А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Молодильные яблоки" (страница 26)

   – Это как, по-твоему? Пятьдесят на пятьдесят?
   – Нет, ну что ты! Мое дело маленькое – расхвалить тебя и получить за это полагающиеся проценты. Скажем, тебе восемьдесят, а мне двадцать пять, и никто ни на кого не в обиде!
   – В обиде останется математика!
   – Если ты будешь приплачивать мне пять процентов из своих восьмидесяти, то не останется!
   – Вон ты как считаешь… Умно!
   – Еще бы!
   – Я подумаю! Но идея с золотыми слитками – это перебор. Придется окружить замок неприступной стеной, чтобы воры не унесли. А как я тогда буду потчевать путешественников? Они ко мне пройти не сумеют, а пройдут, так обязательно решат тайком отколупать один кирпичик на долгую память. Да еще Кащей зайдет в гости – непременно прихватит львиную долю ради антинаучных экспериментов. С него станется, колдуна эдакого.
   – Кащей – колдун?
   – А что такого? Добрый Дедушка Мороз, по-вашему, кто? Колдун! Создает подарки и дарит их направо и налево!
   – Так это прлучается, Дед Мороз и Кащей – одно лицо?
   – Заметьте: вы сами так решили! – сказал Яга. – Но как вы думаете, для чего Кащей каждую весну похищает по принцессе? Чтобы жениться? А вот и нет – он вербует принцесс на роль Снегурочки, и она до самого Нового года помогает ему собирать подарки. У него во дворце чего только нет – на любой вкус! А в начале января он возвращает принцессу домой с кучей гостинцев в качестве награды за помощь. Вот так-то.
   – Эхма, кабы раньше-то знать! – вздохнула кукла. – Царевич, сидел бы ты дома и писал письмо Деду Морозу. Мол, так и так, требуется молодильное яблоко, а я за это целый год буду себя хорошо вести.
   – Староват я для таких писем, – возразил я.
   – В том-то и дело – есть повод попросить молодильное яблоко.
   – Юлька!
   – Да ладно, что я такого сказала?
   Маг отодвинул опустевшую тарелку и похлопал себя по животу. Мы прислушались: не гремит.
   – Вижу, ты уже наелся! – Яга сложила пустые тарелки стопочкой. – Возвращаю посуду в целости и сохранности. Мыть сам будешь или снова магию применишь?
   – А зачем их мыть? – Довольный Григорий развалился на ковре-самолете и подпер голову руками. – У природы взял, природе и отдам!
   Тарелки превратились в ком сырой глины и ушли под землю, оставив на поверхности жирный круг. Круг полыхнул синим огнем и полностью выгорел.
   – Вот и все дела! – пояснил маг. – К чему лишние траты сил, когда все делается так просто.
   – И вы каждый раз делаете новые тарелки из земли?
   – Именно! Маг-гончар знает, какой формы тарелки необходимо достать, маг-обжигальщик делает их прочными, маг-художник добавляет золотую каемочку или там цветочки-кустики, после чего тарелки идут на кухню. А после обеда все повторяется в обратном порядке. Краска возвращается к краске, тарелки размягчаются, превращаются в песок и глину, а потом возвращаются под землю. Ничего сложного.
   – Буржуи недобитые! – буркнула Яга. – Лишь бы руками ничего не делать!
   – Не то слово! – подтвердил довольный маг. – Но зато как приятно! И природа не страдает. А то заглянешь в иные царства и думаешь, что всё в них создано для свиней, дабы они себя комфортно чувствовали. Скажите мне, люди, за что вы так любите этих зверушек, что во всем берете с них пример? Я просто не понимаю!
   – Дело в том, мой дорогой маг Григорий, что свиньи – это замаскированные захватчики! – шепотом заговорила Юлька. – Они год за годом захватывают новые земли и переманивают слабых духом людей на свою сторону. Ежегодно, когда тает снег и обнажается накопившийся за зиму мусор, наступает праздник Великого Свина. Он проходит одновременно со всем известным шабашом. Пока женщины слетаются на Кудыкину гору, мужчины за время их отсутствия украшают дома в честь Свина беспорядком и грязью! С каждым годом поклонников Свина становится все больше и больше, и настанет день, когда свиньи выйдут на улицы и увидят по обилию мусора, что мир принадлежит им без остатка. И тогда они станут во главе людей и будут править Землей безраздельно, умножая горы мусора во славу себя!
   – Какую-какую гору? – переспросила Баба Яга, подозрительно покосившись на вдохновенно сочинявшую куклу.
   – На Кудыкину, – повторила кукла.
   – Это на Кракатау? – решил уточнить Григорий. – Там каждый год проводят соревнования по боевой магии. Когда-нибудь громыхнет так, что мало не покажется!
   – Не громыхнет! – уверенно сказала кукла. – Профессионалы свое дело знают.
   – На что спорим? – завелся маг. И я понял, что бедной горе осталось существовать считаные месяцы, до следующего праздника.
   – В детские игры не играю! – огорошила Григория кукла.
   – Боишься? – поддел ее маг. – Кто не рискует, тот не пьет шампанское!
   – Неправильно! – не согласилась кукла, – Надо так: кто не пьет – тот не рискует.
   – Ммм?!
   – Проехали. Не спорю, и все тут! А еще на провокации не поддаюсь, так что уговаривать меня бесполезно.
   – А чего так?
   – Все равно будет по-моему, как ты ни изгаляйся, чтобы я согласилась на твои условия.
   Яга стряхнула со скатерти крошки хлеба и посмотрела на жирные пятна, оставшиеся от сложенных у тарелок косточек. Маг облизнулся напоследок и встал, сопроводив подъем кряхтением.
   – Григорий, справишься с жирными пятнами, или придется использовать обыкновенное мыло? – спросила Яга.
   – Один хрен, пятна останутся! – зевнул маг. – Бери мыло, не прогадаешь.
   – Магия здесь бессильна?
   – Нет, но я слабо помню заклинания чистоты. Ошибусь на одну букву, и вместо пятен исчезнет скатерть. А жирные пятна сами по себе не имеют никакой ценности, и пользы от них…
   – Тоже мне, профессионал!
   – Не рычи! Свое дело я знаю от и до. А с вопросами о стирке обращайся к дворцовым прачкам, они по полочкам разложат, что делать с разными видами пятен. Опомниться не успеешь, как загрузят информацией на сто лет вперед, уйдешь оттуда с больной головой.
   – Ладно, мы тоже кое-что умеем! – Яга швырнула скатерть высоко вверх. – Горыныч, фас!
   Дракон дунул пламенем, и от скатерти не осталось даже пятен. Яга вытянула руку, и взлетавшая к небу зола поменяла курс и устремилась на ее ладонь. Маг скрестил руки на груди, скептически наблюдая за действиями хитрой старушки. Юлька молчала, я бросил быстрый взгляд на сумку, куда положил скатерть-самобранку. Яге известно, что у меня есть скатерть, но она понятия не имеет о том, что скатерка волшебная. Если бабка вздумает в следующий раз использовать ее, то при сожжении самобранки у нас появится немало шансов быть смытыми потоками озерной воды. И этот обед запомнят даже те, кто окажется далеко от места нашей стоянки.
   Яга собрала золу в ладонь, зажала в кулак и сильно в него дунула.
   Маг присвистнул: из кулака вылетел белый туман, принявший прямоугольные очертания и упавший чистой сложенной скатертью. Яга ловко подхватила ее у самой земли и развернула, показывая, что никаких пятен не осталось.
   – Браво! Браво! – Григорий похлопал в ладоши. – Весьма доволен представлением! Способ чистки необычен, сталкиваться с ним еще не приходилось. Но появился один вопрос, Яга. Из-за чего тогда разгорелся сыр-бор по поводу жирных пятен и мыла?
   – Должен же ты хоть что-то делать своими руками! – вставила веское слово Юлька.
   – Кукла, ты не только вредина, но и зануда! Я профессионал высшей категории. У меня мало времени, и, когда работаю, насыщаюсь, отправляя еду сразу в желудок.
   – Язву заработаешь, работяга!
   – Я предусмотрел все, не беспокойся. Так что предлагаю закончить разговор на этой оптимистичной ноте и заняться делом. Время не ждет, а город близко! Мне не терпится посмотреть, как там живут вечно омолаживающиеся люди. Сколько десятилетий от них ни слуху ни духу! Засекретились совсем.
   – Видать, урожаи яблок сокращаются, им самим не хватает, – предположил дракон.
   – Похоже на то, – согласился я.
   Возможно, Горыныч и не догадывался, но явно попал в десятку. На самом деле, какой толк в похищении, если за ним не стоит желание скрыть информацию о яблоках, количество которых с годами уменьшается? Ведь мы не знаем, что происходит с яблонями. То, что плоды омолаживают, еще не значит, что сами яблони не стареют. Яблоки мельчают, отмирают ветки, и скоро наступит момент, когда деревья просто-напросто срубят и пустят на дрова. Получатся ли при этом молодильные шашлыки, сказать сложно. Но то, что яблочному изобилию придет конец, – это точно.
   – Они могли бы прямо сказать, что наступили неурожайные годы.
   – Разве это тебя остановит? – спросил маг. Прямой вопрос, прямой ответ:
   – Нет. Я все равно отправился бы на их поиски.
   – Вот. Потому они и уничтожают записи. Даже нашу книгу подожгли, дубинушки! Не знали, что у нас есть магический восстановитель.
   – Слушайте, а почему вы не восстанавливаете утраченное по всему миру? Вас бы на руках носили!
   – Угу, на руках, в небольшом уютном гробике! – хихикнул Григорий. – Прямой наводкой на кладбище ради упокоения с миром. Нет, Иван, пока народ не поймет, что наша магия не является опасной, мы и шагу не ступим за пределы королевства. В данном случае жизнь дороже посмертных почестей, а я обычный обыватель, предпочитающий жить настоящим, а не будущим.
   Мы собрали вещи, расселись кто на ковре-самолете, кто в ступе, и взлетели. Дракон по-прежнему самостоятельно, считая, что Горынычам негоже летать на коврах-самолетах: засмеют.
   Сердце внезапно заколотилось. Подумалось, что я практически достиг цели, но до сих пор не имею четкого представления о том, что происходит. Предположения выстраиваются в логическую цепочку, но хорошо, если я думаю в правильном направлении.
   Непонятно одно: в честь чего такая агрессивность со стороны владельцев яблок? Есть какая-то нестыковка. Не пойму, в чем дело, червячок сомнения не дает покоя. Вроде бы понятно, что они решили добавить белых страниц в исторические записи и тем самым устроить головную боль будущим поколениям ученых и исследователей, но похищать и тем более пытаться убить вот так, у всех на виду, – явный перебор. Так их секретными делами заинтересуется даже самый ленивый. Устроили на меня покушение во дворце – и вместо одного молчаливого царевича получили заинтересовавшегося происходящим короля. То есть при его поддержке мои возможности, увеличились, а самим похитителям добавилось проблем. Получается, что они сами себе усложняют ситуацию. Им что, слишком скучно жить?
   Григорий сидел с задумчивым видом, изредка что-то черкая пером-самопиской в толстенькой книжке с обложкой из кожи. Сочинял заклинания, наверное, или рассчитывал, как пролететь к яблокам наикратчайшим путем. Мне было неважно, что именно он пишет. Главное – спасти друзей и дочь лорда Эрбуса. Вернуть их всех домой, отдать яблоко отцу и зажить в свое удовольствие. Точнее, передать его братьям, чтобы они отдали яблоко отцу и стали править страной. А мне в благодарность будут оказывать материальную поддержку в путешествиях, которые увлекли меня окончательно и бесповоротно.
   Дракон перестал выпускать огненные струи, не желая, чтобы в городе нас заметили, и мы надели теплую одежду. Если быть точнее, то мы в данном случае – это я. Маг произнес индивидуальное согревающее заклинание, Яга сделала то же самое, а кукле морозы не страшны, как и Горынычу. Я остался в подавляющем меньшинстве.
   – А мне заклинание вечной теплоты? – потребовал я.
   – Тебе нельзя, Иван, – объяснил Григорий. – На простых людях оно не срабатывает или работает с ошибками. Вместо теплоты наступит африканская полуденная жара, и через три часа тебя разве что останется похоронить. Ты ее не переживешь. Да и нам увлекаться не стоит.
   – Мы что, идем на штурм города? – испугался я. – Господа и дамы, вы хоть сообщайте о своих планах, я намеревался всего-навсего пролететь над ним и выяснить, что к чему.
   – На месте увидим! – ответил маг. – Штурмовать город не будем, ясен пень, но перестраховаться не помешает. Вдруг они там поголовно озверели от малого количества яблок? Прожить вечно молодым среди снегов – в этом мало приятного, а постареть там же – еще хуже.
   Мы приготовились к любым неожиданностям со стороны жителей города, но то, что увидели наяву, доказало, что горожане оказались хитрее. Пролетев над ним, мы не обнаружили ни одного огонька, ни одного столбика дыма из трубы, ничего такого, что говорило бы о том, что здесь живут люди.
   Город выглядел мертвым. Заброшенный, покинутый невесть когда и обреченный исчезнуть через несколько сотен лет. По улицам сквозь подмерзшую грязь пробивалась трава, и тоненькие деревца занимали пустующую территорию.
   – Ненавижу загадки! – ворчал Григорий, шагая впереди группы и выискивая остатки магических заклинаний в попытке понять, что здесь случилось. Мы шли чуть поодаль по его просьбе. – Здесь кто-то был, не больше месяца назад. Видите следы от копыт? Проскакали на лошадях, словно бежали от кого. Пять всадников.
   – Судя по всему, они были здесь не в первый раз, – предположил я. – Поскольку нигде не останавливались и скакали с приличной скоростью.
   – Похоже! – сказала Яга. – Если просто не решили проскакать галопом по Европам, испугавшись всеобщего запустения. С непривычки-то жуть берет.
   Я согласился с ее словами: мне тоже не доводилось видеть мертвые города. Скорбная участь принадлежащих к царскому роду состоит в том, что придворные повсюду перед нашим приездом наводят лоск. Будь в царстве сотня заброшенных городов, перед царским посещением их все равно отчистят от мусора, побелят, покрасят и сгонят крестьян со всей округи. И пока мы будем осматривать новенькие дома, все будут говорить, как здесь хорошо, уютно и так замечательно, что лучше не бывает. А после нашего отъезда крестьян немедля развезут по деревням, а города разберут на запчасти. Вот почему я мечтал стать путешественником: увидеть реальность анонимно, чтобы никто не суетился и не исправлял действительность до состояния недостоверной сказочности.
   И описать свои ощущения при виде обезлюдевшего города сложно: противоречивые они. С одной стороны, хорошо, что не нужно таиться от врагов, но как-то неуютно становится. Так не бывает, что город оставляют и больше в нем никто не живет. Свято место пусто не бывает. Люди восстанавливают жилища даже на пепелище, не желая уходить с обжитых мест, а здесь здания стоят целыми, только стекла разбиты. И ведь не было новостей о том, что местные жители дружно переехали в новый город, побольше площадью. Это глупо, кто-то должен остаться.
   – Мы перестали получать новости из этих мест с полсотни лет назад! – сказал Григорий. – Чуть меньше, чуть больше, сейчас не вспомню. Но последнее сообщение, что до нас дошло, было вполне мирным. И захватывать город никто не желал, никто из царей-королей и словом не обмолвился о военном походе на северное царство.
   – Проверим, куда ехали всадники? – предложил я.
   – А что нам еще остается? – пожал плечами маг. – Поскольку больше не за что ухватиться, пройдем по самому легкому пути. Надо узнать, какого лешего они тут носились?
   – Я могу проверить, куда ведут следы! – вызвался дракон. – Сверху смотреть легче, а на зоркость я не жалуюсь.
   – Горыныч, – сказала Яга, – ты лучше следи за дорогой, и если кто постарается на нас незаметно напасть, действуй по обстоятельствам!
   – Запросто! – отозвался дракон. – А сейчас можно для разминки разок огнеплюнуть?
   Юлька хихикнула: кто о чем, а огнедышащих драконов при любых обстоятельствах тянет показать, кто больше и быстрее спалит что-нибудь к чертям собачьим. Любимая драконья забава оборачивалась в засушливые годы громадными пожарищами, и целые леса выгорали дотла. Говорят, с тех пор, как драконы стали соседствовать с людьми, устраивать огненные соревнования стало труднее, и трехголовые ради этого улетали далеко на восток, в безлюдные края, где отводили душу, сжигая деревья тысячами.
   – Нет! – торопливо воскликнул маг. – Горыныч, окстись: вокруг деревянные постройки! Сгорят в два счета, убежать не успеем. Я стремился сюда не ради того, чтобы поджариться из-за чьих-то некультурных плевков. И кто тебя потом на путь истинный наставлять будет, как не Яга?
   – Я осторожно… – ответил дракон. – А у нее ступа есть. А позади вас ковер-самолет плетется. Чего ради пешком ходите?
   – Долго сидеть вредно для здоровья. А пламенем нечего разбрасываться без причины! Горыныч, лучше учись этикету, в жизни пригодится.
   – Зачем?
   – Иначе доплюешься до того, что однажды утром у входа в твою пещеру появится поборник справедливости: тощий рыцарь без страха и упрека, но с оружием в руках и праведным огнем в глазах. Он потребует выйти и биться с ним до самой смерти, потому что ты своим поведением оскорбил либо даму его сердца, либо господина его кошелька.
   – Какой еще рыцарь, ты что мелешь?!
   – Тихо! – приказал маг. – Идем по следам, всем быть начеку. Горыныч, увидишь врага – делай, что посчитаешь нужным, но пока потерпи и не хулигань!
   Дракон выдохнул огненной струей.
   – Идите! – буркнул он. – Я к себе, наверх! И взлетел над городом.
   Выстроившись в линию, мы пошли по следам всадников. Изредка след прерывался, но мы с легкостью находили его чуть дальше – собственно, всадники никуда не сворачивали.
   – Юлька, а ты чего молчишь? – прошептал я, ткнув указательным пальцем себя в грудь. – На тебя не похоже.
   – Я думаю! – тихо отозвалась кукла. – Всадники не могут здесь жить, значит, нам надо идти к воротам и искать следы там.
   – Мы так и собираемся сделать, только надо выяснить, что они здесь потеряли?
   – А тебе не кажется, что следы слишком отчетливы? Что, если нас заманят в ловушку и расправятся в два счета?
   – Посмотри на Горыныча, – предложил я, – и ты сама узнаешь ответ.
   – Насчет него я не опасаюсь. А кто спасет твою голову от меча противника, если дракон промахнется?
   – Сам справлюсь.
   – Ну-ну! – хмыкнула Юлька. – В смысле, удачи! Кстати, я тут между делом накатала один текстик на случай, если у тебя не все пойдет так, как ты задумал. И даже подписала на случай, если ты сам не успеешь этого сделать…
   – Чего-чего? – переспросил я. – Ты что, написала мое завещание?!
   – Я не специально! – обиделась кукла, как будто я уличил ее в грязных махинациях. – Это случайно так вышло, я не хотела… Но ты не переживай, я буду бережно хранить твое наследие. И даже не присвою твой титул! Достаточно самой малости: чтобы меня холили и лелеяли, а также уважали и прислушивались к каждому моему слову, не забывая выполнять приказы. Вот и все! И обещаю, что в своем завещании упомяну тебя добрым словом.
   – Если ты помянешь меня добрым словом при моей жизни, буду рад намного больше! – намекнул я. – Видишь ли, после смерти это уже не имеет должного эффекта.
   – Так не принято! – отказалась кукла. – Доброе слово при жизни – это грубая лесть, а оно же после смерти – это перечисление былых заслуг.
   – Тебя не переспоришь.
   – Конечно нет! А что, кто-то сомневался?
   Мы прошли по одной улочке, свернули на другую и вышли на большой проспект, видимо, являвшийся центральной частью города, ибо остальные улицы располагались полукругом. Вместо одной большой центральной площади здесь было две поменьше, что показалось мне весьма удачной задумкой: в одно время могут собраться две толпы, чтобы обсудить свои дела, не перебивая и не перекрикивая противников, собравшихся на противоположной площади.
   Мы дошагали до середины улицы, когда маг свернул с прямого пути и подошел к дому: судя по следам, всадники спешились и направились именно туда. Кони стояли у входа продолжительное время – натоптано прилично.
   – Зайдем? – спросил он. Возражений не последовало. – Значит, зайдем.
   Здание ничем не отличалось от большинства других, улица была застроена точно такими же, и шансы на то, что здесь находится нечто особенное, были невелики. Дракон на всякий случай облетел дом и заглянул в верхние окна. Из пасти вырывались крохотные язычки пламени: Горыныч был всегда готов испепелить противников в момент опасности. Я знал, что он не вообразит, будто в темном углу затаился враг, ведь у пресмыкающихся врожденное хладнокровие, а с фантазией они особо не дружат, целиком полагаясь на реальность.
   – Чисто! – объявил он. – В смысле, грязно, как в свинарнике, но источника замусоривания в доме нет.
   – Заумных слов где-то нахватался… – пробормотала Яга. – Григорий, твои штучки?
   – Делать мне больше нечего! – буркнул маг. – Сам выучил! Дурное дело нехитрое.
   – У меня такое чувство, будто я знаю, зачем всадники здесь остановились! – пробасила третья голова дракона. – Судите сами: на улице холодно, ветер, а в доме его нет, и с воспитанием у людей далеко не так хорошо, как они сами думают.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация