А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мода на чужих мужей" (страница 22)

   – Век свободы не видать! – заорал тот с суеверным ужасом. – Стал бы я! Она мне так нравится, а ты городишь! Прости, начальник, но я бы ни за что ей зла не причинил. И так попугать пришлось немного. С дури ведь! Простить себе не могу. Но меня тоже понять можно! Все как-то странно… Вела она себя как-то странно.
   – Это ты о чем?
   – Потом расскажу, у нас с тобой, чую, времени будет до хрена. Просто на понт ее взял, чтобы повод видеться был. А она…
   – Что она?
   – Слишком занятой оказалась, чтобы мое вранье разбирать. Или помощник у нее догадливый слишком.
   – Это ты о ком? – не понял Ростов, думая, что тот имеет в виду его.
   – Есть тут один, голубоглазый. Ох и сволота склизкая! Ох и сволота… И как его Оля не рассмотрела?!
   Ему пришлось закрыть рот, потому что они как раз добрались до подъезда, и Ростов сдал его с рук на руки сотрудникам милиции, дежурившим возле машины. А сам помчался вверх по лестнице, забыв, что лифт заработал.
   Оля сидела, прислонившись спиной к стене, на том же самом месте, где он ее нашел. Дубленка комком валялась рядом, кофточка была завернута почти до подбородка, а молодая девчонка в костюме медицинской сестры неумелыми руками накладывала повязку. Голова уже была перевязана. И все так кургузо, криво как-то.
   Присылают не пойми кого, с раздражением подумал Дмитрий, наскоро здороваясь со знакомыми оперативниками и опускаясь на коленки перед Ольгой.
   – Ну! Что тут?! Ольга Николаевна, вы меня слышите?! – Он чуть тронул ее за бледную щеку, перепугался, какими мутными глазами глянула та на него и отвернулась, и пристал к медсестре: – Что с ней, а?! Что вы ее всю бинтами упаковали? Что-то серьезное?
   – Могло быть, как бы не зима да не темнота, – вздохнула девушка, завязывая кончики бинта несуразным бантиком. – Промахнулся убийца-то, да дубленка спасла. Ножевое ранение, но пустяшное. Нож скользнул по ребру, рассек кожу и только.
   – А голова чего перевязана?! – чуть успокоился Ростов.
   – Так упала пострадавшая-то! Как, вы думаете, на бетон падать? – Девица вытаращила на него крупные карие глазищи. – Голову разбила, надо рентген делать, как бы сотрясения не было.
   – Она потому так смотрит, да?! – Ростов пощелкал пальцами у Ольги перед глазами и, не добившись никакой реакции, снова повторил: – Поэтому, да?
   – Ну, конечно, мужчина! И уколов обезболивающих я ей наделала, – девушка осторожно одернула кофточку на Ольге, потрогала повязку, поднялась с бетонного пола и посмотрела вопросительно. – Поможете донести до машины?
   – Конечно!
   Ростов вскочил на ноги, отмахнулся от оперативников, сославшись на выходной день и чистую случайность, пригнавшую его сюда, подхватил Ольгу на руки и понес к лифту.
   – Вы его догнали? – прошептала она уже на улице.
   – Кого?
   Ростов толкнул локтем медицинскую сестру, следующую за ними по пятам, чтобы она открыла ему подъездную дверь и придержала, пока он станет выходить с Ольгой на улицу. Обломка трубы, которой дверь была подперта, уже не было. Он торчал из сугроба под окнами первого этажа.
   – Вы догнали того, кто меня так? – снова едва слышно спросила она.
   – Догнать-то догнал, но не знаю, он ли это, – честно признался Ростов, передавая драгоценную ношу с рук на руки медперсоналу кареты «Скорой помощи».
   – А кого вы догнали? – Оля сделала попытку улыбнуться, но лишь болезненно сморщилась.
   – Того, с кем вы обедали в ресторане, – вспомнил вдруг Ростов тот самый фоторобот, что был составлен не без участия ее бывшего мужа. – Он вышел из подъезда за минуту до того, как вы вскрикнули. Может, чуть меньше времени прошло, но сначала он вышел, а потом…
   – Он бы не успел, – тихим голосом возразила Ольга, прикрывая глаза. – Тот человек ударил меня ножом, я упала. Но вскрикнула уже после.
   – Да? – удивленно поднял брови Ростов.
   – Тот человек, он оттащил меня с прохода, уложил вдоль стены. Я все чувствовала, но не могла говорить, так было больно. И, кажется, еще язык прикусила, когда падала. Полный рот крови…
   – А закричали-то когда? – поторопил ее Ростов.
   – Перед тем как уйти, он ударил меня ногой по ребрам, – пожаловалась она, и губы задрожали от обиды. – И вот тут-то я и вскрикнула, а потом, кажется, отключилась.
   Он стоял возле распахнутой машины «Скорой помощи», наблюдал, как ее укладывают на носилки, и не знал, что надо сейчас сказать или сделать, чтобы ему позволили поехать вместе с ней.
   – Дмитрий Николаевич, – позвала Ольга и начала шарить в кармане дубленки, которой ее накрыли сверху. – Возьмите мои ключи от квартиры, пожалуйста.
   Он послушно взял из ее рук ключи.
   – Там пакеты остались на лестнице. Внесите их в дом. Не трудно? – Она сонно повела глазами и зевнула. – Кажется, я засыпаю… В холодильник нужно все убрать, пропадет же.
   – Не переживайте, Оля, все сделаю. А потом приеду за вами, – пообещал он, узнав у медицинской сестры, в какую больницу ее повезут. – Вы только не переживайте!
   – Не буду…
   – Я его обязательно найду! Обязательно!
   – Верю! – У нее все же получилось улыбнуться, и она тут же закрыла глаза, спрятав подбородок в воротник дубленки.
   Двери захлопнулись, визгливо взвыла сирена, и через минуту «Скорая» укатила.
   – Слышь, Дим, а с этим-то что делать? – оперативник кивнул в сторону машины, где в зарешеченном окне маячила физиономия задержанного.
   – С этим?
   Ростов почесал в затылке.
   По всему выходило, что тот никак не мог напасть на Ольгу. Не получалось по времени, никак не получалось. Но и отпускать его вот так вот запросто тоже было нельзя. Слишком много непонятного для Ростова было в его поведении.
   То про любовь какую-то плел, то про то, что Ростов Ольгу не укараулил. Потом еще про какого-то афериста белокурого вкратце обмолвился. Вопросы к нему имелись у следствия. Еще какие вопросы! Вот пускай и отвечает на них с толком, чувством, расстановкой.
   – До выяснения, Олег, – скомандовал Ростов и, прежде чем пойти скорыми шагами к подъезду, поинтересовался: – На месте происшествия ничего не нашли?
   – Смеешься? – оперативник невесело ухмыльнулся. – Это тебе не квартира, это подъезд. Обошли, конечно, с первого по последний этажи, но все пусто. И в лифте смотрели, хотя он закрыт был, света же не было.
   – Понятно… Слушай, а пакеты с продуктами? Пакеты, которые принадлежат потерпевшей, они где?
   – Ну не знаю, там, наверное, остались. Нам что, колбасу с рыбой в отделение тащить?! Ничего не пропало, значит, в этом отношении состава преступления нет. Работаем конкретно по нападению. Она же тебе что-то щебетала про пакеты эти, – ухмыльнулся коллега.
   – Не щебетала, во-первых, а просила, – с хмурым видом поправил Ростов. – А во-вторых… Надо бы взять их на экспертизу.
   – С целью?! – вытаращился оперативник.
   – Тот, кто напал на потерпевшую, оттащил ее с прохода для начала, а потом пакеты ее в угол убрал, – пояснил Дмитрий.
   – Да?! А я думал, это она их туда поставила. Думаешь, пальчики могли остаться? – оживился оперативник.
   – Кто его знает, но попробовать смысл имеется. Может, нападавший не подумал об этом. И про перчаточки забыл.
   – Пошли, Ростов! Ты молодец! – заспешил оперативник снова к подъезду, на ходу цепляя за собой не успевших разойтись по домам понятых. – Это же в корне меняет дело. Кстати, а что у тебя с этой красоткой, а?..

   Глава 16

   Ее уложили в больницу! Надо же, а! Почти в канун Нового года заставили улечься на больничную койку, мотивируя тем, что у нее легкая форма сотрясения мозга.
   – Но ведь легкая же! – кипятилась она, пытаясь улизнуть домой.
   – Поэтому и продержим мы вас дня три, не больше, – улыбалась пожилая врач-травматолог. – К новогоднему столу как раз успеете.
   Да! Успеет, как же! Кто бы еще этот стол для нее собрал! А то даже продукты, закупленные к празднику, кажется, накрылись. Приходили навещать соседи, те самые, что вызвали по требованию Ростова милицию и врачей, и доверительным шепотом сообщили, что пакеты ее с продуктами тю-тю – конфисковали. Что на них, мол, могли отпечатки пальцев остаться того, кто напал.
   В это, конечно, верилось с трудом. И даже на Ростова чуть обиделась. Просила же присмотреть за покупками, а он, вместо того чтобы в холодильнике все разместить, в отделение милиции отволок. И ключи ей потом от квартиры вернул со смущенной улыбкой.
   Что касается отпечатков, то вряд ли злоумышленник их оставил. Слишком хитер, жесток и изворотлив, слишком!
   Это ведь он, предположительно, выключил свет во всем подъезде, вырубив нужный тумблер на щитке. Ростов рассказал, что когда приехали оперативники и «Скорая», то к подъезду и дежурные слесари в количестве трех человек из ЖЭКа подтянулись. Вызов, мол, был от жильцов. Они недоуменно разводили руками, пока один из них не додумался с фонариком в щиток залезть. Потыкал там, пощелкал, свет возьми и зажгись. Будто бы и там все эксперты-криминалисты проверили, только никаких отпечатков посторонних не нашли. Значит, и на пакетах не будет, а они все равно их забрали!
   – Оленька Николаевна, поднимите рукавчик.
   Миленькая девочка с симпатичными ямочками на щечках пришла ставить капельницу. Будто бы еще одну на завтра назначили, а послезавтра можно будет уже домой отправляться.
   Домой и хотелось и не хотелось. С одной стороны, в родных стенах и умереть не страшно. А с другой – умирать-то страшно! После покушения на нее, закончившегося так счастливо, Ольга теперь каждого шороха боялась. И даже то не успокаивало, что она сейчас в больнице, в окружении стольких людей. Пускай и в палате одна, но в коридоре постоянно кто-то дежурил.
   Она понимала, что во второй раз ей может не повезти. А что убийца повторит попытку, она почти не сомневалась. И Ростов непрозрачно намекал, и даже охрану хотел к ней приставить, но потом что-то с кем-то не согласовал. Но сам навещал исправно – по два раза на дню.
   – Мне даже неловко отнимать у вас столько времени, Дмитрий Николаевич, – призналась она ему. – У вас столько работы!
   Он тогда возьми и скажи, что она тоже часть его работы. И Оля тут же расстроилась, и апельсины его есть перестала, и излишне откровенничать тоже.
   Нет, она, конечно же, рассказала ему о всех своих изысканиях и метаниях по городу. И про посещение страховой компании, и про ювелирный магазин, и про то, как Надежда ей записку меж пальцев сунула, а потом такого нарассказала! И Оля даже сделала предположение, что нападавший на нее человек мог быть не кем иным, как председателем общества цветоводов-любителей. К чему Ростов отнесся весьма скептически.
   – Вы его арестовали? – спросила она его в третье его посещение.
   – Нет, – откликнулся он, задумчиво рассматривая повязку на ее голове. – Пока нет.
   – А почему?
   – Так нет его нигде, – Ростов пожал плечами. – Будто бы взял отпуск и уехал куда-то.
   – И когда успел?! – изумилась она. – Он в тот день был со мной, потом я высадила его на обочине, купила продукты, вернулась домой, и тут же на меня напали. Когда же он успел оформить отпуск и уехать?!
   – А на следующий день. Мы же не знали тогда, кого нам надо искать. Вы ведь не сразу мне все рассказали, а ближе к вечеру. Так что у него было время… Вы слишком долго занимались самодеятельностью, Ольга Николаевна, – поддел Ростов.
   – А вы слишком долго вообще ничем не занимались! – огрызнулась она в ответ и надула губы.
   – Упрек принял, – не обиделся он и руки поднял кверху. – Кто же знал, что все так закончится?
   – Ага! Непременно нужно было чему-то еще случиться, чтобы вы зашевелились! А что тот человек, которого вы схватили возле моего дома, Дмитрий Николаевич? Кто он? И почему он там оказался?
   И вот тогда-то Ростов и потянул из кармана белого халата, наброшенного на плечи, сложенный вчетверо лист бумаги. Встряхнул его, расправляя, и спросил:
   – Узнаете?
   – А откуда он?.. Ах, ну да, конечно!.. Так он что же?! – забормотала она, моментально узнав того человека, что подсел к ней в ресторане за обедом. – Думаете, он может быть причастен?
   – Да нет, ни при чем он. И отпечатки на ваших пакетах с продуктами не его.
   – Так имеются все же отпечатки, да? И чьи же?
   – Пока не установлено, – ответил Ростов уклончиво и отвел взгляд. – А господин этот повсюду ездил за вами и ходил. Неужели вы не замечали, что в затылок вам кто-то дышит?
   – Да нет. Не было у меня такого ощущения. После того как он в ресторане наплел мне что-то про какого-то киллера Ваню и велел разыскать его, назвав себя представителем одной из бандитских группировок, я больше его и не встречала ни разу. Не докучал он мне, одним словом. Нет, вот в тот день, когда на меня напали, он припер меня в супермаркете со спины и что-то говорил такое…
   – Что? – оживился сразу Ростов и даже за блокнотом полез, будто запомнить не мог.
   – Ну… Что я не ищу никого, хотя он и велел. А кого ищу, ищу не там. Так, белиберда какая-то!
   – Может быть, может быть… – загадочно обронил Ростов и, не сделав ни единой пометки в своем блокноте, убрал его обратно в карман. – А вы хотя бы знаете, кто это такой и почему он подсел к вам в ресторане?
   – Да откуда же мне знать-то, Дмитрий Николаевич? – воскликнула Ольга, глянув на него со снисходительным изумлением.
   – А ведь вы снова мне о нем ничего не рассказали. Тогда послушайте, что я вам расскажу…
   Рассказ не занял много времени, но оказался весьма занимательным.
   Коротких Иван Андреевич – он же Коротыш, он же Вано, он же Короткий, – почти всю свою сознательную жизнь провел за решеткой. И в самый первый раз, между прочим, сел по нелепому случаю. Выкрал из родительского дома свою девушку, которой родители не разрешали с ним встречаться, увез ее на дачу к приятелю и отдыхал там с ней три дня. А когда вернулись, девушка, испугавшись гнева отца, оговорила Коротких Ивана, сказала, что он держал ее там насильно. И все отсюда вытекающее тоже было ею озвучено сначала для папы с мамой, а потом и в суде.
   – Срок получил приличный, – рассказывал Ростов. – Но это его ничему не научило. Из-за женщин страдал еще не раз. Романтик хренов…
   С Толиком, который в их городе работал таксистом и попутно потихоньку начал этот бизнес подминать под себя, их связывало общее уголовное прошлое. И какая-никакая, а дружба. И тот звал Коротких после освобождения приехать к нему, последний свой срок Иван получил как раз в этом городе. Мол, чтобы помогать ему порядок среди таксистов наводить, а то много лихачей стихийных развелось, за всеми не углядишь.
   Коротких так и сделал. После освобождения сразу приехал. Назначили встречу с Толяном на площади, где таксисты обычно собираются. Коротких подъехал, они поздоровались, начали разговаривать, вспоминать. Анатолий ему еще денег дал на первое время, снабдил ключами от квартиры, где тот может остановиться, отписал старенький «Москвич», что стоял там же на площади с таксистскими шашечками на крыше, телефон еще свой отдал, чтобы приятель постоянно с ним на связи был.
   – А сам, что же, без телефона остался? – заворочалась в койке Ольга, начиная понемногу прозревать.
   – А у него их еще два всегда при себе было, – Ростов глянул на нее с укоризной и тут же продолжил рассказ.
   Так вот, не успел Коротких подхватить свои пожитки и сделать в сторону пару шагов, как его друга убивают. Поднялась паника, кто-то начал кричать, кто-то звать на помощь, милиция с другого конца площади уже бежала, наряд там постоянно дежурил.
   – И он поспешил удрать? – догадалась Ольга, с интересом слушая историю про Ивана, сразившего ее наповал своей опасной внушительностью в ресторане.
   – Конечно! Человек пару дней как из тюрьмы вышел, и тут снова в эпицентре событий!
   Разумеется, Коротких удрал с места происшествия, сев в машину. Он напугался сразу всего: и встречи с милицией, которая всегда для него заканчивалась новым сроком. И того, что товарища убили на его глазах. И запоздалым испугом добивала мысль, что мог ведь киллер и промазать или заодно и его вместе с Толяном уложить.
   Всю ночь он просидел в «Москвиче» возле того дома, где ему Анатолий порекомендовал остановиться. Все ждал, что милиция или убийцы и туда придут. Никто не пришел, и тогда он решился зайти в квартиру и выспаться. Там для него друг и одежды на все случаи жизни наготовил.
   – Так вот, не успел он задремать, как на телефон Анатолия начала названивать какая-то дама, – Ростов покачал головой с тяжелым вздохом. – Я почему-то всегда думал, что такие красивые женщины, как вы, Ольга Николаевна, не способны к себе с такой силой притягивать неприятности. Что они застрахованы от всякого рода ошибок. Оказывается, ошибался! Это ведь вы вызвать такси пытались? Номер на телефоне высветился ваш.
   – Пыталась, – вспомнила Ольга, опуская глаза.
   Расскажи она сейчас, почему именно пыталась в тот день вызвать Анатолия, Ростов бы обругал ее точно. Любопытство ведь! Стоило услышать бабий треп на остановке, как помчалась домой, нашла его визитку и принялась звонить.
   – Такси пытались вызвать, а сами не поехали, так? Он не соврал мне?
   – Нет. За мной пришла другая машина, я забыла дать отбой и уехала.
   – Зато он не забыл, куда должен был вас везти, и поехал туда, и увидел, как Светлана забирает от кафе «Эльбрус» вашу машину. А город он прекрасно знал еще по прошлым своим визитам.
   – Надо же, не поленился!
   – А куда ему было торопиться? Не на работу же бежал устраиваться! Он работать не привык…
   И вот с того самого дня он уже не выпускал из виду Ольгу Николаевну Лаврентьеву, следуя за ней по пятам. А если та пребывала дома, то не упускал случая понаблюдать и за ее подругой, что перегоняла машину от «Эльбруса».
   – Но он ведь мог тогда видеть, кто напал на Свету! – заволновалась Ольга.
   – Мог, но не видел, – остановил ее Ростов. – Но догадывается, между прочим, кто это мог сделать, и сотрудничает сейчас со следствием активно.
   – Вы его отпустили?
   – Пока нет. Пока идет следствие, имею право держать его под рукой.
   – А зачем он ко мне в ресторане-то пристал, Дмитрий Николаевич?
   – Зачем? А вы не догадываетесь, Ольга Николаевна? – недоверчиво хмыкнул Ростов.
   – Нет.
   – Что, прямо совсем не догадываетесь? Сначала звоните ему, напоминаете о разговоре с Анатолием, о каких-то криминальных авторитетах весь вечер вспоминаете…
   – Ах, ну да, было дело. Но я же, когда звонила, думала, что с самим Анатолием говорю!
   – Но Коротких этого было недостаточно. Он в этом углядел совершенно другой смысл. Он подумал, что его прощупывают убийцы его друга, потом начал подозревать милицию, потом вовсе запутался и, когда обнаружил вас, одиноко обедающую в темном зале ресторана, подсел к вам и наплел с три короба.
   – Знали бы вы, что он мне говорил! – вспомнила она, поежившись. – Такого ужаса напустил!
   – Знаю. Он мне все рассказал. И целью его было – запугать вас, а потом понаблюдать, что вы станете делать.
   – А я ничего не делала! Я просто напугалась, а что делать, не знала!
   – Он понял это и немного успокоился, поверив, что никто не идет за ним по следу. Он начал приглядывать за вами, но обнаруживать себя не собирался.
   – Но ведь обнаружил в супермаркете.
   – Потому что внимательно наблюдал за всеми вами поочередно и понял, что что-то не то происходит. Что-то затевается дурное. Я-то, грешным делом, думал, что с его стороны вам опасность угрожает, потому и поспешил на встречу с вами. Оказывается, он тоже роль вашего охранника на себя взял.
   – А зачем ему все это, Дмитрий Николаевич? Зачем?!
   – Скажу, – не поверите! – ухмыльнулся Ростов, а глаза его вдруг сделались колючими-колючими. – Влюбился он в вас, Ольга Николаевна. Такой романтической души наш вор-рецидивист. Влюбленность, помноженная на скуку от безделья, сделали свое дело и… и он, очень возможно, поможет нам продвинуться в наших поисках.
   – Так вы все-таки его отпустите?
   – Конечно! Мне ему предъявить нечего, кроме одного.
   – Чего же?
   – Того, что следил, следил за вами, да не уследил. Ну, тут я и себя могу в этом упрекнуть, так что…
   Вот как только заходила речь о чем-нибудь еще, что никак не могло быть работой, так Ростов моментально сворачивал разговор. Не желал он с ней говорить ни о чем другом, только о преступлении и о том еще, как бы поскорее его раскрыть.
   А она-то, она размечталась! Думала спросить его о формуле семейного счастья, мог же он ее знать или вывести для себя? Мог! Да вот только вряд ли он с ней говорить об этом станет.
   Вот как только за ним закрывалась дверь, так она сразу начинала скучать и бояться. Рядом с ним – все в порядке. Даже если он сухим казенным голосом с ней разговаривал, она чувствовала себя в безопасности и спокойствии. А как только Ростов уходил, так все – хоть плачь!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация