А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Темная королева" (страница 14)

   – Конечно, можете постараться, милочка, – в тон ей ответил он. – Только у вас не очень получилось с этим малым. Какой монетой решили с ним расплачиваться?
   Лицо Арианн запылало. Ей уже и без того было достаточно стыдно из-за безрассудного порыва позволить месье Тайлебуа поцеловать себя. Резкие слова Ренара только добавили чувства стыда. Глотая слезы, она повернулась и зашагала прочь.
   Краем глаза девушка видела, что зеваки, бросая в ее сторону любопытные взгляды, почтительно расступаются. Услышала, что Ренар зовет ее, но лишь ускорила шаги. Но он без труда нагнал ее у кузницы и увлек за стену подальше от посторонних глаз. Его мощная фигура преграждала ей путь.
   Сдерживая наступавшие слезы, она, как щитом, отгородилась от него корзинкой. Она не позволит себе унизиться до плача, особенно после принятого утром твердого решения стать сильнее и благоразумнее. Девушка всегда гордилась своим умением держаться с достоинством. А теперь не прошло и дня, как она успела поцеловаться с двумя мужчинами и к тому же выставила себя на посмешище зевак.
   Тут она услышала мягкий голос Ренара.
   – Арианн, прошу прощения. С моей стороны было отвратительно говорить вам так о Тайлебуа. Я не хотел… Я… – Он порывисто вздохнул, провел пальцами по волосам.
   Арианн изо всех сил старалась сохранить каменное лицо, отказываясь видеть его теплый взгляд, слышать задабривающие нотки в голосе.
   – Простите меня. Я мало, что могу сказать в свое оправдание, разве что вы должны согласиться, что случайно увидеть, как его суженая среди бела дня целуется с другим, для любого человека потрясение.
   – Я вам не суженая, – оборвала она его. – И… и если я с ним целовалась, то по вашей вине.
   – По моей вине? – пораженно переспросил Ренар. Вызывающе вскинув подбородок, она выпалила:
   – Из-за вашего поцелуя прошлой ночью. Я… я никак не ожидала. У меня в этих делах так мало опыта. Мне было интересно…
   Она умолкла, чувствуя себя, как никогда, по-дурацки. Ренар, не веря своим ушам, удивленно уставился на нее.
   – Так вы целовались с месье Тайлебуа, чтобы сравнить его со мной?
   Арианн кивнула, потом сникла, готовясь услышать смех Ренара. Однако, хотя в глазах его мелькнуло веселое изумление, он лишь нежно улыбнулся.
   – Бедняжка, поцелуи что конфетки. Если они по вкусу, то незачем пробовать все остальные.
   Она не успела опомниться, как он выхватил из ее рук корзинку и поставил на траву. Она совсем не пыталась сопротивляться, когда он обвил ее руками, только сердце было готово выскочить из груди. Она в смятении поняла, что часть ее снова желает испытать темную магию губ Ренара.
   Ей стоило больших трудов напомнить себе о собственном обете не дать Ренару сбить себя с толку, пока не получит ответы на волнующие ее вопросы, касающиеся этого человека. В последний момент она отвернулась, так что его губы лишь скользнули по щеке.
   – О, не сердитесь, Арианн, – шептал Ренар. – Прошу прощения, если вызвал неудовольствие, дав Тайлебуа понять, чтобы он держался подальше. Но при виде, как этот подлец дает волю рукам, у меня по коже побежали мурашки.
   – Скажите мне одно, – спросила она, – намерены ли вы отныне отпугивать всех моих поклонников?
   – Да, если они такие же трусы или хамы, как Тайлебуа. Ни один мужчина, мадемуазель, не достоин вас, если он так легко уступает.
   Ренар говорил не в своей обычной манере, растягивая слова, в голосе чувствовалась неподдельная горячность. Он походил на рыцаря, готового драться за нее, любой ценой защищать ее честь. Такой образ был против желания Арианн более привлекателен. Она попыталась освободиться, но Ренар обнял ее еще крепче.
   – Отпустите меня, месье, – тихо попросила она. – Я вряд ли достойна вашей защиты. У меня никогда не будет поклонников, которые удостоятся испытать качество вашего клинка.
   – Они были бы, если бы вы не прятались на этом острове.
   – О да, – сухо подтвердила Арианн. – Полагаю, что из-за меня стали бы драться десятки отважных мужчин.
   – Может, и не десятки. Вы подобны реке со спокойным течением и скрытой от глаз глубиной. Но, как только мужчина откроет для себя вашу красоту, вы обязательно станете для него незабываемой.
   Губы Ренара нежно коснулись ее подбородка, затем стали покрывать поцелуями шею, все ниже и ниже. Арианн затрепетала, обнаружив, что он способен возбудить ее и без поцелуя в губы.
   – О—о, пожалуйста, не надо, – умоляла она.
   – Не надо что? – хрипло переспросил он. – Целовать? Воздавать вам должное?
   – Будто вы действительно так думаете. – Арианн, дрожа, высвободилась из его рук. – Слишком… слишком похоже на Андре Тайлебуа. Он куда хуже всех моих поклонников.
   Ренар сумел изобразить улыбку.
   – Что? Даже хуже меня?
   – О, намного. Потому что делает вид, что влюблен в меня. Вы, по крайней мере, достаточно правдивы, чтобы этого не делать.
   – Нет, я бы ни за что не стал притворяться. Но вы действительно мне нравитесь, и я восхищаюсь вами, Арианн, больше, чем любой другой женщиной, которых я когда-либо встречал. Этого мало?
   Было время, когда Арианн, возможно, сочла бы это достаточным. Она убедила себя, что неромантична, что если когда-нибудь и выйдет замуж, то вполне удовлетворится симпатией и уважением. Но слова Ренара оставили в душе тупую боль.
   Пристально глядя ему в лицо, она продолжала:
   – Месье Тайлебуа жадный и глупый. Он сделал мне предложение, не только надеясь компенсировать долг моего отца, но на самом деле вынашивает глупую фантазию, что мне, возможно, известен алхимический рецепт превращения свинца в золото. Какой идиот! Да если бы я могла, то давно бы расплатилась с долгами папы. Хуже причины желать руки женщины, чем убеждение, что она колдунья, обладающая тайными знаниями, не может быть.
   Ренар ничего не сказал, но Арианн показалось, что по лицу его пробежало странно смущенное выражение. Сердце сжалось от дурного предчувствия.
   – У вас, месье, таких причин, конечно, не может быть?
   – Нет, я золотом не интересуюсь, – невозмутимо ответил Ренар.
   – И я полагаю, что вы не готовы рассказать мне об особой причине, по которой вы продолжаете меня преследовать.
   Лицо Ренара стало еще более непроницаемым.
   – Когда поженимся. Достаточно скоро, чтобы обнажить свою душу.
   Ей не удалось давить на него дальше. Ренар ее опередил:
   – Вы так живо интересуетесь мотивами, по которым я хочу жениться, милочка. С таким же успехом я мог бы спросить, почему вы преисполнены решимости не выходить замуж.
   – Это не так. – Арианн нагнулась поднять корзинку. – Однако мне приходится быть осмотрительнее, чем большинству женщин. Я Хозяйка острова Фэр. Вы имеете представление, что это означает?
   – Это титул учтивости, дарованный женам и дочерям из самого видного семейства на этом острове. Как старшая дочь шевалье Шене…
   – Мой отец не имеет к этому никакого отношения, – прервала его Арианн. – Здешние законы и порядки отличаются от существующих в других местах Франции. Земля на протяжении многих поколений наследуется в семье по женской линии. Меня почитают не потому, что отец был известным рыцарем и воином, а благодаря тому, кем была моя мать. Давайте я вам кое-что покажу. – Она импульсивно потянула его за руку.
   Ренар, несколько заинтригованный, последовал за ней к центру городка. Арианн привела его на широкую рыночную площадь. Когда-то здесь пасли скот, потом вокруг построили лавки и воздвигли внушительное каменное здание, в котором помещались купеческая гильдия и общинные весы.
   В ярмарочные дни поросшая травой площадь заполнялась толпами посетителей острова, съезжавшиеся отовсюду торговцы развертывали палатки. Но сегодня единственной фигурой здесь была каменная статуя женщины в ниспадающих свободными складками одеждах, приветливо протягивающей навстречу гостям руки.
   В городках Бретани часто встречались подобные памятники, обычно давно умершим королям или воинам. Остров Фэр, насколько было известно Арианн, был единственным местом, где такие почести воздавались женщине.
   Пьедестал, как обычно, был завален цветами. Осыпавшиеся лепестки частично закрывали надпись. Поставив корзинку, Арианн наклонилась и смахнула высохшие, чтобы можно было прочесть все слова простой надписи:
   «Евангелина. Наша Хозяйка острова Фэр».
   Арианн вспомнила, как возмущался местный архиепископ, когда островитяне воздвигли эту статую. Такой памятник представлял Евангелину Шене святой мученицей, брюзжал негодующий прелат, а такие почести может даровать только церковь. Но его возражения остались без внимания.
   Она бросила взгляд на стоявшего рядом, не отрывавшего глаз от памятника Ренара.
   – Ваша мама? – спросил он.
   Арианн с гордостью кивнула.
   Ренар долго смотрел на статую, потом перевел взгляд на Арианн.
   – И похожа?
   – Думаю, да. В той мере, как что-либо высеченное из камня может быть похожим на полную жизни женщину, какой была моя мать. В некотором смысле этот памятник не только представляет ее, но и олицетворяет длинную череду предшествовавших ей сильных, благородных женщин. – Арианн увлеченно продолжала: – Как и везде в Бретани, мы платим налоги королю Франции. Его градоначальник осуществляет малое правосудие и ведает делами порта. Однако всегда существовала Хозяйка острова Фэр, ведунья, которая посвящает себя покровительству населения острова. Чаще всего она остается незамужней и передает свое звание племяннице или кузине. Моя мать унаследовала Бель-Хейвен от моей двоюродной бабушки Евгении.
   – Но ваша мать была замужем.
   – Она была исключением.
   – И поэтому вы так исполнены решимости оставаться незамужней? Из-за некой стародавней традиции?
   – Отчасти. Муж не всегда бывает для женщины счастливым даром, Ренар.
   Арианн поглядела на статую, и сердце ее сжалось при мысли, что пришлось пережить матери. Внезапно она вздрогнула от неожиданности – на ее руку легла теплая мозолистая ладонь Ренара.
   – То, что случилось с вашими родителями, слишком хорошо знакомая трагедия, но с нами никогда так не будет, мадемуазель, – заверил он. – Я уже не зеленый юнец. Мои бурные дни остались позади. Знаю, что в обычае многих мужчин заводить любовниц, но я не женился бы на вас, если бы не был готов быть верным единственной женщине.
   Арианн оцепенела. Он просто прочитал ее мысли, и на этот раз не могло быть никакой ошибки. Она впилась в него полными обвинения глазами. Ренар, видимо, понял свою оплошность и с огорченным видом растерянно отпустил ее руку.
   – Снова принялись за это?
   – За что? – Ренар изо всех сил старался сохранить невинный вид.
   – Вы читали мои мысли.
   – Я… я догадался, о чем вы подумали.
   – Откуда вам было знать о моем отце и… – Арианн покраснела со стыда, – его… его любовнице?
   – Я некоторое время жил в Париже. К сожалению, узнал о шевалье и женщине, которую он содержал…
   – Нет, Ренар, вы не знали. Только что узнали от меня. Вы читали по моим глазам.
   – Не имею представления, о чем речь, дорогая.
   – Где вы научились этому искусству? – горячо потребовала Арианн. – Кто учил вас этому старинному колдовству?
   Ренар неуверенно улыбнулся:
   – Милочка, взгляните на меня. Я простой малый. Это еще чудо, что моим наставникам удалось вдолбить в мою глупую голову навыки чтения и письма. В том, что я угадал ваши мысли, нет никакого колдовства. У вас такое открытое лицо, а… а я за свои странствия научился наблюдательности.
   – Какие странствия? Где?
   – Повсюду.
   – Проклятие, Ренар!
   Ее вспышка явно ошеломила его, но Арианн больше не могла терпеть все эти неопределенные и уклончивые ответы. Она вытащила из-под платья цепочку и, сдернув ее, с силой шлепнула все – и кольцо, и цепочку – в ладонь Ренара.
   – Вот. Забирайте свое кольцо.
   Ренар предупреждающе нахмурил тяжелые брови:
   – Так вы разрываете наше соглашение, милочка?
   – Безусловно. Можете хмуриться сколько душе угодно, но я отказываюсь иметь дело с человеком, который так рьяно скрывает свое прошлое, что не желает отвечать на самые простые вопросы или поделиться хотя бы намеком на правду.
   Их взгляды встретились. На этот раз Арианн не отступила в этом противостоянии. Ренар стиснув зубы, первым отвел глаза.
   – Очень хорошо, – сказал он. – Так что вам не терпится узнать обо мне?
   – Для начала какую-нибудь мелочь. Например, где вы были все эти годы?
   – Странствовал. В Париже, Италии, Греции, на Святой земле. Где-нибудь, только не здесь.
   – Почему? Что было причиной отчужденности между вами и вашим дедом? Что вы такое сделали?
   – Ничего. Я же вам говорил. Мое преступление заключалось в том, что я родился. – Ренар устало провел ладонью по лицу. Потом, словно из него вытягивали слова, продолжил: – Моя мать была… пастушкой. Отец в нее влюбился и, как бы то ни было, женился. Но в глазах деда и его приятелей я был низкого происхождения, от земли. Вполне возможно, что и вы теперь будете считать меня таким.
   – Нет, – неторопливо ответила Арианн. – Я убеждена, что благородство не в крови, а в характере.
   Ренар горько усмехнулся:
   – Уверен, что не обладаю ни тем, ни другим. Во всяком случае, теперь вам известна великая загадка Жюстиса Довилля. Не так романтична, как если бы я был пиратом или головорезом-разбойником. Но, надеюсь, теперь вы удовлетворены?
   Удовлетворена ли она? Арианн верила, что Ренар говорит правду, но он все же что-то недоговаривал. Она вглядывалась в его лицо и одно ошеломляющее мгновение могла прочитать его глаза. Стоявший перед ней мужчина превратился в паренька, который, несмотря на физическую силу и могучее телосложение, был беззащитен перед жестоким умом своего деда и высокомерным презрением знати.
   Ренар поспешил прикрыть глаза, и Арианн чуть ли не обрадовалась этому. То, что она мельком уловила, было очень личным, очень болезненным. Ей в какой-то мере стало стыдно за свою пытливость.
   – Простите меня, месье. Когда мужчина так решительно, как вы, преследует женщину, то вполне естественно, что ей хочется знать. Но я… я никоим образом не хотела причинить вам боль.
   – Если вы желаете облегчить мои страдания, достаточно возобновить нашу договоренность и взять обратно перстень.
   Но, когда он протянул ей кольцо, она отступила.
   – Нет, месье. И не из-за того, что вы рассказали мне о своей матери, – поспешила добавить Арианн. – Однако эта наша необычная договоренность носит весьма односторонний характер. Я выполняю обещание и ношу кольцо, а вы не соблюдаете свое обязательство оставить меня в покое.
   – Я всего лишь медлил в надежде увидеть вас в последний раз. Но я намерен сегодня же покинуть этот остров.
   – Правда? – Арианн с сомнением поглядела на него.
   – Клянусь. И не вернусь, пока вы не пошлете за мной. Да и вообще у меня нет выбора. Мне дали знать о неприятностях в имении, отчасти имеющих отношение к вам.
   – Ко мне?
   – Да. Я последовал вашему совету уволить управляющего. Похоже, что месье ле Франк отомстил: до того как уехать, украл одного из моих коней и сжег несколько хижин батраков. Человека этого схватили, и теперь мне необходимо оправдать свой титул и свершить правосудие.
   – О, я рада.
   – Рады тому, что месье ле Франк будет наказан? Или рады, что я уезжаю?
   Арианн не знала, как ответить, особенно увидев, что Ренар подвинулся ближе. Она не успела возразить, как он надел ей цепочку. Задержал пальцы на затылке, привлекая ее к себе.
   Сердце бешено застучало, когда она поняла, что он намерен поцеловать ее.
   – Нет, месье, – твердо заявила она, давая понять, что на этот раз она действительно так думает.
   – Но, милочка, если вы не намерены воспользоваться моим перстнем, то мы видимся в последний раз. Неужели вы не найдете возможным позволить один-единственный братский поцелуй?
   Он не спускал с нее нежного умоляющего взгляда.
   – Ладно, я… я… – запинаясь, начала она, оглядываясь украдкой, дабы удостовериться, что никто не смотрит. – Хорошо. Целуйте. Только быстро.
   Она закрыла глаза, но ей следовало бы помнить, что Ренар редко торопился. Он обнял ее и прильнул губами, сначала спокойно, нежно, потом все более страстно, так что у нее захватывало дух. Она изумленно раскрыла рот, и поцелуй проник глубже, от движений его языка ее бросило в жар.
   Поцелуй был долгим и мучительно сладким, действительно прощальным. Горячие голодные губы ласкали и мучили ее с невиданной страстью. Сердце бешено билось, отдаваясь гулкими толчками по всем жилам. Арианн со стоном ответила страстным до безумия поцелуем. Казалось, ее подхватил и куда-то уносит мощный поток. Но прежде, чем почва полностью ушла из-под ног, Арианн откинула голову.
   – Н-нет, – выдохнула она. – Вам… вам действительно надо идти.
   – Но я не могу, милочка, – дыша ей в ухо, прошептал Ренар.
   – Почему?
   Ренар, сощурившись, глядел на нее, в щелках его зеленых глаз таилась неостывшая страсть, но в то же время мелькали озорные искорки.
   – Потому что ваши руки обвили мне шею и не отпускают.
   – Что? – изумленно спросила Арианн, и до нее дошло, что это правда.
   Краснея, она шагнула дрожащими ногами назад и сплела руки на груди, словно бы решив избегать дальнейших соблазнов. Это, кажется, позабавило Ренара, но в глазах его светилась нежность. Он протянул руку и погладил ее по щеке.
   – Счастливо оставаться, мадемуазель. И помните: чтобы вызвать меня, надо только надеть мой перстень на палец. Я всегда буду находиться всего на расстоянии мысли.
   И, не оглядываясь, зашагал прочь.

   Ренар устало брел к порту; жар от поцелуя Арианн уже начал постепенно угасать; с каждым шагом, который отдалял от нее, сапоги становились все тяжелее. Большую часть утра он пытался найти хотя бы намек на то, что в действительности происходило ночью в монастыре, но без всякого успеха. Он уже было, поверил, что беспокоится попусту, когда у аптечной лавки натолкнулся на Арианн.
   Внешне его нареченная выглядела так, будто не было больших забот, нежели ухаживания нежеланных поклонников. Но все же она была бледнее обычного, тени под глазами говорили, что она плохо спала. Ренару хотелось бы верить, что ей не давали уснуть мысли о нем, но он боялся, что все обстоит иначе.
   Нет, здесь было что-то другое, и вся его интуиция, все чутье требовали, чтобы он оставался на острове Фэр, держался поближе к ней, не терял ее из виду. Но в имении были неотложные дела, требовавшие его внимания. Надо ехать, другого выбора нет.
   Стараясь стряхнуть с себя это смутное предчувствие беды, Ренар продолжал шагать к «Чужеземному путнику». Под скрипевшей вывеской гостиницы увидел ожидавшего его с нетерпением Туссена.
   – Слава всем святым, приплелся, наконец.
   Ренар надменно изогнул бровь:
   – Не ведал, что заставляю тебя ждать. Когда уходил, мне казалось, что ты был очень занят поглощением пирога с куропатками.
   – А-а, не хватало мне своих забот, парень. Я уже сыт по горло этим твоим дьяволом, а не жеребцом.
   – Геркулесом? Что еще натворило это исчадие ада?
   – Все утро бушует, как черт, не говоря уж о том, что покусал двоих конюхов. Считаю, что мне повезло – у меня все пальцы целы. – Туссен мрачно поглядел на руку, будто желая убедиться, что большой палец на месте. – Это животное ей-ей заколдовано. Могу поклясться, он чует, что мы собираемся покинуть остров, и ему это не нравится.
   Ренар досадливо вздохнул, испытывая мало радости от предстоящей схватки характеров со своим конем.
   – Говоря по правде, мне самому не очень хочется покидать остров Фэр.
   Старик бросил острый взгляд на лицо Ренара. Чуть смягчив голос, участливо спросил:
   – Что не так, парень? Узнал, что было прошлой ночью в монастыре?
   – Нет, но именно это меня и беспокоит. Я дошел до самых ворот монастыря Святой Анны и нигде не встречал места спокойнее и безмятежнее. Не смог уговорить ни одну из монашек пропустить меня внутрь, так что пришлось очаровывать городских кумушек. Никогда не встречал, чтобы так много женщин были способны держать, что знают, при себе. И совсем закрывали рот на замок, когда доходило до вопросов, касающихся госпожи Шене.
   – Женщин, которые не любят посплетничать? – удивленно переспросил Туссен.
   – Потрясающе, не правда ли? – заметил Ренар. – Достаточно, чтобы разрушить самые дорогие сердцу мужчин представления, касающиеся женщин. Даже Арианн. Когда я встретил ее днем и увидел ее лицо на свету, то подумал, что смогу без труда читать ее, но и она сумела что-то от меня скрыть. Даже когда я ее целовал.
   – И она позволила тебе поцеловать ее? Э-э, не воспользовался ли ты…
   – Нет, ничего, кроме природного шарма. Даме очень нравятся мои поцелуи, хотя она скорее бросится в море, чем признает это. Никогда не встречал таких упрямых.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация