А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Разбуженный дракон" (страница 25)

   VI

   «Какими бы загадочными ни казались нам действия тех, кого в последние века называют темными магами, цель у них только одна – обретение магической мощи. И мощь, та, какую они ищут,– древняя магия Махд-Шагош, да не позволит им Неизъяснимый отыскать ее!..»

   Фахри Праведный Эдзамский.
   Происхождение магов
   и божественная сила волшебства

   – Мы знаем лицо того, кто его украл, но это все, что знаем о похитителе! – сказал Эрд.– Может, вы, владеющие магией, попробуете его выследить?
   Вчетвером – Эрд, Санти, Иллан и Ронзангтондамени, они сидели в той самой комнате, где не так давно стоял Саркофаг.
   – Попробовать-то я попробую,– задумчиво произнес Санти.– Но сомневаюсь в результате. Это ему, или ему подобным выследить меня было нетрудно.
   – Сильный чародей? – спросил Иллан.– Алчущий Силы?
   – А кто еще в Мире способен на такое? – произнес Эрд.– Мне хотелось бы знать, достойные, зачем темному магу понадобился Нил?
   – Может, не Нил, а этот ваш Хранитель Жизни? – предположил Иллан.
   – Санти,– упрекнула Ронзангтондамени.– Кто тебя выследил? Ты о чем-то умолчал?
   – Да,– согласился юноша.– Умолчал. Может быть, дело не в Ниле и не в Саркофаге…
   Он рассказал о напавших на него у побережья и о похищении Гестиона.
   – Зачем ты скрыл это от меня? – с упреком проговорила Женщина Гнона.– Если бы я знала, то была бы готова!
   – Моя ошибка, Ангнани! Я не хотел тебя огорчать! – с раскаянием произнес Санти.
   – А я не прочь взглянуть на твоего дракона! – сказал Иллан.
   – Зачем?
   – Если ты заглянешь в мои мысли…
   – Я не заглядываю в мысли, тем более – в мысли друзей! Говори словами!
   – Светлейший Эрд! – Иллан повернулся к светлорожденному.– Ты видел немало драконов, верно?
   – Достаточно!
   – Что ты можешь сказать о драконе Сантана?
   – Какое это имеет отношение к похищению Нила?
   – Пожалуйста, ответь ему, брат! – неожиданно поддержал Иллана Санти.– Я чувствую связь.
   Светлорожденный пожал плечами:
   – Обычный дракон. Серый. В Черногорье таких хватает. Довольно крупный… К чему ты клонишь?
   – Когда я был мальчишкой,– сказал Иллан,– драконы были моим главным увлечением! Я перечитал о них все, что нашел в библиотеке отца. Даже в Руну ездил! Так вот: я никогда и нигде не слышал, чтобы дракон напал на человека! Никогда!
   Он оглядел присутствующих:
   – Люди – да! Они пытались нападать на драконов, хотя это и бессмысленно! Кожа дракона прочнее шкуры харахша. А в шкуре харахша только тяжелая баллиста может проделать дыру. Мой красноглазый как-то рассказывал об охоте на этих бестий: вот действительно страшные твари!
   – Ближе к делу, благородный Иллан! – напомнил Эрд.
   – Да, верно. Твой Серый, Сантан, убил троих людей!
   – Магов,– поправил юноша.– Но я согласен, это странно.
   Санти вспомнил недавний сон, и дрожь прошла по его телу.
   Разгадка была где-то рядом, но ухватить ее юноша не мог.
   – Как же мы поступим? – спросила Ронзангтондамени.
   – Я послал за Биорком! – сказал Эрд.– Здесь нужен его ум!
   Он посмотрел на Женщину Гнона. Та сидела на подушках, большие руки ее покоились на сдвинутых коленях, спина выпрямлена, голова – слегка откинута назад.
   Надменное темное лицо с высокими скулами, сильным подбородком, изящно вырезанными ноздрями. Линия переносицы начинается прямо от густых, крыльями расходящихся бровей… Не человек, а изваяние. И еще эта диадема надо лбом, тяжелые веки, прикрывающие чудесную синеву глаз, как ставень прикрывает вырезанный окном кусок густого северного неба…
   «Какая древняя кровь…» – подумал Эрд.
   А Ронзангтондамени, поймав его взгляд и почти угадав мысли, ответила взором столь глубоким, что трепет охватил бесстрашного потомка Асхенны. Всей силой своего собственного древнего рода ощутил Эрд еще большую силу, спящую силу, уходящую в бессмертную древность Мира. И удивился тому, что, видя Ронзангтондамени едва ли не ежедневно в течение почти полного года, только сейчас рассмотрел ее по-настоящему.
   – Брат! – раздался рядом звонкий голос Санти.
   С трудом отведя взгляд, светлорожденный повернулся к юноше.
   – Я предлагаю оставить все до приезда Биорка! Скажи мне, хорошо ли устроены раненые? – спросил Санти.
   – С ними – Ратсай! Рех собрал всех лекарей, что нашлись поблизости. Те, кто еще не умер, будут жить! У нас, милостью богов и госпожи Гнона, довольно чудесной смолы! Помощь оказана всем, не только нашим солдатам!
   – Разумеется,– сказал юноша.– Жаль, что пролилось столько крови!
   – Война! – пожал плечами светлорожденный.– Будь с нами Биорк, погибших было бы меньше. Но не будь у нас столько волшебной смолы, и толпа ушедших в Нижний Мир утроилась бы – в здешних краях совсем нет хороших лекарей. В Империи большинству из тех, кто здесь считается лекарем, не доверили бы и больную овцу! – И заметив тень, легшую на лицо Санти: – Не тревожься, брат! С урнгурской смолой любой станет отличным лекарем!
   – Я устала,– проговорили Женщина Гнона и провела рукой по лицу.
   Иллан с Эрдом тут же поднялись.
   – Пойду взгляну, как дела у лекарей! – сказал Иллан.
   – Увидимся вечером! – Эрд поклонился, и оба вышли из комнаты.
   – Жаль, что мы теряем время! – сказал Санти.– Нил…
   – Милый! – Ронзангтондамени устало улыбнулась.– Хранителя Жизни потому называют так, что отнять у него доверенную ему жизнь невозможно!
   – Но ведь ты можешь его открыть?
   – Не всегда, хотя меня-то он знает!
   – Да? А скажи: как он узнал тебя?
   – Я побывала внутри.
   – И?
   – Я… Не хочу об этом говорить, не обижайся, мой Санти!
   – Твое право,– пожал плечами юноша.
   – Может, в другой раз! Я и вправду очень устала!
   – Прости, Ангнани! Отдыхай!
   Санти поцеловал ее в щеку и вышел.
* * *
   Иллан двигался вдоль длинного ряда лежанок. Это была третья комната, которую он посетил. Здесь, в отличие от остальных помещений, в спертом воздухе плавали розовые волшебные светлячки. Кто-то из раненых, наделенный мелким чародейским даром, развлекался.
   «Лучше бы вонь убрал»,– подумал Иллан.
   Толстый важный лекарь расхаживал между лежанками.
   Иллан обменялся парой слов со стражем соххоггоев, которому из-за раны в живот не дали сонного отвара. Днем раньше северянин собственноручно проткнул этот живот. Стражник не держал зла: война есть война! Раненый знал, что не умрет, и боль его пока не мучила. Когда применяют урнгурскую смолу, первые несколько дней рана не болит. Иллан похлопал его по руке, двинулся дальше… И вдруг остановился как вкопанный! Бодрая улыбка слетела с его лица: на лежанке, с туго забинтованной головой, сомкнув бледные с синими прожилками веки, плотно сжав тонкие губы, лежала соххоггоя!
   Не будь она женщиной, Иллан, может, и не признал бы в ней соххоггою. Среди раненых были и побледнее, чем она. Но тонкая шея, грудь, приподнимающая простыню, маленькое личико… Между двумя своими соседями, рослыми широкими конгаями, она была как тростник – между стволами кедров.
   Воин поманил к себе лекаря.
   – Что с ней? – спросил бывший страж, указав на спящую.
   – Небольшая рана на голове! – вполголоса сообщил лекарь.– Не опасная. Но – шок. И потеря крови. Через сутки она проснется, голодная и здоровая!
   – Ее можно перевозить?
   – Да. Ей не повредит.
   – Я пришлю за ней. Надо сменить повязку?
   – Дня через три можно будет просто снять. Рана затянется.
   Иллан откинул простыню, нахмурился:
   – Где ее одежда?
   – Не ведаю, достойный! Мне ее передали голой!
   – Не дай тебе боги солгать! – покачал головой Иллан.– Когда я видел ее в бою, на ней была не только одежда, но и отличные доспехи! Тот, кто снял их, пожалеет о сделанном!
   – Не я, мой господин! – с достоинством произнес лекарь.
   – Ладно. Одежду я пришлю! – сказал Иллан и отправился в следующее помещение.
* * *
   – Исполняющие Волю совещаются! Никого не велено пускать! – Воин-десятник преградил дорогу Турну.
   – Воля Великого Ангана! – рявкнул бур-чаданну.
   Видя, что десятник не собирается уступать, Турн бесцеремонно оттолкнул его, мощным толчком распахнул двери и остановился на пороге, широколицый, приземистый, твердо стоящий на коротких кривоватых ногах.
   Трое Исполняющих Волю обернулись и уставились на стража Великого Ангана: Керанраон – гневно; Унар – презрительно. Лишь лицо Луасая выразило внимание.
   – Воля Великого Ангана! – прорычал бур-чаданну и подбоченился.
   Свой круглый шлем с лохматым султаном он держал в левой руке, а правую положил на рукоять дага.
   – Говори,– сказал Луасай, выдержав подобающую паузу.
   – Великий Анган желает вас видеть! – надменно произнес Турн.– Не медлите!
   И вышел вон.
   Трое правителей переглянулись. Никогда прежде воля Великого Ангана не высказывалась так категорично. Он мог презирать Исполняющих Волю, но все же понимал их место в управлении страной. Он был Великим Анганом и не желал править «ничтожными». Он желал лишь, чтоб они удовлетворяли его прихоти.
   – Пожалуй, у него есть основания для недовольства! – проворчал Унар.– Мы потеряли треть наших солдат и пустили чужеземцев в Сады.
   – Но мы отстояли Дворец! – воскликнул Керанраон.
   – Вряд ли красноглазый посмеет нас наказать! – вполголоса произнес Луасай.– Но если посмеет – защитить нас некому! Оставшимся солдатам и часа не продержаться против стражей! Кстати, вы заметили: он нанял новых?
   – Заметили! – угрюмо отвечал Керанраон.– Вы, если желаете,– идите! А я подожду вас здесь! – заявил он. И добавил со значением: – Если дождусь.

   Луасай и Унар, сопровождаемые шестью воинами, покинули отведенную Исполняющим Волю часть Дворца. Через внутренний двор, бывший одновременно купальней и тренировочной площадкой стражей Великого Ангана, они прошли к одному из входов в главную часть Дворца. Здесь Исполняющих Волю встретил оставленный Турном проводник. Мера эта была необходимой: Великий Анган часто менял собственные покои. Такова традиция.
   Миновав несколько галерей, Исполняющие Волю остановились: скрещенные топоры стражей преградили им путь. Но с другой стороны галереи к ним уже шел Сихон.
   – Пропустить! – приказал он воинам, и те отодвинулись в стороны.
   – Кто ты? – спросил его Луасай, когда они вместе вошли в просторный подъемник и опустились на обшитый красным атласом диван.
   Сихон ничего не ответил, и Исполняющий Волю насторожился.
   Они поднялись наверх, прошли по длинному светлому коридору, и оба Исполняющих Волю вмиг оказались в кольце стражников Великого Ангана. Их собственных солдат стражники оттеснили назад. Унар инстинктивно схватился за меч, но тут же убрал руку: сопротивляться было бы смешно. Впереди раскрылись золоченые двери, и Сихон подтолкнул Исполняющих Волю внутрь. Те, не артачась, вошли в зал… и увидели Маску. И испытали новое потрясение: Маска сменила хозяина!
   Пока Исполняющие Волю переваривали случившееся, Нассини приблизилась к ним и внимательно оглядела обоих соправителей. Оба, высокие, осанистые, чем-то походили друг на друга, хотя Луасай был лет на пятнадцать старше, и волосы его тронула седина.
   – Сихон! – приказала Нассини.– Этого,– указав на Луасая,– под стражу, а второго – ко мне! – И опередив собравшихся протестовать триумвиров: – Откроют рот – убей!
   – Великий Анган [18],– произнес Сихон, когда наемники увели Исполняющих Волю.– Шестеро гонцов от Властителей! Ждут твоего ответа!
   – Что в письмах?
   – Несколько Владений захвачено и разгромлено урнгурцами! Они требуют, чтобы ты очистил их земли от разбойников и возместил убытки из собственных средств! Если же твоим рабам не под силу изгнать злодеев, ты обязан созвать старших Ветвей для совета и обеспечить каждому безопасность!
   Подписано и опечатано шестью старшими Ветвей запада!
   – Отошли всех без ответа! – недолго думая сказала Нассини.– Несколько сотен урнгурцев не причинят особого вреда. Ничтожные вызвали войска из низовья. Они придут, если уже не пришли. Так пусть черви убивают червей во славу Истинного! Что еще?
   – Третий Исполняющий Волю, Великий Анган! Он не явился!
   – Явится. Поставь у врат собственную стражу: никого не выпускать без твоего ведома. Ты знаешь, что требуется?
   – Да, Великий Анган!
   – Через час пришлешь ко мне того, что помладше! Иди!
   – Да, Великий Анган!
   Сихон знал, насколько приятно для Нассини, когда ее называют Великим Анганом, хотя она ничем не выказывала этого. Тот, кто любит, угадывает без слов.
   Сихон вышел, и Нассини опустилась в глубокое кресло, размышляя о причудливости Иллюзии. Вот, произволом Истинного, она поставлена надо всеми Его детьми. И не их собственным желанием, как прежние носители Маски, а лишь справедливостью Создателя. Не желая и не мечтая стать Великим Анганом, она, дочь, стала сыном Истинного и получила Маску как дар. Вот подлинное понимание искусства! Теперь она примет под свою руку всех детей Истинного! Она, Нассини, Великий Анган!
   Соххоггоя не испытывала никаких сомнений. Создатель благоволит ей!
   Как только Керанраон узнал об аресте соправителей, он немедленно распорядился оседлать двенадцать пардов: для себя и своих телохранителей. А сам быстрым шагом отправился в большой четырехэтажный дом в четверти мили от Дворца. Он рассчитывал, что Великий Анган не рискнет арестовать Исполняющего Волю на виду у всех.
   В четырехэтажном доме, разительно отличавшемся архитектурой от всего остального Далаанга, помещалась Канцелярия. Называясь Канцелярией Великого Ангана, она, по сути, жила собственной жизнью, во многом неподвластной не только Великому Ангану, но и Исполняющим Волю. И начальствовал здесь человек, избранный не триумвиратом, а прежним руководителем Канцелярии. Ибо это был столь сложный механизм, что управлять им мог лишь тот, кто досконально разбирался в тонкостях конгайской чиновничьей машины. Без Канцелярии ни одно из распоряжений Исполняющих Волю не могло быть исполнено как следует. У каждого триумвира здесь были свои люди, и, разумеется, соправители одобряли каждого нового Начальника, прежде чем тот принимал пост. Но за последнее столетие ни разу не случилось такого, чтобы Исполняющие Волю не одобрили предложенного кандидата. Впрочем, Керанраон отлично знал: Канцелярия может и обойтись без Исполняющих Волю. А вот обойдутся ли они без нее?
   Встречаемый раболепными поклонами, Керанраон проследовал через зал Донесений в кабинет Носителя Серебряного Дракона, Начальника Канцелярии Великого Ангана, Пенета.
   Пенет встретил Исполняющего Волю стоя. Знал: лишний раз оказать уважение триумвиру – не повредит.
   – По приказу Великого Ангана…– сразу начал Керанраон.
   – Знаю! – мягким голосом произнес Начальник Канцелярии.– Новый Великий Анган!
   – О!
   Для Керанраона то была новость!
   – Но почему? – воскликнул он, уяснив сказанное.– Великие Анганы уже бездну лет не смещают и не назначают Исполняющих Волю! Что за выходки?
   – А знает ли доблестный и многомудрый Керанраон, кто стал новым Великим Анганом?
   – Разумеется – нет!
   – Может быть, когда он узнает, ему будет легче понять некоторые вещи?
   – Не тяни! – попросил Исполняющий Волю.
   – Как угодно доблестному Керанраону! Великий Анган – женщина!
   – О! – второй раз произнес триумвир.
   – Соххоггоя Нассини!
   – О! – в третий раз воскликнул Керанраон.
   – Да, Нассини! Разве все мы не следили за этим маленьким гвоздиком в башмаке Властителей?
   – Да, я знаю это дело! – сказал Керанраон.– Прошу тебя, продолжай!
   – Великому Ангану, прежнему Великому Ангану, донесли кое-что о маленькой коллекции, что собирает наша соххоггоя. Нечто особенное, верно?
   – Кое-что я слыхал…
   – Весьма вероятно. Но мне самому сообщили об этом сравнительно недавно. А также о том, что ради пополнения своей коллекции наша соххоггоя не постеснялась умертвить и оскопить собственного сына и наследника! Впрочем, для соххоггои это вполне достойное деяние. Да. И Великому Ангану, бывшему Великому Ангану, такое показалось пикантным. Он даже вознамерился посетить Нассини, чтобы поглядеть на коллекцию, а при случае и поразвлечься с ней. На свой лад!
   Пенет захихикал.
   – Он по этой части был очень проворен, наш Великий Анган! Но, полагаю, Нассини оказалась проворнее. И, по закону Властителей, она сама стала Великим Анганом и хозяином Маски. Вернее, хозяином Маски и вследствие этого – Великим Анганом. Правда, учитывая то, как получила она сей знак власти, уместно предположить, что другие соххоггои возжелают отнять его.– Начальник Канцелярии сдержанно улыбнулся.– Аналогичным способом. Большая удача Нассини – то, что появились урнгурцы. Пока Владения под угрозой, Властителям – не до распрей.
   Повезло и урнгурцам: будь жив прежний Великий Анган – он после нападения на Дворец мигом бы заставил сородичей объединить собственных наемников – имея под знаменем тысячи отборных солдат, можно не только пресечь грабежи, но и пополнить сокровищницу за счет народа Конга.
   – Так что повезло и нам! – заключил Начальник Канцелярии с улыбкой.
   – Ты полагаешь, Великий Анган стал бы грабить собственную страну? – удивился Керанраон.
   – Что? Разве это преступление для соххоггоя – выпотрошить несколько городов? Наш прежний Великий Анган был весьма решительной особой!
   – Новый тоже кажется мне довольно решительным! – мрачно сказал Керанраон.
   – А мне – нет! – возразил Начальник Канцелярии.– Хотя я не предполагал, что она подвергнет аресту двух Исполняющих Волю! Кстати, почему только двух?
   – Потому что я был предусмотрительней,– без всякого удовлетворения ответил Керанраон.– Как ты полагаешь, что она предпримет дальше?
   – Говори – «он»,– поправил Начальник Керанраона.– Не знаю точно, но полагаю: ничего не предпримет. Если даже он и пожелает объединить вокруг себя соххоггоев для защиты Владений, вряд ли ему поверят.
   – А что собираешься сделать ты?
   – Я? – удивился Пенет.– То же, что и прежде, разумеется!
   – Но Луасай и Унар арестованы!
   – Когда-нибудь их выпустят. А пока налоги должны быть собраны, письма должны доставляться, побережье – патрулироваться, а законы Конга – исполняться! И все это – здесь! – Начальник Канцелярии обвел вокруг себя рукой.– Все это здесь, достойный Керанраон! И мой долг перед Конгом и Великим Анганом, кем бы он ни был, чтобы ни один гонец не уезжал без ответа, и все три наших гелиографа исправно отражали свет солнца.
   Керанраон смотрел на Начальника Канцелярии со все возрастающим удивлением. Он понял, что у Носителя Дракона Пенета нет иного честолюбия, кроме честолюбия оси, на которой вращается колесо Порядка. Начальнику Канцелярии и впрямь было наплевать на то, кто сидит на троне Великого Ангана, потому что сам он был абсолютно уверен: истинный правитель Конга – он, Пенет!
   – Ты прав, почтенный! – согласился Керанраон.
   – Кстати,– продолжал Пенет,– достойному Керанраону небезынтересно было бы знать, что из двух армий, вызванных из Междуречья, армия, предводительствуемая тысяцким Гангом («Человек Луасая!» – отметил Керанраон), расположилась лагерем в пяти милях от города Банема, а в самом Банеме из неизвестных мне мест появилась еще одна армия численностью в несколько тысяч воинов, возглавляемая неким Сантаном из Фаранга, именующим себя – «Освободитель».
   – Вот как? – Керанраон покачал головой.– Сантан из Фаранга… Никогда о таком не слышал! Но назвать себя Освободителем – неглупо. Сыграть на суевериях… Его воины – урнгурцы?
   – Вовсе нет! Конгаи! По крайней мере – большинство из них! И число их растет, достойный Керанраон, ибо у не известного нам с тобой Сантана такой дар убеждения, что из трех моих людей двое пошли за ним, а третий, который все это мне и сообщил, вернулся сюда лишь затем, чтобы убедить меня оставить свой пост! Представь, достойный, оставить свой пост и поддержать какого-то безвестного Сантана из Фаранга!
   – И что же?
   – Я велел его задержать! Не Сантана, разумеется, а моего человека! Хочешь с ним поговорить?
   – Не откажусь! – задумчиво проговорил Керанраон.– А что если он и впрямь тот самый Освободитель? Из пророчества?
   Начальник Канцелярии усмехнулся:
   – Не разочаровывай меня, Исполняющий Волю! Неужели ты веришь в эти байки?
   – Вообще-то нет,– качнул головой Керанраон.– Но допускаю, что все на так просто. Думаю, что здесь не обошлось без магии.
   – Я не специалист в магии! – сухо ответил Пенет.
   – Так же, как и я! А скажи: Банем – ведь это не такой уж большой город?
   – Не большой, но и не маленький.
   – А армию в несколько тысяч мечей, ее же надо кормить! Я не силен в магии, но в войсковом деле разбираюсь! Несколько тысяч у этого Сантана да еще три тысячи у Ганга! Кто же их кормит?
   Пенет усмехнулся:
   – Ты задал верный вопрос, мой господин! И я тебе отвечу! За два дня восемнадцать караванов пришло в Банем из Междуречья!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация