А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мода на чужих мужей" (страница 13)

   – Почему?! – У него даже губы от обиды задрожали, так расстроился.
   – Да потому!.. Потому что я уже знаю, кто на нее покушался, понятно?
   – Нет, – покачал он головой. – Непонятно. Как тебе удалось узнать? Этого человека арестовали?
   – Ага! Как же! – фыркнула она, мешая бумажные клочки пальцами ног на полу. – Найдешь его! Его сто лет станешь искать, не найдешь!
   – Кто же это такой неуловимый? Погоди… Если ты знаешь, то надо идти в милицию и…
   – И подписать тем самым себе смертный приговор, – закончила она с печалью, хотя понимала, что приговор ей уже подписан.
   – Та-а-ак!
   Иван вдруг встал, сунув руки в карманы джинсов, и заходил, заходил по комнате. И совсем при этом не выглядел изнеженным и женоподобным. Его сосредоточенность была до жути мужской и обнадеживающей.
   – Расскажи мне все, Оля, – попросил он минуту спустя. – Не факт, что это что-то изменит, но одна голова хорошо, а…
   – Вместе с туловищем лучше, – невесело пошутила она и предупредила: – Ты понимаешь, что можешь ввязаться в неприятную историю, Иван?
   – Понимаю.
   – И готов разделить со мной чудовищные неприятности? – недоверчиво прищурила она левый глаз. – Это может повлечь за собой… Господи! Я прямо как та дура из сериала. А что делать?!
   – Я готов!
   – Ваня, ну что ты заладил!!! Тебе голову могут оторвать, ты это понимаешь?!
   – Ага, понимаю. – Теперь он присел на корточки перед креслом, в котором она сидела, съежившись, и смотрел на нее самыми преданными глазами на свете. – Я готов!
   – Почему?! – поразилась она такой решимости. – С какой стати тебе рисковать жизнью из-за человека, которого видишь первый раз в жизни?
   – Второй, – поправил он с улыбкой. – Второй раз вижу. И рисковать я собираюсь не просто из-за человека, а из-за женщины. Самой прекрасной женщины!
   – Фу, как банально, – сморщилась она будто бы недовольно, а на самом деле растерялась.
   Врет, нет? Тихонов вон тоже собирался помогать, а потом вдруг у него дела неотложные появились за границей. Он туда быстренько, не сообщив ей, смотался, и возвращаться, кажется, не собирается. Оно и понятно, кому охота свою репутацию подставлять под удар даже из-за самой прекрасной женщины на земле, даже если она твоя секретарша, и даже в пику своему конкуренту по бизнесу и, по слухам, заклятому врагу.
   Кому надо-то?!
   – Мне это очень нужно, – проговорил Иван, как будто догадался, о чем она сейчас думает.
   – Самоутвердиться хочешь? – догадалась она. – Таким вот опасным способом?!
   – Не самоутвердиться, нет. – Он скроил брезгливую гримасу, снова сделавшись похожим на пожилого предводителя цветоводов. – Мне нужно ваше… твое уважение, Оля.
   – Ну, зауважаю я тебя, дальше-то что?
   – А дальше, может, полюбишь, – еле выговорил он, громко сглотнув при этом три раза. И зачастил, зачастил, путаясь в словах – Не время, понимаю, сейчас говорить об этом. И банально, как ты утверждаешь, но… Но вечные ценности никто ведь не отменял. И не отменит никогда! Как бы ни пытались все опошлить и перекроить, списать на смутное бестолковое время свою грязную беспорядочность и беспринципность, чувства остаются неизменными, Оля! Любовь, ненависть, неприязнь, восторг, обожание… Все это незыблемо! И никакая жажда власти и денег не способна все это уничтожить. Пафосно, да? По-другому не получилось, извини уж.
   – Если я правильно поняла, то ты хочешь, чтобы я в тебя влюбилась? – распахнула она глаза пошире, чтобы еще раз внимательнее рассмотреть чудака.
   – Да, – кивнул он, не отводя взгляда.
   – Но зачем?
   – Я… никогда не любил, Оля. Никогда и никого, кроме матери и бабушки. Были отношения, но поверхностные какие-то, жидкие. Без затей, одним словом. Они ничего не стоили, за них не стоило бороться, в них не хотелось вязнуть. Ради них не хотелось рисковать.
   – А ради меня хочется, что ли?
   Она не на шутку разволновалась, честно. Растревожил, разбередил ее этот парень из общества цветоводов-любителей. То ли таким вот способом, применив свой высокопарный слог, пытался ее соблазнить, то ли еще чего ему от нее надо. А чего с нее взять-то?
   – Ради тебя готов, – кивнул он, сделавшись снова серьезным и сосредоточенно-суровым. – Ради тебя готов порвать любого!
   – Слушай, Вань, а может, ты того, в постель меня пытаешься уложить, а?
   Верить ему совершенно не хотелось, надеяться на него – тем более. Она ведь так и собиралась помереть в разочарованных, брошенных всеми на произвол судьбы одиночках. Чего он тут начинает комедию ломать? Ну, поверит она ему сейчас, возрадуется, дальше-то что?! Придут большие мальчики, приставят пистолет к виску и…
   – В постель, Оля, мы еще успеем, – вклинился его голос в ее отвратительные мысли о собственной скорой кончине. – Я не хочу торопить тебя. И сам не хочу торопиться.
   – Чего это?
   Ну, спросила! Нет, с любопытством пора завязывать. Оно раз до добра не довело и остаток жизни вряд ли скрасит. Спросила ведь так, будто уже раздеться была готова. Он вон, бедный, даже покраснел до ушей своих, великолепно выточенных.
   – Не хочу торопиться, потому что ты меня не любишь, Оль.
   Иван поднялся и отошел на всякий случай подальше, перепугался, может быть. Нет, чудной он все же, несовременный какой-то.
   – Ты все еще его любишь, – рассуждал он, стоя спиной к ней возле окна. – И может, не столько любишь, сколько живешь застарелой обидой, а тебе кажется, что любишь. Но это пройдет, поверь.
   – Ты-то откуда знаешь, если все в твоей жизни было поверхностным и жидким?! – взорвалась она, устав слушать рассуждения про ее любовь. – И вообще…
   – И вообще, это не мое дело? – Он подергал плечами. – Пока да, не мое. Но очень надеюсь, что станет со временем. Так ты хотела мне что-то рассказать про неприятности. Начнем?
   Неприятностями Ольга с ним делилась оставшихся полдня. Рассказывала, повторяла одно и то же без конца, диктовала даже, когда он взялся все конспектировать – умереть не встать. И все с таким видом записывал, будто к экзамену готовился. Потом ушел в себя, замолчал на целый час, а потом…
   – Это развод, Оля.
   – В каком смысле?!
   Она ушам своим не поверила: додумался, стало быть.
   – Тебя просто развели как девочку, – и он как-то так снисходительно хмыкнул, что она и впрямь себя дурочкой почувствовала. – Такие дела так не делаются, понимаешь?
   – Нет, не понимаю. Объясни мне, убогой.
   И потом он еще целый час говорил, едва не уболтав ее до смерти. По его рассуждениям выходило, что встреча в ресторане с незнакомцем была сущим фарсом, не более того.
   Никто не станет вести таких серьезных разговоров в публичных местах. Мало ли какая у нее могла быть реакция! А вдруг заголосила бы на весь зал: караул, убивают! Что тогда? Это первое.
   Вторым пунктом он брал под сомнение осведомленность незнакомца насчет ее телефонных переговоров с псевдо-Толиком. Не все так было просто, по утверждениям Ивана. На получение детализации телефонного счета необходимо было соответствующее разрешение, которое заполучить не так-то просто.
   Но этот пункт Ольга высмеяла.
   – Ваня! Ваня, остановись! – призвала она его к вниманию. – Все сейчас покупается, невзирая на твои представления о вечных ценностях! Все! И что нельзя получить просто так, то берется за деньги. А чего нельзя купить за деньги, можно купить…
   – За очень большие деньги, я понял, – кивнул он ей, перебивая. – Пускай так. Но все равно с тобой в ресторане никто разговаривать не стал бы. И светиться тому человеку не резон, и твоя реакция не прогнозируется.
   – А где же со мной надо было встречаться?
   – Вывезли бы тебя куда-нибудь за город с мешком на голове, – заговорил он вдруг зло и жестко. – Или домой вернулась бы из магазина, а тут гости у тебя по креслам-стульям сидят, пушками поигрывают. Нет, что-то здесь нечисто с этой встречей. А в милиции ты ничего об этом не говорила?
   – Издеваешься?!
   – Да, торопиться не надо, хотя… Хотя тебя могли видеть с этим человеком, и если он преступник, могут провести какие-то параллели.
   – Кто меня мог видеть? – побледнела она.
   – Да хотя бы официанты, они же обслуживали вас, не так ли? Или в гардеробной, например.
   – Но для этого надо было за мной следить!
   – А за тобой не следят?
   – Нет! – запальчиво воскликнула Оля, чуть подумала и пожала плечами. – Нет, я думаю.
   – Да? А как же тогда этот человек сумел тебя безошибочно вычислить в ресторанном зале?
   В логике цветоводу отказать было сложно, чем он особенно раздражал.
   – Так вот, если за тобой следил этот человек, где гарантия, что за тобой не следит милиция, Оля?
   – Тогда вообще этот человек мог быть милицией послан для того, чтобы поймать меня! – воскликнула она, совершенно запутавшись. – На каком-нибудь нечаянном откровении, к примеру!
   – Именно! – обрадовался он непонятно чему, но тут же объяснил: – Я к тому и веду, что встреча эта – фикция какая-то. Посуди сама, бандиты запросто так с тобой встречаются в ресторане, дают тебе конкретное задание, не оговаривая сроков, что уже подозрительно… Потом отпускают, что вообще невозможно.
   – Это еще почему?
   – Да потому, что если они подозревают тебя в связи с киллером, в любовной связи, раз ты его уговорила на убийство, то что получается? – И он тут же задумался, видимо, сам запутавшись.
   – Что?
   – Этот убийца питает к тебе какие-то чувства, стало быть… Стало быть… Им логичнее тебя спрятать где-нибудь.
   – Зачем?
   – Чтобы он пришел тебя спасать! Раз на убийство пошел ради тебя, значит, и спасать тебя кинется, раз он такой влюбчивый. А тебя вместо этого отпускают домой, не звонят больше, не беспокоят. Странно все это, Оля. Ну, что? Убедил я тебя?
   – Кажется, да, – кивнула она.
   – Ну вот, теперь ты хотя бы в этом отношении можешь быть спокойна. И, мне кажется… давно пора поужинать.
   Он благополучно справился с остатками ее котлет, запросив еще и салата. Пришлось делать, куда же было деваться от такого прожорливого гостя. Потом снова пили чай, снова говорили и решили назавтра проехаться по бывшим рабочим местам Светланы, раз никакой киллер на нее не покушался и покушаться не мог.
   – Пообщаемся с ее бывшими коллегами, может, даже в ресторан придется пригласить. Не беспокойся, расходы беру на себя, – по-джентльменски заявил Иван, прикладываясь к ее ручке в третий раз (первые два были за угощение). – Заеду к десяти утра, будь готова.
   Проводив его, Оля тут же включила телефон и принялась названивать Галке. Но та что-то была сегодня не в духе, сказалась занятой и долгий рассказ про неожиданного гостя слушать не захотела.
   – Извини, Оль, но тебе не кажется, что это вообще дело милиции? – промямлила Галка виновато. – Пускаешь к себе в дом незнакомцев, держишь их у себя целый день, телефон отключен… Что творишь, сама не знаешь! Кто он хоть такой? Что ты вообще о нем знаешь? Про Светку за многолетнюю дружбу ничего не выяснила, а тут хмырь какой-то в Робин Гуды навязывается, а ты уж и рада стараться.
   – Это ты к чему, Галь? – расстроилась Оля.
   – Это я к тому, чтобы ты не совала свой нос куда не следует. Светка очнулась давно, наверняка все вспомнила, просто говорить не хочет. А раз не хочет, значит, не скажет. И значит, на то у нее свои причины. И человека этого никогда не найдут.
   – Но меня-то подозревают, подписку опять же взяли.
   – Пустые формальности подписка твоя. И подозревать тебя никто не подозревает, давно бы уж на допросы затаскали, а ты когда там была в последний раз? А! То-то же… Сиди уж, следователь доморощенный, на месте и не дергайся. И завязывай, слышишь, со своими незнакомцами. Не доведут они тебя до добра, поверь…
   Поверить в справедливость Галкиных нравоучений пришлось уже минут через десять. Как вспомнила кое-что, так и встала столбом посреди кухни, куда зашла прибраться после ужина.
   Как же это она так, а?! Как не обратила внимания? Почему так слепо доверилась? Ведь его тоже, как и того киллера, зовут Иваном! И по утверждениям человека, который разделил с ней обед в ресторане, убийца Иван очень был охоч до женского пола. И этот цветовод ничуть не уступал в желании поиграть с ней в любовь. Так что делать-то?! Что?!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация