А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Молодильные яблоки" (страница 11)

   – Не пойдет.
   – Жаль. Я в чем-то ошибся?
   – Именно ошибся, юный царевич! – сказал Либрослав. – Сменщик сидел в кресле, когда я вошел. Спокойно встал и ушел, а когда я проверил библиотеку и сел передохнуть, зашли похитители, передали листок и рассказали о секрете старого кресла.
   – Да? – удивился я. – Сколько времени вы отсутствовали?
   – Минут двадцать, не больше.
   – Маловато…
   Любители физически не успеют установить ловушку за названное время, а профессионалы не станут: им торопливость ни к чему, они делают качественно, и скорость в этом деле не помощник.
   – Сидите смирно! – попросил я. Библиотекарь вздохнул:
   – Разве я буяню?
   – Пока нет. – Я обошел кресло и встал с другой стороны. – Вам книжку дать почитать, пока есть свободное время?
   – Спасибо, но как-то не хочется, – пожаловался библиотекарь. – Иначе увлекусь, забуду, что сижу в капкане, и встану.
   Я присел перед устройством. Сломать или снять стрелы невозможно: создатель ловушки предусмотрел такой ход. Стоит мне взяться за одну стрелу, в действие придут другие. Библиотекарю безразлично, сколько стрел его проткнут: пять или четыре. Исход будет тем же, и старика он не сделает счастливым. Хотя…
   – Скажите, господин Либрослав, вы верите в Бога? Он чуть не поперхнулся.
   – Царевич, разве можно так пугать!
   – Не бойтесь, я только хотел узнать ваши взгляды на загробный мир.
   – Знаю я ваши разговоры! Сначала поспорить на эту тему, а потом намекнуть, что мне-то хорошо, я скоро там буду и увижу правду своими глазами.
   – А вы туда не торопитесь? – спросил я.
   – Мне и здесь хорошо, в библиотеке!
   – Это радует, но, боюсь, вам придется провести в этом славном кресле основную часть золотых лет.
   Библиотекарь отреагировал бурно:
   – Еще чего?! Царевич, делай что хочешь, но я не желаю проводить свои золотые годы как какой-нибудь старичок моих лет! – воскликнул он – Я слишком молод для постоянного отдыха в кресле-качалке. Царевич, я тебя прошу: освободи меня! Я вижу, ты торопишься спасти своих друзей, но, черт побери, я тоже нуждаюсь в твоей помощи!
   В его голосе проскользнули панические нотки.
   – Успокойтесь, Либрослав! Пока не разберу эту штуку, никуда не уйду. Мне бы только понять, что здесь к чему.
   Пружины соединены пластинками, на каждой из которых относительно слабый фиксатор. Срабатывает одна пружина, пластинку утягивает вверх, фиксаторы ломаются, стрелы пробивают кресло, и сидящий в нем человек прямым ходом отправляется к реке Стикс. Я увидел тонкий изогнутый стержень и заглянул под прогнувшееся сиденье. К нему прижималась широкая пластинка. Стержень, прикрепленный к ней одним концом, вторым уходил в хитросплетение ремешков и пружинок.
   Так и есть: кресло продавилось под весом библиотекаря, тонкий стержень сдвинулся с места и привел хитроумную систему в состояние боевой готовности: вытолкнул основной фиксатор с помощью, специальной пружинки. Фиксатор можно отыскать, но обратно его не поставить: помешают многочисленные ремешки. На какой из них случайно ни надавить – механизм придет в движение, и старичок скажет последнее и не особо приятное слово в мой адрес. А стоит Либрославу приподняться, как стержень приподнимется вместе с ним, и вспомогательные фиксаторы выпустят стрелы в полет.
   Я схватил стержень, намереваясь его удержать, пока библиотекарь встанет и удалится на безопасное расстояние. Но оказалось, что стержень смазан жиром и запросто выскочит из напряженных пальцев. А попытка очистить его опять-таки может привести к тому, что механизм сработает.
   – Отличная идея, просто отличная! – похвалил я. – Коварно, хитро и изощренно. Если бы энергию придумавшего ловушку механика использовать в мирных целях – мы давно бы жили припеваючи.
   Библиотекарь нелестно высказался о создателях ловушки аж на пяти языках, чем несказанно меня удивил. Оказывается, культурные люди тоже ругаются, но предпочитают использовать иностранные языки, чтобы менее образованные не поняли ни одного слова и подумали бы о мудрых пословицах на латыни. Я выхватил меч. Либрослав побледнел.
   – Это не про тебя, царевич!
   – Догадываюсь, – кивнул я. – У меня появилась одна идея…
   – Отрубить мне голову, чтобы не мучиться?
   – Не настолько идея… – опешил я. – А вы не против?
   – Еще как против! Но идеей поделись! – потребовал библиотекарь, – Как-никак, мне участвовать в ее осуществлении.
   – Не переживайте, хуже не будет! – обнадежил я.
   Но Либрослав в ответ беспокойно заерзал в кресле и чуть было самостоятельно не отправился в последний путь.
   – Что значит «хуже не будет»? – тревожным голосом спросил он.
   – А как вы сами думаете? – спросил я. – Не ерзайте, Либрослав, я вас умоляю!
   Я просунул меч между стержнем и креслом. Все очень просто: я подержу стрежень в прежнем положении, и за это время библиотекарь встанет и отскочит в сторону.
   Остается одно «но»: я не знаю, с какой силой пружина давит на сиденье. Малейшая ошибка с моей стороны, и…
   Кстати, библиотекарь давно не бегает с большой скоростью, а стрелы расположены под таким углом, что наилучшим способом увернуться от них является резкое падение на пол.
   – Либрослав, вы падать умеете?
   – А как же! – с гордостью сказал он. – За семьдесят лет еще и не тому научишься!
   – Великолепно! – обрадовался я. – Сейчас вы мне и покажете, чему научились за семь десятилетий. Вам надо представить, что вокруг вода, и нырнуть рыбкой.
   – Хочешь, чтобы я разбил голову о дно… то есть о пол? Царевич, хоть соломки подстели, что ли?
   – Почему бы и нет? – согласился я: кто сказал, что нельзя падать с удобствами?
   Библиотекарь указал на шкаф, в котором оказались два пледа. Один был сложен абы как, зато второй выглядел так, точно его привезли с выставки достижений феодального хозяйства. Либрослав не стал валить вину за бесхозяйственность на сменщика и объяснил, что они пользуются одним пледом, экономя второй для будущих поколений работников библиотеки.
   – Какой у вас рост, Либрослав?
   – Не интересовался как-то… – смутился библиотекарь.
   Я задумался: он примерно на полголовы ниже меня, выходит, что его рост где-то под метр семьдесят. Когда он прыгнет, то падать придется основательно и с размахом. Если стрелы не успеют вылететь, то его нос столкнется с полом примерно вот здесь. И положить пледы стоит именно сюда, чтобы смягчить удар.
   – Вы готовы? – Я зафиксировал кресло, подложив под ножки упоры, и осторожно просунул меч между стержнем и креслом. Не знаю, с какой силой давит стержень, но перестраховка не помешает.
   – Что, уже?!
   – Нет, чуть позже, по вашей команде.
   – По моей? – переспросил он. – Почему не по твоей? Ты командуешь!
   – Потому что вам лучше знать, когда вскакивать и падать. Но предупреждаю: вздумаете упасть медленно – стрелы ускорят ваше падение, но подняться после этого вы не сможете никогда. А если упадете быстро, то максимум из возможных неприятностей – сломанный нос.
   – А давай позовем душеприказчика! – запоздало испугался Либрослав.
   – У меня времени нет! – напомнил я. Либрослав вздохнул и произнес:
   – Тогда я готов! Раз… два… Долгая пауза.
   «Не умер бы только…» – пронеслась паническая мысль. И проверить нельзя, как он там: отпущу меч, а мгновением позже прозвучит финальное «три!», старичок вскочит, и «три» станет финальным в буквальном смысле слова. Для него.
   Или он от волнения забыл, что…
   – После двойки идет тройка! – напомнил я полушепотом. Либрослав закашлялся, и стало ясно, что он действительно старается пересилить себя и вскочить с кресла.
   Вроде бы старый человек, и чего бояться в таком возрасте?
   – Я помню! – тем же тоном ответил он. – Но я…
   – Так «три» или нет?
   – Два с половиной. Честно.
   – Вы знаете, я ненавижу того, кто придумал дроби! – предупредил я.
   – Сожалею, но он не ответит взаимностью, потому как давно умер.
   – Это не так страшно, как кажется! – Я начал выходить из себя. Дорога каждая секунда, и если библиотекарь считает, что миссия по его спасению должна пройти с философским уклоном, то сильно ошибается. – Намного страшнее другое: если мы не справимся с ловушкой, то еще до обеда вы передадите этому математику мои претензии!
   – Три! – сдался библиотекарь. Вскочил и рухнул на плед.
   Я удержал стержень на прежнем уровне.
   – Ух, пронесло! – выдохнул Либрослав и шустро отполз в сторону, не забыв подхватить плед. Я отпустил меч, и стержень, соединенный с мощной пружиной, надавил на сиденье. Проволочки соскочили, фиксаторы освободили пружины, и стрелы, пронзив кресло, вонзились в стену.
   – Теперь беги спасать друзей, дальше я сам справлюсь. – Либрослав открыл нижний ящик шкафа и выхватил приличных размеров кувалду. – Мне есть о чем поговорить с любимым креслом…
   Я выскочил из кабинета, не решившись уточнить, для чего здесь нужна кувалда. Библиотекарь выместит на бедном антиквариате накопившуюся ярость, а находиться в пределах досягаемости тяжелого инструмента никак не улыбалось: руки у Либрослава не настолько крепкие, чтобы удержать кувалду при хорошем размахе. Скорее он запустит ее в дальний полет, чем сумеет сокрушить кресло. А на траектории дальнего полета случайно могу оказаться я. Так что ходу отсюда!
   Прямо у входа в кабинет что-то лежало, и я судорожно подпрыгнул, испугавшись, что это еще один капкан, а меня сейчас постигнет кара за спасение библиотекаря.
   Подпрыгнув так, что мне позавидовали бы чемпионы мира по прыжкам, я удачно приземлился на свободный от посторонних предметов пол и услышал похвальное:
   – Внушает!
   И голос такой знакомый-знакомый.
   – Юлька! – обрадовался я. – Ты жива!
   – Ты чего, рехнулся, царевич?! – вытаращилась Юлька. – Я же кукла!
   Из кабинета библиотекаря вылетел бесформенный ком: то, во что превратилась ловушка после многоразового столкновения с кувалдой. Библиотекарь оказался сильнее, чем я предполагал.
   – Что это с ним? – Кукла сделала шаг в сторону кабинета.
   – Не ходи, он кресло чинит! – Я подхватил Юльку и выбежал из библиотеки: пора нанести визит главе городской стражи.
   Два часа я потратил на то, чтобы поставить городскую стражу на уши в полном составе. Не скажу, что получилось так, как я планировал. Мне сообщили немало интересного касательно уехавшей из города кареты, но…
   Стражники с северных стен видели ее умчавшейся в сторону севера. Стражники с восточных стен с пеной у рта доказывали, что карета на бешеной скорости укатила на восток. Их перебивали стражники с южной и западной стен, категорически несогласные с мнением выступивших ранее коллег. По их мнению, карета уехала соответственно на юг и на запад.
   Начальник стражи обобщил высказанные данные, но результат получился слишком расплывчатым, чтобы предпринимать что-то конкретное.
   – Без магии не обошлось! – подвел он неутешительный итог.
   По крайней мере, стражники у ворот сообщили, что Мартин и Анюта живы и здоровы, только молчали во время выездного досмотра.
   – Уважаемый царевич, вы отдохните в гостинице, а я разузнаю насчет этих личностей и предоставлю вам необходимые материалы ближе к вечеру.
   – Хорошо! – сказал я, вставая: здесь больше нечего делать. Поиском займутся профессионалы, и если кто сумеет узнать что-то полезное, то этими людьми окажутся именно они. Мне остается ждать и надеяться на благополучное завершение расследования. Пусть только назовут имена тех, кто похитил Мартина и Анюту, и я живьем спущу со злодеев шкуру. Это похищение окажется для них последним.
   Юлька, которую я взял с собой, рассказала, что похитители подошли к ним, заговорили о том о сем, а потом поведали, что они фокусники и могут ради знакомства показать любопытный номер, которому обучились в дальних странах. Анюта согласилась сразу, Мартин сдался под ее напором чуть позже.
   Похитители попросили их расслабиться и внимательно следить за качающимся шариком на ниточке, и тогда, как было обещано, Мартин и Анюта переживут немало незабываемых минут.
   – У них через минуту глаза остекленели. Они словно лунатиками стали. Ты не поверишь, царевич, но незнакомцы спросили: не ищем ли мы молодильные яблоки!
   – Не может быть?!
   – Еще как может! Мартин и Анюта согласно кивнули, и незнакомцы приказали им идти следом. Они послушно встали и ушли. А про меня забыли, – закончила Юлька короткое повествование. – Или оставили нарочно, чтобы я разыскала тебя и рассказала о произошедшем.
   – Ты запомнила лица незнакомцев? – Я буквально кипел от ярости. – Не знаю, что им понадобилось, но я этого так просто не оставлю!
   – Узнаю их даже ночью в полной темноте! – воскликнула Юлька. Ее глаза сверкнули появившимися на миг блестками. – Держи меня при себе, царевич, и если злодеи покажутся на горизонте, я дам тебе знать, будь уверен!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация