А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убийственное влечение" (страница 13)

   Некоторое время они ехали молча. Затем Рыбников вновь скосил взгляд на своего спутника и спросил:
   – Не жалко?
   – Что не жалко? – резко очнулся тот от своих мыслей. – Кому не жалко?
   – Не кому, а кого! Пана тебе не жалко? Все-таки сколько лет вместе.
   – Не говори ерунды! – зло огрызнулся Бармен и вновь уставился вперед.
   Машина подкатила к дому и, вырулив через арку во двор, остановилась среди общей массы авто, принадлежащих жителям девятиэтажки.
   – Ну и где эта красавица? – спросил подполковник, открывая дверцу.
   – Она мне только адрес сказала и номер квартиры, – угрюмо пробормотал Сергей.
   – Не нравится мне это! – в тон ему ответил Рыбников, доставая «ПМ». Тревожно вглядываясь в предутреннюю мглу, он процедил: – Пошли!
   – Может, я в машине подожду? – робко спросил Сергей.
   – Дурак! – зло рявкнул на него подполковник милиции. – А дверь мне, что ли, открывать будут?
   Они нашли нужный подъезд, еще совсем недавно покинутый Малышевой и Борисом. Звонок второй раз за раннее утро вдавили до отказа.
   – Если не откроют, будем ломать дверь! – прошептал Семен Андреевич, прижимаясь в стенку в том месте, где еще недавно стояла точно так же Малышева.
   Снова пронзительная трель разрезала подъездную тишину. Открывать дверь никто не собирался. Сергей потянул ручку на себя. Потом, сообразив, что дверь открывается в другую сторону, толкнул вперед. Та с легким скрипом открылась.
   Держа оружие наготове, оба вошли в квартиру. Подполковник шел первым. Неожиданно он затаился и сделал нервный знак рукой своему спутнику. Замри, мол!
   Тот покорно застыл, тоже напряженно вслушиваясь. Где-то тикали часы. И еще… Из комнаты раздавалось хриплое дыхание.
   Осторожно открыв дверь, Рыбников нащупал выключатель и зажег свет.
   На кровати лежал Пан. Сразу было видно, что дела его плохи. Неожиданно его веки дрогнули и жесткий взгляд вперился в глаза подполковнику. Тот не выдержал и отвернулся. Бармен зашел следом и стал вторым объектом внимания старого урки. Взгляд переместился на него, и рот авторитета скривила ухмылка:
   – А!.. И ты здесь… Паскуда! – Чувствовалось, что слова давались ему с трудом.
   – Где брюлики? – оставив его реплику без комментария, в свою очередь спросил банкир, подходя к раненому.
   – Хрен тебе, а не камушки!.. А ты… – Пан хотел что-то сказать Рыбникову, но зашелся кашлем. Откашлявшись, он без сил откинулся на подушку. Последние капли жизни уходили из его тела. Казалось, еще немного – и авторитет потеряет сознание. Но какое-то сверхупорство заставляло Пана все же держаться из последних сил. Он понимал, что надежд выйти из этой последней схватки живым нет никаких. Свой приговор он явственно читал в глазах двух мужчин, стоящих у постели.
   – Ты, сука, в тот раз меня не смог убрать. Теперь добить собрался! – Пан из последних сил рассмеялся, вновь почти в беспамятстве откидываясь на подушку. Семен Андреевич, услышав обвинение в свой адрес, невольно отпрянул назад, но, живо сообразив, что в таком состоянии Панкова бояться нечего, с наглой самоуверенностью заявил:
   – Да! Тогда я оплошал! Но сегодня я доделаю то, что уже начал раньше…
   Он выдернул из-под головы Пана подушку и два раза через нее выстрелил урке в грудь.
   – Ты что?! – попытался схватить его за руку Сергей, но было уже поздно. Тяжело дыша, подполковник сел прямо на пол.
   Рука с оружием обессиленно упала на палас. Покосившись на него, Бармен бросился к трупу и принялся копаться в его карманах. Ничего не обнаружив, он грязно выругался. Взгляд его шарил по комнате, пока не наткнулся на плащ Пана.
   Как голодный зверь, он кинулся к нему. За какие-то мгновения Бармен выпотрошил все из карманов покойного и с досады швырнул вещь на пол.
   – Девица могла забрать алмазы, – немного приходя в себя, Семен Андреевич с некоторой долей любопытства во взгляде наблюдал за действиями своего спутника.
   – Что?.. Черт! Как же я раньше об этом не подумал! – Бармен посмотрел на Рыбникова. – А если нет? Зря ты его укокошил так рано, – кивнул он в сторону трупа совсем еще недавно грозного Пана.
   – Ладно! Пока не поздно, давай убираться отсюда! Вдруг еще какие гости пожалуют! – Увы, слова подполковника стали пророческими. Как оказались в квартире четверо кавказских парней – никто, наверное, кроме них самих и Малышевой, ответить на этот вопрос не смог бы.
   Нервы у Рыбникова не выдержали, и он совершил ошибку. Видимо, дверь оказалась открытой не случайно, и опытный оперативник обязательно сделал бы должные выводы и, по крайней мере, принял бы меры предосторожности. Но только не в этот раз. В голове тогда сидела одна-единственная мысль: как первому добраться до Пана. Убить его, пока тот не убил его!
   И сейчас, когда в комнату ворвались небритые чернявые молодцы, Семен Андреевич обезумел от ужаса и вскинул пистолет навстречу первому ворвавшемуся в комнату парню. Но выстрелить он не успел. Две пули ударили ему в грудь, и он застыл рядом с кроватью, так и не успев подняться на ноги. Одна из пуль пробила ему сердце, и умер он почти мгновенно. Его спутнику повезло больше. Едва вооруженные кавказцы ворвались в квартиру, он поднял руки вверх, показывая, что без оружия. Но тут же получил ногой в живот. От удара Бармен согнулся пополам. Следом на его затылок легла рукоятка пистолета, и сознание его померкло…

   Лена проглотила последний кусочек пирожка и запила его колой. Борис заглянул в пакет и, обнаружив, что там ничего не осталось, тоже потянулся к своей бутылке и сделал продолжительный глоток. Они сидели в машине недалеко от железнодорожного вокзала. За пирожками сходил молодой человек. Они были едва теплыми, но Малышевой и Борису было наплевать на это обстоятельство. Лене казалось, что голоднее она не чувствовала себя никогда в жизни.
   – Ну, Леночка, теперь-то ты будешь жить спокойно? Со своими врагами ты разобралась, насколько я понял?
   Лена кивнула головой. Потом, так и не сказав ни слова, сделала продолжительный глоток шипящей жидкости и положила голову на руль, закрыв глаза.
   – Господи, как я устала! – пожаловалась Малышева своему парню. Тот погладил ее по спине и привлек к себе. Девушка покорно положила ему голову на плечо.
   – Поспи, – тихо шепнул он ей. Лена закрыла глаза, счастливо улыбаясь при этом…

   Бармен сидел и дико пялился на бородатого мужчину, говорившего страшные вещи. Он только что рассказал ему все, что было известно о гибели Гизо – старшего брата кавказца. Теперь грузин грозился вырезать ему сердце и отправить по кусочку всем, кто принимал участие в этом гнусном деле.
   Сергей Павлович клялся и божился, что сам он никакого участия в этом деле не принимал, но разошедшийся джигит, пылая жаждой мести, ничего не хотел слушать…
   Лена остановила машину около дома Петра Сазонова и, наказав Борису ждать ее возвращения, направилась к бывшему следователю с ранним визитом. А он оказался действительно чересчур ранним, поскольку Сазонов никак не мог проснуться, таращась на девушку. Лене пришлось его огорошить, сообщив, что ей известно, где находятся бриллианты. Сонливость Петра сдуло как ветром, и он предложил Малышевой продолжить разговор уже в квартире.
   – Что ты про камушки говорила? – спросил он, настороженно глядя на гостью.
   – Я знаю, где находятся камушки.
   – Откуда у тебя информация?
   – Не волнуйся, за достоверность сведений я отвечаю.
   – Ну и где же они?
   – Об этом я буду разговаривать только с твоим шефом.
   – Но Аркадий Львович…
   – Аркадий Львович такая же пешка, как и ты, – жестко перебила его девушка, – и разговаривать мне с ним не о чем. Я хочу поговорить с отцом его жены.
   – Ты говоришь ерунду! Откуда только у тебя такая информация?!
   – До свидания, – Лена поднялась со своего места и направилась к двери.
   – Подожди, – поморщившись, попытался остановить ее Петр, – предположим, я сумею устроить тебе беседу с отцом Светланы. Но зачем?
   – Это мое дело. В обмен я сообщаю ему, где находятся камушки.
   – Ты хочешь получить больше денег? Я понимаю, Бастерман пожадничал, когда обещал награду.
   – Деньги меня мало интересуют. Для меня гораздо важнее другое. Аркадий Львович в этом вопросе помочь мне не сможет. Его тесть – возможно. Так что давай договоримся, во сколько мне тебе позвонить.
   Сдавшись, хозяин квартиры почесал голову и предложил:
   – Позвони через час.
   Лена покинула квартиру Сазонова и быстренько спустилась вниз. Села в машину и завела двигатель. Борис спал мертвым сном на заднем сиденье, и беспокоить его не было никакой нужды. Она откатила авто в угол двора, туда, где машину не было видно из подъезда, в котором жил бывший следователь. Она вышла из машины и заняла наблюдательный пост. Лена прекрасно видела дверь, из которой только что вышла. Закурив сигарету, девушка принялась терпеливо ждать.
   Долго этим заниматься не пришлось, и вскоре Петр выскочил из подъезда и бросился к машине. Точно такие же «Жигули» шестой модели и тоже зеленые, как и у Малышевой. По всей видимости, Бастерман являл собой типичный пример любителя однообразия.
   Лена завела машину только тогда, когда Сазонов уже покинул двор. Лена специально решила выдержать большую дистанцию. Машину цвета канадской вечнозеленой газонной травы хорошо было заметно издалека. Лена решила не рисковать и, держась в изрядном отдалении, спокойно катилась за Петром, чуть сокращая расстояние на светофорах. Борис по-прежнему сопел в две дырочки сзади.
   Долго путешествовать не пришлось, и вскоре зеленый «жигуль» остановился рядом с тарасовским «серым домом». Хотя по сравнению с застойными годами страху перед этой известной всему миру конторой поубавилось, но и сейчас у ее обитателей еще вполне хватало и власти, и силы творить судьбы людские.
   «Так вот на кого ты пашешь, Петюня!» – Лена быстро набрала номер телефона, который ей записала Светка. Трубку долго никто не брал. Наконец Малышева услышала сонное «да».
   – Привет.
   – Ты чего это в такую рань?!
   – Скажи мне, Петр Сазонов имеет какое-то отношение к госбезопасности?
   – Черт! Ты только за этим меня разбудила?! Да, он работал у моего отца. А что случилось?
   – Пока ничего. До встречи.
   Лена отвалила со стоянки и покатила к Волге.
   Тут, наконец, Борис вернулся в сей мир из объятий Морфея, поднялся, покряхтывая и потягиваясь, и принял нормальное для салона машины сидячее положение.
   – У нас есть время нормально позавтракать, – предложила своему спутнику Малышева.
   – Ой! – принялся тот стонать наполовину в шутку, наполовину всерьез. – Я хочу принять ванну…
   – Могу предложить только более-менее приличный завтрак в одном из кафе в центре, что открываются пораньше, – улыбаясь, ответила Малышева.
   – Ну уж нет! Доверься мне, и мы сможем привести себя хоть в относительный порядок! – решительно заявил молодой человек. – Вон у того магазина останови, пожалуйста.
   Он вышел из машины и пошел за покупками. Вернулся он с пакетом, в который засунул все необходимое.
   – Ни к тебе, ни ко мне домой пока нельзя. Но уж коли судьбой суждено и нам вести кочевую жизнь, то давай хотя бы максимально использовать доступные пока нам достижения цивилизации. Я говорю про то, что уже восемь утра и мы можем снять на часок номер в бане и таким образом…
   – Прекрати тараторить, я уже все поняла, – закрывая ему рот ладошкой, весело рассмеялась девушка.
   Они отправились к нужному им заведению и за час действительно привели себя в относительный порядок. Во всяком случае, на физическое состояние посещение бани оказало явно положительное воздействие.
   Просушивая в предбаннике волосы, Лена набрала номер Петра Сазонова.
   – Слушаю, – трубку взяли почти сразу.
   – Это я.
   – Ты где?
   – Ты договорился о встрече? – ответила Лена вопросом на вопрос.
   – В девять около драмтеатра. Остановись, не доезжая квартал, на той же стороне. По ходу движения.
   – Хорошо. – Лена посмотрела на часы. Те показывали без пятнадцати девять. Нужно было спешить. Они покинули заведение, и «жигуленок» рванул с места.
   До театра было недалеко – Малышева зря волновалась. Лена остановилась раньше, чем она договорилась с Петром. Оставив машину перед Детским парком, она пешком пошла на встречу. Борису, собиравшемуся отправиться с ней, было приказано сидеть в машине и дожидаться ее возвращения.
   Лена достала футляр и взяла с собой один бриллиант, оставив остальные на хранение компьютерному гению.
   Она обогнула квартал и подошла к театру с противоположной от дороги стороны. Взглянула на часы – она немного опаздывала, но не сомневалась в том, что ее будут ждать.
   К ней неожиданно подошел высокий статный молодой человек и взял под руку.
   – Лена, пройдемте со мной.
   За следующим перекрестком их нагнала черная «Волга» – любимая машина советских аппаратчиков. Парень распахнул перед девушкой дверь и предложил ей сесть на заднее сиденье.
   Рядом с водителем сидел мужчина. Он не обернулся, только спросил через плечо:
   – Вы и есть Лена Малышева?
   Лена кивнула. Мужчина пожевал губами. Лена заметила, что он внимательно разглядывает ее через зеркало заднего вида. Кроме них, в машине никого не было. Лена молчала, ожидая от него продолжения разговора.
   – Ну и что же вы от меня хотели, Лена Малышева?
   Вместо ответа девушка протянула ему завернутый в клочок бумажки бриллиант.
   Пожилой мужчина развернул бумажку и долго смотрел на сокровище.
   – Насколько я понимаю, должны быть еще два? – налюбовавшись камнем, спросил старый чекист.
   – Вот об этом я и хотела с вами поговорить. Я знаю, где находятся эти два алмаза, и готова достать их для вас.
   – Что вы хотите взамен? – насторожился пожилой мужчина.
   Лена принялась рассказывать. Они проговорили с Вениамином Захаровичем почти час. Прощаясь, он сердечно улыбнулся девушке и пообещал:
   – Сдается мне, нас еще ждет долгое знакомство…
   «Дай бог, чтобы это было не так!» – внутренне перекрестилась Малышева и распрощалась с мужчиной…

   Вениамин Захарович сдержал свое обещание. Через двое суток Лена заехала к Петру. Он вернул ей ключи от квартиры Бориса.
   – Можете жить спокойно, молодые люди. Кстати, заскочи к Аркадию Львовичу. Тебя там приятный сюрприз ожидает.
   Бастерман вручил ей конверт со ста тысячами рублей, забрав сотовый и ключи от машины. Позже Малышева узнала, что деньги, хотя на них Лена уже и не претендовала, заставил заплатить девушке тесть ювелира.

   Лена вместе с Борисом сидели в кино. После описанных событий прошло уже больше недели. В милицию их не дергали, но к Малышевой приходил из городского уголовного розыска усатый майор, слегка смахивающий на донского казака.
   Расспрашивал он о делах в основном прошлых. О наркопритонах, в которых ей приходилось бывать с покойной Курдиковой. Затем завел речь о кавказцах и торговле оружием и наркотиками.
   Лена извлекла из памяти все, что могло пригодиться в работе усатому майору. Оказалось, что пропал известный директор банка – Одинцов Сергей Павлович. Лица кавказской национальности требовали за его свободу солидный выкуп. Лена заявила, что ничего сказать по этому поводу не может.
   Усатый помурыжил еще с полчаса девушку и удалился.
   Лена отвлеклась от мыслей о милиции и вновь взглянула на экран. Там раскрашенный черными разводами мужчина с повязкой на голове осторожно пробирался по тропической растительности. Неожиданно она вспомнила свое первое задание. Дело было в Северной Америке…
   Стояла отличная погода. Легкий прибрежный ветерок приносил с океана прохладу и свежесть. Большая желтая луна освещала ровным светом песчаный пляж. По черным океанским волнам бежали серебряно-лимонные блики.
   Виктор – старший их группы – сидел напротив девушки за столиком кафе при мотеле и смотрел куда-то через ее плечо.
   – Что-то не так? – обеспокоенно спросила Лена своего командира.
   – Да нет, все в порядке. Обрати внимание на мужчину позади себя.
   Лена моментально достала из сумочки зеркальце и повернула его так, чтобы видеть, что творится у нее за спиной. Делая вид, что поправляет прическу, она тихо спросила:
   – Который из двоих?
   – Тот, что в темном костюме. Сейчас тебя ему представят. Постарайся максимально расположить его к себе. Времени на его обработку у тебя – неделя. Ты должна у него выведать, когда и куда приходит его яхта «Монтана». Поняла?
   Виктор поднялся и, коротко кивнув кому-то, быстро вышел.
   Лена, тогда ослепительная блондинка а ля Мерилин Монро, улыбнулась толстеющему незнакомцу. Мужчина посмотрел на нее и улыбнулся в ответ. Он тут же о чем-то спросил своего товарища, кивнув при этом на Малышеву…
   Три дня она крутила любовь с Германом. Он сказал девушке, что основное свое состояние заработал, удачно покупая и продавая большие земельные угодья в Европе. Лене было на это абсолютно наплевать, но то, что кавалер обеспечен и не жмот, вносило приятный оттенок в работу. Они целыми днями валялись на пляже, а вечером отправлялись в соседний городок, где шлялись по местным кафе и ресторанам. Ночью Малышева изображала страстную любовь.
   Наконец, на третий день Герман днем собрался в городок один, без Лены. Она тут же воспользовалась случаем и, вызвав специалиста организации, попросила установить прослушивающее устройство в телефон, который находился в номере ее «возлюбленного».
   Вскоре ей удалось подслушать один разговор, который девушке показался очень важным. Герману сообщили, что посудина прибывает в субботу вечером. Стоянка – небольшой порт южнее по береговой линии. В восемнадцати километрах от отеля.
   Лена передала информацию связному и получила приказ на следующий день покинуть мотель. Дальнейшее должно было происходить без ее участия. Но случай все перевернул.
   Они ночевали на этот раз в разных номерах. Герман с вечера пожаловался на головную боль. Впрочем, Малышевой уже не нужно было пасти мужчину, поэтому она нисколько не расстроилась таким поворотом событий и, пожелав своему кавалеру приятных снов, удалилась в свои покои. Лена открыла окно и, вдохнув чудесный воздух побережья, отправилась в душ. Наплескавшись, девушка растянулась на огромной кровати, на которой могли бы улечься и четверо. Нажала кнопку пульта, и голубой экран ожил. Показывали парусную регату. Где-то неподалеку власти устроили соревнование в связи с проводимыми выборами местного мэра. Лену же занимала только красота гонки.
   Маленькие парусники недолго играли в догонялки. Вскоре оператор крупным планом показывал причалы с пришвартованными к ним судами покрупнее. И тут Лену словно ударило электрическим током. На одном из рейдов, пританцовывая на легких волнах, стояла «Монтана».
   Лена увеличила громкость и напряженно вслушалась: точно, название городка совсем не то, что она слышала в телефонном разговоре.
   Девушку буквально выбросило из постели. После того как она распрощалась с соседом, прошло не более получаса. Она набрала номер связного, но в трубке слышались лишь длинные гудки.
   Лена быстро собралась и хотела уже покинуть номер, как вдруг услышала, что открылась соседняя балконная дверь. Она приняла единственно правильное решение: погасила свет и, притаившись, принялась ждать, что последует дальше.
   Створка окна, отворенная девушкой перед тем, как улечься в постель, еще больше отошла в сторону. Невысокий мужчина бесшумно влез на подоконник.
   Еще через секунду он так же беззвучно спрыгнул в комнату. Кровать, на которой только что лежала девушка, находилась довольно далеко от окна. Он направился именно туда. Глядя на его силуэт, Лена отчетливо увидела в лунном свете, что правая рука незнакомца сжимает пистолет с глушителем.
   Малышева бросилась на противника. Тот не ожидал нападения и потому в первый момент даже растерялся. Но быстро пришел в себя и сам перешел в нападение. От первого удара он отлетел в угол и, балансируя руками, чтобы не упасть, выронил оружие. Но от второго удара ногой в живот ему удалось увернуться. И теперь уже девушке пришлось обороняться.
   Лена, разгоряченная схваткой, пропустила удар и чудом убереглась от второго. Она почувствовала, что ее левый глаз начал заплывать. Лена вновь набросилась на соперника.
   Стремительная атака принесла неплохой результат. Ей удалось нанести незнакомцу сильный удар в голову, но неожиданно он бросился к раскрытому окну и скрылся. Лена не стала преследовать беглеца. Она включила свет и нашла оружие.
   Девушка отправилась в ванную. Из большого овала зеркала на нее смотрела растрепанная блондинка со здоровенным бланшем под глазом и кровоточащей разбитой губой.
   Морщась, она попыталась привести себя в порядок и, когда ей это более-менее удалось, решила попробовать еще раз позвонить связному, поскольку дело принимало совсем неожиданный оборот. Но вновь услышала все те же длинные гудки.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация