А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мода на чужих мужей" (страница 18)

   – Он что, пьет, что ли?! – изумился Стас. Как все-таки много он пропустить успел, Ольга вот наверняка об этом знала. И он вдруг спросил: – И Ольга знала, что он пьет?
   – Нет, – Галина покачала головой, грустно усмехнувшись. – Ольга не знала, что он пьет, потому что он не пьет, Стас. Ну не то чтобы вовсе, но как нормальные люди, может выпить, но без запоев и все такое…
   – Как все нормальные люди он не пьет, а как ненормальные – жену бьет, так, что ли?! – снова начал закипать Стас. – Знаешь, Галь, может, это и грубым тебе покажется, но я ему одно место вырву и на дерево повешу перед окном, как напоминание!
   – Не надо!!!
   Она так сильно перепугалась, что с места привстала и руки на груди, будто на молебне, сложила.
   – Ни в коем случае, Стас, я тебя прошу!!! Не смей!!!
   – Ты его так боишься?! – ахнул он.
   – Я… Я не его боюсь… – она вдруг закусила трясущуюся верхнюю губу и всхлипнула. – Я боюсь его потерять!
   – А что, есть опасения?
   Спросил, идиот, и тут же пожалел.
   А у его Ольги, что же, основания были для такого вот страха? Она вообще жила в неведении, пока они со Светкой ей сюрприз не преподнесли. Она не боялась, что он ее бросит, и не ждала этого никогда, а он взял и бросил.
   А если уж Галка боится, значит…
   – А какие нужны основания, Стас, чтобы этого бояться? – уколола она его, ухмыльнувшись догадливо, явно намекая на его блуд, закончившийся браком. – Нужно застать мужа дома в собственной постели с любовницей? Или сообщения его любовные перехватывать? Или телефонные разговоры подслушивать? Если ты об этом, то этого нет.
   – А что тогда есть? Что ты себя накручиваешь, Галь? – уже не совсем уверенно начал утешать ее Супрунюк, чувствуя себя сейчас виноватым за всех мужчин, вместе взятых.
   – Я не накручиваю. Я просто вижу, – крупные слезы выкатились из ее глаз и медленно поползли по лицу, оставляя глубокие борозды в толстом слое грима. – Он холоден, он постоянно задумчив, он не смотрит на меня. Он просто меня не видит, понимаешь?!
   Он понимал как никто другой, черт возьми! Еще бы ему было не понять! Он вот такой же сволочью иногда бывал с Ольгой, и тогда она иногда дулась на него за невнимание, хотя и не понимала, чем оно вызвано.
   – Все усталостью от меня отмахивается, – продолжала рассказывать Галина. – Проблемами в бизнесе. Капризными клиентами, что под сомнение берут каждую бирку на одежде…
   Нет, Галина, хотелось ему закричать, не в усталости дело, не в ней, проклятой! И клиенты тут ни при чем. Пережил бы муженек и капризы, и неплатежеспособность, и гневные отзывы в книге жалоб и предложений. И, что вероятнее всего, поделился бы сразу проблемами с женой, под милый семейный ужин, чтобы найти совместное единственно верное решение.
   А раз молчит задумчиво, смотрит мимо и не замечает, то дело дрянь. Это просто никуда не годится, раз его даже чувство вины не гложет. Его вот лично не всегда, но иногда глодало, да как! И он старался изо всех сил делать вид, что ничего не происходит, вел себя как обычно. И если впадал в задумчивость, которая Ольгу возмущала, то потом долго и с надрывом извинялся.
   У Галки, видимо, все гораздо хуже, если дело до драки дошло.
   – Я же не дура, я понимаю, Стас, – продолжала она говорить, глядя перед собой. – Сначала уровень жизни его вдруг начал возмущать. Все куда-то вверх стремился изо всех сил. Начал посещать дорогие рестораны, вместо того чтобы обедать дома. Кому готовлю-то, Стас?!
   Нет, у него этого точно не было. Он с Ольгой чаще, чем со Светкой, по ресторанам таскался, открывая все новые и новые места.
   – Потом ко мне начал придираться. То на шейпинг запишет, то в бассейн зашлет. Вроде бы поначалу деликатно так, без нажима, а в последнее время все чаще и настойчивее. Говорю, устала, не до прыжков мне, не до тренажеров, а он из дома вечерами буквально гонит. – Галина склонила голову к плечу и внимательно оглядела себя, насколько ей позволял угол зрения. – Кого из меня сделать пытается, а? Дюймовочку, что ли?! Так я всегда такой была, Стас, всегда, даже в юности! Всегда толстушкой. Разве он этого не видел?!
   Видел, конечно, видел. И любил именно такой, какой была, но…
   Но прошло, наверное, все! Вытеснилось привычкой, угасло в ежедневных рутинных буднях. Надоело ему день за днем засыпать и просыпаться именно с этой женщиной. Знать про нее все надоело – скучно, а узнавать заново лень.
   Нет, у него так не было. Ольга не надоедала ему, она просто… отошла на второй план. Или Светлана ее очень удачно отправила на скамейку запасных, заняв лидирующее место.
   – Я уж затаилась, Стас, и молчу. Думала, перебесится, – Галина всхлипнула. – Тут уж не до гордости, понимаешь! Тут лишь бы семью сохранить. Реже старалась на глаза попадаться. Переодеваться даже при нем не стала, а он…
   – А что он? – поторопил Стас, нетерпеливо поглядывая на бумаги в файле.
   Дел невпроворот, а тут у Галки неприятности так некстати случились. И помочь ей ничем нельзя, потому что невозможно заставить мужа полюбить ее заново. И выставить ее из кабинета тоже не мог, слишком раздавленной она ему казалась. Попросить помочь? А что! Не доверять ей у него оснований не было. Она изначально Ольгину сторону держала. И вообще она молодец, она справится. Вдвоем-то они быстро всю эту бумажную кучу отсортируют. Да и многие телефоны Галка могла просто знать на память, чтобы ему не метаться в поисках по телефонному справочнику. Засядут за совместную работу, глядишь, и отвлечется от бед своих семейных.
   – А он все равно ко мне придирается!
   – Ладно, Галь, ты прекращай плакать, – Стас ткнул пальцем в бумаги. – Тут нам с тобой кропотливой работы на целый день. Нужно просмотреть все, проанализировать и составить список особенно настойчивых абонентов.
   – А это что? – В ее глазах впервые появилась заинтересованность, не очень осознанная, но все же.
   – Это? – Он взялся обеими руками за целлофановую папку. – Это распечатки всех звонков!
   – Каких звонков? – Она не поняла, конечно.
   – Звонков на мобильный и с мобильного моей жены. И на наш домашний и с домашнего телефона. И еще… Здесь распечатки с мобильного Ольги.
   Стас настороженно покосился на свою секретаршу. Не сочтет ли она его просьбу очередным выпадом против своей подруги? Захочет ли помочь?
   Но, кажется, Галина отнеслась к этому вполне спокойно. Смотрела на него внимательно, без обиды. Даже, напротив, оживилась как-то и от слез своих отвлеклась.
   – Ну что? Приступим?
   Стас потянул бумаги из файла, тут же разложив их на три стопки по номерам лицевых счетов. В глазах моментально зарябило от дат и цифр, которые следовало отсортировать по времени, совпадениям и значимости. Он и не ожидал, что всего этого будет так много. Надо же, как много люди говорят по телефону! И времени-то – месяц один, а звонков, звонков…
   – Да-а-а, дела! – Он с тоской полистал три стопки, подпер щеку кулаком и опечалился. – Я думал, все намного проще окажется. Тут черта с два разберешься! МТС Саратова, Смарт какой-то! Что вообще это такое?! Мобильные телесистемы Московской области! Что за хрень вообще, Галь?
   – Не печалься, начальник. – Галина улыбнулась, болезненно прищуривая подбитый глаз и снова осторожно касаясь кончиками пальцев синяка. – Занимайся своими делами, а с этим добром я как-нибудь справлюсь.
   – Как-то неловко на тебя все это сваливать, – запротестовал он и головой замотал. – Да и…
   – Секрет это, секрет, я поняла. И приблизительно догадываюсь, чего тебе стоило достать все это, – Галина потянулась за бумагами. – Давай, Стас, давай все это мне, это вообще не по твоей части, а по моей. В бухгалтерии не раз анализом звонков с корпоративных телефонов занималась, авось справлюсь. А если что тайное откроется, то… Да вообще, могу и при тебе этим делом заниматься. Сяду вон за тот стол у окна, ты меня и не заметишь.
   – Ага! А приемная? Там сейчас телефоны раскалятся докрасна. И все их на меня не переведешь, два только. А остальные?
   Он уже почти сдался, сопротивляясь скорее из вредности, и скорее самому себе оказывал сопротивление, а не Галке. Да и совесть покалывала. Вот он снова малодушничает, то ли из лености, то ли по какой иной причине. Был полон решимости разобраться и тут же пасует перед цифровым нагромождением.
   Размяк, как только помощники нашлись, да? Вот как только кто-то решил взять все самое сложное на себя, так он сразу обрадовался и готов держаться чуть в стороне и сзади, тем более что помощнику нет оснований не доверять.
   В его отношениях с Ольгой ведь все так именно и случилось, да? Когда пришло время принимать решение, он его принять был не готов и с облегчением уступил это право Светлане. Понимал, чувствовал, что не туда, что не то, не так, а ничего сделать оказался не способен. Просто позволил кому-то сделать все за него, и все.
   Гад он все-таки, и еще какой гад! Гад и трус еще, наверное, хотя старается это понятие к себе, любимому, не применять.
   – Ладно, Галь, давай так, – проворчал он, недовольный своими выводами. – Ты садишься за тот самый стол у окна. Берешь распечатки с мобильного Светы и Ольги, а я роюсь в распечатках с домашнего. Если найдешь что-то странное или совпадения какие-то, сразу сигнализируй. Особое внимание обрати на тот день, когда все случилось. И особенно на вечер и начало ночи.
   – А что с телефонами в приемной?
   – А мы туда сейчас кого-нибудь посадим, пускай подежурят.
   Она охотно кивнула, вытянула у него из-под локтей две стопки, села с ними к столу у самого дальнего окна, вооружилась авторучкой и уже через пять минут с интересом перелистывала страницы.
   Стас отдал распоряжение насчет приемной и тоже занялся просмотром звонков на свой домашний телефон.
   Ничего интересного! Ничего! Либо он звонил Светке, либо она ему, когда они не вместе покидали фирму или поочередно устраивали себе неурочный выходной. Потом Ольгины звонки засветились. Это когда она пыталась достать их бородатыми анекдотами за полчаса до полуночи или чуть позже. Вот Светкин звонок Ольге, об этом он тоже знал. Она тогда еще Ольгину машину перегоняла от «Эльбруса». Потом номера телефона его матери и тещи. И все! Ничего более заслуживающего внимания! Никто, кого можно было бы заподозрить в нападении на Светлану, не звонил. И она не звонила. Ни до, ни после. И получается, что тот, с кем она грубо говорила по телефону, звонил ей на мобильный? Наверное, так.
   Ну что же, теперь нужно ждать результатов Галкиной работы. Вон она как увлечена! Губы беззвучно шевелятся, авторучка мелькает с листа на лист, разложенные по всему столу, какие-то пометки оставляет на полях и в блокноте. Найдет она, интересно, то, что удалось рассмотреть его любопытному приятелю, или нет?..
   – Галь, ты обедать будешь? – пристал Стас, устав наблюдать за ней. Сам он давно со всем справился и теперь нетерпеливо ждал отчета.
   – А? – Она подняла на него рассеянный взгляд. – Что?
   – Обедать будешь? Может, съездим куда-нибудь?
   – Нет, Стас, ты как хочешь, а я посижу. Тут, между прочим, много интересного!
   – Да? И что же? – Он моментально оживился.
   – Я потом тебе скажу, прежде надо все десять раз проверить. А то получится, как тогда, – и она покосилась на него с укоризной, явно намекая на его голословные обвинения в адрес Ольги. – Ты поезжай, если хочешь, а я тут посижу.
   – Так не пойдет. – Он выбрался из-за стола и походил по кабинету, потом остановился напротив нее. – Я буду есть, а ты голодать. Давай собирайся, в ресторан какой-нибудь нырнем, знаю неплохое место.
   – Хороша я с фингалом в ресторане буду, Стас! – напомнила ему Галка о своей неприятности и снова потрогала синяк. – Да и перед нашими особо светиться радости нет. Тут мне так хорошо. Ты ступай, ступай… Да, если тебя уж так совесть замучила, купи мне что-нибудь перекусить, а кофе я здесь приготовлю.
   В ресторан он один не поехал, свернув прямо с офисного крыльца к супермаркету. Взял белого хлеба, сыра, копченой колбасы, помидоров. Чуть подумал и положил в тележку банку консервированных персиков. Сам не зная почему. Он к ним был равнодушен, Ольга их очень любила. Пекла с ними пироги, таскала прямо из банки, когда с книжкой затихала в кухне, вино могла ими закусывать. И он никогда не забывал их покупать, никогда. Сейчас-то зачем взял? Старые привычки возвращаются, что ли?
   Стас вздохнул тяжело, возвращая банку с персиками обратно на прилавок. Возрождением старых привычек чувств не вернуть. Она никогда не простит его, никогда.
   – И правильно, между прочим, сделает, – изрекла Галка, нарезая хлеб и укрывая его поочередно сыром и колбасой.
   Он, вернувшись из магазина с пакетами, вдруг сел к столу, не раздеваясь, и признался Галке во всем. И в том, что измучился от Светкиного молчания. И от того еще, что начал ее подозревать в неискренности. И что сволочью себя вдруг увидел конченой из-за совершенного предательства. И закончил тем, что, помотав головой, обронил:
   – Оля никогда меня не простит, никогда!
   Вот тогда-то Галина его и добила.
   – Думаешь, у меня нет шансов? – Стас неловким движением потянул с плеч пальто. – Вообще никогда?
   – Ой, не знаю! – всплеснула она руками и совсем как его мать спросила: – А что будет со Светкой? Ты ее бросишь? Больную?! Это вдвойне подло, Станислав Викторович!
   – Знаю, – кивнул он. – А что мне делать?! Ждать, пока она выздоровеет, и тогда бросить?
   – Тоже будь здоров! – фыркнула Галина, впиваясь в бутерброд, и забубнила с набитым ртом. – Ты извини меня, Станислав Викторович, но все вы, мужики, сволочи и козлы! Все без исключения!!! Иногда это очень отчетливо бросается в глаза, иногда не очень. Но в этом опять нет вашей заслуги, ни-ни! – Она поводила у него перед носом пухлым пальчиком. – Это опять заслуга женщины! Она терпит, скрывает, приукрашивает достоинства своего спутника, а на самом-то деле…
   – Ты сейчас своего мужа имеешь в виду? – догадался Стас и тут же пожалел, что напомнил, Галка моментально нахмурилась. – Извини.
   – Да ладно. – Она махнула рукой и улыбнулась невесело. – Мой не исключение, Стас. Но живу вот с ним. Много лет живу. Он меня терпел, я его. Как-то притирались… А что касается твоей возродившейся любви к Ольге, то я в нее не верю, – вдруг незнакомым жестким голосом закончила она.
   – Почему?! – опешил Стас и смутился и тут же начал смахивать крошки с пиджака.
   – Тяжело тебе сейчас, вот ты и вспомнил о ней. Потому что ничего плохого между вами не было, все было тихо, мирно и гладко. Ты был счастлив с ней, безупречно счастлив, хотя и не понимал этого. А сейчас… Сейчас тебе плохо, вот и вспомнилось. К такой бы тебе сейчас пристани пристать, когда все пошло вкривь и вкось. Так ведь?
   Он промолчал, хотя был уязвлен до глубины души. Вон как видится его искренность! Вон как расценивается! Зря он, видимо, разоткровенничался с ней.
   – Не ругай меня, не ругай, Станислав Викторович, – ухмыльнулась Галина догадливо. – Потом еще и спасибо скажешь… Тебе комфорта сейчас душевного не хватает, к которому ты привык, только и всего. Сомнения опять же гложут насчет жены. Вот встань все сейчас на свои места, выздоровей Светлана, распутайся этот страшный клубок с преступлением, и ты ведь снова к ней потянешься, Стас. Начнешь мучиться сознанием собственной вины, что подозревал ее когда-то, что бросить больную хотел, и все это перевесит твои ностальгические воспоминания. Ты про Ольгу даже и не вспомнишь! Снова будешь со Светкой! Не просто же так, из блажи минутной, ты к ней ушел!
   – Это не так, – возразил он не очень уверенно, Галка его окончательно запутала. – Все много серьезнее и глубже, чем тобой видится. И преступление это не так просто раскрыть. Милиция которую неделю бьется.
   – Бились бы, давно раскрыли, – фыркнула она недоверчиво и заболтала чайной ложкой в кофейной чашечке. – Ладно, сам разберешься в своей канители. Об одном прошу… Не морочь Ольге голову раньше времени! Она, может, только успокаиваться начала. Только землю под ногами почувствовала, а тут ты ей сюрприз очередной преподнесешь! А потом? Что потом?! Не спеши!
   – Я и не собирался. – Он кивнул со вздохом в сторону стопки бумаг с многочисленными пометками на полях. – Есть что-нибудь интересное?
   – Есть, как не быть! – Галина с хитрецой улыбнулась. – Только вот интересное это или нет – тебе решать. Щас кофе допью и приступим…
   Специально она ему, что ли, нервы мотала?! Стас еле на месте усидел, дожидаясь, пока она еще пару бутербродов себе слепит и еще одну чашку кофе сварит. И поторопить бы, да не стал. Острой обидой Галкины слова пришлись.
   Неужели она права? Неужели он и в самом деле кажется таким непостоянным? Так видится или он такой и есть?! Что – встань сейчас Светка на ноги и развей все сомнения на свой счет – он снова воспылает к ней прежними чувствами? И все его мучительные воспоминания так воспоминаниями и останутся, что ли? А как же тогда Олина улыбка, глаза, их милые ленивые выходные, которые он с точностью до минуты помнил? Не позволял себе вспоминать до поры до времени, но ведь и не забывал никогда, с этим как быть? Это под какую статью объяснений подвести? Под минутную слабость или то, что он спасовал перед судьбоносными трудностями?
   – Вот! – не дала додумать что-то очень важное Галка, разложив перед ним сразу четыре листа по два с каждой стороны стола. – Это за два дня до трагедии, это за две последние недели.
   – И что? Говори, а то у меня просто в глазах рябит и от цифирей этих, и от твоих пометок, Галь! – взмолился Стас.
   – С настойчивым постоянством Светлане твоей звонил один и тот же абонент. – Кончик авторучки поочередно ткнулся в один и тот же телефонный номер. – Звонил почти каждый час. И в последние две недели ее достает, вот смотри: тут вот, потом снова он, и вот опять…
   – Слушай, а ты молодец, – похвалил ее Стас. – А Ольге? Ольге он звонил? Или она ему? А исходящие Светланы на этот номер имеются?
   – Нет, Ольге не звонил. И исходящих на этот номер у твоей жены не наблюдается.
   Странно… Стас задумался. О каких же тогда повторяющихся звонках утверждал Николай? Галка не нашла ничего. Странно…
   – И чей это номер? – Он поднял на нее вопросительный взгляд. – Неизвестно?
   – Почему же? – Она подбоченилась и с самодовольной улыбкой доложила. – Я ведь позвонила этому абоненту, наплела с три короба и вынудила его представиться.
   – И?!
   – Это руководитель кружка, или что там у них, общество, цветоводов, да? Представился Иваном Ивановичем, фамилию не назвал, разозлившись на меня за назойливость. Так я не успокоилась, позвонила напрямую в это самое общество.
   – И что?! – Стас вдруг начал волноваться, почувствовав, что разгадка, возможно, совсем рядом.
   – Нарвалась на какую-то даму, попросила пригласить Ивана Ивановича. Она мне ответила, что он временно отсутствует, порекомендовала позвонить ему на мобильный. Я и того… Взяла и зачитала ей этот вот самый номер. Говорю, правильный он у меня, не поменял ли Иван Иванович его? Ответила, что правильно. Вот и все, собственно, Станислав Викторович.
   – Что все? – Он тупо смотрел на исписанные вдоль и поперек листы бумаги.
   – Твоей жене все время названивал руководитель общества цветоводов! – подвела черту Галка. – И до трагедии и после! Только его телефон повторяется много раз, и ничей более.
   – И той ночью ей он звонил? – Стас взял в руки распечатки и начал медленно перелистывать. – Галь, а тут нет распечаток за тот день.
   – Да? Я не знаю, я просматривала все подряд. – Она подергала плечами, села напротив и уставилась на него с пытливостью психоаналитика. – А что это меняет, Стас? Что? Разве тебе мало того, что он звонил ей и говорил с ней по пять, десять, двадцать минут по три-четыре раза за день?! Ты посмотри, посмотри повнимательнее на время. Разве так уж обязательно обсуждать цветочные горшки по мобильному, если у них встречи регулярные в этом самом обществе?
   – Откуда знаешь? – огрызнулся он, не в силах понять, что он именно сейчас ощущает: ревность, злость, неприязнь или брезгливость.
   – Так дама меня и в этом вопросе просветить успела. Ты забыл, чья я секретарша? Я ведь, если нужно, узнаю все!
   – Что да, то да… – кивнул он и тут же встряхнул бумажным ворохом, зажатым в руке. – Считаешь, что это он Светкин любовник и он ее того… порезал?
   – Ничего я не могу считать! – возмутилась Галка и даже к двери попятилась с перепугу. – Это пускай милиция считает! Это их работа! Меня другое волнует! – и она озадаченно закусила губу.
   – Что?
   – Этот самый тип сейчас вовсю обхаживает Ольгу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация