А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Соблазнительная сделка" (страница 1)

   Донна Флетчер
   Соблазнительная сделка

   Глава 1

   – Господи, прошу тебя, пошли мне мужа!
   Сара была в отчаянии. Она уже час стояла на коленях на жестком каменном полу часовни Стилмирского аббатства.
   Добрый Господь Бог наверняка уже ее услышал и понял, что он должен незамедлительно обратить на нее свое благосклонное внимание.
   – Муж нужен мне прямо сейчас, – просила она. – Мой отец не желает больше ждать. Боже, ты должен прислать мне мужа прямо сегодня!
   Сара тяжело вздохнула, поднялась с колен, распрямила затекшие плечи и спину и принялась расхаживать перед небольшим деревянным алтарем, задрапированным тонким белым полотном. В центре алтаря был положен золотой крест.
   Все, что от нее требовалось, – это повиноваться приказу своего отца и выйти замуж за того, кого он для нее выберет.
   Дональд Макхирн, отец Сары, был человеком огромного роста, кряжистым, словно ствол старого дерева. Его грубоватое узкое лицо обрамляла грива ярко-рыжих волос. Его соплеменники клялись, что, когда он гневался, они становились похожими на языки пламени. Лишь зелено-голубой цвет его глаз свидетельствовал о том, что он не лишен доброты. Вообще-то люди считали его справедливым лордом и не стеснялись воздавать ему хвалу. Он хорошо заботился о своем клане, воздерживаясь от бессмысленных стычек с соседями, хотя при необходимости с готовностью обнажал свой меч.
   Клан посчитал справедливым условие, которое поставил глава их клана три года назад ее старшей сестре Терезе: «Найди себе мужа, или я сам его найду».
   К счастью, к тому времени Тереза уже была влюблена в Шеймуса – одного из членов клана, поэтому Дональд сразу же дал согласие на этот брак.
   Сара же, к несчастью, унаследовала от отца упрямый и властный характер, не говоря уже об огненно-рыжих волосах, высоком росте и зелено-голубых глазах. Она постоянно твердила, что еще не родился мужчина, достойный ее.
   На что Дональд Макхирн, не стесняясь в выражениях, заявил, что она не может найти себе мужа из-за своего скверного нрава и нежелания подчиняться мужчине. Ни один приличный горец не потерпит такую, как она, потому что ему придется всю жизнь бороться с ее упрямством.
   Не долго думая отец нашел ей мужа.
   Сара содрогнулась от отвращения при одной мысли о Аркене Макуильямсе. Он принадлежал к соседнему клану, но лелеял мечту объединить свои силы с могущественным Макхирном. А что может быть лучше женитьбы на дочери главы клана?
   Внешне Аркен не казался уродливым, но он был грязным и вонючим, с кривыми гнилыми зубами, и Сара сказала об этом отцу прямо в присутствии Аркена…
   – Я ни за что не позволю этой вонючке поцеловать меня, не говоря уже о том, чтобы он ко мне прикоснулся.
   Аркен набросился на нее, собираясь запугать, хотя непонятно, как он собирался это сделать, если был на несколько дюймов ниже ее ростом. Сара отскочила от него и, положив руку на притороченный у пояса кинжал, предупредила, что лишит его мужского достоинства, если он посмеет к ней прикоснуться.
   Испуганный «жених» спрятался за широкой спиной Дональда Макхирна.
   Разгневанный отец тут же приказал отправить Сару в монастырь, где она должна была оставаться, пока не одумается. Это было два года тому назад.
   Недавно ей исполнилось двадцать два года, а она все еще не образумилась. Ее отец передал через аббатису монастыря, что Саре придется сделать выбор: либо она выйдет замуж за Аркена Макуильямса, который, несмотря на ее неуважительное о нем мнение, все еще согласен на ней жениться, либо навсегда останется жить в монастыре и пострижется в монахини.
   Ни один из этих вариантов Сару не прельщал, поэтому единственное, что ей оставалось, – это просить помощи у Бога. Более высокой инстанции просто не существовало. И только Бог мог совершить чудо, о котором так горячо молила Сара.
   Она снова опустилась на колени перед крестом и молитвенно сложила ладони. Ее голос был мягок и почтителен, но в нем чувствовалось неподдельное отчаяние: «При всем к тебе уважении, Господи, я не могу здесь оставаться. Для меня жизнь здесь скучна и лишена смысла. И хотя я многому научилась, заточение просто невыносимо. Такая жизнь не для меня, поэтому прошу тебя, пожалуйста, пошли мне мужа. Я не буду слишком разборчивой. Я приму того, кого ты мне пошлешь, но прошу, чтобы от него не воняло. – Она вздохнула. – Но если ничего другого у тебя нет, я приму и такого, но сначала брошу его в реку или озеро, мимо которых мы будем проезжать, и отмою его. Ты только пришли мне мужа, а остальное я сделаю сама».
   Сара продолжала молиться. Молитва – это все, что у нее осталось. Если Господь не сжалится над ней и не протянет ей руку помощи, она не знала, что ей делать. Она никогда не сможет заставить себя выйти замуж за вонючего Аркена, но – да простит ее Господь – она не станет монахиней, чтобы провести остаток жизни в монастыре.
   Кто-то осторожно дотронулся до ее плеча. Она вздрогнула и оглянулась.
   – Я не хотела пугать тебя и мешать тебе молиться, – тихо сказала сестра Мэри, – но с тобой желает говорить аббатиса. Немедленно.
   Сара стала вспоминать, что она такого сделала в последние дни, что могло бы рассердить или расстроить аббатису. Неприятности буквально преследовали ее, что доказывало отсутствие у нее качеств, необходимых исправной монахине.
   Она покрыла голову и плечи своей толстой голубой шерстяной шалью, и они вышли из часовни.
   – Ты не знаешь, зачем я ей понадобилась? – спросила Сара.
   Мэри покачала головой:
   – Аббатиса ничего не сказала, но я думаю, что это имеет отношение к мужчине, который ждет у нее.
   Сара остановилась. Она не ошиблась? Мэри сказала «мужчина»?
   Мэри, тоже остановилась, заметив, что Сара почему-то замешкалась.
   – С тобой все в порядке?
   – Лучше не бывает. – Она схватила недоумевающую Мэри за локоть и практически потащила ее за собой. – Это чудо, сестра Мэри!

   Глава 2

   Каллен был в отчаянии. Неужели его поиски закончатся ничем? Он проехал уже не одну сотню миль, избегая, где это возможно, людей. Нельзя было допустить, чтобы стало известно, что Каллен Лонгтон остался в Шотландии. Солдаты короля тотчас же отправятся по его следу. Но он готов был сразиться не только с ними, но и с самим дьяволом, только бы выполнить обещание, данное своей любимой Алэне. Он потерял ее, но он не может потерять и сына.
   – Я скорблю вместе с вами о вашей потере, – сказала аббатиса. – Единственное, что может служить для вас утешением, – это то, что ваш сын похоронен как христианин.
   Эта женщина ошибается. Она, конечно же, ошибается, подумал Каллен. На смертном одре, с трудом выговаривая слова, Алэна рассказала ему об их сыне, которого она родила. Она слышала, как мальчик, входя в этот мир, громко плакал. Он был жив и здоров. А потом его забрали у нее, и больше она его не видела.
   Перед смертью Алэна умоляла его найти их сына и защитить его. С тех пор прошло пять месяцев, но Каллен снова и снова переживал эти последние минуты жизни своей жены. Его целеустремленность привела его сюда, в Стилмирское аббатство. Он надеялся найти здесь своего сына, а потом расквитаться с отцом Алэны, графом Балфордом – виновником ее преждевременной смерти.
   В белом одеянии, с большим золотым крестом на груди, аббатиса не моргая смотрела на Каллена. Она была служительницей Бога, но он почему-то ей не верил. Просто не мог поверить.
   – Мой сын жив.
   – Боюсь, что это не так. Он прожил всего несколько секунд и тихо отошел в мир иной. Его могилка находится здесь, на священной земле монастырского кладбища.
   – Я хочу ее видеть, – потребовал Каллен.
   – Разумеется, – с готовностью согласилась аббатиса. – Вы захотите помолиться за упокой его души.
   Каллен пошел вслед за аббатисой по длинному коридору. Его тяжелые шаги вызывали в каменных стенах внушающее страх эхо.
   Он снял стоптанные сандалии, грязный килт и обтрепанную рубашку и переоделся во все чистое, перед тем как покинуть пришвартованный в гавани порта Сент-Эндрю корабль своего сводного брата Берка.
   Он знал, что где-то в Америке у него был сводный брат, но если бы не он и его жена Сторм – некогда знаменитая, но объявленная в Шотландии вне закона женщина, ангел-хранитель неправедно обиженных, – он сгнил бы в тюрьме. Они спасли его и помогли воссоединиться с Алэной. Каллен с женой собирались покинуть Шотландию на корабле, а в Америке начать новую жизнь на территории Дакоты. Тем более что отец Каллена позаботился о том, чтобы хорошо обеспечить свою семью.
   Берк снабдил Каллена деньгами и даже предложил остаться в Шотландии, чтобы помочь брату в его поисках, но Каллен отказался. Он предпочел сделать это в одиночку. Ведь это был его сын.
   Если бы стало известно, что он в Шотландии, за его голову наверняка назначили бы вознаграждение. Солдаты принялись бы разыскивать его с удвоенным рвением, хотя они искали бы человека совсем другой наружности. Его теперешний внешний вид – чистые блестящие волосы с заплетенными по обе стороны косичками, плед в красно-черно-желтую клетку, под которым была светлая полотняная рубашка, – все это свидетельствовало о том, что этот человек богат и знатен.
   Аббатиса монастыря приняла его с почтением, но когда она узнала, что он ищет своего сына, заметно заволновалась, хотя и пыталась это скрыть. Именно это навело Каллена на мысль, что аббатиса, возможно, что-то от него скрывает. Он решил добиться правды, чего бы ему это ни стоило.
   Аббатиса привела его на небольшое кладбище, расположенное за арками, тянувшимися вдоль западной стороны основного здания. В самом дальнем конце она остановилась и тихо сказала:
   – Ваш сын.
   Каллен увидел врытый в землю небольшой белый крест, на котором он прочел имя – Александр. Буквы были вырезаны вкривь и вкось, словно тот, кто их вырезал, либо очень спешил, либо вообще не хотел этого делать. Было такое впечатление, что от его сына хотели поскорее избавиться. У Каллена защемило сердце и перехватило дыхание.
   Ему хотелось закричать от боли, разрывавшей его сердце. Он не смог защитить своего сына. Его не было с ним, когда он появился на свет, не было рядом с любимой женщиной, которой пришлось пережить эту трагедию в одиночку. Его глаза, однако, оставались сухими. Он лишь склонил голову и помолился за своего мальчика, которого никогда не видел.
   «Найди его, Каллен. Обещай мне, что ты найдешь нашего сына», – звучали в ушах Каллена предсмертные слова Алэны.
   Он посмотрел на аббатису, которая стояла, опустив голову, будто молилась. Но молилась ли она или просто боялась встретиться с ним взглядом? Что она от него скрывала?
   – Вы присутствовали на погребении? – спросил Каллен.
   – Нет, я…
   – Значит, на самом деле вы не видели, как хоронили моего сына? – закончил он за нее.
   – Уверяю вас, его похоронили как христианина.
   – Это вы уже говорили. – Каллен взглянул на крест с криво вырезанными буквами. – Я хочу видеть своего сына.
   – Вы его видите. – Аббатиса показала на крест. Каллен медленно покачал головой:
   – Нет. Я вижу могилу, а не своего сына. До того как я буду держать в руках его тело…
   – Неужели вы хотите осквернить место его вечного покоя? – Аббатиса была явно шокирована.
   – Я намерен подержать на руках своего сына, – ответил Каллен решительно.
   – Я не разрешу этого. – Аббатиса расправила плечи. Он холодно посмотрел на нее и спросил:
   – А как вы сможете меня остановить?
   Аббатиса ничего не смогла ответить.
   – Мне нужна лопата.
   Аббатиса наконец опомнилась.
   – Я не стану помогать вам в осквернении могилы.
   – Если потребуется, я разгребу землю голыми руками. Так или иначе, но я возьму на руки своего сына.
   Аббатиса оставалась непреклонной.
   – Я не позволю осквернять священную землю.
   Каллен огляделся и увидел то, что ему требовалось. Аббатиса проследила за его взглядом и поспешила к одинокому дереву, к стволу которого была прислонена мотыга.
   Каллен пропустил ее, но не успела она схватить мотыгу, как он вырвал ее из рук монахини и направился к могиле сына.
   – Не делайте этого! – умоляла она. – Вы потревожите его душу.
   Когда Каллен воткнул мотыгу в землю, налетел порыв холодного ветра.
   – Моя душа не обретет покоя, если я собственными глазами не увижу, что мой сын похоронен здесь.
   – Вы думаете, что я вам солгала?
   – Скоро мы это узнаем.
   Несколько монахинь собрались под сводами арок на краю кладбища и лихорадочно молились, перебирая четки, висевшие у них на поясе.
   Аббатиса схватилась за крест, висевший у нее на груди.
   – Я буду молиться за вас обоих.
   Каллен рыл до тех пор, пока не докопался до дна. Он отбросил мотыгу и, склонившись над ямой, посмотрел на маленький сверток, засыпанный землей. Он медленно протянул к нему руку. Ему стало страшно – что он найдет? Или не найдет?
   Сверток был крошечным, но его руки дрожали, когда он его поднимал. Потом он вдруг замер – что-то было не так. Он сорвал одеяльце и обнаружил небольшой мешочек.
   Каллен повернулся к аббатисе. Она явно была ошеломлена, а он открыл мешочек и заглянул в него. На секунду закрыв глаза, он опять их открыл, словно был не уверен в том, что увидел, потом перевернул мешок, и из него высыпался песок.
   – Где мой сын? – требовательно спросил Каллен.
   – Я… я…
   – Кто хоронил моего сына?
   В глазах аббатисы он увидел ужас. Каллен отряхнул землю с рук.
   – Сейчас же приведите его ко мне.
   – Я…
   – Сейчас же! – зарычал он, но тут же умерил свой гнев, потому что у него появилась надежда.
   Его сын жив.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация