А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Темная королева" (страница 25)

   Подув на лист, чтобы высохли чернила, поднесла к Симону.
   – Знаки, похожие на эти, магистр Аристид?
   Симон, прищурившись, вгляделся в странные символы.
   – Не могу сказать определенно, но, думаю, очень похожи.
   Королева медленно смяла пергамент, бормоча:
   – Кольца любви. Кольца древней, большой силы.
   – И, несомненно, великого зла, – вставил де Виз.
   – О, без сомнения, – охотно согласилась королева. «Тогда откуда она знает о таких вещах?» – подумал Симон. В ее пристальном взгляде было нечто, напоминавшее ему Арианн Шене, и он задумался над тем, не обладает ли и королева способностью тайком читать чужие мысли. Но, конечно же, это невероятно, иначе и королева становится… э-э… э-э…
   Она улыбнулась и легонько дотронулась кончиком пальца до его щеки.
   – Ты умный мальчик, магистр Аристид. У тебя острый, наблюдательный глаз. Возможно, далеко пойдешь в этом мире… если научишься быть поосмотрительнее.
   Вдовствующая королева Франции только что облагодетельствовала его высокой похвалой. Симон подумал, что надо бы покраснеть от удовольствия. Однако ее холодная улыбка, казалось, проникала внутрь, дробясь, как о камни, на мелкие льдинки. Он вздрогнул и был несказанно рад, когда магистр де Виз отстранил его, и он смог удалиться в свой угол.
   – Если бы только ваше величество дали мне небольшую команду солдат, – попросил де Виз. – Я обязательно вернусь и сведу счеты с этим дьяволом графом. Тогда уж никакое кольцо не пригодилось бы госпоже Шене. Я мог бы продолжить суды за колдовство…
   – Ваши суды над ведьмами меня не интересуют, де Виз.
   – Но… но… – растерянно пробормотал магистр. – Когда вы первый раз вызывали меня во дворец, то говорили, что Господь наставил вас помогать мне в моем походе против ведьм.
   – Боюсь, что Богу придется подождать, – сухо заметила королева.
   Де Виз, потрясенный подобным богохульством, потерял дар речи. Симон раскрыл рот от изумления. На лице Екатерины мелькнула гримаса раздражения, но она быстро поправилась:
   – Не поймите меня неправильно, месье. Я тоже хочу избавить Францию от ведьм. Но для безопасности моего королевства намного важнее, чтобы я сначала избавилась от других еретиков. Я посылала вас на остров Фэр не для того, чтобы устраивать широкие публичные зрелища сжигания ведьм. Я только хотела, чтобы вы припугнули госпожу Шене, и та выдала капитана Реми. Я должна заполучить голову этого человека, и побыстрее, прежде чем он найдет способ сорвать женитьбу моей дочери и короля Наварры.
   – Здесь мне не все понятно, – с кислым видом прервал ее де Виз. – Почему такая великая католическая королева, как вы, стремится выдать нашу принцессу за еретика?
   – У меня свои соображения. Дела государства вас не касаются. Ваше дело – уничтожить Реми и достать мне эти перчатки.
   – Это меня тоже смущает. Что такого важного в этих перчатках?
   – Потому что это мои перчатки, дурак. Только представьте, что эти ведьмы с острова Фэр могут натворить с имеющимся у них предметом моей одежды, какие темные чары они могут наслать на меня. Вы желаете быть в ответе за мою смерть, де Виз?
   – Нет, конечно же, нет, ваше величество, но…
   – Тогда делайте, что вам говорят. Возвращайтесь на остров Фэр, но на этот раз проявите больше здравого смысла и хитрости. Действуйте под покровом темноты и совершите налет на дом в Бель-Хейвен…
   Де Виз взорвался от возмущения:
   – Я отправляю свое правосудие открыто, чтобы все еретики и ведьмы могли видеть и дрожать от страха.
   Королева презрительно усмехнулась:
   – Не будьте таким дураком, де Виз. Если хотите служить мне, делайте, как я приказываю.
   Магистр выпятил грудь.
   – Я не служу ни одной женщине. Только Богу.
   – Бог, возможно, вознаградит вас на небесах, а я способна сделать это здесь и сейчас.
   – Меня не интересует накопление богатства.
   – Я говорю не о богатстве, де Виз, а о ценности другого свойства. О власти. – Она шагнула к нему, но рассерженный магистр попытался отвернуться. – Взгляните на меня.
   Он неохотно остановил свой взгляд на ней.
   – Доставьте мне капитана Реми и перчатки. Сумеете – и я награжу вас сверх ваших самых необузданных фантазий. Сделаю вас своим Великим инквизитором, обладающим властью над всеми судами страны. Ваше имя будет занесено в анналы истории. Вы получите неограниченные возможности избавить Францию от всех еретиков и ведьм.
   – До последней ведьмы, – проговорил де Виз. Симон боролся с почти неодолимым побуждением броситься к хозяину и разорвать этот странный контакт его немигающих глаз с глазами королевы. Но королева сама положила этому конец. Опуская вуаль, она сказала:
   – Немедленно возвращайтесь на остров Фэр и на этот раз не подведите меня. Я редко предоставляю вторую возможность.
   – Да, ваше величество, – монотонно проговорил магистр.
   Королева ушла. Шурша одеждами, проследовала мимо Симона, тот отпрянул назад. Ему бы ринуться вперед, открыть перед ней в поклоне дверь, но он был не в состоянии пошевелиться, пока она не исчезла. Тогда он обеспокоенно поспешил к хозяину.
   – Господин?
   Де Виз не отвечал. Симон потряс его за плечо. Тот заморгал, удивленно глядя на Симона и оглядывая пустую комнату.
   – Королева?
   – Она ушла, господин. И, слава богу, – не удержавшись, с жаром добавил Симон.
   Хозяин ответил лишь довольной мечтательной улыбкой.
   – Ты слышал, что она сказала, мой юный Симон? Мне предстоит стать большим человеком, Великим инквизитором всей Франции.
   – Д-да, господин. Но я не уверен, что следует так уж верить обещаниям королевы.
   – Что ты хочешь сказать?
   – Ну, я… я… – Симон смущенно поежился под тяжелым взглядом хозяина. – В ней есть что-то странное. Ее взгляд, необычные вещи, которые ей известны о кольцах и прочем. Я подумал, может, она сама ведьма.
   Де Виза, словно громом поразило.
   – Ты не рехнулся, парень?
   – Не один я так думаю, – оправдывался Симон. – Я слышал разговоры на улице. Слухи. Есть люди, которые называют ее Темной Королевой и колдуньей.
   – Грязная ложь. К тому же глупая, поскольку касается женщины, которая была супругой великого католического монарха и племянницей папы. Помилуй бог, малый, – прорычал де Виз. – Думаешь, я не распознаю ведьму, если увижу?
   – Н-нет, господин. То есть да, господин.
   – В таком случае чтобы я никогда больше не слышал от тебя такой изменнической чепухи.
   – Да, господин.
   Симон низко наклонил голову, чтобы скрыть упрямо поджатые губы. Раньше магистр де Виз обвинил его в том, что его околдовала маленькая Мири Шене, но Симон опасался, что околдован именно хозяин: одурманен холодным повелительным взглядом Екатерины Медичи, заморочен ее льстивыми обещаниями.

   Королева откинулась на подушки своей кареты, слегка прижимая к носу платок, словно после посещения жилища охотника на ведьм в носу остался дурной запах. Дом, как она знала, был куплен на деньги, оставшиеся от жертв. Обвинителям полагалась доля имущества осужденных – серьезный стимул для добропорядочных граждан обвинять соседей в колдовстве, а де Виз получал мзду гораздо больше других.
   Однако магистр говорил правду, когда утверждал, что накопление богатства не является его главной целью. Богатство лишь давало ему возможность осуществлять крестовый поход против колдовства с одержимостью, в которой сливались воедино безумные религиозные фантазии, отвращение к женщинам и жажда власти. К счастью, в головы таких фанатиков всегда легко подпустить тумана.
   Другое дело – этот мальчишка, Симон Аристид. Он видел мир с простотой и ясностью, часто свойственной наивной юности. Екатерину отчасти забавляла острая наблюдательность парня, но одновременно вызывала смутное беспокойство. Она смогла прочесть его мысли, узнать всю трогательную историю, как он в нежном возрасте одиннадцати лет потерял все, чем дорожил, как вся его деревня была уничтожена злодеянием какой-то старой карги.
   У парня, конечно, была причина ненавидеть ведьм и стараться их уничтожить. Глядя в темные глаза Симона, Екатерина испытывала странное предчувствие, что если щенок де Виза получит возможность вырасти, то он может представлять угрозу даже ей. Своего рода интуиция подсказывала ей, что от парня надо избавиться, и поскорее.
   Но были неприятности и поважнее, чем этот парнишка. Как, например, то, что беглый капитан Реми и Арианн Шене собираются сделать с ее перчатками. Откинув голову на спинку сиденья раскачивающейся кареты, Екатерина благодарила Бога, а пожалуй, лучше сказать, Мари Клэр за то, что та послала шпионить за ней Луизу Лаваль. Самодовольный вид куртизанки и скрытный блеск под ее густыми ресницами предупредили Екатерину о провале магистра. Луиза хорошо умела скрывать свои мысли, но Екатерине все лучше удавалось проникать в мысли девушки.
   Хотя… временами она опасалась, что Луиза, прекрасно осознавая подозрительность Екатерины, вела с ней игру, позволяя ей читать по глазам, выдавала только кусочки мыслей, которые приносили лишь расстройство и разочарование.
   Она разделается с Луизой, осталось недолго. Главная забота – Хозяйка острова Фэр, пора положить конец вмешательству Арианн Шене в ее планы. По крайней мере, удалось вытянуть хоть одну пикантную новость у этого дурака де Виза и его остроглазого парня.
   Значит, крошка Арианн Шене завела любовника, графа де Ренара. Этот человек, должно быть, действительно охмурил Арианн, раз она связана с ним «Кольцами любви». Интересная новость, всегда полезно знать слабые места своих противников.
   Испытывая легкие угрызения совести, Екатерина закрыла глаза. Она прекрасно понимала, что посылать де Виза снова на остров Фэр – все равно что спустить с цепи бешеного пса. Униженный своим первым провалом, он наделает много бед, а не только совершит в поисках капитана Реми налет на дом в Бель-Хейвен.
   Де Виз сровняет жилище с землей, уничтожит всех обитателей, всех милых дочерей ее дорогой Евангелины.
   Екатерина, вздохнув, пробормотала:
   – Прости меня, Евангелина. Ты же знаешь, что я этого не хотела. Твоя неразумная дочь не оставила мне выбора.

   Магистр охотников на ведьм был не единственным, кто в ту ночь принимал в Париже нежданного посетителя. Мадам Эрмуан Пешар приоткрыла дверь на кухню и поспешно втянула внутрь ожидавшую в тамбуре женщину, прятавшую лицо под капюшоном.
   В том, что эта высокая худощавая женщина принимала гостей с черного хода, не было ничего особенного. Ее муж Эмиль был известным врачом и лектором Парижского университета. Но все студенты знали, что в случае серьезного недомогания лучше всего посоветоваться с мадам Пешар.
   Нынешняя посетительница, казалось, не жаловалась на плохое здоровье. Когда Луиза Лаваль откинула капюшон, ее веснушчатые щечки горели от возбуждения, а в голубых глазах мерцали проказливые искорки.
   Прежде чем быстро захлопнуть дверь, мадам выглянула во двор. По счастью, она уже предусмотрительно отпустила прислугу спать. Запирая дверь на задвижку, она отчитала девушку:
   – Серьезно предупреждаю, мадемуазель Лаваль. Нельзя быть такой чертовски безрассудной. Надо было прийти попозже. Что, если за вами от дворца следили?
   – Не беспокойтесь, дорогая моя Эрмуан. Сегодня ночью глаза Темной Королевы направлены в другую сторону. А мне нужно воспользоваться одним из ваших маленьких друзей, чтобы послать словечко Мари Клэр.
   Луиза кивнула в сторону висевшей в углу клетки с воркующими голубями.
   – Надеюсь, вы намерены сообщить ей, что покидаете двор, как она вас предупреждала.
   – Зачем? Дела у меня идут хорошо, – невозмутимо улыбалась Луиза. Плюхнув на кухонный стол изящную муфту, достала из меховых глубин полосочку пергамента. – У вас есть перо и чернила? Там составить послание трудно. Даже если занята Екатерина, всегда рядом кто-нибудь подглядывает.
   Мадам Пешар нахмурилась, но сходила за нужными принадлежностями. Усевшись за стол, Луиза ловкими умелыми пальцами взяла перо и поразительно тонкими движениями начала тщательно составлять шифрованное послание.
   Мадам недовольно следила за работой. Она не одобряла нравы и образ жизни Луизы, ее развязные манеры и беззаботность. А больше всего мадам Пешар не одобряла это опасное мероприятие. Когда она начинала использовать птиц для поддержания связи с Мари Клэр, то делала это лишь ради удовольствия общаться с великолепно осведомленной знахаркой. Мадам совсем не ожидала, что окажется втянутой в интриги, связанные с Темной Королевой.
   Пока Луиза заканчивала записку, мадам нервно вышагивала по комнате.
   – Вы с Мари Клэр поступили опрометчиво, предприняв попытку шпионить за Темной Королевой, даже ради помощи Хозяйке острова Фэр. Вы, мадемуазель Лаваль, воображаете себя очень умной, однако Темная Королева вас раскусит.
   – Знаю. Вообще-то я позволяла ей читать по глазам.
   – Вы что! – Мадам Пешар остановилась и, удивленно глядя на девушку, хлопнула ладонями по столу.
   – Осторожнее, Эрмуан. Вы чуть не опрокинули чернильницу, – невозмутимо заметила Луиза.
   – Перестаньте дерзить, для вас я мадам Пешар. Теперь скажите мне, что вы наделали.
   Луиза с самодовольным видом откинулась на спинку стула.
   – Просто сыграла в кошки-мышки с нашей дорогой Екатериной. Я дала ей прочесть в глазах достаточно, чтобы она узнала о катастрофическом поражении ее охотников на ведьм. Надо было видеть ее лицо, – фыркнула Луиза. – Темная Королева даже показала, что порой для разнообразия способна на неподдельные чувства. Клянусь, она побледнела.
   Мадам Пешар почувствовала, что тоже бледнеет.
   – Ты что, тронулась, девушка? Зачем ты это сделала?
   – Стратегия, милая Эрмуан. Встревоженные люди чаще ошибаются, потому что теряют осторожность.
   – Верно, но они также становятся куда более опасными.
   – Не будьте старой трусихой. Мне так забавно иметь дело с Темной Королевой, выдавая ей понемножку информации, частью подлинной, частью ложной. Соблазнять всех этих мужиков при дворе, ей-богу, начинает надоедать. А это возбуждает больше, чем новый любовник.
   Пока Луиза спокойно складывала послание до размеров, подходящих к колечку на лапке голубя, мадам Пешар, заламывая руки, без конца повторяла:
   – Ты всех нас погубишь.
   В глазах Луизы мелькали озорные искорки. Но потом она заговорила с неподдельно виноватой улыбкой:
   – Простите, что доставляю вам беспокойство, но если хотя бы немного не рисковать, то ничего не добьешься. Совсем близко день приезда в Париж короля Наварры. – Луиза вдруг, что было ей несвойственно, посерьезнела. Глаза ее потемнели. – Я не так хорошо умею читать по глазам, как Темная Королева, но могу сказать одно: не знаю, что готовит эта зловещая женщина, но ставлю свои лучшие драгоценности, что это будет не просто свадьба.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация