А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Темная королева" (страница 13)

   Глава девятая

   Порт-Kopcap нежился под полуденным солнцем, дома и лавки радовали веселыми фасадами, деревянные части, окрашенные в яркие цвета – красные, синие, зеленые, – сияли. Утренние покупки уже сделаны, и большинство островных женушек обратились к другим делам: стирали, выколачивали половики, пололи на огородах.
   Весь остров выглядел таким тихим, спокойным, что все ночные страхи показались Арианн нелепыми. Сойдя с деревенской телеги, которая подбросила ее в город, она со стыдом вспоминала о ночных делах, о том, что пыталась нарушить покой матери, занимаясь не своим делом – черной магией.
   Действительно ли ей удалось вызвать дух Евангелины или же это была лишь игра ее воображения? Арианн ломала голову над тем, что означали последние, затухающие слова матери… «Ты должна полагаться на…»
   Было похоже на то, что мать часто повторяла ей: «Ты весьма благоразумна, Арианн. Поэтому должна всегда полагаться на собственный здравый смысл». Отныне она, Арианн, будет сильной и мудрой женщиной, как и подобает Хозяйке острова Фэр.
   С утра она первым делом собиралась разыскать графа Ренара. Мальчик с конюшни утром вернул в Бель-Хейвен пони и передал привет от месье графа. Когда Арианн спросила, не уехал ли еще Ренар с острова, мальчик заверил, что месье не уезжал.
   Телега загромыхала прочь, а Арианн, перекинув через руку корзинку для покупок, направилась к «Чужеземному путнику». Хотя в висках все еще стучало, теперь она лучше владела собой. Она хотела выведать у Ренара всю правду относительно его темного прошлого и причин его намерения жениться на ней. И если он станет уклоняться от ответа, она снимет перстень, вернет ему и твердо заявит, что их договоренность закончилась.
   Но, когда она решительно шагнула в пивной зал и справилась о графе, ее встретило неприятное известие, что Ренара нет. Он ушел в город, и никто не знал, когда он вернется.
   Арианн изо всех сил старалась скрыть досаду. Не потому что она жаждала увидеть Ренара. Ей просто хотелось покончить с этим противоборством, пока хватало смелости и решимости.
   Оставив графу записку с просьбой после полудня заглянуть в Бель-Хейвен, Арианн зашагала в направлении главной улицы. Многим лавкам, опирающимся одна на другую, было почти по сто лет. Низ горизонтальных ставен опускался, образуя прилавки с выставленными изделиями, а верхние служили навесами. Через открытые окна можно было видеть трудившихся в поте лица подмастерьев и мастеров. Или мастериц.
   Многие ремесленники были вдовами или дочерьми, продолжавшими ремесло мужей и отцов, другие были незамужними, которые нашли на острове Фэр необычное, единственное в своем роде место, где женщины могли иметь какую-нибудь профессию, а не только быть женой или проституткой. Встречая на улице Арианн, многие тепло ее приветствовали.
   Как всегда, ее радовали любовь и уважение обитателей острова Фэр, но на приветствия она отвечала несколько рассеянно. Пройдя улицу из конца в конец и, нигде не увидев Ренара, она была удивлена, что это страшно ее разочаровало.
   Наконец Арианн дошла до приземистой хижины, которая мало гармонировала с другими, более высокими зданиями. На скрипевшей на ветру вывеске были изображены три позолоченные пилюли, оповещавшие, что это аптекарское заведение. По крайней мере, так отваживалась называть свою лавку мадам Жеан. Но своими всклокоченными седыми волосами и бородавкой на подбородке она вполне соответствовала образу, который большинство жителей материка назвали бы обличьем ведьмы.
   Мадам Жеан сполна использовала это обстоятельство, наладив оживленную торговлю приворотными зельями и снадобьями, повышающими мужскую потенцию, пользующимися спросом у доверчивых матросов. Аделаида Жеан и в действительности была колдуньей, довольно искусной в этом древнем ремесле. У нее наверняка имелись порошки, которые были бы полезны для разгадывания тайны перчаток и приготовления лекарств капитану Реми.
   Кроме того, что мадам Жеан была опытной травницей, она также славилась, как мастерица рассказывать занимательные истории. В ее лавке всегда было полно местных ребятишек, требовавших ее сказок. Арианн с сестрами, когда были маленькими, не являлись исключением. Девушка помнила, с каким нетерпением они предвкушали эти походы в аптеку. Пока мама делала покупки, они зачарованно слушали истории мадам Жеан.
   Габриэль особенно нравились рассказы о леденящих кровь похождениях легендарной Мелюзины. Когда мадам Жеан заводила речь о злодеяниях ведьмы, ее голос всегда опускался до зловещего шепота.
   «На вид Мелюзина была просто красавица, но сердце ее было холоднее, чем вода на дне самого темного колодца. Видите ли, она задумала, чтобы Францией правили Дочери Земли. Не мужчины или короли.
   – А что в этом плохого? – раздавался тоненький голосок Габриэль. – Мне кажется, это здорово.
   – А-а, моя милая, Мелюзина-то намеревалась осуществить задуманное самым жестоким, самым дурным образом. Она стремилась поставить на колени знатных господ, напав на их земли, погубив их урожай, наведя порчу на скот.
   – Даже… на маленьких ягняток? – дрожащим голосом спрашивала Мири, сердито тараща глаза.
   – О-о, особенно на бедненьких ягнят, лапочка. Страшно подумать, что делала с ними эта отвратительная Мелюзина».
   И мадам Жеан принималась дергаться, жалобно блеять, высовывать язык, изображая овечку, мучающуюся в предсмертной агонии.
   С глазами, полными слез, Мири, дрожа, прятала личико в юбках Арианн. В этот момент вмешивалась Евангелина Шене, мягко, но, решительно предлагая мадам Жеан остановиться, чтобы ее девочек потом не мучили кошмары.
   Хотя страшные истории мадам Жеан сводили их с ума, вспоминала Арианн, и она и сестры снова и снова умоляли старуху рассказать еще. Ничто не удерживало местных детишек от такого захватывающего времяпрепровождения и позднее.
   Но когда Арианн зашла в лавку, в тот день там никого не было, кроме самой старухи. Она сделала заказ, мадам Жеан кивнула и достала с далеко не пустующих полок несколько склянок. Она никогда не задавала лишних вопросов. Именно это многие ценили в старой женщине, когда приходилось иметь с ней дело – она умела держать язык за зубами.
   Укладывая в корзинку Арианн склянки, старуха вежливо поинтересовалась:
   – Голубушка, как ваши милые сестренки?
   – Э-э… неплохо, – ответила Арианн, хотя сама боялась, что ни у Габриэль, ни у Мири не все так, как надо. Мири после ночного кошмара утром была бледной, замкнутой, не притронулась к завтраку. Сразу исчезла в скотном дворе искать утешения у своих животных. Что до Габриэль, та держалась холодно и отчужденно, обрывая все упоминания о разговоре предыдущей ночью. Но, несмотря на холодную манеру сестры, Арианн видела, что глаза ее затуманены печалью.
   Расплачиваясь за покупки, вкладывая в морщинистую руку мадам Жеан несколько монет, Арианн почувствовала на себе ее проницательный взгляд.
   – Что всем вам троим нужно, так это немножко любви, дюжего молодого любовника.
   Арианн сердито сверкнула глазами – она уже слышала все это раньше. Мадам Жеан изрекала сию истину всякий раз, когда Арианн бывала в лавке.
   – Вот что, мадам, – проворчала Арианн. – Надеюсь, вы не пытаетесь продать мне одно из ваших приворотных зелий.
   – Сказала бы, что нет. Только представьте, что я навязываю такую ерунду Хозяйке острова Фэр. Я лишь хочу сказать, что по ночам постель женщины бывает унылым местом, если ее не согревает мужчина. Уж мне-то не знать. Я пережила четырех мужей, упокой Господь их души.
   – Четырех?! – удивленно воскликнула Арианн.
   Она знала, что аптекарша была вдовой, но никогда не догадывалась, что у нее было столько мужей.
   – Ага, и все были мужчины что надо. Думаю, это я их всех довела. Но обожала всех до одного.
   – Так… так много любовей, – не удержалась Арианн.
   Мадам с чувством вздохнула:
   – Ага, не отказалась бы и от пятого, если бы, скажем, в лавку забрел подходящий мужчина, какой-нибудь напористый малый, легкий на шутку, с проворными руками и шустрыми глазами.
   Старуха, приподняв пальцем подбородок Арианн, с нежностью поглядела в ее глаза.
   – Боюсь, никогда не видать тебе легкой любви, но когда влюбишься, то крепко, глубоко и навсегда. И отдашь свое сердце только раз, как твоя славная мама.
   «И, как у мамы, все, вполне возможно, закончится разбитым сердцем». Арианн несогласно затрясла головой.
   – Не намерена никому отдавать сердце. У меня слишком много дел как у Хозяйки острова Фэр, чтобы искать себе любовника.
   – Может быть, он сам тебя найдет, – лукаво подсказала старуха. – Я слыхала, что на остров вернулся граф Ренар.
   – Вернулся, – как можно равнодушнее подтвердила Арианн.
   – Вот тебе и мужчина. Просто богатырь, да и не дурак. Может, не красавец, но лично я всегда предпочитала, чтобы у мужчины наряду со сносной физиономией было немножко и от беса-искусителя.
   – У того, пожалуй, слишком много, – отметила Арианн. – Мадам, у вас такой богатый опыт в отношении мужчин. Не встречался ли вам такой, кто владел бы старинными средствами? Колдовским искусством?
   Старуха озорно подморгнула.
   – Ну, скажем, мой третий под одеялом был просто кудесником.
   Арианн криво усмехнулась, но продолжала настаивать:
   – Серьезно, мадам, о нынешнем графе ходят разные нехорошие слухи. Вроде бы он отъявленный злодей, чего только не замышляющий.
   Мадам Жеан пожала плечами:
   – Так выходи за него и удержи от напасти.
   – Сомневаюсь, что мне это по силам. Я даже не могу читать в его глазах. Никогда не знаешь, что у него на уме.
   – О, наверное, то же, что и у большинства мужчин: когда сможет затащить тебя в постель и что будет на обед.
   Арианн неожиданно представила Ренара у себя под одеялом, подтянутого, крепкого и… голого. Чувствуя, что краснеет, она глубоко вздохнула.
   – Есть и другие способы узнать, что у человека на уме, – заметила мадам Жеан.
   Порывшись под прилавком, она достала маленькую склянку с жидкостью цвета ржавчины. Арианн удивленно подняла брови. Мадам наклонилась и заговорщически произнесла:
   – L'essence de verite.
   – Настойка правдивости? – воскликнула Арианн. Мадам кивнула:
   – Когда не помогает чтение по глазам, это лучшее средство. Несколько капель в вино месье графа, и гарантирую, что расскажет тебе все, что ты хочешь. Мне приходилось часто пользоваться этим зельем, когда жила со вторым мужем, такой был плут.
   Арианн, заинтригованно, но, смущаясь, потрогала склянку.
   – Но, мадам, это… это черная магия.
   – Никакой черной магии, милочка, – успокаивала ее мадам, – ну, чуток сероватая.
   – Мама считала темной магией все, что оказывает тайное воздействие на ум человека или ставит под угрозу его свободную волю.
   – Твоя мама, да благословит ее Господь, была слишком святой, слишком хорошей для этого мира. – Мадам Жеан вложила склянку в руку Арианн. – Бери снадобье и испытай его на своем молодом человеке, милочка. Это подарок от меня.
   Арианн не отрывала глаз от бутылочки и какое-то мгновение испытывала страшный соблазн. В руках ее была вещь, которая наконец могла дать ей преимущество над Ренаром.
   Но Арианн знала, что Евангелина Шене не одобрила бы такой способ. Весьма плохо уже то, что она делала прошлой ночью, вторгалась в запретную область некромантии.
   Глубоко вздохнув, Арианн вернула склянку мадам Жеан.
   – Благодарю вас, мадам, не надо. Признаю, что очень хотелось бы многое узнать о Ренаре, но я буду придерживаться более открытых способов.
   Мадам Жеан пожала плечами:
   – Как угодно, милочка. Остается надеяться, что месье граф будет вести такую же честную игру.
   Глубоко сомневаясь на этот счет, Арианн потрогала перстень. Поглядев, как мадам Жеан снова прячет склянку, она попрощалась и поспешила покинуть лавку, избавляя себя от лишних соблазнов.
   Выйдя на залитую солнцем улицу, она лицом к лицу столкнулась с месье Тайлебуа. Тот удивленно чертыхнулся. Арианн отшатнулась, чуть не упав, но его тощие руки вовремя поддержали ее.
   Арианн устояла на ногах, однако при одном виде коммерсанта сердце ее ушло в пятки. Это был рослый мужчина, черноволосый, узконосый, с широкими скулами. Большинство женщин находили его красивым, да и Арианн полагала, что он по-своему недурен собой, хотя жидковат фигурой и весьма надменен. Накинутое на хрупкие плечи отделанное мехом одеяние красноречиво свидетельствовало, что он очень богатый горожанин. Улыбка была ласковой, но взгляд всегда казался Арианн таким же суровым и безжалостным, как и его дело.
   – Месье Тайлебуа, прошу прощения, – вымученно улыбаясь, произнесла Арианн. – Боюсь, что засмотрелась по сторонам.
   – Не стоит извинения, госпожа Шене. Для меня всегда большое удовольствие видеть вас, даже когда вы наступаете мне на ноги, – попытался пошутить Тайлебуа, но в отличие от Ренара он был чересчур чопорен для такого дела. – В последнее время вы редко удостаиваете материк своим присутствием.
   Что это, слабый намек на?.. Его пальцы задержались на ее плече, и Арианн пришлось увернуться. Она почувствовала, что начинает краснеть. Возможно, месье Тайлебуа вправе выражать недовольство: Арианн упорно избегала его.
   – Сожалею, месье. В Бель-Хейвен столько… столько дел. Была очень занята, но собиралась поговорить с вами о расписке моего отца.
   – Не стоит утруждать себя, мадемуазель, – возразил Тайлебуа. – Хотя должен признать, что давно ожидал возврата долга.
   – Ну, я уверена, что отец когда-то вернется…
   – У меня нет желания разрушать ваши надежды, но многие плававшие в Бразилию, как известно, укладывались в полгода. Шевалье Шене нет уже два года. Можно начать предполагать худшее.
   – Если вы считали предприятие моего отца таким рискованным, удивительно, что вы ссудили под него капитал. – Однако когда Тайлебуа нахмурил брови, она поспешила сменить тон: – Прошу прощения, месье. Но я пока не оставила надежды на возвращение отца, и если бы вы были так великодушны и дали мне еще немного времени…
   – Я мог бы быть очень великодушным, – прервал ее Тайлебуа, касаясь ладонью ее руки. – Думаю, что я довольно ясно дал понять, что о долге можно полностью забыть, если только вы…
   – Вышла за вас замуж, иначе вы начнете против меня судебный процесс?
   – Арианн, – мягко упрекнул он. – Лишь потому, что я очень беспокоюсь о вашем благополучии. Дорогая, я так вас люблю. Если бы только вы позволили мне доказать это.
   Тайлебуа наклонился поближе. Обычно Арианн положила бы конец такой дерзости, но на этот раз на удивление отрешенно смотрела, что будет дальше. Он не вызывал физического отвращения, и она с явным любопытством разглядывала мягкие очертания его губ. Она подумала о прошлой ночи, о своей ошеломительной реакции на поцелуй Ренара и снова задавалась вопросом, не могло ли все это произойти просто из-за нехватки опыта.
   В результате, вместо того чтобы вырываться, она заставила себя остаться неподвижной. Тайлебуа от удивления и удовлетворения такой неожиданной податливостью вытаращил глаза. Наклонившись еще ниже, он прильнул губами к ее губам. Арианн ощутила их тепло, только и всего.
   Довольный собой, Тайлебуа откинулся назад. Арианн подумала, что он вряд ли заметил, что поцелуй остался безответным. Ренар никогда бы не довольствовался такой пассивной реакцией.
   – Дорогая Арианн… – начал было Тайлебуа, но тут же осекся и странно, с хрипом, глотнул воздуха.
   Металлический скрежет заставил вздрогнуть и Арианн. Ей даже захотелось закрыть уши. Она оглянулась, ища источник шума.
   Прислонившись к ограде лавки мадам Жеан, лениво затачивал длинную шпагу граф Ренар. О том, как долго он находился там и что из ее разговора с Тайлебуа слышал, Арианн не имела ни малейшего представления. «Наверняка достаточно долго, чтобы быть свидетелем их поцелуя», – с пылающим от смятения лицом подумала Арианн. Вот проклятый. Как это похоже на него – появляться в самый неподходящий момент.
   Месье Тайлебуа выглядел смущенным не меньше ее. Один Ренар казался невозмутимым. Он демонстративно разглядывал сталь, удовлетворенно кивал, пробуя на палец остроту оружия. Оттолкнувшись от ограды, он обычной ленивой походкой неторопливо двинулся к Арианн. Он улыбался, но глаза его недобро блестели.
   – Добрый день, госпожа Шене. Прекрасный денек для покупок, не правда ли?
   – А-а, да… я… – пролепетала Арианн.
   Вообще-то какое ему дело, с кем она целуется? И все же она подавленно думала, что он так не считает.
   Положив эфес на ладонь, Ренар продемонстрировал грозное оружие.
   – Заметьте, какая блестящая работа, особенно на лезвии. Кто бы мог подумать, что найду такое великолепное оружие на вашем крошечном островке? И к тому же изготовлено женщиной. Госпожа Палето, кроме того, делает прекрасные иголки и булавки.
   – Да, я… знаю, – ответила Арианн.
   – В наши дни большинство мужчин предпочитают рапиру, но, чтобы должным образом отсечь голову или другую часть тела, которую сочтешь вызывающей неудобство, нет ничего лучше старомодного плоского клинка, – добавил Ренар, многозначительно глядя на ладонь Тайлебуа, все еще лежащую на руке Арианн.
   Он подошел ближе, и коммерсант поспешно отдернул руку.
   – А ваше мнение, месье? – спросил Ренар. – Не думаете ли вы, что это отличное оружие?
   – Меня шпаги мало интересуют.
   – Какая жалость, месье…
   – Тайлебуа, – холодно поклонился тот. – Андре Тайлебуа.
   – А-а, известный ростовщик.
   – Вовсе нет. Я не ростовщик, – негодуя, отпарировал Тайлебуа. – Считаю себя коммерческим банкиром.
   – Тонкое различие, месье. Бьюсь об заклад, что сборщик налогов предпочитает считать себя скорее государственным служащим, нежели вором.
   Тайлебуа затрясся от возмущения. Арианн поспешила вмешаться:
   – Вы не должны принимать всерьез месье графа. Он большой шутник. Э-э… вы незнакомы с графом де Ренаром?
   – Нет, но слыхал. – Тайлебуа попытался изобразить насмешливую улыбку. – Репутация семейства Довиллей его обгоняет.
   У Ренара еле заметно дрогнули губы. Арианн была уверена, что это заметила лишь она. Ей почему-то захотелось броситься ему на помощь.
   Нельзя сказать, что Ренар в этом нуждался. Он высился над Тайлебуа, угрожающе опустив тяжелые веки.
   – Рад, что вы обо мне слышали, месье. Это экономит много времени. Тогда вы должны знать, что я тот человек, который намерен жениться на госпоже Шене.
   – Ренар!
   Протест Арианн не был услышан. Продолжая улыбаться, Ренар двинулся на Тайлебуа. Правда, трудно сказать, что было страшнее: клинок в руке Ренара или блеск в его глазах.
   Тайлебуа попытался сохранить поле боя за собой:
   – О ваших намерениях известно всему острову, месье. Но вам следовало бы знать, что на руку госпожи Шене есть и другие претенденты.
   – Да ну! Кто-нибудь, кого мне надо опасаться? – ласково поинтересовался Ренар.
   – Хорошо, я… я… Позвольте мне внести ясность в этот вопрос, месье…
   – Нет, позвольте сделать это мне. – Ренар оставил наигранную любезность и поднял шпагу, так что она почти касалась горла Тайлебуа. – Если я когда-нибудь снова увижу, что вы обнимаете мою даму или не отстаете от нее, то вам придется целоваться со сталью. Понятно?
   Тайлебуа мучительно старался набраться храбрости и как-то ответить, но, в конце концов, оставил попытку, повернулся на каблуках и помчался по улице, да так, словно за ним гнался сам дьявол.
   Вслед ему грохотал смех. Эта сценка собрала зевак, из окон лавок высовывались подмастерья, оставили свои дела домохозяйки и ремесленники. Месье Тайлебуа никогда не был на острове желанным гостем, и изгнание его Ренаром вызвало взрыв восторженных аплодисментов.
   Ренар взмахнул шпагой и отвесил зрителям величественный поклон. Арианн же хотелось провалиться сквозь землю. Другая женщина была бы в восторге оттого, что оказалась в центре ссоры двух мужчин, но она лишь пришла в замешательство из-за того, что попала в глупое положение.
   Когда Ренар вложил шпагу в ножны, она, глотая слезы, выпалила:
   – Ренар, как… как вы могли! У месье Тайлебуа далее не было оружия.
   – У настоящего мужчины должно быть, или, по крайней мере, он должен поторопиться его достать, а не удирать.
   – Некоторые предпочитают улаживать свои дела более разумным путем, а не затевать драку, подобно уличному хулигану. Месье Тайлебуа – главный кредитор моего отца. Я просто не могу себе позволить оскорбить его.
   – Вы не оскорбляли. Оскорблял я. – Ренар мрачно поглядел на нее. – А ваше, мадемуазель, поведение в отношении его было прямо противоположным. Прошлой ночью вы говорили, что у меня нет серьезных соперников.
   – Их нет. Это… это… вообще вас не касается. И я вполне способна сама отделаться от своих поклонников.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация