А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Разбуженный дракон" (страница 10)

   – Их было двое! – заявил вагар.– Один – большой, тяжелый. Наверняка – воин. Скорее всего – эдзак. У него рыжая борода, и он немного косолапит. Впрочем, он может быть и омбамту, судя по силе и телосложению. Второй – высокий, худой. У него длинный меч. У первого, кстати, тоже меч и тяжелый арбалет – такие используют на крупного зверя. О первом больше сказать нечего. Да и о втором – тоже. От него почти не осталось следов. По этому, и еще по тому, что здесь жгли курения, которых я не знаю, полагаю, что второй – маг.
   – Велика твоя мудрость! – съязвил Санти.– Кто же, кроме мага, мог бы создать такую основательную иллюзию?
   – Магхар! – спокойно ответил Биорк.– Дальше. Были мешки с едой. Немалый запас. Значит, готовы были ждать долго. Раз ждали, значит, знали заранее. Оставшуюся еду забрали с собой. Маг ест не много, а вот его помощнику, тяжелому телом, нужно изрядное количество пищи. Той, что они унесли, хватит на несколько дней. Лодка у них небольшая, но вряд ли они поплыли на север. Я бы ставил на Хуриду или Гурам. Скорее, на Гурам: в Хуриде магов не жалуют!
   – Ты сказал: воин – эдзак или омбамту! – напомнил Санти.
   – Не важно. Командует, безусловно, маг. Он же и выберет путь. Думаю: искать их следует в Гураме.
   – Мы полетим туда? – предложил Санти.
   – Нет! Если ты прав и мальчик жив, то вряд ли ему грозит непосредственная опасность! И потом – как ты представляешь наши поиски? Когда мы заявимся на твоем драконе в Хушен [7] или любой из портов, каждый пес в Гураме узнает о нашем прибытии. А ты когда-нибудь выслеживал мага?
   Санти покачал головой:
   – Нет!
   – А я – да! И могу тебе сказать: работа не на один месяц. Когда тот, кого ты ищешь, меняет обличья, не оставляет следов, зато оставляет у людей ложную память, можно искать годами – и не найти! Пусть этим занимается Трой! А мы полетим в Руну, если ты не против.
   – Я – нет!
   – А дракон?
   – И дракон. Кстати, он уже вернулся.
   – Тогда – вперед! Остальное обсудим по дороге!

   «А ведь всего несколько месяцев назад я бы умер от счастья»,– подумал юноша, глядя со спины дракона на Турскую гавань. Пестрое столпотворение кораблей внутри защитной насыпи, белая колонна маяка. А выше – сам город, Тур Аркисский. Тяжелые, строгие, непривычной архитектуры здания, крохотные повозки, ползущие по широким дорогам, белые крыши.
   – В последний раз я смотрел на Тур с неба лет двадцать назад,– сказал вагар, обращаясь к Санти.
   – Да? – Санти как раз подумал о том, как спокойно относится вагар к полету на драконе. «Неужели и я лет через двадцать стану так же безразличен к миру?» – встревожился он.
   А вот его спутника больше интересовали насущные проблемы.
   – Хотел бы я знать,– сказал вагар,– для чего сильному магу мог понадобиться мальчишка-ученик? Не из-за моего же письма! Не понимаю. Когда мы шли, чтобы уничтожить демона, Алчущих как будто и не существовало. Из магов только Ди Гон встал на нашем пути. Но у Ди Гона имелись собственные интересы. Правда, с нами была Этайа! А с путей фьёльнов Алчущие уходят, как хуруги с пути харсы! – Воин издал короткий смешок.– И вдруг, без повода, и напали-то не на тебя, не на меня – на мальчишку! Вот, брат Санти!.. Как объяснить, что этому магу понадобился бедняга Гестион, а не ты? Ты же, по-моему, большую часть времени проводишь где ни попадя, и добраться до тебя не так уж трудно!
   Дракон уже миновал город и летел над сельскими усадьбами, растянувшимися на добрых сто миль.
   – Они пытались.– сказал Санти.
   – Что?!
   – Они пытались до меня добраться.– И поведал вагару о нападении на южном берегу.
   – Тебе стоило рассказать об этом раньше! – Вагар покачал головой.
   – Что бы изменилось?
   – Не знаю. У меня не было времени подумать. Власть Неизъяснимого! В первый раз слышу, что дракон напал на человека! Но справился он отлично! – Воин похлопал ладонью по гладкой горячей шкуре.– И все-таки – поберегись!
   – Пока со мной Меч Асенаров,– юноша коснулся белой рукояти,– никакому магу со мной не совладать, Биорк!
   – Да, меч…– пробормотал вагар.
   У него возникло ощущение: что-то очень важное есть в рассказе Санти. Что-то предельно важное… Но – не поймать.
   Вагар решил поразмыслить об этом позже и перевел разговор на другое.
   – Кстати,– произнес он,– если Белый Меч признал тебя, брат,– то ты сейчас над своей второй родиной! Почти седьмая часть имперской земли принадлежит твоему роду. Теперь в этой части есть и твоя доля, Сантан из рода Асхенны!
   Санти засмеялся.
   – Я – конгай,– сказал он.– Мой отец родился на земляном полу хижины.
   Дракон летел над широкой рекой, по которой вверх и вниз ползли большие и маленькие корабли. Их было очень много.
   «Словно толпа на улице»,– подумал Санти.
   По обе стороны реки – насыпи-дамбы, а за ними – клинышки и полоски полей.
   Держась за позвоночный шип дракона, он наклонился вправо и глядел прямо вниз. Так ощущение высоты было острей.
   – Что это за река, Биорк?
   – Архон. Еще миль тридцать – и мы пролетим над Дио. Там твой предок Асхенна,– вагар хмыкнул,– венчал императора Ферроса. Слышал о таком?
   – Конечно. Мои предки-конгаи разбили его флот в Фарангском заливе,– тут же ответил Санти.
   Биорк усмехнулся, но промолчал.

   Во втором часу пополудни впереди показались Антские горы, бледно-зеленые, подернутые туманом. Невысокие горы, сплошь усаженные виноградниками и оливковыми рощами. Река сузилась, судов стало заметно меньше, а мостов – больше. Дракон снизился, скользил вровень с вершинами деревьев, пугая бродивших по заливным лугам коров и овец. Земля стремительно проносилась внизу, а потом выгнулась грядами холмов, и за холмами встал красно-белый, аккуратный, словно игрушечный город. Руна.
   Серый пронесся над острыми черепичными крышами, закричал пронзительно. И снизу тотчас откликнулись с полдюжины мощных драконьих глоток. Неудивительно. Город магов, сердце Братства Света, Руна. Промелькнули внизу круглые площадки на вершинах башен, зеленые дворики, голубые фонтаны. Запахло дымом. Серый выгнул крылья, набрал высоту, выискивая подходящее место, чтобы сесть.
   – А что дальше, за горами? – спросил Санти.
   – Хольд,– ответил вагар.

   Спустя полчаса они уже входили в Руну. Никто не пытался их остановить, не спрашивал, кто они и что им нужно в городе. Руна не нуждалась в дозорах и крепостных стенах. Затаившему недоброе входить в город не стоило, если он хотел пожить подольше.
   Тот, к кому направлялся вагар, жил в одном квартале от знаменитой рунской библиотеки, собравшей, как говорили, все книги Мира. Даже несколько уцелевших таблиц времен Махд-Шагош. Последнее, впрочем, в иных местах полагали сомнительным.
   Дом светлорожденного Волода стоял несколько особняком от других. Его окружала светлая кованая решетка в человеческий рост. Но чугунные, украшенные гербом ворота были распахнуты, и желтая песчаная дорожка вела от них прямо к трехэтажному дому, возведенному, вероятно, полтора-два века назад. Фасад украшен четырьмя сужающимися кверху колоннами, фриз испещрен причудливой резьбой, а на передних углах крыши – статуи Потрясателя Тверди, две мощные фигуры, одинаково опирающиеся на неизменные трезубцы.
   Пожилой слуга распахнул дверь прежде, чем Биорк коснулся дверного гонга. Он поклонился вагару, которого давно знал, и с любопытством взглянул на Санти.
   – Светлейшему сейчас доложат! Входите, прошу!
   Биорк уверенно пересек холл и направился к застланной зеленым ковром лестнице. Когда-то Биорк был частым гостем в доме Русов.
   Но не успел он подняться и на пару ступеней, как сверху раздался мощный бас:
   – Приветствую тебя, доблестный Биорк Эйриксон!
   Хозяин дома, величественный старик с пышной гривой седых волос и такой же пышной волнистой бородой, спускался по широким ступеням.
   – Приветствие и тебе, светлейший! – воскликнул вагар, протягивая обе руки навстречу светлорожденному.
   Друзья соединили ладони, а потом обнялись по обычаю воинов.
   – Сантан, сын Тилода из Фаранга! – представил Биорк Санти.
   – Светлорожденный Волод Рус, сын Данила Руса!
   Рука Санти утонула в широкой мягкой ладони светлорожденного.
   Светлорожденный Волод лишь на пол-локтя превосходил ростом вагара Биорка, но плечи его были весьма широки, а тщательно расчесанная борода лежала на широченной груди воина и атлета. Меховая безрукавка, наброшенная поверх длинной, подпоясанной шелковым поясом рубахи, покроем своим подчеркивала мощное сложение хозяина дома. Рукоять кинжала, украшенная несколькими драгоценными камнями, торчала из кармана замшевого сапожка. Волосы светлорожденного были прихвачены обручем из черненого серебра. На белокожем лице с широким ртом и крепким прямым носом, как два озерца, блестели голубизной живые молодые глаза.
   – Что же ты не известил меня, друг! – укоризненно проговорил хозяин.– Я встретил бы тебя как подобает!
   – Прости, Волод! Мы прилетели в империю сегодня утром – и сразу к тебе!
   – Прилетели? Кого же из магов мне благодарить за твой приход?
   – Его,– Биорк указал на Санти.– Это его дракон принес нас. И он же унесет обратно, как только ты, друг мой, услышишь все, что необходимо.
   – Жаль! – огорчился светлорожденный.– Я надеялся, ты погостишь! Но раз у тебя мало времени, идем наверх! Вы не голодны?
   Биорк покачал головой.
   – А ты, юный Повелитель дракона?
   – Благодарю, светлейший! Я не голоден! – произнес Санти с наивозможной учтивостью.
   Первым, что бросилось Санти в глаза в кабинете хозяина, были заполненные тубусами стеллажи вдоль стен – до самого потолка.
   – Светлорожденный Волод – ученый! – сказал Биорк, заметив удивление на лице юноши.
   Санти кивнул. Хотя, по правде сказать, он представлял ученого несколько иным. Да и длинный меч в черных ножнах, висящий слева от входа на клыке не ведомого Санти хищника, мало соответствовал облику собирателя знаний.
   – Прошу садиться, друзья!
   Санти опустился в широкое кресло с мягкой спинкой, вытянул ноги. Биорк сел рядом, а хозяин разместился за столом. Отодвинув в сторону большой письменный прибор, он вопросительно взглянул на вагара. И Биорк принялся рассказывать.
   Даже в его лаконичном изложении перечисление событий заняло больше часа. Светлорожденный внимательно слушал, ни разу не перебив рассказ-чика.
   – Теперь спрашивай, Волод,– сказал Биорк, закончив.
   – Погоди! Дай мне отдышаться! Как я понимаю, я первый, кто услышал эту историю здесь, на земле Империи?
   – Именно так,– подтвердил воин.– Но, надеюсь, ты передашь ее тем, кому это необходимо!
   – Если ты желаешь – да! И передам слово в слово, ты ведь знаешь, какова моя память! – добавил он не без гордости.
   – Знаю,– улыбнулся Биорк.
   – Представляю, как будет огорчен Совет тем, что ты не предстанешь пред ними лично!
   – Им придется это пережить, светлейший. У меня будет чем заняться в ближайшее время. И то, что я буду делать,– не только мой долг перед доверившимся мне народом, но и – к пользе Империи!
   Волод Рус покивал, соглашаясь.
   Биорк вынул из кармана маленький свиток:
   – Будь добр, позаботься, чтобы это попало к Трою!
   – Хорошо.– Хозяин кабинета опустил письмо Биорка в ящик стола, поднялся и, поискав глазами, вынул из стеллажа зеленого цвета тубус.
   – Это – тебе! – Он протянул тубус вагару.– Полный свод правил Служения Потрясателю Тверди! Писано на аркио [8], но, полагаю, найдется кому прочесть и перевести!
   – Благодарю!
   – А теперь – вопрос. Не к тебе, друг Биорк,– к моему гостю, Повелителю дракона Сантану. Как я понял со слов Биорка,– ты, сударь, конгай?
   – В этом могут быть сомнения, светлейший? – улыбнулся Санти.
   – Никаких. Если не считать твоей внешности. Но об этом – после. Второй вопрос: опять-таки, как я понял из слов моего друга Биорка, через пару сезонов в Конге, очень возможно, многое переменится?
   – Про то ведают боги! – сказал Санти.
   – Оставим пока и богов! Мой третий вопрос, он же – первый, который наверняка зададут на Совете. Сударь, может ли Империя рассчитывать, что Конг вновь присоединится к доминиону?
   – Государственный муж – это неизлечимо,– пробормотал Биорк.
   – Исключено! – твердо сказал Санти.– Я не слишком силен в политике, но знаю свой народ. Мы вам не враги. Однако любой чужеземец, с захватнической целью обнаживший меч на нашей земле, узнает силу Конга! То же касается и урнгриа, которых Биорк собирается привести в Конг будущей весной.
   – Мы уже обсудили это, брат,– заметил Биорк.– Не будем тратить ценное время. Но тебе, светлейший, скажу: наши интересы на Черном континенте могут пострадать, если Совет выберет… активные меры!
   – Маловероятно,– ответил светлорожденный.– Нынешний Совет настолько осторожен, что, скорее всего, не примет никаких мер.– И добавил сердито: – Но всякое миролюбие должно иметь границы!
   Биорк засмеялся:
   – В тебе говорит кровь воина! Ты еще не забыл мои уроки?
   – Ты шутишь,– проговорил Волод с ноткой печали.– Мы, люди, стареем, увы, быстрее вагаров!
   – В любом случае мне нужно знать, что решит Совет! И я хотел бы просить тебя, не как государственного деятеля, а как человека ученого, указать мне: кто из ваших богов может занять место Хаора? Это важно!
   – Не так просто, Биорк! Очевидно только, что не Потрясатель! Хотя я понимаю твой выбор!
   – Я не жду ответа немедленно,– заметил вагар.– Но, надеюсь, ты пришлешь мне его вместе с пожеланиями Совета и своими собственными. А вот это,– Биорк положил на стол перстень с коричневым камнем,– для тех, кто понесет послание в Урнгур!
   Ученый взял перстень и с интересом осмотрел его.
   – Камень – определенно нефрит! – произнес он задумчиво.– Хотя подобного оттенка я прежде не встречал. А вот руна… Вот уж не думал, что встречу под старость знак, о котором ровно ничего не могу сказать! Откуда он у тебя?
   – Наследство от прежнего сирхара. А тот, по всей видимости, унаследовал его так же, как я.
   – Оправа, да…– пробормотал Волод.– Послушай, а не ваша ли это работа, вагар?
   – Нет. Хотя сделано мастером. Ты отдашь перстень посланцу, светлорожденный. Он покажет его урнгриа и скажет, что это – перстень сирхара. Пусть требует, чтобы его привели ко мне. Или к Королеве, если меня не будет. Уверен, что перстень ей известен! Пусть посланец и его спутники изложат ей свою цель в том, что касается Урнгура. Но – без лишней откровенности!
   – Понимаю,– Хранитель опустил перстень в нагрудный карман.– А нет ли у тебя, достойный, еще какой-нибудь вещи из наследства твоего предшественника?
   Биорк заколебался… но потом все-таки развязал кожаный мешочек и положил на стол Хлыст.
   – Будь осторожен! – предупредил он.– Это оружие. Магическое оружие!
   Хранитель ощупал гладкую поверхность жезла длинными чуткими пальцами большой руки.
   – Похоже на янтарь…– произнес он.– Но определенно не янтарь. Поверхность – как у хетской смолы, что используют маги для накопления Силы. Но это и не смола… Готов поставить золотой: мой нож не оставит на нем царапины!
   – Ты выиграешь,– сказал Биорк.
   – Это – Огненный Хлыст Ди Гона? – спросил Санти.– Что же ты молчал, Биорк? – Он укоризненно посмотрел на друга.
   – А верно, Биорк! – удивился и светлорожденный. И тотчас протянул Хлыст юноше.– Ты не против, друг? Раз он маг – то не лучше ли нас разберется в этой вещи?
   – Да, конечно! Прости, брат Санти! Я должен был показать его тебе сразу!
   Санти взял жезл и сразу ощутил его силу. Гладкий стержень так же удобно устроился в его руке, как эфес Белого Меча. Хотя ощущение было другим. Санти посмотрел вниз, туда, где еще утром он увидел бы Клинок Асенаров. Сейчас Белого Меча не было на его поясе. Биорк посоветовал не брать его с собой в Руну: меч слишком хорошо известен в Империи. Вагар надежно упрятал меч в расщелине за маленьким родничком. Сила текучей воды укроет Белый Меч от тех, кто может видеть исходящую Силу, а уж от обычных глаз вагарская схоронка запросто убережет что угодно.
   Хлыст лежал на ладони, как живое существо. «Как живое существо»,– подумал Санти и вдруг понял, что предмет сей и впрямь – живой! Что-то теплое шевелилось под гладкой поверхностью. Двигалось, определенно двигалось!
   Юноша бросил взгляд на Волода и Биорка. Мужчины тихо беседовали, не обращая на него внимания.
   Санти погладил хлыст указательным пальцем… и из гладкого выпуклого торца выглянул огненный язычок. Не больше ногтя мизинца. Выскользнул – и погас. Потому что Санти оборвал связь с магическим предметом. Он испугался. Не огонька. Просто он почувствовал: Хлыст его признал. Так же, как в свое время – Белый Меч Асенаров. Юноша снова вскинул глаза на Биорка: не заметил ли тот?
   Нет, пламени Биорк не увидел, но зато почувствовал взгляд Санти и обернулся:
   – Ты что-то обнаружил?
   – Нет,– солгал юноша, сам не зная почему.
   Биорк протянул руку, и Санти отдал ему Хлыст, твердо зная, что когда-нибудь тот снова окажется у него. Потому что это его вещь!
   – Загадочная игрушка! – заметил Биорк, опуская Хлыст в кожаный мешочек и затягивая шнурок.– Загадочная и опасная!
   – Если ты оставишь его у меня,– предложил хозяин,– то я берусь показать его тому, кто действительно разбирается в магии. Я-то, хоть и прочел многое,– бессилен! Без магического Дара любые знания мертвы! К счастью, впрочем!
   – Нет! – отказал Биорк.– Я видел Хлыст в действии. Сила его ощутима для демонов и смертоносна для людей. Хоть я, как и ты,– не могу его пробудить, но мне спокойней, когда он – у меня.
   – Твое дело,– не стал спорить светлорожденный.– Однако же – время обеда! – И позвонил в колокольчик.– Вы не голодны, а вот я привык есть в положенное время… последние десять лет,– добавил он, подмигнув Биорку.
   Вошел слуга. Тот самый, что встретил их у дверей.
   – Стол накрыт, светлейший! – сказал он, не дожидаясь вопроса.– На троих!
   – Молодец! – похвалил его господин.– Пойдемте, друзья! Мой повар – урул [9]! А урульские яства хороши горячими!

   – Ты сказал, светлейший, что я не похож на конгая,– сказал Санти, когда они после обеда перешли в небольшую комнату на последнем этаже дома.– А на кого я похож?
   Хранитель будто ждал этого вопроса. Он тотчас снял с шеи овальный медальон и протянул Санти.
   Санти бережно принял его. Внутри была эмалевая миниатюра. Женский портрет. Дама на миниатюре была немолода – лет сорока. У нее были светло-русые густые волосы, намного светлее, чем у Санти, а кожа – еще светлей. Но овал лица, очерк губ, разрез глаз…
   Сердце Санти сжалось.
   – Кто она? – спросил он дрогнувшим голосом.
   – Моя жена,– тихо ответил Волод.– Она умерла двадцать два года назад!
   – Да,– сказал Санти.– Я похож на нее. Только я родился позже, чем ее не стало!
   – Да,– подтвердил светлорожденный.– Похож! Ты, сударь, мог бы быть моим внуком, если бы мой старший сын дожил до своего двадцатилетия.
   – Он тоже умер? – спросил Санти.
   – Убит в бою! Он был еще больше похож на тебя, чем мать!
   – Я знаю своего отца! – сказал Санти.– Хотя для меня было бы честью разделять твою кровь!
   – Она была из древнего славного рода,– продолжил светлорожденный.– Рода, где известна каждая ветвь Древа. Конгаев не было среди ее предков.
   – Сожалею! – проговорил Санти.
   Биорк поднялся.
   – Нам пора, друг мой,– вежливо произнес он.– Мы благодарим тебя за помощь, настоящую и будущую!
   – Не надо благодарить! – ответил светлорожденный.– Мне жаль, что вы так поспешно покидаете мой дом! Надеюсь увидеть вас обоих до того, как сойду в Нижний Мир! – И засмеялся, дав понять, что пошутил.
   – Биорк, из какого рода происходила жена светлорожденного Волода? – спросил Санти, когда они, покинув Руну, направились к восходящим грядам холмов, обступивших город с запада.
   – Из рода Асенаров, брат! – И похлопал юношу по плечу.– Конгаев в нем действительно не было. Зато русов – хоть отбавляй! Впрочем, сам великий Асхенна, насколько я знаю, по матери – рус.
   – А по отцу?
   – Норг. И считался норгом. В Хольде право рода передается по мужской линии.
   – А разве бывает иначе?
   – Шутишь? – удивился вагар.– Забыл Урнгур?
   – Ну так то Урнгур! – Санти пожал плечами.
   – У туронну главное родство тоже передается по женской линии. Всегда можно абсолютно точно сказать, кто – мать. А вот насчет отца…– вагар усмехнулся.– А у эдзаков, например, брат матери считается более близким родственником, чем отец. Вероятно, по той же причине.
   – Как странно…– проговорил Санти.
   – В Мире много обычаев,– заметил Биорк.– И народов тоже.
   – Биорк,– Санти решил сменить тему.– Если жена Волода – из рода Асенаров, выходит, он – родственник Эрда?
   – Разумеется. Но не по крови. Кровь Асенаров – сильная кровь. Их ни с кем не спутаешь. Так что при всем моем уважении к Володу, я думаю – он ошибается. Твое лицо – лицо Асенара. И – прямое доказательство! – Белый Меч признал твою руку! Услышь об этом Волод, он наверняка изменил бы свое мнение и признал, что кто-то из потомков Асхенны все же вошел в число твоих предков. Ты похож на своего отца?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация