А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убийственное влечение" (страница 5)

   Малышева посмотрела на парня и поймала себя на мысли, что сама не хочет с ним расставаться.
   – Пойдем, я тебя кофе напою, – предложила девушка.
   – Я бы с удовольствием, но твои… Поздно уже… – по своему обыкновению смущенно протянул Борис.
   – Не волнуйся, я одна живу, – успокоила его Лена.
   На площадке перед лифтом молодые люди обнаружили компанию малолеток, двоих из которых Лена узнала сразу. Всего их было четверо. К паре недавно проученных девушкой присоединились парни постарше.
   Из угла, где обосновались подростки, выкатилась пивная бутылка, направленная чьей-то ногой в сторону Малышевой.
   – Привет, малышка, – услышала Лена голос юнца, грозившего местью в пятницу вечером. – Вот и пришлось еще раз свидеться.
   – Это и есть ваша Брюс Ли? – из угла отделился один из тех, кого Лена видела сегодня впервые. Когда парень вышел на свет, стало ясно, что он старший из всех. Невысокий рост и тщедушное телосложение ввели поначалу Малышеву в заблуждение. Парню явно было за двадцать. Колючий взгляд впился в глаза девушки. Некоторое время они смотрели друг на друга.
   Остальные молчали. Борис непонимающе перекидывал взгляд со шпаны на свою знакомую.
   – Лена, объясни мне, что им нужно? Это они тебе должны? Их ты разыскивала? – сыпал вопросами молодой человек.
   – Это она нам должна, – подал голос его товарищ, также выступая на свет.
   – Спокойно, – несколько театрально поднял обе руки старший из четверых.
   Он покосился на Бориса и процедил:
   – Ты, фраерок, можешь дергать. К тебе у нас предъяв никаких нет…
   Лене надоел весь этот балаган, и она перебила его:
   – Дергайте лучше вы, молодые люди. – Затем, развернувшись непосредственно к зачинщику событий, чеканя слова, спросила: – Ты помнишь, что я обещала тебе, если еще раз встречу?
   На секунду на его тупом лице промелькнул страх.
   – Вижу, что помнишь. Так вот, если ты соберешь свою кодлу и смоешься подобру-поздорову, я буду считать, что вас сегодня не видела.
   – А теперь слушай сюда, курва… – Блатарь не успел договорить. Он отлетел обратно к стене и захрипел, схватившись руками за горло. Никто еще не успел понять, что произошло, как второй парень согнулся пополам от мощного пинка ногой в живот. Еще один удар – и он упал лицом на бетон площадки. Все произошло настолько быстро и неожиданно, что Борис первые несколько секунд только растерянно моргал глазами.
   Первым пришел в себя тот, у кого Малышева в прошлый раз выбила нож.
   Юнец сунул руку в карман, но вытащить ее не успел. Прямой удар в зубы заставил его застонать и схватиться за разбитые губы.
   Подсечка, удар – и четвертый растянулся во весь рост на площадке.
   Заметив движение слева, Лена развернулась всем корпусом.
   Самодельная финка плясала в руке у пришедшего в себя подростка.
   Борис, словно очнувшись, бросился на него.
   – Назад!!! – заорала девушка, но было уже поздно.
   Она оцепенело смотрела, как ее спутник схватился руками за бок и его повело в сторону. А потом… Потом в Гюрзу вселился демон…
   Остановилась она только тогда, когда лицо старшего из ублюдков напоминало собой ужасную маску.
   Не в силах даже стонать, он только пускал кровавые пузыри. Сломанная рука неестественно торчала в сторону.
   Лена бросилась к Борису. Тот сидел, прижавшись спиной к стене, и тяжело дышал.
   – Подняться сможешь? – Распахнув куртку парня, она увидела, что свитер насквозь пропитан кровью на месте раны. Лена быстро отыскала сумку и достала платок.
   – Прижми к ране, – приказала она. Тот послушно взял платок. Малышева помогла засунуть его под свитер и прижала сверху ладонью Бориса.
   – Держи!
   Девушка вызвала лифт и, врезав напоследок ногой пытавшемуся подняться бандиту, помогла встать Борису.
   Ворвавшись в квартиру, Лена уложила раненого на кровать и раздела его. Рана, слава богу, была неопасная, но молодой человек потерял много крови.
   Бинта дома не было. Девушка разорвала чистую простыню и перевязала компьютерного гения. Потом метнулась к соседям и забарабанила в дверь.
   Вскоре она открылась. Удивленный мужчина в майке и трико застыл у порога.
   – Извините, пожалуйста! У меня раненый дома, он крови много потерял! Вызовите «Cкорую»! – попросила девушка.
   Мужчина не стал задавать лишних вопросов и деловито отправился в комнату. Вернулся он спустя несколько минут, уже в рубашке.
   – «Скорую» я вызвал, – сообщил Лене сосед. – Пойдемте посмотрим, что с вашим раненым. Я хоть и не хирург, но кое-что в медицине понимаю.
   Он осмотрел повязку, наложенную Еленой, немного поправил и решил, что до приезда «Cкорой» вполне сойдет.
   «Неотложка» приехала быстро. Хирург осмотрел рану. Бориса транспортировали в машину.
   – Как это случилось? – Врач строго посмотрел на Лену, словно заранее готовясь, что она будет врать.
   Перед прибытием «неотложки» она уже отвечала соседу на точно такой же вопрос. Лена просто повторила версию случившегося:
   – Зашли в подъезд. Там малолетки какие-то дрались. Мы хотели пройти мимо, от греха подальше…
   Врач автоматически кивнул головой.
   – …Один из них вдруг ударил Бориса. Вот, собственно, и все, – закончила девушка короткое повествование.
   – Милицию вызывали? – смягчившись, спросил доктор.
   – Не-ет, – несколько растерянно протянула Лена.
   – Вася. – Он многозначительно посмотрел на одного из сотрудников.
   – Телефон у вас? – оживился санитар, обращаясь к соседу Малышевой. – Можно от вас позвонить?
   Хозяин пожал плечами и проводил санитара в свою квартиру.
   – Как он там? – волнуясь за Бориса, спросила Лена.
   – Жить будет, – усмехнувшись, успокоил ее доктор «Cкорой».
   Они уехали. Вскоре в дверь настойчиво позвонили. Молодой человек представился как сотрудник районного отдела уголовного розыска, раскрыл удостоверение, подождал, пока Лена прочтет имя и фамилию, и спокойно убрал в карман. Его коллега просто пробормотал себе под нос звание, фамилию и должность, очевидно, считая, что одного удостоверения на двоих вполне хватит.
   Работники угро пробыли недолго. Они заставили девушку повторить ее рассказ о случившемся, записали приметы преступников и уехали.
   Сердце Лены немного екнуло, когда сотрудник милиции стал листать ее паспорт.
   – Малышева Елена Валентиновна? – глядя на девушку, спросил он будничным голосом.
   – Да, – подтвердила та.
   – Давно знаете пострадавшего?
   – Несколько дней. Я в фирму устроилась. В коридоре столкнулась с Борисом. Так и познакомились, – пояснила она. – Вчера он пригласил меня в кафе. Посидели. Борис вызвался меня проводить. И вот такое…
   – Угу… – отдавая паспорт, протянул следователь.
   – А из дерущихся раньше никого не видели? Ну, во дворе, скажем?
   – Нет вроде. Я ведь недавно здесь живу. Да и потом, некогда их было разглядывать.
   – Ну ладно. – Работники милиции поднялись.
   Лена проводила их до двери. Тот, что показывал удостоверение на имя Михаила Смирнова, велел девушке записать его рабочий телефон.
   – Если увидите кого-то из напавших на вашего приятеля, обязательно позвоните, – строго наказал работник милиции.
   Едва дверь за ними закрылась, Лена приложила ухо к фанерному листу.
   – Ну что, Андрюха, пойдем участкового будить?
   – Миш! Оставь все до завтра. Еще неизвестно, будет потерпевший заявление писать или нет. Если местные, Курганов их и так всех знает. А если чужие – то и будить не стоит.
   Лена услышала, как заработал лифт.
   – У меня после вчерашней ночи еще глюки стоят перед глазами. Спать хочу – как медведь бороться, – продолжал коллега Смирнова.
   – Ладно, – согласился тот. – Завтра тогда узнай, не было ли других ножевых. Может, тот молодчик еще кого пырнул.
   Сотрудники местного угро зашли в лифт и уехали.
   Лена немного перевела дух и пошла к себе.
* * *
   Подполковник Рыбников не находил себе места.
   «В кого таким вырос младший сын?» – Вопрос, не дававший давно покоя, сегодня опять терзал милицейскую душу.
   Вернулся домой весь грязный, с огромным фингалом под глазом. Злой как черт. Заперся у себя в комнате, врубил кассету с блатняком и не открывает на стук.
   Жена тоже не спала.
   – Не открывает?
   Семен Андреевич мотнул головой.
   – Поговорил бы ты с ним по-мужски, а? – страдальческим голосом протянула женщина.
   – Без толку с ним говорить, – взорвался подполковник, глядя злыми глазами на жену. – Раньше надо было, пока поперек лавки положить мог! А сейчас – хрен! Вырос уже, самостоятельный!!
   – Звонила мама Сережи, – робко заметила супруга. – У него рука сломана, избит до полусмерти.
   Подполковник внимательно посмотрел на жену:
   – Когда звонила?
   – Как наш пришел, минут через двадцать.
   – Сколько раз я говорил оболтусу, чтобы не путался с этим Сергеем. По тому тюрьма давно плачет! Сколько же я могу всю их шлеп-компанию из дерьма вытаскивать!!!
   Голос подполковника под конец сорвался на крик. Лицо перекосилось от злобы.
   – Сем, не волнуйся, ради бога, – забеспокоилась жена, – утром он тебе все расскажет. Ты же знаешь сына, – забормотала она, вставая с постели. Ласково обняла мужа за плечи, – Саша неспокойный у нас, это правда. Молодой просто еще, повзрослеет – поумнеет.
   – Пока он поумнеет, я в гроб лягу, – мрачно пробормотал подполковник, немного успокаиваясь.
* * *
   – Ну, чего расскажешь? – строго глядя на сына, спросил Рыбников.
   – А чего рассказывать-то, – угрюмо пробормотал отпрыск.
   В течение получаса милицейский чин выпытал у недостойного сына общую картину вчерашнего происшествия.
   По его словам получалось, что на него и его товарищей, мирно стоявших в подъезде, напали двое здоровых верзил и отколошматили до полусмерти.
   – Где это было? – прорычал родитель, разгораясь гневом мести. Да, его сын не ангел. Но так избить ребенка?!
   Шлепая разбитой губой, чадо назвало улицу. Дом точно не помнит. Что там делали? От дождя спрятались.
   – У вас денег, что ли, не было? Не могли машину поймать?!
   Чадо продолжало строить из себя пострадавшую невинность и только горестно вздыхало.
   – Сиди дома, – распорядился отец, – в школу я сам позвоню.
   Приехав в родную контору, он первым делом вызвал своего зама.
   Подполковник Рыбников Семен Андреевич уже два года как возглавлял уголовный розыск Соматинского района. Карьера его была стремительной. Еще пять лет назад он, простой капитан, всего лишь оперуполномоченный, не думал, что так быстро станет аж подполковником.
   Большим блатом похвастаться Семен Андреевич никогда не мог, поэтому на стремительное продвижение по службе сильно не рассчитывал. Мечтал, конечно, но…
   Помог случай.
   Однажды жизнь столкнула его с известным тогда в Тарасове человеком по фамилии Панков. Капитан помог вытащить одного из его людей из-под статьи. Пан не остался в долгу и по-царски отблагодарил опера. Так завязалось их знакомство. Вскоре Семен Андреевич сам не заметил, как оказался повязан с бандитами. Поначалу это его страшило, но затем, немного освоившись, он быстро нашел много плюсов в новой дружбе. Резко улучшилось материальное благосостояние, да и дела на работе пошли шустрее. Бандиты, не стесняясь, сливали ему ставших ненужными людей.
   Сейчас Пан окопался далеко за границей, но связи с родным городом не потерял. Семен Андреевич общался теперь с Сергеем Павловичем – правой рукой Панкова.
   Тогда только они вдвоем уцелели после налета на офис. Пан умотал за границу. Сергей Павлович тоже на время уехал. Затем неожиданно появился и занялся коммерческой деятельностью. Совершенно легальной. Ну, может, за исключением мелких махинаций с налогами. Никакого криминала.
   Но Семен Андреевич знал, что это – только ширма. Когда-нибудь Пан захочет отомстить, и тогда… О том, что будет тогда, Рыбников старался не думать.
   Его зам – майор Сатин Олег Вениаминович – зашел в кабинет и, улыбаясь, протянул руку начальству.
   – Олег, кто у нас участковый по адресу Малая Горная и Сердюкова?
   Майор почесал голову:
   – Старший лейтенант Курганов.
   – Озадачь его и кого-нибудь из наших, кто посвободнее. Представляешь, – подполковник развернулся всем телом к заму, – вчера мой Сашка с приятелями в подъезде от дождя спрятались, а их какая-то мразь до полусмерти отметелила. Представляешь?
   – Я все понял, Семен Андреевич. Как только что-то выясним, сразу доложу.
   – Ну, действуйте.
   Когда дверь за ним закрылась, подполковник зажал голову руками и уставился на календарь, висевший на противоположной стенке.
* * *
   Лена лежала в постели и смотрела в потолок. На работу она сегодня не пошла. Утром Малышева сбегала в супермаркет и позвонила Леониду. Кашляя в трубку, сообщила, что из-за вчерашней беготни под дождем у нее поднялась температура.
   Начальник отдела не преминул напомнить, что больничный в «Гермесе» не оплачивается, пожелал скорейшего выздоровления и повесил трубку.
   До времени, отведенного на посещение больных в хирургическом отделении третьей городской больницы, оставалось еще добрых четыре часа.
   Девушка спокойно размышляла о событиях последних нескольких дней. Главный вопрос, мучивший больше всего, был: кто и за что хотел ее убить.
   «Если это как-то связано с расспросами о Курдиковой, то искать ответ можно только в одном месте – у Красотки Люси, – пуская дым в потолок, отметила про себя Малышева. – А почему меня хотели убить? Ну, разыскиваю я Жанну, и что? Кто я для нее? Кукла из прошлого. Может, боится, что я опять захочу на нее в ментуру стукануть? Так я не знаю ничего! Сколько лет прошло! Нет, причина в другом».
   Лена раздавила окурок в пепельнице и спрыгнула с кровати. Накинула халат и отправилась на кухню.
   – Причина в чем-то другом, – убежденно повторила свою мысль уже вслух девушка, зажигая газ.
   Неожиданно на ум пришел разговор с бывшим ментом.
   «Возможно, меня приняли за ту, кто разыскивает Жанну из-за денег? Тогда логичней было бы сначала попытаться разговорить меня. А если это человек, посланный организацией?! – От неожиданной мысли Лена ощутила легкий озноб. – Нет, вряд ли, – вспомнив все события того вечера, успокоила она сама себя. – Уровень исполнения не тот».
   Лена отправилась в комнату и достала спрятанный пистолет. Быстро и умело разобрала его. Осмотрела магазин. Не хватало только двух патронов. Неизвестный успел выстрелить дважды.
   Осмотр убедил Малышеву, что с оружием обращались довольно небрежно. Во всяком случае, чистили его последний раз довольно давно.
   Лена привела пистолет в надлежащее состояние и завернула в тряпку. Выглянув в общий коридор, она убедилась, что там никого нет.
   От прежних хозяев квартиры осталась гора всякой рухляди, с претензией на порядок расположенной вдоль стены до самой двери. Обломки старого комода, ровесника Куликовской битвы, показались девушке вполне надежным укрытием.
   Засунув под него сверток, Лена следом отправила резиновый сапог, одиноко торчавший из-под тряпья.
   Затем Лена пошла в ванную мыть руки.
   К таким действиям ее подтолкнул вчерашний визит работников правоохранительных органов.
   «Черт! Малолеток этих только мне не хватало! – вспомнила она о своем вчерашнем приключении. – Какая уж тут конспирация!»
   Лена вспомнила с благодарностью человека, делавшего ей документы. Что говорить – выполнены они были на высшем уровне. Девушку заботило другое. Получалось, что она сразу раскрылась по всем статьям, попала в поле зрения уголовного розыска. Работники милиции побывали у нее дома, фамилия, пусть и ненастоящая, фигурирует в протоколе.
   «Надо смываться отсюда на время!» – тут же решила она, но продолжительный звонок в дверь возвестил о новых визитерах. Трель звучала нагло, приказывая немедленно отворять. После короткого перерыва кто-то вновь усердно надавил на кнопку.
   Лена глянула в глазок и увидела одного из вчерашних сотрудников угро.
   – Кто там? – стараясь говорить спокойно, спросила Малышева.
   – Старший лейтенант Смирнов из уголовного розыска, – пробубнил одним словом офицер милиции, сунув к глазку раскрытую красную книжечку. – Откройте, мне нужно с вами побеседовать.
   Лена открыла, впуская милиционера в коридор.
   Он, не разуваясь, прошел в комнату и устроился в кресле.
   – Расскажите мне еще раз о вчерашней драке.

   Утром следователь Смирнов доложил на планерке о вчерашнем происшествии своему начальнику майору Сатину. Тот, отпустив остальных работников, приказал старшему лейтенанту задержаться.
   – Я только что от шефа, – начал разговор Олег Вениаминович, как только они остались вдвоем. – Во сколько зафиксировано ножевое?
   – В десять, начале одиннадцатого вечера, – ответил тот, пытаясь угадать, куда клонит начальник.
   – Ты мужик свой, я знаю. Язык за зубами держать умеешь, – осторожно проговорил майор, пристально глядя на сотрудника. Тот в подтверждение кивнул головой.
   – Так вот, – продолжил майор, – вчера, примерно в это же время, примерно в этом же месте… зверски избили сына Семена Андреевича. Чуешь?
   Старлей молча кивнул головой, продолжая внимательно слушать.
   – Твоя задача – выяснить все в кратчайшие сроки и доложить лично мне. У потерпевшего в больнице был?
   – Нет, еще не успел.
   – Так давай дуй туда. И к свидетельнице наведайся. Пулей! И смотри – все правильно сделай! – Он вновь многозначительно посмотрел на подчиненного.
   С младшим сыном подполковника Смирнову уже приходилось сталкиваться. В прошлом году тот вместе с приятелями угнал машину, и потом пацаны разбили ее. Стараниями папаши историю замяли. Затем, опять в том же составе, избили до смерти бомжа. Просто так, ради забавы. Им и это сошло с рук, прибавив седых волос на подполковничьей голове. В общем, сволочонок отменный. То, что ему надавали по соплям, невольно радовало душу старлея. Связав два события воедино, он примерно представил себе картину происшествия.
   «Малолетки отирались в подъезде. Вошла пара. Они тут же к ним начали приставать. Парень, естественно, стал защищать девушку. Они его ударили ножом, – рассуждал по дороге в больницу следователь. – Но кто же тогда избил их? Может, этот самый Борис? На вид не скажешь – на Рембо совсем не похож. Девушка вообще не в счет. Кто же тогда? Может, действительно эти ублюдки устроили драку с кем-то еще, а парня зацепили случайно?»
   Борис долго не понимал, что от него хочет следователь.
   Молодой человек сам пребывал в полнейшей растерянности. Больше всего его озадачила спутница. Хрупкая девушка, мастерски расправившаяся с четырьмя хулиганами. Он запомнил, что она говорила врачу «Cкорой помощи». Это его тогда удивило – почему нельзя было сказать правду?
   Следователю Борис повторил ту же историю, что и Лена, твердо решив потом добиться у Малышевой полного объяснения. Но старший лейтенант не отставал. Судя по его вопросам, получалось, что молодой человек чуть ли не сам устроил драку.
   Напоследок старлей спросил, будет ли он писать заявление. Компьютерный гений отказался. Милиционер с видимым облегчением вздохнул и ушел.
   Теперь, расположившись в маленькой комнате Малышевой, он уставился на сидевшую перед ним на кровати девушку.
   «А без косметики и очков она просто милашка! – сделал неожиданное для себя открытие Смирнов. – Зачем только она себя уродует? Ну, да разве этих баб поймешь! Намазюкается, как индеец перед выходом на тропу войны, а потом еще говорит, что для тебя старалась!»
   – Давайте-ка детально расскажите мне, сколько человек дралось вчера, кто ударил вашего парня ножом?
   Лена пожала плечами.
   – Я мало что успела заметить. Произошло все очень быстро.
   – И все-таки?
   Следователь въедливо допрашивал Малышеву. Беседовали они полчаса, но Смирнов так и не сумел составить полную картину случившегося.
   – Вы были у Бориса в больнице?
   – Да, – подтвердил старший лейтенант.
   – Как он себя чувствует?
   – К счастью, рана оказалась неопасная. Ему наложили швы. Не думаю, что он там надолго задержится.
   Спустившись на первый этаж, Смирнов задержался на площадке. Он внимательно осмотрел пол и отметил забуревшие пятна на немытом бетоне. Еще несколько таких же обнаружил на стене.
   «Да! Дрались здесь жестоко!» – думал следователь, по очереди нажимая кнопки звонков первого этажа.
   – Кто там? – послышался робкий голос пожилой женщины.
   – Откройте, милиция! – доставая удостоверение, властно потребовал Смирнов.
   Опрос соседей мало что дал. Драку слышали практически все, но не видел никто. Следователю удалось установить точно только то, что когда люди возвращались с работы, то видели в подъезде четверых молодых людей. Вели они себя безобразно, пили пиво и матерились. Вроде кого-то поджидали.
   – Почему вы так решили? – спросил Смирнов.
   – Да один из них сказал другому: «Что будем делать, когда выловим… Нет, выцепим эту козу?» – глядя на старлея честными, немного испуганными глазами, рассказывала пожилая женщина. – А второй ему ответил: «Заставим нас всех обслужить, а затем на пику посадим!»
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация