим доблестным чудовищем.
   – Сегодня она уже никак меня не будет называть. Лекарство, которое я ей дал, обеспечит глубокий сон до самого утра. Именно это ей требуется, чтобы дать организму полностью оправиться от такого потрясения.
   Хотя он улыбался, Арианн уловила в его манере какую-то скованность, что ее немного обеспокоило.
   – Похоже, ты очень хорошо разобрался в состоянии Габриэль. Где ты столько узнал об этом яде?
   Арианн сочла вопрос вполне естественным, но заметила, как у Ренара слегка напряглись плечи.
   – Право, не помню.
   – Не помнишь? – удивленно повторила Арианн. – Разбираешься в ядах и не помнишь, где этому научился?
   – Просто случайно узнавал во время моих странствий.
   – В Италии?
   – Я смог помочь твоей сестре. Так ли уж важно, откуда я узнал?
   Может, и не важно, если бы Ренар не держался так странно. Он вел себя, как… как тогда, когда она впервые увидела его, прятал глаза, скрывал мысли. Но нет, ей просто кажется. Если кто и виноват, то это она: устраивает перекрестный допрос, когда человек просто до изнеможения устал.
   Арианн поднялась на ноги и положила ладонь ему на руку.
   – Извини, Жюстис. Простое любопытство, только и всего. Я бы ничего не смогла сделать, чтобы спасти Габриэль, если бы ты так легко не справился с этим.
   – Это потому, что ты всегда избегала учиться черной магии.
   – А ты нет? – обеспокоенно спросила она. – Но у кого же ты научился этим вещам?
   Ренар отошел к окну и стал вглядываться в темную безлунную ночь. Арианн чувствовала, что внутри него идет напряженная борьба. Это еще сильнее усугубляло ее беспокойство. Наконец он повернулся к ней:
   – У Люси.
   – Люси? Твоей доброй старой бабушки? Ты говорил, что она была знахаркой, жила в горной деревушке и была не особенно сильна в целительстве.
   – Да, не сильна. Люси не особо старалась заниматься лекарствами, но, боже мой, до чего же хорошо старуха разбиралась в ядах, – с горькой улыбкой признал Ренар. – Я бы, не удивился, если бы сказали, что она была лучше знакома с древней черной магией, чем сама королева Екатерина.
   Арианн силилась осмыслить, что он ей говорил. Облизав губы, заикаясь, произнесла:
   – Была только одна Дочь Земли, которая так же хорошо владела черной магией, как Екатерина, и это… это была…
   Ренар поднял ресницы, давая возможность Арианн полностью заглянуть ему в глаза, и то, что она там прочла, потрясло ее, ей показалось, что она нырнула в холодный темный колодец.
   – Мелюзина? Ты хочешь сказать, что твоей бабушкой была Мелюзина?
   Когда Ренар вынужденно кивнул, Арианн зажмурилась, слишком потрясенная, чтобы поверить его словам.
   – Ты – внук Мелюзины? Нет, это… этого не может быть. Та женщина была такой зловещей, что даже я без колебаний назвала бы ее ведьмой.
   – Назвала бы? А я обычно звал ее бабушкой.
   Арианн ожидала, что он рассмеется, собираясь отчитать за дурную остроту. Но хотя он и улыбнулся, она никогда еще не видела на его лице такого мрачного выражения, глаза его так и не просветлели.
   Девушка снова бессильно опустилась на стул. Некоторое время она даже была не в состоянии говорить.
   – Боже мой, Ренар. Ты не представляешь, какие вещи я слыхала о Мелюзине…
   – Могу представить.
   – И ты мне скажешь, что они неправдоподобны? – в отчаянии спросила она.
   – Хотел бы, – пожав плечами, холодно ответил Ренар. – Большинство их, возможно, правдивы, но я не уверен. Даже я никогда не мог бы отделить, что знал о ней сам, от тех легенд, что о ней ходили. К тому времени, когда родился я, Люси отошла от многих безрассудств своей молодости.
   – Безрассудств? – задохнулась от негодования Арианн. – Мелюзина оставила за собой страшные опустошения почти по всей Бретани.
   Ренар поджал губы.
   – Знаю. Но постарайся понять. Ты сама как знахарка испытала известные трудности и опасности, а ведь ты благородного происхождения, дочь прославленного рыцаря. Представь себе такую же сильную и умную девушку, но рожденную в нищете и невежестве. Мать Люси была простой деревенской повитухой. Когда Люси исполнилось десять лет, она стала свидетельницей того, что владелец поместья привлек мать к суду по обвинению в том, что один из младенцев, которого она принимала, к несчастью, родился уродом. Ее, вероятно, сожгли бы на костре, но она умерла под пытками, когда от нее требовали признания в колдовстве.
   Ренар шагнул к столу и налил себе бокал вина. Может быть, ему нужно было подкрепиться добрым напитком, чтобы быть в состоянии продолжить разговор о бабушке. Или он просто выигрывал время, чтобы решить, сколько, он может ей сказать. Арианн глубоко кольнуло сомнение, особенно из-за того, что она была убеждена, что, наконец, осталась в прошлом уклончивость Ренара, его полуправда.
   Сделав большой глоток, Ренар продолжал:
   – Став свидетельницей судьбы своей матери, Люси совсем забросила занятия целительством и посвятила себя черной магии. Позволь мне сказать, если бы она поступила иначе, то погибла бы намного раньше, когда по всей Франции свирепствовали суды охотников на ведьм, пытая и безжалостно убивая сотни невиновных женщин. Люси решила, что никогда покорно не дастся им в руки. Она подняла на борьбу других женщин. Их мужчины были полны решимости защищать своих жен и дочерей, простые крестьяне, испытавшие в жизни слишком много несправедливости. Они жили задавленные налогами, непосильным трудом, часто голодая.
   – Знаю, – тихо произнесла Арианн. – Моя бабушка рассказывала мне о тех днях. Поначалу это было благородное дело, которое скоро выродилось в буйные сборища людей, склонных к грабежам и разрушениям. А Мелюзина… твоя бабушка пользовалась своим темным ремеслом, чтобы отравлять колодцы, заражать скот, распространять болезни растений, так портить поля, что там больше ничего не росло.
   – Люси вела безнадежную войну с могущественными силами, включая короля и церковь, – защищался Ренар. – Что ей оставалось делать, кроме как воспользоваться имевшимся оружием?
   – Не знаю, но, в конечном счете, бунт твоей бабушки причинил больше зла, чем принес добра. Для каждой Дочери Земли великий грех – стремиться отравить землю. Это… это как причинять вред своей матери. И моя мать всегда учила меня, что быть знахаркой значит быть силой света в этом темном мире, использовать знание старинных средств для целительства и никогда не причинять вреда.
   – Хорошо, прости мне, что моя бабушка не была святой, как твоя мать. Может быть, если бы их судьбы сложились иначе, и Евангелина Шене родилась в крестьянской лачуге… – Ренар сдержал себя. – Арианн, я не оправдываю того, что делала Люси. Только стараюсь, чтобы ты поняла, что она не была монстром. Упаси ее Господь, она в конечном счете заплатила за свои грехи страшную цену. Но все это в далеком прошлом. Лучше бы ты просто забыла об этом.
   Арианн оцепенела. Первоначальное потрясение уступило место ожесточению, ощущению, что ее предали. Ренар попытался ее поцеловать, но она резко наклонила голову, и его теплые губы лишь скользнули по затылку.
   – Почему ты ничего не рассказал мне об этом раньше? – спросила она. – Никогда об этом не говорил – даже сегодня днем.
   – Чего бы ты хотела от меня, Арианн? Чтобы, обнимая тебя, нежно шептал на ушко: «Ой, между прочим, моя бабка была злой старой ведьмой».
   Арианн укоризненно взглянула на него, и он поспешил добавить:
   – Ладно. Разумеется, мне следовало кое-что рассказать. Но я терпеть не могу разговоров о Люси. Будь моя воля, я мог бы оставшуюся часть жизни не сказать тебе обо всем этом ни слова.
   Или, по крайней мере, до брачной ночи, подумала Арианн, и на сердце лег тяжелый камень. До того момента, когда он ее заполучит целиком, и она от него никуда не денется. Но нет, не может быть. Только не после того, что между ними было днем. Ренар никогда не говорил вслух, но ведь он любит ее… Мотивы ухаживания за ней не могут иметь ничего общего с этой страшной старой бабкой.
   Ренар крепче привлек ее к себе и прильнул в поцелуе, который становился все жарче. Сердце Арианн в ответ тоже забилось сильнее, но она не могла позволить ему удержать ее от дальнейших вопросов.
   Она стала вырываться. Лицо Ренара омрачилось такой тоской и разочарованием, что она испугалась, что он может ее удержать силой. Но он, скользнув пальцами по ее рукам, отпустил ее.
   – Ах, милочка, не гляди на меня так, будто я вдруг стал тебе чужим.
   Арианн была не в состоянии сдерживаться. На нее снова нахлынули все сомнения, которые она питала в отношении Ренара. Она отступила дальше, в руке Ренара остались лишь пальцы.
   – Арианн, будь добра. Кем бы ни была Люси, какой бы магией она ни занималась… Это не имеет отношения ни к тебе, ни ко мне.
   – Разве? – усомнилась она. – Ты как-то рассказывал мне, что твоя бабка вызывала из огня видения. Что она утверждала, что в один прекрасный день ты найдешь меня, что я твоя судьба.
   – Это одно из лучших предсказаний Люси.
   Он прижался губами к ее пальцам. Арианн освободила руку и отошла еще дальше.
   – Ты также говорил, что предсказаниям бабки было свойственно своекорыстие, они были такими, какими ей хотелось, чтобы они сбылись. И почему ей так хотелось, чтобы я стала твоей невестой? Почему она настаивала на этом?
   – Откуда, черт возьми, я мог знать, что было у Люси на уме?
   Но он-то знал, была уверена Арианн.
   – Ты можешь представить, что однажды Мелюзина даже угрожала обитателям нашего острова?
   – Неужели?
   – Да. Она услыхала, что Хозяйка острова Фэр обладает тайным собранием старинных текстов, которые могут содержать секреты, достаточно могущественные, чтобы помочь ей разделаться со своими врагами. Когда же моя двоюродная бабушка Евгения отказалась позволить использовать сведения, имеющиеся на острове Фэр, в разрушительных целях, Мелюзина угрожала напасть на Бель-Хейвен и забрать книги силой.
   Ренар выглядел неловко.
   – Уверен, что Люси только пугала. Она слишком уважала Хозяйку острова Фэр, чтобы решиться на такое. Особенно если принять во внимание, что от этих книг ей было мало пользы. Люси не умела читать даже на современном французском, не говоря уж о том, чтобы разобраться в каком-нибудь древнем языке.
   Арианн обеспокоенно поглядела ему в лицо:
   – А как насчет тебя? Знаю, что ты много странствовал, многому учился. Выучил какие-нибудь старинные языки?
   Он сразу насторожился, бросил недоверчивый взгляд.
   – Может, и знаю. Что из того?
   Арианн глубоко вздохнула:
   – Мне известно, что ты должен был находиться в моей личной рабочей комнате. Это единственное место, где ты мог приготовить противоядие для моей сестры.
   Ренар вызывающе поднял подбородок:
   – Габриэль умирала. У меня было не слишком много времени, чтобы испрашивать твоего разрешения.
   – Это я понимаю. Но комната хорошо скрыта. Откуда тебе известно о ее существовании?
   Ренар невесело усмехнулся:
   – Твоя рабочая комната – здесь не самый большой секрет.
   Нет, не секрет. Особенно для человека, который так ловко читает по глазам, как Ренар. Чему еще, каким темным ремеслам научила внука Мелюзина?
   – Что, по-твоему, мне было там надо? Твои бесценные книги?
   Но за внешним возмущением Ренара Арианн уловила нотку вины, отчего у нее екнуло сердце. Особенно когда с бередящей душу отчетливостью всплыло другое воспоминание.
   – Сегодня ночью ты не впервые был в моей рабочей комнате, – сказала она. – Однажды мне приснилось, что ты приходил туда и отнес меня в постель. Но это был не сон, да?
   – Нет, не сон. Я тебя искал, спустился, увидел, что ты спишь, и отнес тебя наверх.
   – И это все?
   – Да! – отрезал он. Шагнул к столу, стал открывать бутылку и со стуком поставил обратно. – Хорошо, признаюсь, у меня был соблазн порыться в твоих книгах.
   Я с малолетства слышал рассказы Люси о Хозяйке острова Фэр, о ее бесценной сокровищнице тайных знаний. И вдруг вся она оказалась здесь, перед моими глазами. Окутанные паутиной древние книги, запущенные пергаментные свитки, готовые вот-вот рассыпаться в пыль. Сомневаюсь, что ты даже поверхностно знакома с собранными там могущественнейшими тайнами.
   – Нет, и не хочу знакомиться. Меня тоже иногда слишком тянули к себе соблазны черной магии. – Арианн вздрогнула, вспомнив о запретном колдовстве, к которому она прибегала, чтобы вызвать дух матери. – Есть некоторые старые средства, о которых лучше забыть.
   – Иногда и от черной магии бывает польза, – убеждал Ренар. – Если бы Люси не научила меня всему, что знала о ядах, твоей сестры теперь не было бы в живых.
   – Твое противоядие не понадобилось бы, если бы я, как мне следовало, оставалась дома, приглядывая за Габриэль. Вместо этого я… я…
   – Что, Арианн? Не тратила попусту время, занимаясь со мной любовью, когда у тебя было много дел поважнее?
   Арианн не хотела выразить это так цинично, но по существу Ренар был прав.
   – Да, – тихо промолвила она.
   – Интересно, как долго ты будешь бичевать себя за это? – с ожесточением произнес он, схватив ее за плечи. – Слушай меня, Арианн Шене, и слушай хорошенько. Ты не виновата в том, что случилось с Габриэль. Это не твоя вина.
   Поморщившись от боли, она упрямо повторяла:
   – Я должна была находиться здесь. Вела себя как… как…
   – В кои-то веки как женщина с людскими потребностями и желаниями, а не как святая. Не как какая-то проклятая Богом мраморная статуя посреди базарной площади.
   Резкие слова Ренара были подобны ударам кнута. Щеки Арианн гневно запылали, она гордо вздернула голову.
   – Я – Хозяйка острова Фэр. Ты так и не понял, что это означает. Я несу обязанность перед сестрами и каждым обитателем острова. Служить им и защищать.
   – И в особенности от внука Мелюзины?
   – Я никогда этого не говорила.
   – Да и нет нужды. Об этом довольно ясно говорят твои глаза.
   Он отпустил ее так внезапно, что она невольно шагнула назад.
   Потирая плечи, девушка сказала:
   – Я хорошо помню, что ты не раз выручал нас. И благодарна вам за это, месье.
   Ренар отпустил такое бешеное ругательство, что Арианн отошла от него подальше.
   – К черту ваша благодарность, – прорычал он.
   – Тогда чего ты от меня хочешь? – крикнула Арианн. – Читаешь по моим глазам, словно роешься в сердце. Но я не уверена, что хоть немного тронула твое. И снова возвращаемся к вопросу, на который ты так и не ответил. Зачем, Ренар, ты хочешь на мне жениться?
   Он бросил на нее яростный взгляд:
   – Если не поняла до сих пор, то не поймешь никогда.
   – Значит, будешь притворяться, что влюблен в меня?
   – Нет. Я тебе уже говорил, В подобных вещах я никогда не стану притворяться.
   Его ответ разрушил последнюю остававшуюся надежду. Но Арианн не желала, чтобы он это заметил.
   – Рада, что хотя бы в этом ты искренен, потому что это не принесло бы тебе добра. Я не юная романтическая дурочка.
   – Именно такая ты и есть, милочка, – насмешливо ответил он. – Тебе нужно, чтобы мужчина был идеальным во всех отношениях, без слабостей, без недостатков. Мужчина, который никогда не ошибается.
   – Нет, все, чего я всегда хотела, – это чтобы мужчина был со мной искренним и открытым. Чтобы я могла ему верить.
   – И ты, вероятно, решила, что я не из таких.
   Ренар испытующе глядел на нее злыми зелеными глазами, но Арианн отвернулась, не в силах продолжать ссору. Зажала руками больно стучавшие виски.
   – Думаю, было бы лучше, если бы ты сейчас меня оставил.
   Она услышала тяжелый стук сапога – он шагнул к ней – и напряглась. Ренар резко остановился. Не стал дотрагиваться до нее, сжал кулаки.
   – Пожалуй, ты права, – согласился он. – Утром будем более благоразумны. Вот увидишь, я вернусь в свой лагерь и…
   – Нет, – хрипло ответила она. – Я… я хочу, чтобы вы ехали домой, месье. Вернулись в свое шато.
   Она рискнула бегло взглянуть на него и увидела зловеще сведенные брови и стиснутые челюсти. Приготовилась к яростной перебранке.
   Но боевой настрой внезапно покинул Ренара.
   – Очень хорошо, – отрывисто заговорил он. – Если тебе так хочется. Я оставляю для охраны Туссена со своими людьми. Если потребуюсь, знаешь, как со мной связаться. Мое кольцо все еще у тебя.
   Арианн невольно вздрогнула и решительно покачала головой.
   – Ты думаешь, что я когда-нибудь заставлю себя снова тронуть это кольцо? Теперь я знаю, что его выковала Мелюзина.
   В дверях Ренар оглянулся. На лице было выражение скорее грустной отрешенности, нежели гнева.
   – В этом кольце никогда не было ничего дурного, милочка. Разве что способ, которым я пытался его использовать.
   И, сухо поклонившись, удалился.

   Трепетали огоньки свечей. Серебряные подсвечники оплывали воском. Свечи становились все короче и короче. Не думая о том, что может стать совсем темно, Ренар в одиночестве развалился в кресле у роскошного банкетного стола в большом зале.
   Но груды изысканных блюд оставались почти нетронутыми, а Ренар опорожнял графины вина, молча напиваясь. В подобном состоянии он пребывал слишком часто, с тех пор как покинул остров Фэр.
   Сколько дней назад это было? Он даже точно не помнил. Продолжал надеяться, что Арианн его позовет. Но она не звала, и он стал сомневаться, позовет ли когда-нибудь. Пытался подавить свое отчаяние, разжигая злость: она такая безжалостная, чрезмерно требовательная, непрощающая.
   Но больше всего он злился на себя. Он считал себя самым большим глупцом на свете, за то, что упустил такую замечательную женщину, как Арианн Шене.
   Когда он бывал вынужден вести разговор о Люси, о ее темном прошлом, то всегда раздражался и защищался. Подобным же образом реагировал на любые упоминания о своем деде – Довилле.
   Одна сторона его семьи порождена ведьмой, другая – самим дьяволом. «Господи, ну и наследие», – с отвращением подумал Ренар, осушая бокал. Он долго страшился сказать Арианн правду о Люси. Но когда разговора нельзя уже было избежать, ему следовало сохранять спокойствие и благоразумие, а не озлобляться, не говорить колкостей.
   Но, увидев, как Арианн поглядела на него, он понял, что все пошло прахом. На его глазах безнадежно гибло ее доверие, которого он столько времени добивался.
   В ушах до сих пор звучали ее полные горечи слова:
   «Значит, будешь притворяться, что влюблен в меня?»
   И собственная злая реплика:
   «Нет. Я тебе уже говорил, В подобных вещах я никогда не стану притворяться».
   Потому что ему не надо было притворяться. Он действительно любил ее и будет любить до последнего вздоха, хотя не совсем понимал, когда такое с ним произошло. Возможно, это началось с того момента, когда он впервые посмотрел в ее спокойные глаза.
   Он любил ее мужество, силу, мудрость, сострадание, невозмутимость, удивительный дар целительства. Он любил, восхитительно дрожащие уголки ее губ, когда она старалась оставаться серьезной и не рассмеяться над его порой непристойными выражениями. Когда она, склонив набок голову, слушала его, не вполуха, как большинство, но так внимательно, так серьезно. Арианн слушала всем сердцем.
   Он также любил застенчивый блеск ее глаз, когда он ее целовал, растекавшийся по щекам румянец, когда в ней зарождалось желание, эти еле уловимые уступчивые вздохи, когда они занимались любовью. Все это многого стоило, ибо Хозяйка острова Фэр отдавалась не всякому мужчине.
   Ренар, тяжело вздохнув, отодвинул бокал. Проклятый дурень! Какого черта не встал на колени и не высказал ей все это, когда была возможность? Когда он начинал добиваться ее, у него была идиотская мысль заполучить ее старинные рукописи. Но теперь он бы и гроша не дал этим проклятым книгам. Да гори они синим пламенем, лишь бы только вернуть ее.
   Теперь она ему никогда не поверит. Но все-таки эта женщина была достаточно сострадательной, чтобы даровать Дыхание Жизни этому негодяю де Визу. Если она могла простить охотника на ведьм, то почему ей не простить его?
   – Месье… – оторвал его от мрачных раздумий робкий голос.
   Граф поднял голову и увидел нерешительно топчущегося рядом одного из своих мальчиков-слуг.
   – Меня… меня послали спросить, не закончили ли вы, месье… То есть не желали бы вы, чтобы убрали со стола.
   Мальчик нервно сглотнул, на тощей шее подпрыгнул кадык. Было видно, что парню очень страшно. Ренар почувствовал, что краснеет от стыда. Он твердо решил, что у него прислуга никогда не будет дрожать от страха, как это было при деде. Но в последнее время настроение у него было отвратительное, и он держался не лучше старого черта, рычал на всякого, кто попадал под руку.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [36] 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация