А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Молодильные яблоки" (страница 17)

   Глава 9
   ПРИЕМ У КОРОЛЯ АГАТА

   Король Агат сидел на роскошном троне, полностью сделанном из червонного золота и украшенном огромными бриллиантами. И сам он выглядел не менее эффектно: волевой взгляд, роскошные черные волосы, длинные усы. Голос спокойный, но твердый. Сразу видно: настоящий правитель.
   – Присаживайтесь! – предложил он, когда слуги принесли два кресла. Для Горыныча во дворце места не нашлось – он не проходил сквозь предназначенные для людей двери и потому расположился на широченном балконе тронного зала. Три головы просунулись в окна и смотрели на нас с усталостью в глазах: дракон утомился за день. – Я вас внимательно слушаю, дорогие гости. С чем пожаловали?
   Яга посмотрела на меня и удостоверилась, что я вежливо уступаю ей право первого слова (иначе я получил бы от нее по шее за неуважение к старшим – знаю такие взгляды, братья не раз меня ими одаривали).
   – Приветствуем тебя, король Агат! Мы пришли для того, чтобы обезопасить друг другу жизнь, – заявила Яга.
   – Разве мне что-то угрожает?
   – Мы.
   – А вам что угрожает?
   – Вы.
   – Забавно. И чем же мы друг другу угрожаем?
   – Дело в том, что летающих ковров с каждым годом становится все больше и больше, – сказала Баба Яга. – В любой деревне жители используют их вместо телег.
   – Телеги – это прошлый век! – пояснил король. – Крестьяне не должны страдать из-за того, что у городских жителей есть ковры, а у них нет.
   – Это заметно! Дороги приходят в запустение и зарастают травой. Скоро от них ничего не останется.
   – Дороги, как и телеги, – пережиток темной эпохи! Через пятнадцать – двадцать лет в моем королевстве о них будут вспоминать разве что в сказках.
   – А как же гости из дальних стран?
   – По лугам и полям доскачут! – усмехнулся король. – Им так даже удобнее, ведь после дождей дороги превращаются в скопище непролазной грязи. Но люди в силу привычки едут не по намокшей траве, а заставляют измученных лошадей волочить кареты по грязи. Это ли не издевательство над здравым смыслом и породистыми скакунами? А добровольно облепляться грязью с ног до головы – это явное свинство!
   – Вот, значит, почему вы с дорогами боретесь! – поняла Яга. – А я-то, грешным делом, подумала, что вы прячетесь от остального мира. Не боитесь, что через сто лет на ваше королевство нахлынут первопроходцы из царств, забывших о вашем существовании, и не объявят его своими новыми землями?
   – Мы их быстро убедим в обратном, это не проблема, – сказал король.
   – А гости?
   – Обойдусь и без них. Кому нужно сюда попасть, он и так доберется, как вы. А насчет праздношатающихся… Я смертельно устал от вида шастающих по царствам дармоедов еще двадцать лет назад, когда был моложе вашего друга. Но давайте отставим в сторону пустопорожние разговоры и вернемся к нашим проблемам. Так чем же мы представляем друг для друга опасность?
   Яга развернуто повторила то, что рассказала стражнику у ворот города, а дракон время от времени поочередно кивал головами, соглашаясь с предъявленными требованиями.
   – У меня все! – наконец сказала она. Король задумчиво потер подбородок.
   Дракон нетерпеливо переминался с лапы на лапу, и балкон под ним подозрительно поскрипывал. Король открыл рот, чтобы ответить, но в этот момент раздался громкий треск. В следующую секунду туловище дракона исчезло из виду, его головы выразили дикое изумление, после чего ускользнули вниз.
   От оглушающего грохота заходили ходуном стены и полопались цветные мозаичные стекла. Полы в тронном зале стали куда разноцветнее: осколки разлетелись до противоположной стены. На третью секунду после грохота мы увидели крылья дракона, а затем и его самого, взмывающего на уровень тронного зала.
   Корона съехала Агату на глаза. Он поправил ее, соскочил с трона, и мы дружно подбежали к выходу на балкон узнать, что так громыхнуло.
   На улице поднялся переполох, и жители сбегались со всего города посмотреть, что случилось. Над дворцом десятками собрались ковролетчики с луками в руках.
   Самого балкона больше не было.
   Площадь у дворца был полностью засыпана камнями, из которых совсем недавно балкон и состоял. Облако пыли сносило на запад, и оно уже покрывало кусты и деревья парка тонким слоем, превращая их в подобие каменных растений.
   Агат постучал тросточкой по неровному краю. Еще несколько камней и плиток сорвалось и улетело вниз.
   На значительном удалении от дворца собралась приличная толпа зевак.
   – Прошу прощения! – Дракон заискивающе улыбнулся тройной улыбкой. – Это я во всем виноват.
   – Непорядок! – коротко и спокойно прокомментировал произошедшее Агат, повернулся в сторону зала и прокричал: – Кто ремонтировал балкон?
   – Маг из царства десять-двенадцать! Он уже уехал, – отрапортовал министр, предугадывая следующий вопрос.
   – И правильно сделал! – согласился король. – На его месте я бы тоже дал деру, получив жалованье. Отдай распоряжение придворному магу, пусть аннулирует оплату ремонта.
   – Каким образом?
   – Скажем, превратив выплаченные золотые монеты в медные грошики, в количестве один к одному. Я не жадный, но старания этого мага большего не стоят.
   – Будет исполнено! – Министр пулей выскочил из зала, наступая на осколки и превращая их в стеклянную крошку. Король приветливо помахал рукой толпе, та откликнулась радостными приветствиями.
   – Кому стройматериалы?! – громогласно крикнул король, эхо подхватило его мощный голос. Толпа взревела в единодушном ответном крике «Мне!!!». – Разбирайте! Без оплаты, без налогов, но чтоб через два часа здесь не было ни единого камешка.
   Толпа ринулась на штурм развалин. Король посмотрел на нас:
   – На чем мы остановились?
   – На способах урегулирования общей проблемы.
   – Ага; вспомнил… Давайте так, – оживился Агат, – я приму вас на работу в должности старшего ковролетомастера высшей категории. Мне известно, что у вас, уважаемая Яга, немыслимое по человеческим меркам количество летных часов. Вы профессионал, каких в целом свете днем с огнем не сыскать!
   – Зачем мне эта должность?
   – А вот смотрите, сколько плюсов получите: право полета без задержек и остановок – и ни одна летающая собака не посмеет перегородить дорогу или гавкнуть вам вслед. Плюс возможность ограничивать полеты в заданной местности и определять разрешенные для полетов воздушные коридоры. А дракона Горыныча, его родственников и детей приставим к особо важным персонам в качестве охраны-сопровождения. Если летающие собаки все-таки гавкнут или встанут на пути, я разрешаю дракону спалить их ко всем собачьим чертям! Идет?
   – Я вижу, королям палец в рот не клади, за руку ухватитесь! – ухмыльнулась Яга.
   – Не всем! – пояснил Агат. – Я самый хитрый и ловкий из них, заявляю об этом с присущей мне скромностью. Я не тороплю с ответом: вижу, ваши сомнения сильны. Поймите, я вовсе не желаю превращать вас в своих смертельных врагов, и мы найдем решение проблемы. В любом случае до этих пор я никуда вас не отпущу. Вы мои гости и уедете отсюда довольными, а не озлобленными. Мы найдем решение, которое устроит всех.
   – Я подумаю! – сказал Яга. Король кивнул и обратился ко мне:
   – Мне доложили, что вы путешествуете.
   – Именно так. Я повидал много мест и теперь решил полюбоваться вашим королевством. О нем говорят столько невероятного, что не заглянуть сюда я просто не имел права. Хотелось бы лично посмотреть на местные достопримечательности.
   – Это запросто! – Король указал на бывший балкон. – Не успели вы прийти, как началось незабываемое!
   – Э-э-э… – опешил я.
   Он что, хочет сказать, что балкон сломался по моему хотению?
   – Я не обвиняю, Иван, не беспокойтесь! И что бы вам хотелось посмотреть?
   – Все, что есть! – воскликнул я. – Любая мелочь стоит пристального внимания, если она единственная в своем роде. А еще я мечтаю полетать на ваших знаменитых коврах-самолетах и посмотреть на землю с высоты облаков.
   – К сожалению, чужестранцам летать на коврах запрещено. Этот вопрос давно решен. – На лице короля появилось легкое сожаление. Вроде бы искреннее, но я не уверен.
   – Я не просто так возьму, а напрокат! – поспешил сказать я. Мне бы только взлететь, а расположение домов в городе я запомню в два счета – зрительная память у меня хорошая. И яблоневые сады, если они здесь есть, отыщу в два счета, я знаю, как они выглядят с высоты, успел насмотреться в детстве.
   – То есть? – не понял король.
   – Я плачу за две недели пользования ковром в качестве самолета, после завершения оплаченного времени возвращаю его обратно. Вы бы знали, насколько захватывающе смотрится земля с высоты!
   – Знаю, – ответил король. – Летал.
   Он сел на трон, раздумывая. И, кажется, я знаю, о чем: получить прибыль от обычной аренды – дело приятное, но может статься, что заплативший за неделю полетов человек тайком продаст ковер третьей стороне за еще большие деньги. А если хитрым окажется не один клиент, а подавляющее большинство, то королевство получит крохотную кучку вырученных денег, но полностью лишится ковров-самолетов.
   – Нет, я не могу пойти на аренду ковров! – отказался Агат. – Я не сомневаюсь в вашей порядочности, но все мы можем ошибаться друг в друге. И если вы не вернетесь…
   – У вас есть маг, – возразил я. Буду биться до последнего: король обещал, что я уеду счастливым, вот и пусть выкручивается. А мне на самом деле до смерти хочется вновь полетать на ковре. Со стороны это выглядит странно, но познавший радость полета человек никогда его не забудет. – В случае моего невозвращения он превратит ковер-самолет в обычный. Какой резон обманывать?
   – А если вы увлечетесь полетом настолько, что забудете о положенном времени? – уточнил король. – Вы погибнете, если будете лететь на ковре-самолете в момент его превращения в обычный. А если вы его продадите к тому времени посторонним, то погибнут они.
   – Вы зря считаете меня злодеем.
   – Дело не столько в вас, сколько в том, что я не делаю исключений.
   – Жаль! – признался я, грустно вздохнув. Вошел министр и прошептал на ухо королю несколько слов. Тот благодушно кивнул и объявил:
   – Приглашаю вас на обед, а с проблемами разберемся позже, на сытый желудок.
   Он вытянул руку в сторону выхода и возглавил шествие, предложив свои услуги в качестве гида.
   В тронном зале уже появились маги-строители, намеревающиеся восстановить рухнувший балкон. Наше присутствие никакой пользы им не сулило, и, не будь приглашения на обед, нас попросили бы погулять в парке на время реставрационных работ.
   Магические кувалды сами собой застучали по оставшемуся от балкона краю, и слабо державшиеся камни полетели на очищенную к тому времени площадь: народ расхватал камни и битую плитку в два счета. Нетронутыми остались белые перила – их невозможно было забрать, они так и лежали монолитной дугой. Заезжий маг хоть что-то сделал на совесть.
   Прежде чем уйти, я увидел, как старший маг достал из коробочки ромашку-семицветик, вытянул ее перед собой и с выражением прочитал:
   – Лети, лети, лепесток, через запад на восток…
   – Что он делает? – удивился я.—Жертвоприношение богу ветра?
   Король от хохота согнулся пополам и чуть не упал. Я почувствовал себя полным идиотом, но извиняться за якобы глупый вопрос не стал. Вот не знаю я, что делает маг, у нас ничем подобным сроду не занимались. Что теперь – повеситься из-за этого?
   – Не смешно! – буркнул я обиженно.
   – Смешно! – кое-как выговорил король.
   – Не смешно, – повторил я и поглядел на Ягу, – А вам?
   – Мне тоже.
   – Два – один в нашу пользу! – объявил я.
   – А кто вам сказал, что в королевстве демократия? – веселился король. – Пока я правлю, это будет смешно! А вот если кто из вас станет правителем – тогда будет несмешно!
   Прозвучало довольно-таки двусмысленно.
   – Верно подметил! – хихикнула Яга. – Если я стану королевой, то смешно точно не будет.
   – Королева Яга – это звучит гордо! – ответил король. – Но поставить дворец на курьи ножки вам не удастся.
   – Почему?
   – Тяжело удержать эдакую махину на двух ногах. Строить крепкие ножки – дворец куполами заденет за облака. Первая же гроза – и молнии будут метаться по коридорам. Придворные сбегут.
   – Это мелочи! – сказала Яга. – Построю дворец-сороконожку, никаких проблем не будет!
   Король представил передвигающийся на крохотных лапках дворец, и его снова затрясло от смеха.
   – Определенно, Яга, – заметил Агат, – с вами не соскучишься! Мой шут после ваших речей сбежит от горя в дальний скит – ему до ваших шуточек как полу до потолка.
   – Проживет с мое – научится!
   – Не выйдет: он столько не проживет.
   – Скажите, Ваше Величество, – обратился я к хихикающему королю. Пока он в хорошем расположении духа, надо брать быка за рога. – У вас есть библиотека?
   – Странный вопрос, – удивился король, – конечно есть! О чем желаете почитать на досуге?
   – О чудесах света и разных местах, на которые стоит посмотреть. Именно для этого я хотел одолжить ковер-самолет.
   Король хитро прищурился и воскликнул:
   – Так бы сразу и сказали, что не желаете потратить на переезды от одного чуда света к другому целую жизнь.
   – Значит, вы разрешаете взять ковер-самолет?
   – Этого я не говорил. Я дам книги. Скорее всего, их принесут сегодня вечером или завтра днем – как только отыщут. А пока прошу: дворцовая обеденная! Входите и оставьте у порога… нет, не обувь… проблемы и заботы, чтобы пообедать в мире и согласии. После обеда, если пожелаете, заберете их обратно.
   Обед плавно перешел в ужин – по времени как раз. Готовили здесь прямо-таки по-королевски. Юлька в такие минуты завидовала мне, потому что куклы не едят. Ей приходится наслаждаться исключительно видом блюд и при этом развивать язвительность.
   Скажу честно, рука не поднималась отрезать кусочек от молочного поросенка – настолько аппетитно он выглядел. Дворцовые повара оказались наивысшей квалификации (нашему повару не хватает трех поколений в династии, чтобы соответствовать уровню), и местная еда привела меня в неописуемый восторг. Возможно, еще добавилось и то, что я дико проголодался, а еда, которую приходилось есть в дороге, не была особо вкусной.
   Дракону вынесли громадный котел с жареными курицами, и Горыныч, рыкнув насчет здоровья и долголетия славного короля Агата, а также насчет мастерства поваров и аппетитного запаха еды, погрузил две головы в котел. Третья голова уставилась на соседок с немым укором.
   – А ты чего не ешь? – пробубнила средняя голова, дожевав и проглотив порцию.
   – Я на диете! – буркнула в ответ правая голова.
   – Ты оскорбляешь поваров, игнорируя их еду!
   – Правда? – буркнула третья голова. – Тогда подайте мне морковку, погрызу за компанию.
   Повара и слуги уставились на дракона в явном замешательстве. Правая голова языком слизнула несколько морковок из поднесенного тазика и захрустела, с недовольством посматривая на небо: грозовая туча закрыла его ровно наполовину. Чуть дальше – безоблачная синева, а прямо над головой висят плотные черные тучи, и раскаты грома раздаются все ближе и громче.
   Драконы не любят грозу: молнии часто бьют по летунам, и радости это им не доставляет. От электроудара во время полета многие не могли оправиться и разбивались.
   – Слышь, морковчанин, а ведь мы и твою порцию съедим! – Средняя голова плотоядно облизнулась.
   – Обжоры! – прочавкала правая голова. – Ничего вы не понимаете в здоровой пище!
   – Это ты зря – птички аппетитные.
   – Не дразнитесь…
   – Простите, господин дракон! – Из толпы слуг выступил повар. Пославшие его коллеги столпились позади, явно чувствуя себя не в своей тарелке. Горыныч зажевал трех куриц разом и причмокнул от удовольствия.
   – Добавки? – не дожидаясь вопроса, спросил он. – Конечно хочу! Несите, не раздумывая. Мням-мням!
   Поваров как ветром сдуло. Три минуты спустя второй котел стоял рядышком с опустевшим первым. Дракон облизнулся, улыбаясь от кулинарного счастья лучезарно-огненной улыбкой.
   – Простите, господин дракон… – повторно обратился к Горынычу все тот же повар.
   – Угу, так и быть, прощаю! – отозвался тот. – Выглядит аппетитно, я ничего вкуснее не ел с самого детства! Кстати, лично тебя мне незачем прощать – ты ничего плохого не сделал.
   – Я не об этом, господин дракон…
   – А о чем? – Головы оторвались от еды. Большие карие глаза гипнотически уставились на оробевшего повара.
   – Вот вы поспорили между собой о еде, – запинаясь, выговорил он. – Одна голова села на диету, а две – нет.
   – Правильно говоришь! – подтвердил дракон. – Именно так и есть. И?..
   – Но разве у вас три желудка?
   – Нет, один. Зато есть три широких морды, которые его заполняют.
   – Но как третья голова похудеет, если первые две едят за троих?
   Дракон переглянулся.
   – А никак! – пояснила средняя голова. – Она лодырь, ей жевать лень. Боится, что куриные косточки застрянут между зубами. Не слушайте вы ее, она наврет с три короба и глазом не моргнет! Лучше еще тазик с морковкой подкиньте, эту порцию она уже схрум-кала!
   После ужина началось веселье: по случаю восстановления балкона король объявил танцевальный марафон, и придворные веселились до полного изнеможения. А что делать: приказ короля должен быть выполнен.
   Усталые стражники переносили выдохшихся придворных на носилках в дворцовые спальни, и доносившиеся оттуда храп и сопение создавали масштабную сонную симфонию. Под эти непривычно многоголосые звуки я и заснул.
   Ранним утром я проснулся под пронзительный звук горна. Одинокий горнист, похоже, всю ночь не смыкал глаз из-за храпа придворных, и ему было до чертиков обидно, что остальные сладко спят и видят захватывающие сны. Вот и будит, кого может.
   – Лучше бы он из пушки в коридоре пальнул, – мечтательно сказала Юлька, – эффект был куда масштабнее!
   Слава богу, ее соседи не слышат, а то надавали бы тумаков за антиобщественные идеи.
   Я широко зевнул и открыл глаза. Хм… Надо же, и не заметил ночью, что мраморными плитами здесь обложены не только полы, но и потолки. Смотрится грандиозно, но вспоминается их приличный вес, и представляются красочные последствия их падения на безмятежно храпящих людей. Храпуны – а куда деться после такого хука? – тут же замолчат, и остальным будет радость, но мне все же не хотелось оказаться в числе тех, на кого средь ночи спикирует приличных размеров плита. Ее же потом в качестве надгробия и поставят…
   Сон как ветром сдуло.
   Я вскочил, и одновременно с этим к одинокому горнисту присоединился целый оркестр. Стало ясно, что здесь принято вставать ранним утром под звуки музыки. И если игра горниста осталась практически незамеченной, то хор-громовержец разбудил бы даже мертвого.
   Я подошел к окну посмотреть, что там происходит.
   На площадь выбегали стражники. Огромная толпа, человек триста-четыреста, выстраивалась в колонны на приличном расстоянии друг от друга.
   Перед собравшимися встал пожилой человек с рупором в правой руке. В левой он держал длинную полосатую палочку. Мое полусонное воображение категорически отказывалось дать внятное объяснение происходящему, и я, махнув рукой на это дело, терпеливо ждал, что произойдет в реальности.
   Человек прокричал в рупор что-то вроде «гав-гав-гав!!!», медленно поднял палочку и резко ее опустил. Толпа зашагала на месте, палочка задвигалась влево-вправо в такт маршировке.
   – Гав-гав-гав! Гав! Гав! – надрывался дирижер, и стражники дружно вытянули руки перед собой.
   «Зарядку делают!» – запоздало догадался я. У нас в городе стражники если и делали зарядку, то дома, не привлекая к себе повышенного внимания. Здесь культ здорового образа жизни значил намного больше, чем у нас, или король приказывал стражникам заниматься спортом публично, чтобы горожане видели их силу и ловкость и не сомневались в том, что их охраняют здоровые и сильные люди. Внушает уважение!
   В комнату вошла дородная уборщица в рабочем халате с деревянным ведром в одной руке и шваброй с влажной тряпкой – в другой.
   – С добрым утром, Ваше Высочество! – поприветствовала она. – Вы уже проснулись или просто встали из-за музыки?
   Умная уборщица. Понимает, что к чему, и задает вопросы не в бровь, а в глаз. Не в первый раз видит таких, как я, полусонных из-за раннего пробуждения. Правильно говорит: мало просто встать, надо еще проснуться, иначе весь день неуклонно будет клонить в сон и день пройдет даром.
   – Проснулся! – ответил я, широко зевая. – Кажется.
   – Его Величество король Агат просит вас пройти в тронный зал. А я пока что здесь полы помою.
   Тихо поражаясь местным порядкам, я вошел в тронный зал, где уже сидели король, Баба Яга, а сквозь три открытых окна торчали головы дракона. Восстановленный балкон за ночь не рухнул, но никакие заверения магов в том, что он выдержит вес трех взрослых драконов, на Горыныча не действовали. Он висел над узорчатым полом балкона, плавно взмахивая широкими крыльями, и не намеревался опускаться, помня о вчерашней неприятности. Сам балкон дракону был глубоко безразличен, но не хотелось вторично пережить момент, когда твердая опора неожиданно уходит из-под ног.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация