А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Разбуженный дракон" (страница 22)

   Наемники великого Ангана, отборные, каждый – не меньше четырех локтей ростом, в превосходных доспехах, стояли плечом к плечу, в восемь рядов, уперев в землю пики: первые ряды – вперед, остальные —вверх. Стальной панцирь щитов сверху и снизу. И длинная щетина пик в три человеческих роста длиной.
   Биорк с первого взгляда понял: эти устоят при любой атаке. Только тяжелые снаряды баллист опрокинут их. Тяжелые снаряды и огонь. Но баллисты остались далеко. Вместе с обозом.
   Арбалетчики продолжали стрелять из-за решетки. Урнгриа отвечали тем же, но Биорк уже понял: захватить Дворец не удастся. И пожалел, что привел из Урнгура только тысячу всадников. Будь у него сейчас десяток хогр – он рискнул бы.
   – Уходим! – бросил он Рхонгу.
   От удивления урнгурец щелкнул языком. Он был уверен, что сирхар прикажет ударить по копейщикам, выстроившимся между золотыми столбами ворот. Рхонг пока еще не видел разницы между шеренгой латных всадников и железным крабом тяжелой пехоты.
   Повинуясь сирхару, урнгриа двинулись назад по широкой, усыпанной мелким розовым гравием аллее. Под шелестящими голубыми кронами вековых деревьев, привезенных из далекого Тайдуана,– к воротам, увенчанным помятым золотым восьмиугольником.
   Не спеша и не медля, воины Биорка покинули Далаанг, перешли по мосту через глубокое ущелье, на дне которого пенилась между камнями Фуа, и по удобной дороге восточным берегом двинулись в сторону Банема. Нежно-зеленые кроны деревьев на окружающих склонах кое-где были усыпаны белыми, желтыми, голубыми цветами. На западе утопали в дымке темные вершины гор. Небо, прозрачное, ясное, с пушинками облаков и золотым шаром солнца, укрывало всех; только черные стаи голодных ургов кружились вверху, ожидая своей доли и оскверняя небесную чистоту. А еще выше четким черным крестом парил меж легких облаков дракон.
* * *
   Соххоггоя Нассини, в Золотой Маске Великого Ангана, в золоченой карете, запряженной четырнадцатью лимонно-желтыми упряжными псами, в окружении собственной стражи и стражей прежнего Владыки Конга ехала по горной дороге вдоль берега Фуа.
   К своему новому Владению ехала соххоггоя Нассини. А на коленях ее лежала выточенная из яшмы тонкостенная шкатулка в локоть длиной. На крышке золотыми насечками была искусно выгравирована Маска Великого Ангана, точное подобие той, что скрывала сейчас лицо соххоггои. Даже крохотные драгоценные камни были подобиями самоцветов, украшавших личину Владыки Конга.
   Начальник Внутренней Стражи Сихон скакал перед каретой. А за экипажем Нассини катилась закрытая повозка, в которой между двумя сундуками с «коллекцией» соххоггои восседал кастрат Хумхон. Таков был своеобразный юмор Нассини.
   Ничего, кроме этой коллекции и воинов, не пожелала взять соххоггоя из своего прежнего Владения. Все необходимое и сверх необходимого – найдет она во Дворце Великого Ангана.
   Так сказала Нассини, вручая первое жалование своим новым стражам. Старые тоже не были обойдены. Хотя для большинства из них не деньги были главной причиной верности госпоже. Из новых же только один, выбранный ею старшим, сподобился «милости» Властительницы. Теперь он ехал впереди, «переваривая» ночные впечатления, бок о бок с неутомимым Шуордом. «Избранным» был бур-чаданну Турн, желтокожий, стремительный, с раскосыми хитрыми глазками. Недоверчивый, как дикий пес, и упрямый, как степной бык-чадан.
   «Я прикончу его! – думал Шуорд, дружелюбно улыбаясь желтолицему бур-чаданну.– Зачем понадобился этот урод, если есть я?» – И улыбался еще дружелюбнее.
   «А он ловкач, этот крошка с крысиной мордочкой! – думал между тем Турн, так же ласково улыбаясь Шуорду.– Наверняка мечтает меня прикончить! Не понимает, змееныш, что на новом месте не обойтись без меня нашей госпоже!» При воспоминании о Нассини «жилистое» сердце бур-чаданну затрепетало.
   «Хитер, как леопард,– покачиваясь в высоком седле, размышлял Шуорд.– Ну ничего! Я выжду и сумею оскорбить его так, что желтомордому будет не отвертеться от поединка. А уж тогда мой меч почешет ему позвонки изнутри!»
   «Ме€лок, паршивец, но саблями машет, как демон! – думал бур-чаданну.– Напрямую с ним никак нельзя! Прикончит, как Краснорожего Орка! Ведь и минуты не провозился, крысеныш! И какой точности удар! – Турн еще шире осклабился Шуорду.– Небось едет и думает, как вызовет меня и нанижет на кривые гурамские железки! Только не добраться тебе до меня, коротышка! Там, во Дворце, есть столько укромных местечек! А иголочка от духовой тайской трубки оставляет такую кро-ошечную дырочку!»
   – Далеко ли до места, достойный? – вежливым тоном поинтересовался Шуорд.
   – Совсем близко, достойный,– промурлыкал Турн.– Совсем близко!
   – А не обманывают ли меня мои уши? – вежливо поинтересовался Шуорд.
   – Что-что? – встревожился бур-чаданну.
   – Я слышу топот пардов, достойный. Несколько сотен всадников. Что скажешь?
   – Стой! Стой! – закричал бур-чаданну, вскидывая вверх копье с привязанным к наконечнику за остаток репицы бычьим хвостом, выкрашенным в алый цвет.
   Он ни на миг не усомнился в словах Шуорда, потому что сам после давнего удара по голове слух имел неважный.
   Шествие остановилось.
   – Что? – спросила Нассини, выглянув из окошка кареты.
   – Сейчас узнаю, госпожа! – сказал Сихон и поскакал вперед вдоль колонны.
   – В чем дело, Турн? – не слишком дружелюбно спросил он у бур-чаданну.
   Желтокожий воин кивнул на Шуорда.
   – Несколько сотен всадников милях в полутора отсюда,– сказал тот.
   – Ну и что? Зачем остановились? – удивился Сихон.
   – Я приказал,– проворчал Турн.– Никто из солдат или наемников не смеет покинуть Сады без воли Великого Ангана. Что-то произошло.
   – Думаешь, они узнали? – обеспокоился Сихон.
   – Может быть. Зеркальная связь.
   – Несколько сотен…– Сихон подумал немного.– Сколько солдат в Садах? – спросил он наконец.
   – Около тысячи,– ответил бур-чаданну.– И еще с полсотни наших. Но те Дворец не покинут. Это – точно!
   – Значит, около тысячи…– повторил Сихон.– Хорошие воины?
   – Похуже нас, но неплохие!
   – А нас… примерно столько же, так?
   – Моих – пять с половиной сотен.
   – И наших около трехсот,– прикинул Сихон.
   – О чем вы, достойные? – удивился Шуорд.– Да трех моих десятков хватит, чтобы разогнать две сотни солдат!
   – Он прав! – сказал бур-чаданну.– Я поосторожничал!
   И, подняв копье, махнул им, указывая путь.
   Колонна тронулась.

   – Впереди – всадники,– сказал Биорк ехавшему справа от него Хрору.
   – Много? – не моргнув глазом спросил хогран.
   – Сотен семь-восемь.
   – Сомнем! – уверенно сказал Хрор.
   – Парды устали,– напомнил Рхонг, ехавший слева.– И люди тоже. С восхода – в седлах! С полудня – с оружием в руках!
   – Сомнем,– повторил Хрор, но уже не так уверенно.
   – Моему парду полегче, чем вашим,– сказал Биорк.– Поеду-ка я погляжу.
   – Я с тобой! – сразу же заявил Хрор.
   – Нет! – И, видя недовольство воина, напомнил: – Я сирхар!
   – Вот именно! – воскликнул Хрор.– Тебя могут убить!
   – Конечно, мне от тебя большая помощь? – с едкой иронией отозвался Биорк. Но сжалился.– Ладно. Поедем вдвоем. Рхонг! Если что, сворачивай в лес!
   – Крутоват склон,– заметил старший хогран.
   – Ничего. Парды – они цепкие.
   – Парды устали!
   – Можешь свернуть влево,– усмехнулся вагар.
   Рхонг покосился налево, где на дне ущелья металась и шипела «молодая» Фуа.
   – Нет уж, лучше направо,– буркнул он и засвистел, останавливая войско.
   А Биорк и Хрор вскачь умчались вперед.

   – Поеду-ка я взгляну, что там,– произнес Шуорд лениво.– Не хочешь со мной, Турн?
   «Ищи дурака!» – подумал бур-чаданну, а вслух заметил:
   – Мое место здесь. Но ты поезжай: вреда в этом не будет.
   – Тогда дай мне кого из своих, чтобы знал дворцовую стражу,– скрыв огорчение, попросил Шуорд.– Не хочу лишних… вопросов!
   Бур-чаданну повернулся в седле.
   – Адун! – крикнул он одному из воинов первой шеренги.– Проводи достойного Шуорда!
   Воин тряхнул султаном из крашеных трав, щелкнул хлыстом парда, и через минуту оба всадника скрылись за поворотом.

   Так вышло, что Шуорд увидел Биорка раньше, чем Биорк увидел Шуорда. Но, на свою беду, мечник не признал вагара в закованном в черные доспехи воине.
   – Ваши? – спросил он Адуна, глядя на уходившую вниз дорогу, по которой пылили два всадника.
   Адун долго всматривался: у него были не такие зоркие глаза, как у Шуорда.
   Потом покачал головой:
   – Нет. И латы какие-то диковинные.
   – Ну, от вашего Великого Ангана и не таких можно ожидать! – усмехнулся мечник.– Вперед! – И, уверенный в себе, пустил парда вскачь.
   Адун опустил забрало и поскакал за ним.
   А вот Биорк признал Шуорда сразу.
   – Твой – тот, что с цветным султаном! – бросил он урнгурцу.– Если почувствуешь, что – не по зубам,– беги. Я управлюсь с обоими.
   Хрор хмыкнул и проверил, легко ли выходит из ножен длинный меч.
   – Кто такие? – властно закричал Шуорд, когда между парами оставалось шагов сто.
   Вместо ответа Биорк обнажил клинок.
   И Шуорд не стал дожидаться другого ответа. Покрепче сжав коленями бока парда, он выхватил сабли и ловко завертел ими.
   – Беру того, что с крылышками! – крикнул он. По крылатому шлему и диадеме Шуорд признал в вагаре старшего.
   «Жаден, как старая сука!» – сердито подумал Адун.
   Драгоценные камни на короне сирхара сверкали, как звезды.
   Но Шуорд – старший, пришлось подчиниться. Адун вытащил меч и позволил спутнику обогнать себя.
   Хрор, за последние дни уверившийся в преимуществе пики, нацелил ее в прорезь забрала противника и, обогнав вагара, устремился на стража.
   Адун спокойно следил за направленным на него жалом. Хрор налетел, как вихрь, но воин, подав парда в сторону и вниз, косым восходящим ударом отсек наконечник пики. Хрор пролетел мимо, счастливо избегнув вторично занесенного меча. Он выхватил свой меч и развернул парда навстречу врагу.
   Тот не спешил. По тому, как урнгурец управлялся с пикой, воин решил, что противник перед ним – не стоящий. Это едва не стоило ему жизни. Широко размахнувшись, Адун решил покончить с урнгурцем одним ударом. Самоцветы на короне сирхара все еще стояли у него в глазах и звали присоединиться к Шуорду.
   Пику хогран взял в руки шесть месяцев назад. Мечом он владел не в пример лучше!
   Проигнорировав занесенный над ним меч, урнгурец заставил парда сделать короткий прыжок и ловко ткнул клинком в плечевой стык над правой рукой Адуна.
   Доспехи обошлись стражу в двадцать полновесных золотых монет. Окупилось: клинок застрял между кирасой и оплечьем, не пробив даже подкольчужной куртки. Но укол был так неожидан и так силен, что Адун выронил меч. Пард его отскочил назад, и меч урнгурца тоже оказался на земле. Далее страж Великого Ангана действовал намного стремительнее противника. Схватив притороченный к седлу боевой топор, он бурей налетел на Хрора, не дав тому возможности зарядить арбалет. У Хрора оставался лишь щит и длинный кинжал – оружие, практически бесполезное против закованного в отличную броню всадника. С оглушительным звоном боевой топор ударил в круглый черный щит. Но тут зверь стража, великолепно обученный боевой пард, решил помочь хозяину: попытался вцепиться в горло собрата. И напоролся на острые шипы намордника. С визгом он отпрянул назад, и Адун пошатнулся в седле. Пард Хрора, свирепо рыча, порывался подняться на дыбы. Морда и пластины его доспеха окрасились кровью.
   Адун не без труда усмирил своего зверя и вновь взмахнул топором.
   Хрор метнул кинжал, стараясь попасть в щель забрала. Адун с легкостью отбил его латной рукавицей. Топор опустился на щит урнгурца. Да с такой силой, что у Хрора сразу онемела рука! Страж поднял парда на дыбы и замахнулся с тем расчетом, чтобы к его силе прибавился еще и вес падающего парда. Хрор схватил щит двумя руками, и…
   Тонкая стальная цепь серебристой змейкой оплела руку Адуна. Рывок – и, выронив топор, страж Великого Ангана вывалился из седла. Второй рывок прыгнувшего парда – и поясной ремень лопнул, а воин, с лязгом ударившись оземь, грохоча, заскользил по дороге.

   Уверенный в победе Шуорд кугурром налетел на Биорка. Он не узнавал вагара и на расстоянии прыжка парда. Но едва короткий меч со звоном разбросал в стороны кривые клинки, Шуорд признал в противнике мастера Мангхэл-Сёрк так же безошибочно, как один музыкант по игре узнает другого. И понял, что проиграл, за мгновение до того, как темное лезвие вагарова меча рассекло его шлем и прорубило крепкий череп. Биорк так и не узнал, кто обучил Шуорда Тайному Искусству.
   Некоторое время маленький воин наблюдал за поединком Хрора и стражника. Оберегая честь урнгурца, он не вмешивался, пока хограну не пришлось действительно туго.

   Соскочив с парда, Биорк подбежал к оглушенному стражу, перевернул его на спину и рассек мечом завязки шлема. Сдернув его с головы Адуна, он поднес острие к носу стража Великого Ангана.
   – Кому ты служишь? – грозно спросил он.
   – Владыке Конга! – прохрипел плохо соображавший страж.
   – Великому Ангану?
   – Да, Великому Ангану!
   Биорк не спросил, как зовут Великого Ангана. Он поспешно вскочил на парда и поскакал к своему войску. Хрор подобрал меч, с завистью посмотрел на великолепные доспехи Шуорда и Адуна (снять бы – да нельзя: победил-то врагов не Хрор, а сирхар) и поехал следом за сирхаром.
   Спустя короткое время урнгриа, рассеявшись, поднялись вверх по склону и оттуда, прикрытые листвой, наблюдали, как проходит по дороге войско нассини. Когда последние из стражей скрылись из виду, урнгриа спустились обратно и продолжили путь. На месте недавнего поединка, конечно, уже не было ни Шуорда, ни Адуна. А кровь, пролитая рукой Вагара, была стерта множеством лап.
   Спустя девять миль, у распутья, хогры остановились и дождались тех, кто оставался стеречь пленников. Вместе они двинулись на север. Биорк полагал: не больше двух часов понадобится, чтобы организовать за ними погоню. Знай вагар, на ком теперь Маска Великого Ангана, может быть, не на север, а на юг рискнул бы он повести хогры.

   В загустевшей сини вечернего неба бесшумно парил дракон.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация